Логотип сайта 1796 - гомеопатия и прививки Гомеопатия и прививки

Гомеопатия
Прививки
Гомеопрофилактика
Заочное лечение
Об авторе
Друзья
Контакт
Обновления
Гостевая книга
Блог
Форум
Карта сайта
Краткий словарь

Блог

Наследие Питера Фишера

Блог   /   Апрель 1, 2019 4:28   /   0 Комментарии   /  A+ | a-
                                                   О мертвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды.
                                                                                      Хилон Спартанский (VI в. до н. э.) 

Августа 15-го дня прошлого года в дорожном-транспортном происшествии погиб известный английский гомеопат д-р Питер Фишер (р. 1950). Эхо случившегося в виде некрологов, воспоминаний, перепечаток старых интервью и проч. долго еще звучало в мировой гомеопатической периодике. Как-то так получилось, что я толком не знал ни о самом д-ре Фишере, ни о той работе, которую он вел, поэтому счел себя обязанным познакомиться с материалами, опубликованными по случаю его смерти, и, признаюсь, был немало удивлен, потому что несмотря на хвалебно-торжественный тон сообщений, практически ничего из наследия покойного не говорит о том, что мир гомеопатии с его уходом потерял важную для своего развития и упрочения положения в обществе фигуру.

О том, каким П. Фишер был гомеопатом, сказать ничего не могу. Замечу лишь, что количество и многообразие административных постов, которые он долгими годами занимал, вряд ли позволяли вести ему хоть сколько-нибудь серьезную практику и расти как профессионалу. Гомеопатия эгоистична и ревнива. Она не терпит, когда ее сочетают с чем-то еще, и мстит, отказывая изменившему ей в успехах, а с ними и в репутации сильного гомеопата. 

В течение 30 лет, как сообщает
«Телеграф», Фишер был связан с Королевским Лондонским гомеопатическим госпиталем, начавшим свой прославленный путь еще в 1850 году. Когда-то в нем трудились такие известные гомеопаты как Роберт Купер, Томас Скиннер, Роберт Даджен, Ричард Юз, Джон Вейр, Маргарет Тайлер, Дуглас Боленд, Дональд Фубистер... Об истории его можно прочитать в работе Питера Морреля (на англ.). С 1996 года Фишер был исследовательским директором, а с 1998 года по 2014 год дополнительно и клиническим директором госпиталя. Последний как гомеопатическое учреждение уже долгое время агонизировал при равнодушном попустительстве администрации, интересовавшейся только научными исследованиями, а в 2010 году был избавлен от последнего присутствия гомеопатии, оставшемся лишь в названии, превратившись в Королевский Лондонский госпиталь интегративной медицины. Фишер это одобрил: «Интерес к нашим услугам постоянно растет, и изменение названия отражает интеграцию комплементарной медицины и конвенциональных дисциплин. Пациенты могут получать абсолютно безопасное лечение в госпитале под эгидой Национальной службы здравоохранения (NHS) и в рамках клинических условий сети больниц Лондонского Юниверсити-колледжа, где их будут лечить очень опытные врачи, подчиненные Генеральному медицинскому совету, и другие уважаемые специалисты здравоохранения» (к сожалению, старая ссылка на публикацию в «Diss Express», которую я в своем время запасливо приберег и откуда сейчас цитирую, более не работает). Хотя госпиталь к тому времени давно уже фактически сошел с гомеопатической карты планеты, шок от его официальной кончины, знаменовавшей обнуление 160-летних достижений гомеопатии и признания ее в столице Великобритании, был посильнее шока от смерти самого П. Фишера. «Очень опытным врачам» и «уважаемым специалистам здравоохранения», понятно, до гомеопатии не было и нет ни малейшей заботы.

С 2001 года Питер Фишер был личным гомеопатом королевы Англии. Это престижно, но вряд ли гомеопатия XXI века что-то реально выигрывает от существования чисто церемониальной должности, символизирующей единение дома Виндзоров с гомеопатией. Верю, что достаточно серьезные болезни английских монархов мог лечить в прошлом веке великий ученик Кента д-р Джон Вейр (1879–1971), которого я упоминал выше, но не могу поверить, что нынешнему гомеопату у королевского престола дозволяется лечить что-то серьезнее насморка Ее Величества, тем более что в случае П. Фишера речь шла о человеке, связанным с гомеопатией главным образом через административные должности.

Равным образом ничего не могу сказать об успехах председательства д-ра Фишера в рабочей группе по гомеопатии и членства в экспертном консультативном комитете по традиционной и комплементарной медицине ВОЗ. Думаю, что они неизвестны не только мне, но и другим гомеопатам. Во всяком случае, кроме нейтральной брошюры по проблемам безопасности процесса приготовления гомеопатических лекарств, выпущенной на деньги правительства Ломбардии девять лет назад и никем не замеченной, и периодически невнятно цедимой тем или иным возовским чиновником сквозь зубы фразы, что комплементарная медицина тоже важна, и к гомеопатии стоит внимательнее присмотреться, ничем другим ВОЗ гомеопатию до сегодняшнего дня не приветила. 

