Труды IX Пироговского съезда. Доклад "Врачи-гомеопаты" и обсуждение его

Труды IX Пироговского съезда, СПб, 1905, с. 270–276

Заслушан доклад А. А. Ценовского (Одесса): "Врачи-гомеопаты".

Знание и вера — старые и вечные антагонисты. Когда человек ничего не знал, он во все верил. Верил в черта, ведьм, домовых и думал, что гром делает пророк Илия. Везде он видел чудесное и сверхъестественное. И всего боялся. Всюду чудилась ему грозная живая сила, перед которой он унижался и раболепствовал.

И когда пришло знание, началась борьба. Борьба эта не окончена. Она продолжается ожесточенно и до наших дней.

Есть области почти полного торжества знания. Но есть и такие сферы, где знание еще слишком далеко от идеала и где у этого знания нет поэтому пока еще ни сил, ни оружия для полной победы. И может быть, потому что знание приобреталось очень медленно, веками и тысячелетиями, вера и неразрывно связанные с ней суеверие и невежество успели слишком сродниться с натурой человека, в особенности малокультурного, успели войти в его плоть и кровь.

Наша медицина как наука сравнительно молодая еще далека от совершенства и законченности. Врачебные конгрессы, конференции совещания и съезды, на одном из которых мы и сейчас присутствуем, лучше тому доказательство. Быстрыми и смелыми шагами мы идем вперед, но путь труден, и конец его еще очень далек. И при таких условиях нет ничего мудреного в том, что рядом со знанием, рядом с медициной-наукой живет и медицина-вера. Живет знахарство, живут нашептывания, заговор, "симпатические" средства и т. д.

Мне всегда странно и непонятно, когда, как это было, например, на последней брюссельской "антисифилитической" конференции, говорят о строгих мерах по отношению к знахарству — запрещениях, тюрьмах и наказаниях. Ведь это же простой закон спроса и предложения. Уничтожьте спрос, и предложение падет само собой. А уничтожить спрос — значит, дать идеальную научную врачебную помощь во всех случаях, когда в ней нуждаются, и кроме того, поднять вообще интеллектуальный и культурный уровень человека. Пока этого нет, суеверие больного человечества будет существовать, и знахарство как и всякая другая эксплуатация неведения и невежества будет процветать. Это просто своего рода налог на невежество.

В Одессе, где я живу, есть один знахарь, который лечит каким-то "декоктом", какой-то травой, настоянной на водке. У него нет отбоя от больных даже интеллигентных. Есть еще тоже очень популярный в населении банковский чиновник, который за полтинник дает какие-то капли как для внутреннего, так и для наружного употребления. И тоже пациентов у него масса. И как ни борятся с ним лица, власть имеющие, ничего из этого не выходит, да и не может выйти.

Бороться с этим злом принудительными мерами бесцельно и бесполезно. Разве проституция уменьшилась хоть сколько-нибудь от того, что проституток стегали плетьми, обмазывали дегтем или от того, что теперь их французы сажают в St. Lazare?.. Мне кажется, что по отношению к знахарству такие меры прямо вредны, потому что они окружают ореолом мученичества и создают героев там, где по большей части только неразборчивые в средствах люди, а то и просто шарлатаны.

Я не стал бы занимать вашего времени, если бы среди этих людей не было наших товарищей. Я говорю о врачах-гомеопатах.

Пока гомеопатией занимались отставные генералы и сердобольные дамы, это было невинной забавой. Люди, которым все равно делать нечего, играли в медицину как дети играют в лошадки. Но когда за это взялись врачи, это стало злом, с которым нужно бороться и которому нужно противодействовать.

