Д-р Клеменс Мария фон Беннингхаузен (Германия)

Клеменс Мария фон Беннингхаузен

Афоризмы Гиппократа с примечаниями гомеопата

Лейпциг, 1863


Перевод Натальи Миловановой (Санкт-Петербург)

— 95 —

20. У кого в юности желудок был слабый, у тех к старости он делается крепким. И наоборот, у кого в юности желудок был крепким, у тех в старости он расслабляется.

Смысл этого афоризма полностью понятен и несомненно является результатом опыта, который у Гиппократ превышал таковой большинства нынешних врачей и был приобретен благодаря изучению многочисленных вотивных табличек в храмах, как это было принято в те времена.


скрытым процессом, без учета которого нельзя утверждать, что наблюдение было произведено. Тот, кто, например, принял опиум, но отмечает происходящие вследствие этого в организме изменения не с первого момента после его приема и до окончания его действия, не сможет предоставить достоверных сведений о его действии". Шпренгель "История медицины", V, 274.
     "Что толку от показаний, хорошо определяемых конкретными признаками и фактами, если мы не в состоянии найти хорошее средство, благодаря которому можно быстро привести в порядок поврежденную. функцию?" Лёзеке "Материя медика", введение, § 6.
     "Если есть такая область человеческого знания, которая нуждается в совершенствовании и улучшении и способна достичь этого, то на первое место следует поставить медицину". "Гигея", I, 1.
     "Пусть число тех лекарств, которые врачи выбирают из огромного множества, будет двести или сто пятьдесят, или только сто, все равно врач даже из этого относительно небольшого числа забудет их часть и не сможет их вспомнить, если ничто не напоминает ему о них, и прежде чем он осознает это, он удовлетворяется немногими оставшимися, из которых он выбирает предписанные средства. Тогда врачам, пусть и только совcем неопытным, останется заявить, что они могут записать свои лекарства на ногте большого пальца! Только так стало возможным увидеть небольшое количество так называемых основных средств, рутинно повторяющихся в аллопатических рецептах, и что, например, бикарбонат натрия, опиум, морфий, хинин, ртуть и йод, похоже, составляют всю эпитому Материи медики некоторых врачей. Даже аптекари, как я точно знаю, высмеивают это и насмешливо указывают на несколько баночек, компоненты из которых им остается только смешивать". Проф. Гоппе "Право изготовления и отпуска лекарственных средств", стр. 99.

— 96 —

Но имеются ли и сегодня упомянутые изменения в характере работы кишечника в зависимости от возраста в такой степени, чтобы можно было вывести из этого общее правило, мы не хотим и не можем ни утверждать, ни отрицать. Да и вряд ли из этого получится извлечь большую практическую пользу.

21. Питье вина утоляет голод.

Этого влияния на естественную потребность организма в пище, которую мы называем аппетитом, а также непосредственного воздействия на органы пищеварения, которое подобно наркотическим средствам оказывает (неразбавленное) вино, необходимо избегать при приеме гомеопатических лекарств, особенно если пациент лечится от желудочных заболеваний или от болей в животе. Правильно подобранные лекарства ничуть не нуждаются в таком дополнении; кроме того, их воздействие может быть изменено и нарушено побочным эффектом другого вещества, которое в данном случае тоже действует подобно лекарству.

Поэтому лучше и естественнее всего во время выздоровления пить хорошее правильно выдержанное и некислое вино в очень больших количествах, чтобы усилить аппетит. В этом случае вино как истинное гомеопатическое средство притупляет чувство голода в первичном действии, но усиливает его в последействии, часто оказывая тем самым значительную услугу.

Вместе с тем абсолютно заблуждаются те, кто считает вино безвредным стимулирующим средством для усиления аппетита. И этот полностью правильный тезис отца медицины доказывает всю

— 97 —

несостоятельность этого мнения, которое распространено сегодня среди врачей и неврачей, потому что эти два противоположные воздействия понимаются ими неправильно.

Также здесь вкратце следует сказать о злоупотреблении красным вином при диарее. Все знают, что часто в таких случаях оно совершенно не помогает, однако не всем известно, что употребление вина может осложнить заболевание. Здесь очень важен индивидуальный подход, и при подобных жалобах, часто связанных с различными серьезными заболеваниями, необходимо с большой осторожностью применять такие средства, чтобы, улучшив что-то в одном месте, не навредить в десяти других. Это мнение подтверждают многие печальные факты. Вообще опытные гомеопаты никогда не относятся к диарее как к несерьезному заболеванию, но всегда придают ей более важное значение, чем затруднительному твердому стулу, который редко является поводом для опасения и обычно является признаком крепкой конституции.

