Д-р Тетяна Обуханыч (США)

Тетяна Обуханыч

Открытое письмо законодателям, обсуждающим закон о прививках


Перевод Ольги Демир (Салоники, Греция)
Обуханыч Тетяна — д-р философии (PhD) в иммунологии Университета Рокфеллера, училась в Гарвардском и Стэнфордском университетах. Автор книги "Прививочная иллюзия. Как вакцинация разрушает наш естественный иммунитет, и что мы можем сделать, чтобы восстановить здоровье" (2012).

Оригинал можно скачать здесь




В комитет по здоровью и благосостоянию сената штата Вермонт, США

17 апреля 2015 года


Уважаемый законодатель,

Мое имя — Тетяна Обуханыч, я имею степень доктора философии (PhD) в иммунологии. Я пишу это письмо в надежде развеять неверные представления о прививках, а также помочь формированию адекватного и объективного понимания, подкрепляемого признанной прививочной теорией и новыми научными данными, феномена вакцинации.

Представляют ли непривитые дети бóльшую опасность для общества, чем привитые?

Часто утверждается, что родители, выбирающие не прививать своих детей по соображениям совести, ставят под угрозу остальную часть общества, и этим обосновывается большинство законопроектов, призванных положить конец отказу от прививок, которые обсуждаются ныне местными и федеральными законодателями по всей стране. Вы должны знать, что характер защиты, которую обеспечивают современные прививки, — к их числу относится большинство прививок, рекомендованных детям Центром контроля и профилактики заболеваний (CDC), — не подтверждает этот тезис. Ниже я перечисляю те официально рекомендованные прививки, которые не способны предотвратить передачу заболевания по причине того, что они не были разработаны для предотвращения заражения той или иной инфекцией (скорее они нужны для предотвращения симптомов болезни), или потому что они предназначены для незаразных заболеваний. Лица, не получившие перечисленные ниже прививки, не представляют большего риска для общества, чем те, у кого эти прививки есть, а это означает, что дискриминация непривитых детей в образовательных заведениях недопустима.

1. Инактивированная полиовакцина (IPV) не предотвращает заражения полиовирусом (см. научное исследование #1 в "Приложении"). Дикого полиовируса не существует на территории США уже около двух десятилетий. Даже если дикий вирус полиомиелита будет повторно завезен путешественниками, вакцинация IPV не повлияет на защиту от заражения вирусом в общественных местах. Необходимо отметить, что искоренение дикого вируса полиомиелита приписывается другой вакцине, ОPV, или оральной полиовакцине. Несмотря на то, что ОПВ способна защитить от передачи дикого полиовируса, использование ОПВ было прекращено достаточно давно, и она была заменена на IPV из соображений безопасности.

2. Столбняк не является контагиозным заболеванием. Он проникает через глубокие раны, инфицированные спорами C. tetani. Вакцина от столбняка (в составе вакцины DTaP) не может повлиять на риск заражения столбняком в общественных местах; она предназначена только для индивидуальной защиты.

3. Дифтерийная вакцина (также входящая в состав вакцины DTaP), токсоид, который разработан для защиты от вредоносного воздействия дифтерийного токсина, не предназначен для предупреждения колонизации и передачи C. diphtheriae. Соответственно, вакцинация от дифтерии не влияет на риск заражения в общественных местах; эта вакцина также предназначена только для индивидуальной защиты.

4. Бесклеточная (ацеллюлярная) коклюшная вакцина (последний компонент вакцины DTaP), которая сейчас используется в США, в конце 1990-х годов заменила цельноклеточную коклюшную вакцину, вслед за чем последовал небывалый рост коклюша. Эксперименты на приматах с умышленным заражением коклюшем показали, что ацеллюлярная вакцина против коклюша не способна предотвратить колонизацию и передачу B. pertussis (см. научное исследование #2 в "Приложении"). Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA) выпустило предупреждение относительно этих важных данных [1].

Кроме того, в 2013 году на конференции сотрудников комитета научных консультантов при Центре контроля и профилактике заболеваний были раскрыты дополнительные тревожные данные о том, что разновидности коклюша (пертактин-негативные штаммы), в настоящее время циркулирующие на территории США, приобрели избирательную способность инфицировать тех, кто был своевременно ревакцинирован DTaP (см. документ Центра контроля заболеваний, #3 в "Приложении"), и это означает, что они подвержены более высокому риску заражения и, соответственно, передачи инфекции, чем непривитые.