Ведь вы посмотрите, как стоит вопрос: гомеопаты — такие же врачи как и мы, они тоже окончили университет, тоже учились медицине. Но только это представители другой медицинской школы. Они гомеопаты, а мы аллопаты. Толпа не может ориентироваться в этом вопросе. Ей невозможно понять, что медицина может быть только одна, и что человек, окончивший медицинский факультет, с равным правом может быть инженером, сапожником или гомеопатом. Университет не учил его ни тому, ни другому, ни третьему, университет тут ровно не при чем. И если вы прибавите еще к этому постоянные подмигивания на конкуренцию, на то, что мы воздвигаем на гомеопатов гонения как римляне на первых христиан, то действительно получается заколдованный круг, из которого может выйти пациент только более культурный вообще и более осведомленный в вопросах научной медицины в частности.

Я не хочу восстановлять в памяти товарищей основных положений гомеопатии — они известны, конечно, присутствующим. Я хочу только поделиться некоторыми личными впечатлениями.

Меня всегда поражали в гомеопатии как принцип дозировки лекарственных средств, так и те показания, которыми нужно руководиться в их применении. Как известно, гомеопатическая дозировка устанавливается так: один миллиграмм известного вещества или капля его тинктуры разводится десятью или ста (десятичные и сотенные разведения) частями алкоголя или молочного сахара — растворы и сухие разведения. Затем отсюда берется опять капля и опять разводится 10 или 100 частями алкоголя, и т. д. И таких разведений, так называемых потенций, делений, существует тридцать. Я делаю вычисление.

Если взять одно из самых больших — положим, пятое десятичное деление, и принимать огромными с гомеопатической точки зрения приемами по 100 капель в день, то выходит, что для приема одной капли перивоначально взятого средства требуется три года. При десятом делении для той же цели нужно употребить триста тысяч лет, а при тридцатом — один триллион лет (единица с восемнадцатью нулями) Это при десятичных делениях. А при сотенных цифры при тех же условиях такие: для одной капли третьего деления нужно 30 лет, пятого — 300 тысяч лет, и т. д.

А между тем пять-десять капель тридцатого разведения мышьяка по указаниям гомеопатии очень действительны при "жестокой ночной зубной боли, происходящей вследствие легкого кариоза зубов"...

И у меня невольно является сомнение: полно, да есть ли в самом деле врач, который бы мог серьезно относится к "восемнадцати нулям"?

Мое сомнение еще более усиливается, когда я перехожу к гомеопатическим показаниям. Тут уж совсем пахнет метафизикой. Одно из очень употребительных в гомеопатии средств — ликоподий, я цитирую "Критический этюд о гомеопатии" д-ра А. Шперлинга в переводе д-ра И. Луценко, например, дается лицам, которые "хотя и кротки, но очень раздражительны", которые имеют бледный "цвет лица, глаза, окруженные синими каймами, и желтые пятна на коже", и у которых "душевное состояние подавлено, робко". Дается он при вредных последствиях гнева, подагре, искривлении, размягчении и нагноении костей, при неподвижности в членах и суставах, насморке, тугости слуха, нарывах в ушах, старческом кашле, чахотке, при печеночных пятнах на груди, болезнях печени, желудка, опухолях в животе, брюшной водянке, паховых грыжах, кишечной атонии, почечной колике, кровавой моче, опухолях яичек, поллюции, импотенции, болезненных регулах и тогда, когда у человека одна нога тепла, а другая холодна.

А вот еще пара выдержек из "Вестника гомеопатической медицины" (ноябрь 1903 года), в котором и редактор, и сотрудники врачи: (стр. 360) "Другая серия симптомов фосфорной кислоты — это ее эмоциональные симптомы. Фосф. кислота — одно из лучших лекарств, какие мы имеем против дурных последствии печали и угнетающих эмоций, особенно против хронических последствий разочарованной любви", и дальше: "Мы можем найти в фосфорной кислоте лекарство от болезней матки и яичников, происходящих рефлекторно вследствие душевных волнений. Так вы можете употреблять ее при выпадении матки, если окажется, что ему предшествовало подавленное состояние духа"... (стр. 366) "Conium также если не исцеляет, то задерживает развитие рака груди, губ, желудка. Опухоли желудка и его привратника, волчанка, эпителиомы и злокачественные нарывы исчезали при продолжительном употребление Hydrastis... Раньше чем оперировать геморроидальные узлы, следует попробовать лечить их Nux vomica и Collinsonia"...

