Логотип сайта 1796 - гомеопатия и прививки Гомеопатия и прививки

Гомеопатия
Прививки
Гомеопрофилактика
Заочное лечение
Об авторе
Друзья
Контакт
Обновления
Гостевая книга
Блог
Форум
Карта сайта
Краткий словарь

Блог

Не давайте котам охранять сметану!

Блог   /   Май 28, 2019 6:38   /   0 Комментарии   /  A+ | a-
Приближается 3 июня  Международный день осведомленности о вреде прививок (International Vaccine Injury Awareness Day), который в разных странах пикетами и митингами по причине удобства будут отмечать в основном 2 июня, выпадающем на воскресенье. В преддверии этой даты мне хотелось бы напомнить читателям блога историю появления в 1998 году российского закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», спасательного круга россиян, обложенных ныне вакцинаторами со всех сторон. Хотелось бы здесь добавить «забывшими честь и совесть», но это будет явно лишним со времен их духовного отца, мошенника и манипулятора Дженнера, они никогда и не помнили о существовании таких несерьезных материй. Заодно поделюсь некоторыми своими мыслями о направлениях давно уже остро необходимого изменения нынешнего положения вещей.

Итак, в 1988 году вирусологу Г. П. Червонской, тогда еще сотруднице Государственного НИИ стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов имени Л. А. Тарасевича Минздрава СССР (ГНИИСК), удалось заинтересовать молодого журналиста «Комсомольской правды» В. Умнова давно ее занимавшей проблемой содержания ртути в вакцинах. В результате в «Комсомолке» появилась вполне безобидная статья «Ну подумаешь ― укол», которую впоследствии вакцинаторы, ищущие, на кого свалить вину за собственные бездарность и некомпетентность, приведшие к вспышке дифтерии в начале 1990-х, обвиняли в том, что она-де сыграла решающую роль в отказе публики прививаться и прививать детей, что и спровоцировало наступление болезни. На этом многократно опровергнутом вранье я останавливаться не буду, отослав интересующихся к соответствующей главе моей «Беспощадной иммунизации». Г. П. Червонской удалось найти поддержку в Российском национальном комитете по биоэтике при Российской Академии наук и стать его членом. Распространяя информацию и собирая сторонников, она и другие специалисты подготовили материалы о накопившихся прививочных проблемах в СССР
Российский Федерации, в том числе и законодательных, и добились рассмотрения вопроса о прививках в Госдуме РФ, в результате чего депутатами и был принят закон, гарантировавший право на отказ от прививок, признавший возможность поствакцинальных осложнений и предусмотревший компенсацию за них. В 1998 году он был подписан президентом РФ Б. Ельциным и вступил в силу. Помимо поддержки общественного мнения (тогда в России оно еще что-то значило), Г. П. Червонская и ее группа имели козырного туза: благоволение самого Б. Ельцина, с которым они были связаны через разделявшего их взгляды академика-эколога Алексея Яблокова (19332017), бывшего в 1990-х годах советником президента по вопросам экологии и охраны здоровья, а затем председателем Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по экологической безопасности.

Чтобы разобраться с тем, что и по какой причине было сделано не так, и выучить уроки на будущее, моему читателю надо сначала твердо уяснить, что если минздравы традиционно являют собой места максимально разнузданной коррупции, то прививочный сегмент их деятельности 
это настоящая коррупционная лернейская гидра, на месте отсеченной головы которой готовы немедленно вырасти несколько новых, дочь Тифона алчности и Ехидны научной и обычной человеческой нечистоплотности. Прививки ― это та самая заветная кормушка, припасть к которой норовит каждый продажный делец от медицины, неважно при этом, как он себя называет ― ученым, «научно-доказательным» врачом, эпидемиологом, организатором здравоохранения, популяризатором науки, бизнесменом или кем-то еще. Стремительно растущий и богатеющий рынок вакцин сегодня в состоянии накормить до отвала практически любого, кто готов оказать серьезную помощь словом или делом в их рекламе и попаданию в национальный календарь прививок. Однако в середине 1990-х годов это еще не было ясно в России так, как ясно сейчас. Подозреваю, что ни сама Г. П. Червонская, ни ее сторонники не понимали толком, с явлением какого потенциального масштаба им приходится иметь дело, а изучить зарубежный опыт им не хватило то ли времени, то ли желания. В результате крайне важная работа, к сожалению, завершилась там, где она должна была только начаться.