5. Среди многочисленных видов H. influenzae (гемофильной инфекции), прививка от этой инфекции (Hib-вакцина) покрывает только тип b. Несмотря на то, что данная прививка применяется исключительно с целью ограничить случаи бессимптомного носительства и носительства с симптомами гемофильной инфекции, появление Hib-вакцины привело к доминированию других штаммов гемофильной палочки (типы от a до f), вызывающих инвазивное заболевание, которое протекает в крайне тяжелой форме. В эпоху прививания от Hib-инфекции детей наблюдается также рост заболеваемости среди взрослого населения (см. научное исследование #4 в "Приложении"). В настоящее время население в целом более восприимчиво к инвазивной инфекции, чем это было до начала прививочной кампании против Hib. Дискриминация детей, которым не была сделана прививка против гемофильной инфекции, не имеет никаких научных оснований в наши дни, когда превалируют другие типы последней (не b).

6. Гепатит B — это вирус, передающийся через кровь. Он не циркулирует в общественных местах и уж тем более не распространен среди детей, для которых не характерно поведение, сопровождающееся высоким риском заражения, такое как пользование одной иглой или сексуальные отношения. Вакцинация детей от гепатита В не может серьезно повлиять на безопасность общества. Более того, посещение школ детьми, которые являются носителями хронического гепатита В, не запрещено. Запрет на посещение школы для тех детей, кто просто не был привит и даже не является носителем гепатита В, будет необоснованной и нелогичной дискриминацией.

Подводя итог вышесказанному: те, кто не были привиты вакцинами IPV, DTaP, HepB и Hib по соображениям совести, не представляют в сравнении с привитыми никакого дополнительного риска для общества. Их дискриминация необоснованна.

Как часто встречаются серьезные осложнения от прививок?

Обычно утверждается, что прививки очень редко вызывают какие-либо серьезные побочные эффекты. К сожалению, данное утверждение научно не подтверждено. В недавнем исследовании, проведенном в провинции Онтарио в Канаде, было установлено, что 1 из 168 детей поступает в приемное отделение больницы в течение года с момента как была сделана прививка, и 1 из 730 в течение полутора лет после нее (см. научное исследование #5 в "Приложении").

Если риск возникновения поствакцинальных осложнений, требующих визита в приемное отделение больницы, так наглядно велик, решение о вакцинации ребенка должно оставаться за родителями, которые в силу понятных причин не хотят подвергать своих детей немедленному риску лишь для того, чтобы защитить их от заболеваний, которые в целом считаются легкими и с которыми их дети могут никогда не встретиться.

Может ли ограничение прав тех семей, которые по соображениям совести возражают против прививок, предупредить в будущем вспышки заразных вирусных заболеваний, таких как корь?

Ученым, исследующим корь, давно известно о "парадоксе кори". Далее я привожу цитату из статьи Поланда и Якобсона "Неудачная попытка уничтожить корь: явный парадокс коревой инфекции у иммунизированных людей" (Poland & Jacobson, 1994 "Failure to Reach the Goal of Measles Elimination: Apparent Paradox of Measles Infections in Immunized Persons." Arch Intern Med 154:1815-1820)

Явный парадокс заключается в том, что по мере того как охват прививками от кори достигает высоких цифр, корь становится болезнью привитых [2].

Дальнейшие исследования установили, что за "парадокс кори" отвечает часть населения со слабым иммунным ответом после вакцинации. Это те, кто слабо отвечает на первую дозу коревой вакцины. Такие индивиды слабо отвечают и на последующие ревакцинации, и через 2–5 лет они становятся восприимчивыми к кори, несмотря на то, что полностью привиты [3].

Ревакцинация не способна исправить слабый иммунный ответ, он является иммунногенетической особенностью [4]. В США процент детей со слабым ответом оенивается в 4,7% [5].

Исследования, проведенные в провинции Квебек в Канаде и в Китае, показали, что вспышки кори случаются до сих пор, несмотря на высочайший процент привитых (95–97% и даже 99%, см. научные исследования #6–7 в "Приложении"). Это происходит потому, что даже у индивидов с сильным иммунным ответом количество антител, образовавшихся после прививки, снижается. Прививочный иммунитет не равен пожизненному иммунитету, приобретаемому после естественно перенесенного заболевания.

Было документировано, что привитые, заболевшие корью, заразны. И в самом деле, причиной двух крупных вспышек кори в 2011 году (в провинции Квебек в Канаде и в Нью-Йорке, штат Нью-Йорк) стали привитые ранее люди [6][7].

Обобщая вышесказанное: из приведенных данных очевидно, что отмена права на отказ от прививок, которым в любом случае пользуется лишь небольшой процент семей, никогда не решит проблему возвращения заболеваний, равно как и не сможет предупредить завоз и вспышки ранее уничтоженных болезней.

Является ли ограничение прав отказников от прививок по соображениям совести единственным практическим решением?