И наконец, одна "этическая" выдержка: приглашен на кафедру фармакогнозии в один из голландских городов врач-гомеопат. Сообщая об этом, газета "Р. врач" говорит (в № 44), что это назначение состоялось по желанию министерства и против воли факультета. И вот это дает повод след. строкам (стр. 375). "Удивительно, до какой низости доходит этот 'Р. врач' в защите узко-эгоистических, грубо-корыстных интересов своей касты. Жив, курилка? Видно, жив еще в 'Р. в.' дух Манассеина, для которого все средства были хороши для достижения намеченной цели"... К этому комментария не нужно. Никто из нас не поверит тому, чтобы врач мог относиться серьезно к таким показаниям...

Когда у меня ясно сложилась уверенность, что врач не может быть гомеопатом по убеждению, я заинтересовался тем, как же лечат врачи-гомеопаты своих больных, что назначают они им в тех случаях, когда нужна и возможна активная врачебная помощь? Вот два-три из тех фактов, которые я имел возможность лично проверить.

Известным одесским врачом-гомеопатом было назначено одной даме, страдавшей малярией, какое-то лекарство в облатках. Лекарство это выдал врач сам, как это разрешается вообще врачам-гомеопатам. В этих облатках оказался, как я установил потом лабораторным исследованием, солянокислый хинин в дозах по 0,3 грамма.

Одному из моих больных, у которого наблюдалась свежая сифилитическая розеола, врачом, тоже из рук в руки, была дана коробочка с пилюлями. В них по исследовании оказалась сулема в дозах приблизительно около 1 сантиграмма. При коробочке сигнатурка гомеопатической аптеки и на ней надпись "sine сopia". Видал я у больных, имевшнх шанкры, cupr. sulfur, растворы сулемы и даже йодоформ. Видал при накожных болезнях ихтиоловую мазь, резорцин, "diachylon" и т. д. Аналогичные факты наблюдали, вероятно, и товарищи. Курьезнее всего то, что параллельно с этими общемедицинскими назначениями врачи-гомеопаты дают больным и свои обычные разведения и потенции.

Случалось мне также, да простит мне это врачебная этика, и консультировать с врачами-гомеопатами. Консультировали мы исключительно по условиям моей специальности у больных-сифилитиков. И было прямо интересно знать, что может предложить таким больным гомеопатия? Мы говорили о подкожных впрыскиваниях, назначали ртутные втирания по 3–4 грамма в день и давали больным внутрь йодистый калий в обычных дозах. О потенциях никто нз них и не заикался.

К этому нужно еще добавить, что гомеопатические аптеки даже и не по рецептам врачей отпускают и фенацетин, и салициловый натр, и другие общемедицинские средства так же в обычных дозах. Затем имеются в этих аптеках всякого рода мази, пластыри, оl. ricini, все тинктуры и т. д. Чтобы маскировать дозировку, все эти средства прописываются в форме так называемого нолевого деления, т. е., говоря попросту, в обыкновенных медицинских дозах, и между врачом и аптекой существует часто особая, условная терминология.

Вот те несколько наблюдений над гомеопатией в руках врачей — наблюдений неизбежно отрывочных и разбросанных, которыми я хотел поделиться с товарищами.

Они дают мне право высказать мое глубокое убеждение, что гомеопатия, пропагандируемая врачами, — зло, гораздо более опасное, чем всякое другое знахарство. Там — вера, фанатизм, здесь что-то совсем другое. Там невежественные, часто психически ненормальные люди, здесь дети науки, люди с университетским образованием. Здесь умышленно завязывают глаза и без того темной массе те, кто должен пропагандировать свет знания, да еще для большего успеха в достижении цели пользуются для этого тем, что дало им знание.