В статье «Ошибка природы или Минздрава?», написанной в 1999 году, Г. П. Червонская сообщает: «В период работы над законом о прививках в Комитете Госдумы по здравоохранению наша экспертно-рабочая группа четко разделилась на две подгруппы. Первые вместе с представителями Госдумы отстаивали проект ныне действующего закона (Д. В. Колесов, Б. Г. Юдин, Г. П. Червонская, С. И. Умецкая, В. С. Царькова, В. Ф. Шарапов, председатель комитета Н. Ф. Герасименко и др.), вторые (В. Ф. Учайкин, В. К. Таточенко, Н. А. Озерецковский, Г. Ф. Лазикова, А. А. Монисов и пр.) настаивали на принятии в законе статей об обязательности прививок, непринятии непривитых ни в одно организованное учреждение, а также о запрете выплаты денег по листу нетрудоспособности в случаях, когда непривитой заболеет "управляемой прививкой" инфекционной болезнью. Были предложения и по другим карательным мерам…» Это все, что можно узнать в доступных материалах относительно обсуждения законопроекта, и это очень жаль. Я предполагаю, что основные бои развернулись именно вокруг свободы прививочного выбора и связанного с этим допуска-недопуска в детсады и школы, в то время как «второстепенные» вопросы о компенсациях жертвам прививок или их родственникам и регистрации поствакцинальных осложнений (ПВО) удостоились куда меньшего внимания. Не было более тяжелой и в нынешних условиях уже, вероятно, неисправимой ошибки, не сказать чудовищного легкомыслия, как поручить минздравовским котам охранять сметану определения прививочной политики и регистрации поствакцинальных осложнений с неизбежно вытекающими из всего этого последствиями. А ведь предугадать то, что произойдет, было нетрудно хотя бы на не столь давнем в тот момент примере США, где в 1986 году конгресс, дважды преодолев вето президента Рейгана, принял «Федеральный закон о пострадавших от прививок» (National Vaccine Injury Act), а в рамках этого закона ― «Национальную программу компенсаций увечий от прививок», призванную обеспечить пострадавшим от прививок и их семьям быструю, без доказательств ответственности и судов, справедливую компенсацию и защитить производителей вакцин от преследования по суду, гарантировав тем самым бесперебойное производство вакцин. К середине 1990-х годов, когда началось обсуждение прививочных проблем в России, уже стало ясно, что американские вакцинаторы, также получившие монопольные права на решение прививочных вопросов, делают все, что в их силах, чтобы выхолостить эту программу. И без того небольшой список ПВО стал еще меньше, истцов лишили права на государственное финансирование в оплате адвокатов и экспертов, суды стали растягиваться на долгие годы, иные тянулись до десяти лет, изматывая истцов морально и материально… Как можно было оставить российскому Минздраву право самостоятельно, без контроля общественности, составлять список ПВО? Как можно было оставить самому Минздраву право определять, было ПВО или нет («Порядок регистрации… поствакцинальных осложнений… устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения», ст. 17)? Разве где-то в мире продавцы тухлой рыбы сами определяют, заболел покупатель из-за отравления их рыбой или по другой причине? Что такое «10 минимальных размеров оплаты труда» ежемесячно, на которые после многолетних судебных баталий получит право (но еще далеко не факт, что саму компенсацию) искалеченный прививками или его родственники (cт. 20), если для лечения и доказательства своих прав в судах уже сейчас требуются огромные суммы? И как так могло получиться, что при провозглашавшихся в первоначальной версии закона «300 минимальных размеров оплаты в случае смерти» (ст. 19), родственники покойного получают ныне фиксированную сумму… в 30 тыс. рублей?!

Однако даже всего этого российским вакцинаторам теперь мало. Аппетит приходит во время еды, а трапезы у них на деньги налогоплательщиков такие, по сравнению с которыми пиры Лукулла
ужин в ночлежке для бездомных. Им уже мало, что они полностью освобождены от ответственности за последствия прививок. Мало, что они сами определяют, достоен ли пострадавший грошовых компенсаций, которых не то что на лечение и реабилитацию  на пропитание не хватит, да и платит их все равно не Минздрав. Мало, что они сами из года в год могут абсолютно бесконтрольно раздувать календарь прививок, добавляя новые вакцины и дополнительные дозы старых. Мало, что ежегодно на десятки миллионов рублей увеличиваются траты на «вакцинопрофилактику», безнаказанно калечащую и убивающую детей и взрослых. Мало, что они сами решают, когда объявить эпидемию или ее угрозу, ввести «ограничительные меры» (то есть повыкидывать непривитых детей из детсадов и школ, отказать им в госпитализации, отдыхе в детском лагере, присутствии на празднике и проч.) и держать их так долго, как заблагорассудится. Мало, что они беспрепятственно распиливают между собой гигантские суммы, ассигнуемые на разработку, производство и закупку за границей вакцин. Мало, что через своих подпевал в правительстве РФ и без тени общественного контроля они сами установили список профессий, требующих прививок, и теперь на законных основаниях могут преследовать учителей, врачей и других, не желающих прощаться со здоровьем ради заработков коррумпированных негодяев. Теперь они хотят замахнуться на самое им ненавистное, последнюю линию обороны общества от их подлости и алчности  право граждан на отказ от прививок. А чтобы опасного вольнодумства не допускать и не дать оному злу укорениться, заодно преследовать по закону тех, кто призывает к отказу от прививок (по сути всего-навсего к реализации гарантированного законом права, хотя и таких агитаторов в природе не сыщешь: людей призывают не отказываться, а изучать вопрос со всех сторон и думать своей головой, но для вакцинаторов это совершенно справедливо однозначно призыву к отказу, ибо любой вменяемый родитель, познакомившийся с материалом, почти точно от прививок откажется, не желая менять крайне сомнительную пользу от вакцин, относящуюся к туманному будущему, на гарантированный вред немедленно). Каждый прививочный делец из числа вороньем слетевшихся на недавний круглый стол по вопросам прививок в Госдуме, предварительно как букой попугав присутствующих никогда не существовавшим «антипрививочным лобби», заводил типичную лоббистскую песню о том, что родителей надо хватать и не пущать, клеймить, унижать, штрафовать, а детей, чтобы знали, каких садистов-нелюдей судьба им назначила в родителей, лишивших их «защиты от инфекционных болезней», всячески ущемлять в правах: не пускать в школы и детсады, в детские лагеря и на новогодние елки, изолировать их, совершенно здоровых, как больных натуральной оспой или бубонной чумой. «Антипрививочные» сайты закрывать, а если невозможно, то блокировать, благо опыт уже накопился. Врачей же, осмеливающихся выказывать недостаточную восторженность к прививкам, само собой, преследовать как врагов народа, вплоть до запрета на профессию.  