Большинство случаев кори в недавних ее вспышках в США (включая эпидемию в Диснейленде) наблюдалось у взрослых и младенцев, в то время как в допрививочную эпоху корь встречалась у детей в возрасте от 1 года до 15 лет.

Естественным образом перенесенная корь обеспечивала пожизненный иммунитет к повторному заболеванию, а иммунитет после сделанной в детстве прививки со временем исчезает, оставляя взрослых незащищенными. Корь опаснее для взрослых и младенцев, нежели для детей школьного возраста.

Несмотря на высокий риск заражения в допрививочную эру, кори практически никогда не бывало у детей младше одного года благодаря механизму передачи стойкого материнского иммунитета.

Нынешняя восприимчивость крохотных детей к кори является прямым следствием длительной массовой вакцинации прошлых лет, в результате которой их привитые в детстве матери не имели возможности естественным путем переболеть корью в безопасном школьном возрасте и выработать пожизненный иммунитет, который бы передался их детям и защитил их в течение первого года жизни.

К счастью, существует способ имитации уничтоженного материнского иммунитета. Младенцы, а также другие уязвимые индивиды и лица с ослабленным иммунитетом могут получить иммуноглобулин, что может стать спасительной мерой, обеспечивающей организм антителами к вирусу и позволяющей предупредить заболевание или облегчить его течение (см. научное исследование #8 в "Приложении")

В заключение:

  1. из-за свойств современных вакцин непривитые не представляют большего риска в плане передачи полиомиелита, дифтерии, коклюша и многочисленных штаммов гемофильной палочки по сравнению с привитыми; непривитые не создают потенциального риска передачи гепатита B в школьных учреждениях, а столбняк вообще не является контагиозным заболеванием;
  2. имеется существенной больший риск обращения в приемные отделения больниц после прививок, что подтверждает небезопасность вакцинации;
  3. вспышки кори не могут быть полностью предотвращены даже при достижении практически стопроцентного охвата прививками; и
  4. введение иммуноглобулина является эффективным методом предупреждения кори у младенцев (которым не могут быть сделаны прививки) и у лиц с поврежденным иммунитетом. Иммуноглобулин может вводиться тем, у кого есть потенциальная опасность заражения.

Все четыре приведенные выше факта объясняют, почему дискриминация в школьных учреждениях в отношении не привитых по соображениям совести детей совершенно неоправданна, поскольку отсутствие прививок у сознательных отказчиков не представляет никакого особого риска для общества.


Искренне ваша,

Тетяна Обуханыч, PhD

ПРИЛОЖЕНИЕ (с сокращениями)

#1. The Cuba IPV Study collaborative group. (2007) Randomized controlled trial of inactivated poliovirus vaccine in Cuba. N Engl J Med 356:1536-44 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17429085
#2. Warfel et al. (2014) Acellular pertussis vaccines protect against disease but fail to prevent infection and transmission in a nonhuman primate model. Proc Natl Acad Sci USA 111:787-92 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24277828
#3. Meeting of the Board of Scientific Counselors, Office of Infectious Diseases, Centers for Disease Control and Prevention, Tom Harkins Global Communication Center, Atlanta, Georgia, December 11-12, 2013 http://www.cdc.gov/maso/facm/pdfs/BSCOID/2013121112_BSCOID_Minutes.pdf
#4. Rubach et al. (2011) Increasing incidence of invasive Haemophilus influenzae disease in adults, Utah, USA. Emerg Infect Dis 17:1645-50 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21888789
#5. Wilson et al. (2011) Adverse events following 12 and 18 month vaccinations: a population-based, self-controlled case series analysis. PLoS One 6:e27897 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22174753
#6. De Serres et al. (2013) Largest measles epidemic in North America in a decade–Quebec, Canada, 2011: contribution of susceptibility, serendipity, and superspreading events. J Infect Dis 207:990-98 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23264672
#7. Wang et al. (2014) Difficulties in eliminating measles and controlling rubella and mumps: a cross-sectional study of a first measles and rubella vaccination and a second measles, mumps, and rubella vaccination. PLoS One 9:e89361 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24586717
#8. Immunoglobulin Handbook, Health Protection Agency
http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20140714084352/http://www.hpa.org.uk/webc/HPAwebFile/HPAweb_C/1242198450982

ПРИМЕЧАНИЯ

1. https://web.archive.org/web/20131130004447/https://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm376937.htm)
2. http://archinte.jamanetwork.com/article.aspx?articleid=619215
3. Poland (1998) Am J Hum Genet 62:215-220 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/9463343
4. ibid.
5. LeBaron et al. (2007) Arch Pediatr Adolesc Med 161:294-301 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17339511
6. De Serres et al. (2013) J Infect Dis 207:990-998 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23264672
7. Rosen et al. (2014) Clin Infect Dis 58:1205-1210 http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24585562