С таким злом нужно и можно бороться. Но как? Вот это вопрос более сложный. И в данном случае, как и там, где речь идет о простом, примитивном знахарстве, никакими запретительными и принудительными мерами ничего поделать нельзя. Да и что запрещать? Запретить гомеопату заниматься врачебной практикой нельзя: он врач, и ему дано государством это право. Запретить врачу называться гомеопатом тоже нельзя. Вы ему скажете, что он недобросовестный человек и "ловит момент", а он вам ответит, что делает это по убеждению. Как уличить его в злонамеренности?..

В отношении данного вопроса прямые меры возможны, на мой взгляд, только такие: во-первых, необходимо категорически отделить гомеопатию от медицины, с которой она не имеет ничего общего. Необходимо, чтобы в гомеопатических аптеках продавались только гомеопатические средства, и ничего больше. Врач-гомепат должен быть гомеопатом, и гомеопатическая аптека должна быть гомеопатической аптекой. Затем, никакой врач, даже если он и гомеопат, не должен отпускать лекарство больным сам, и никакой врач не должен его прописывать "sine copia". Мы пережили времена тайн и тайных средств.

Вот те, так сказать, непосредственные меры, которые только и кажутся мне осуществимыми и возможными в данном случае. Но кроме них, если смотреть на дело шире, возможна и другая борьба.

Мы все знаем, что врач-гомеопат своим авторитетом или наносит сознательный вред больному в тех случаях, когда назначает гомеопатическое средство там, где нужна и возможна активная врачебная помощь, или же эксплуатирует его неведение, если, под видом гомеопатического дает общемедицинское средство. И все-таки мы все как-то брезгливо сторонимся и молчим.

Мне кажется, что в интересах общественного здоровья нам следовало бы относиться к этому вопросу несколько более активно, больше, так сказать, реагировать на него.

Конечно, гомеопатия по мере развития научной медицины умрет естественной смертью, но, как говорят малороссы, "пока солнце взойдет, роса очи выест". Нашему поколению и нашим ближайшим потомкам до этого не дожить. А при данном состоянии вопроса громадную пользу в этом отношении может оказать всякого рода популяризация медицинских сведений. И какой теперь для этого хороший момент! Теперь у среднего, так сказать, человека, у массы громадный запрос на знание. У нас в Одессе, например, народные курсы и отдельные эпизодические лекции, организованные особым комитетом в городских аудиториях, возбуждают громадный интерес и пользуются большой популярностью в населении. Так же популярны и вечерние курсы при университете, которыми руководит Одесское общество естествоиспытателей и врачей.

Но медицинских наук в программах и тех и других лекций нет. Да и всякими иными путями медицина у нас почти не популяризируется, а между тем такая популяризация в форме публичных лекций, курсов, бесед и общепонятных брошюр может распространять в массе правильные понятия и тем значительно парализовать вред гомеопатии и всех иных видов знахарства. Мне кажется, что если я, например, объясню человеку, что такое сифилис, чем его нужно лечить и какое значение имеет для сифилитика лечение, он никогда не решится после этого забавляться капельками и крупинками, а возьмется за лечение серьезно и энергично, и т. д.

Вот в чем, на мой личный взгляд, может заключаться эта косвенная борьба с гомеопатией. Я не говорю уже о том, что всегда в каждом отдельном случае можно, так сказать, вразумить больного, объяснить ему сущно, это уж чисто личная область, и никакой регламентации она, конечно, не подлежит...

Если нужно коротко формулировать только что изложенное, я бы сказал так.

  • 1. Гомеопатия не имеет никакого отношения к научной медицине и не имеет с ней никаких точек соприкосновения.
  • 2. Если гомеопатией занимается лицо, имеющее врачебный диплом, то оно должно быть подчинено всем тем правилам, каким подчинены вообще врачи. Приготовлять лекарство и давать его самостоятельно, без посредства аптек, оно ни в каком случае не должно.
  • 3. Медицинские лекарственные средства должны отпускаться только медицинскими же аптеками. Аптеки гомеопатические должны иметь для продажи только средства гомеопатические — разведения, растирания и т. д., и ничего больше.
  • 4. Желательно, чтобы прописывание лекарств "sine сорia" совершенно было исключено из клинического обихода практических врачей.
  • 5. Желательно, чтобы корпорации, ведающие просвещением масс и общественным здоровьем, обратили внимание и на вопрос о необходимости широкой популяризации сведений по научной медицине и естествознанию.