Некоторый оптимизм все-таки внушает просыпающаяся активность родителей и защитников пациентских прав. На 2 июня назначены пикеты и митинги протеста против прививочного принуждения в крупных российских городах. На состоявшемся несколько дней назад IV Конгрессе «Человек и лекарство» была принята «Декларация о разумной иммунизации населения», требующая контрмер в отношении все большего ужесточения прививочной политики. Поскольку, как мне хочется надеяться, в ближайшее время противники прививочного принуждения добьются того, чтобы их выслушали, мне хотелось бы внести собственные предложения. Смысл их будет в основном сводиться к тому, чтобы максимально удалить котов от сметаны
― минздравовских чиновников и фармацевтических воротил, которые их и себя кормят, от решения прививочных вопросов. Вот эти предложения. 

1. Полный запрет на участие любого, имеющего прямой или косвенный конфликт интересов (закупщик, разработчик, производитель, распространитель вакцин или его родственник; получатель грантов от фирм, производящих вакцины, на «научные исследования»; владелец акций фармкомпаний, производящих вакцины) в работе структур, имеющих отношение к прививочной политике (календарь прививок, лицензирование новых вакцин, определение списка противопоказаний, критерии ПВО, расследование ПВО и проч.).

2. Создание независимой комиссии по прививочным вопросам, решения которой будут обязательны для выполнения Минздравом, где представители Минздрава будут иметь не более трети мест, а две трети 
независимые специалисты. Комиссия должна будет пересмотреть календарь прививок, список ПВО и порядок их регистрации, размеры компенсаций, гарантированных государством, и порядок их выплаты, предусмотреть ответственность (административную, а если потребуется, то и уголовную) за попытку сокрытия ПВО или дезинформации о возможных последствиях прививок, изучить последние научные исследования о роли ртути и алюминия в вакцинах и их связи с РАС и тяжелыми аутоиммунными заболеваниями, заниматься мониторингом закупок вакцин на предмет коррупции и многим другим, что требует безотлагательного изучения и принятия действенных мер. Комиссия будет работать на постоянной основе, а материалы ее совещаний (раз в два-три месяца) публиковаться на ее сайте.

3. Создание независимого института судебно-медицинской экспертизы, который будет изучать каждый факт ПВО и выносить соответствующее решение, которое должно становиться основой для признания ПВО и выплаты компенсации без обращения в суд или для отказа в таковых. 

4. Создание открытой базы данных поствакцинальных событий по типу американской VAERS, служащим которой врачи и медсестры будут обязаны сообщать о каждом ставшем им известном поствакцинальном событии, указывая при этом название вакцины, ее серию, время прививки, возраст привитого и характер события, а родители или сами совершеннолетние прививаемые будут иметь право такого сообщения, о чем в обязательном порядке должны быть уведомлены до прививки. 

Реализация этих мер приведет к сокращению размеров прививочной кормушки и числа имеющих возможность ею воспользоваться, а следовательно, к огромной экономии бюджетных средств, прекращению прививочных истерик и успокоению общества в целом, а затем и к резкому снижению заболеваемости и инвалидности, причинами которых становятся прививки. 
Пока нет комментариев...

Оставьте комментарий

CAPTCHA Image
Play CAPTCHA Audio
Refresh Image
Top