С 1986 года и до самой смерти д-р Фишер был редактором ведущего гомеопатического журнала Соединенного Королевства, который с 1911 года назывался
«Британский гомеопатический журнал
», а с 2001 года называется «Гомеопатия». При Фишере журнал из практического, каким испокон века были гомеопатические журналы, превратился в чисто научный, печатающий статьи об эпидемиологических, рандомизированных и клинических исследованиях гомеопатии, а также статьи, обсуждающие теории действия гомеопатических лекарств. Регулярно упоминается, что это единственный в мире гомеопатический журнал, который индексируется в PubMed. В интервью, данном им в  2015 году, Питер Фишер сообщил, что имеется около 300 рандомизированных клинических исследований и около 100 клинических исследований гомеопатии. К 2019 году, надо полагать, число и тех, и других увеличилось еще более, журнал это отразил, денег на эти исследования тоже было потрачено изрядно, но что-то не видно, чтобы  гомеопатия оказалась от этого хоть в каком-то выигрыше. Атаки на нее не только не прекратились, но стали еще яростнее. То тут, то там постоянно возникают инициативы по ужесточению оборота гомеопатических лекарств, запрета гомеопатам лечить те или иные болезни, прекращению преподавания гомеопатии и проч. в том же духе, а исследования в пользу гомеопатии просто игнорируются или легко объявляются «невалидными» и потому не заслуживающими внимания. Рискну предсказать, что ничего не изменится, даже если вместо 300 рандомизированных клинических исследований гомеопаты предъявят 3000 таковых. Я люблю цитировать мудрые слова покойного американского историка гомеопатии Джулиана Уинстона (1941–2005), сказанные им в интервью незадолго до смерти: «Не пытайтесь найти взаимопонимание с миром конвенциональной медицины. Они высосут наше лучшее и оставят бессмыслицу. Тогда они будут называть оболочку, которая останется, гомеопатией, и другие должны будут снова откапывать истину». Абсолютно с этим согласен. На громоздимые одно за другим дорогостоящие исследования в пользу того, что сами их авторы считают гомеопатией, равно как и на рост то на одну, то даже на две десятые импакт-фактора, мало кто, кроме самих гомеопатов, обращает внимание. А вожделенное признание «гомеопатии» по аллопатическому шаблону, какой она предстает в этих исследованиях, страшно навредит реальной гомеопатии, претендующей на настоящую, а не вымученную для исследований по чуждым ей правилам эффективность.  Именно о таких журнальных ревнителях научности гомеопатии писал в своей статье Дж. Витулкас: «Эти "мастера" рецензирования как правило очень слабо осведомлены о реальной гомеопатии, ее правилах и принципах. Большинство из них не ведут гомеопатической практики и не преподают гомеопатию! Эти самозванные специалисты гомеопатии охраняют основы правильных "научных доказательств" с таким энтузиазмом, что стать известными публике не дозволяется никаким доказательствам».

Особое место занимает восторженное отношение Фишера к прививкам. Зная о крайней непопулярности их в среде гомеопатов, в поддержку своего мнения он в вышеупомянутом интервью ссылается на высказывание  Ганемана в
«Органоне
», с необычайной легкостью перескакивая от процедуры, которую сам Ганеман считал чисто гомеопатической (профилактику по принципу подобия коровьей оспой натуральной оспы), к процедуре, основанной на совершенно другом принципе (тождественности), якобы искоренившей полиомиелит, натуральную оспу и дифтерию. Поскольку в главе «Гомеопатия и прививки» моей «Гомеопатии  в вопросах и ответах» я достаточно подробно рассмотрел этот вопрос, здесь возвращаться к нему не буду. Вполне вероятно, что именно под влиянием П. Фишера и разделяющих с ним это мнение лиц британский Факультет гомеопатии, который в постсоветских странах называют Лондонским факультетом гомеопатии, в своем  угодливом заявлении, вызывающем оторопь и брезгливость, рекомендовал «делать прививки одобренными вакцинами в соответствии с нынешним календарем, если для этого нет медицинских противопоказаний». Одного этого достаточно, чтобы не иметь с Факультетом гомеопатии ― организацией, видящей себя, по словам д-ра Харриса Култера, частью аллопатической профессии, ― никаких дел. Кстати, Фишер стал президентом факультета за два года до смерти. Бесчисленного числа занимаемых постов и должностей ему показалось мало, захотелось добавить еще что-то?

На этом, пожалуй, закончу. Повторюсь, что я так и не понял, чем именно обязана гомеопатия Питеру Фишеру, занимавшему свыше 30 лет тут и там посты редакторов, директоров, экспертов, председателей и президентов. Неужели совсем ничем, такое может быть? 
Пока нет комментариев...

Оставьте комментарий

CAPTCHA Image
Play CAPTCHA Audio
Refresh Image
Top