Но я должен оговориться. Я вовсе не настаиваю на проведении в жизнь только что высказанных положений, кроме, конечно, последнего. Я только констатирую факты. И моей главной целью было не то. Я хотел только здесь, перед лицом товарищей, снять маску с тех, кто топчет в грязь все, завещанное наукой и врачебной этикой, и из корыстных видов драпируется в недостойную врача тогу алхимика и чародея.

Д-р Тишков. Почтенный докладчик начал свой доклад но вопросу, поставленному как бытовой вступлением, содержащим суждения о теоретической стороне гомеопатии, что следовало бы сделать на секции научной, а здесь неуместно. Поэтому, хотя с первых же слов докладчика мне стало ясно, что он вовсе незнаком с этим вопросом, я оставляю его слова без возражения. Замечу только, что покойный проф. Эйхвальд смотрел на доктрины Ганемана куда серьезнее докладчика, в чем присутствующие легко убедятся, прочитав лекции этого ученого "О специфическом методе лечения". С бытовой точки зрения гомеопаты составляют медицинскую секту, а во всяком медицинском сектантстве, как известно из истории, создаются условия, неблагоприятные для процветания этики. К несчастью, гомеопатическое сектантство поддерживается нашим законодательством, которое запрещает научным врачам изучать проблему гомеопатии путем испытания ганеманова метода на коечных больных. Было бы желательно ходатайствовать об отмене этих запретительных законов.

Д-р Кириллов. Гомеопатия не знахарство даже, а "мошенничество", и притом привилегированное, потому что у нас нет свободы знахарства. Гомеопатия имела резон 100 лет тому назад, когда шла перестройка нашей общей и частной терапии и господствовал временно нигилизм к старому аптечному арсеналу. Теперь же, когда выработались понятия о заразных болезнях и борьбе с ними, гомеопатия является злом, покушением на народное здравие. Правда, гомеопатия развита и за границей, особенно в Германии, но там в протестантской стране нет фетишей, нет того разнообразия пантеона как в католических странах, а потому суеверные люди в крайностях болезни и прибегают. Другое дело у нас, где интеллигентные меценаты рекомендуют гомеопатию как дешевый суррогат лечения для простого народа. Поэтому необходимо гласно осветить значение гомеопатии тем путем, какой я детально изложил вчера в докладе "О знахарстве" в отделе общей терапии. Нормировать же "мошенничество" дело бесцельное.

Д-р Путилов. По докладу о гомеопатах я должен сказать, что мы игнорировать их как раньше делали, к сожалению, в настоящее время не можем: гомеопатия для нас воинствующая держава, с вызывающей заносчивостью невежества добивающаяся прав равенства. Гомеопаты открыто глумятся пад вскормившей их медициной и медиками. Мне случилось видеть здесь в одном гомеопатическом кабинете картину, сразу обрисовывающую гомеопатов. Средина картины занята больным, лежащим на постели с умирающим лицом и льющимися потоками крови, больной этот окружен кучей десятков аллопатов в карикатурных позах, терзающих бедного больного страдальца: одни долбят череп, другие режут члены, третьи вскрывают живот и т. д., а в это время в правом верхнем углу картины виднеется на облаке Ганеман (должно быть уже канонизован у гомеопатов святым), протягивающий величественно правую руку к гомеопатической склянке... Неправда ли, картина выразительна! Не потому гомеопаты представляют для нас известное значение, что они составляют раскол, секту, а потому что они прибегают к недостойным приемам и потому что они пользуются слабостью некоторых представителей интеллигентных слоев. И вот наша обязанность вразумлять заблуждающуюся интеллигенцию и давно бы следовало это начать, наше молчание дало гомеопатии возможность усилиться; не забудем, чго лет 25 гомеопаты были в Петербурге совсем незаметны. Один из коллег здесь сделал попытку выступить как бы в защиту гомеопатов, и весьма неудачно. Он рекомендует, ссылаясь на заблуждение одного видного врача, изучать гомеопатию при постели больного. Но что же мы станем изучать: действие грана хинина, растворенного в бочке воды, или медицину ведьм с лекарствами вроде змеиной кожи, хвоста ящерицы, помета животных и т. д.? А в это время, пока мы экспериментируем, больной наш умрет. Я уже слышал. что несколько лет назад гомеопаты сами в Петербурге провалились с лечением дифтерита гомеопатическим, и нам повторять их опыты не следует.

Д-р Калантаров. Считая гомеопатов "преступниками", я считаю необходимым бороться с "преступлением", ибо чем "преступник" интеллигентнее, тем он опаснее. По-моему, одно из средств борьбы будет широкая гласность, ибо то, что мы делаем, должно быть гласным, дела же свои гомеопаты делают втихомолку и потом заставляют нас поправлять свои промахи. С разрешения отдела спешу сообщить для общего сведения следующее деяние: больная, поступившая в клинику проф. Лебедева 2 года тому назад, лежала с опухолью матки в гомеопатической больнице; рядом с ней лежала чахоточная монашенка, обдававшая ее заразной мокротой, в той же комнате лежала больная с суставным ревматизмом, всех трех лечилии одним лекарством. У больной был запор, от гомеопатического слабительного ее не послабляло. На 7-й день запора она тихонько ввиду наступавшего у нее уже головокружения приняла тайком дозу касторки, и ее прослабило. Ввиду того, что симптомы запора у нее продолжались, она после двухнедельного лежания выписалась с настолько расстроенным нервным состоянием, что ей пришлось три месяца лечиться у врача-невропатолога. В этом примере больной был нанесен и физический, и материальный ущерб. Опухоль же была оперирована у проф. Лебедева.

Д-р Шингарев указал на попытки гомеопатов проникнуть в земство. Название "врач-гомеопат" вводит в заблуждение простое население, которое, не делая различия между аллопатами и гомеопатами, относится к званию врача с уважением. Гомеопатия не медицина. Звание врача и гомеопата несовместимо. Если дипломированный врач опускается до гомеопатии, отвергая науку, топча в грязь имена Вирхова и Манассеина, то он тем самым уже исключил себя из сословия врачей.

Д-р Каррик. Я читал Novum organon Ганемана и изумлялся изложенным там нелепостям. До составления своей книги Ганеман торговал бугой, предлагая ее как секретное средство от всех болезней. Его ученики пошли еще дальше. У них Conium в 300-м делении вызывает желание потянуть кого-нибудь за нос. Врачам не подобает иметь никакого дела с гомеопатами.

Д-р Рубель находит, что врачи в общественной и частной практике должны просвещать население, указывая на истинный характер гомеопатии и подчеркивая, что лечение лекарством не есть главное в медицине.

Докладчик А. А. Ценовский отвечает на упрек д-ра Тишкова в недостаточном знакомстве с гомеопатией, указывая на использованные им печатные источники и находя излишним проверять теории и более чем странные тезисы гомеопатов (одна их фармакология чего стоит!) путем "научно поставленных опытов".

Д-р Тишков просит слова для вторичного возражения докладчику, но почетный председатель, находя вместе с большинством присутствующих вопрос исчерпанным, закрывает прения.

П о с т а н о в л е н о: Признавая гомеопатию одним из видов знахарства, отдел считает всякое участие в этом деле врачей несовместимым как с научным знанием, так и с этическими принципами врача. Что касается до борьбы с этим общественным злом, то самой существенной мерой этого рода нужно считать широкую гласность и популяризацию сведений по медицине и естествознанию.

Другие публикации по теме