Для подтверждения этих слов, а также для доказательства того, что заболевания могут проявляться у больного совершенно по-разному, мы в конце толкования данного афоризма хотели бы рассказать о примечательном случае. Один местный житель К. Е. после прививки от коровьей оспы заболел золотухой31. В возрасте восьми лет он лечился у нас


31 Наши собственные журналы содержат более 3000 примеров дебюта золотухи в ее различных формах через короткое время, часто сразу после вакцинации, которые в связи с многочисленными наблюдениями того же рода и других людей заслуживают внимания и фактически уже обсуждались (во Франции). Мы считаем, что причина этому не коровья оспа, которая сама по себе является не чем иным, как истинным гомеопатическим средством, а недостаточно частое обновление оспенного материала от коров и загрязнение его ядом золотухи от (латентно) псорических

— 98 —

от глухоты из-за гноя в ушах и от множества бородавок на руках, получив по одной дозе Ammonium carbonicum и Calcarea carbonica 30. Через десять лет у него появились боли в груди и легких, которые за короткое время были излечены одной дозой Bryonia 200. Еще через три года после прогулки в открытом автомобиле при плохой погоде он заболел простудой, от которой был быстро излечен двумя дозами Nux vomica и Dulcamara 200. Три года спустя он вновь обратился к нам за помощью, на этот раз с застарелым кровохарканьем, которое развилось у него после постоянного и неумеренного употребления пива32. Эту болезнь было невозможно вылечить, так как он не хотел отказываться от вредной привычки. В результате из-за его нежелания следовать рекомендациям мы от него отказались, и он перешел на сторону аллопатии, после чего умер через пять месяцев. У этого пациента была одна примечательная особенность: всякий раз после употребления красного вина он страдал продолжительной диареей. Cамое незначительное количество французского розового или даже разбавленного водой красного вина всегда приводило к одинаковому эффекту, тогда как белые вина, напротив, были для него полностью безвредны. Подобно красному вину на этого пациента действовали только баварское (горькое) пиво и любой сыр. В наших журналах рассказывается и о многих других похожих и необычных случаях.

22. Всякие болезни, которые происходят от переполнения, излечиваются опорожнением, а все, которые бывают от опорожнения, наполнением; так же и другие болезни излечивает противоположность.


детей. Наше мнение многократно подтверждалось практикой: в большинстве случаев заражение коровьей оспой не начиналось, если пациенты перед этим принимали маленькую дозу Sulphur. Но намного эффективнее при этом действует Thuja.
32 За последние десятилетия резко возросло потребление пива, особенно так называемого баварского (горького). Выяснилось, что зачастую оно наносит серьезный ущерб здоровью, и это должно быть предостережением для всех.

— 99 —

Этот афоризм и сегодня, хотя и ошибочно, используется для доказательства фундаментальной теоремы существовавшего до сих пор врачебного искусства. В нем contraria contrariis открыто противопоставляется нашему similia similibus, и он заслуживает гораздо более углубленного изучения и обсуждения, не ограничиваясь рамками комментария. В этом случае мы вынуждены обратиться к другому труду, где эта тема представлена очень детально и подробно, и который, по нашему мнению, является по-настоящему авторитетным. Конечно же, мы имеем в виду "Органон" в его пятом издании основателя гомеопатической школы, где, кроме введения, этому вопросу посвящены  § 22–26, 54–62 и 67–69, поэтому в основном на них мы и будем ссылаться. Далее мы хотели бы сказать несколько слов об одном опасении, которое связано с этой темой.

Здесь речь идет главным образом о вопросе, какой смысл Гиппократ придавал и должен был придавать своему основному тезису contraria contrariis (Τὰ ἐνάντια τῶν ἐνατιων ἐστιν ἰήματα)? Для обсуждения данного вопроса нужен определенный уровень эрудиции и учености, однако мы не будем выходить за рамки, требуемые для нашей цели.

Теория Гиппократа — та же, что за 480 лет до н. э. была создана Эмпедоклом и господствовала до XVIII века.

— 100 —

Это учение о четырех элементах — воздухе, огне, земле и воде, и о четырех качествах организма, которые основаны на них, — теплом, холодном, сухом и влажном. Согласно этой теории, благодаря регулярному соединению этих элементов друг с другом организмы появляются, формируются и приобретают их свойства. В природе все происходит из-за нормального или ненормального деления или слияния этих элементов и, следовательно, каждый вид болезни порожден ими. Гиппократ дополнил эту теорию тем, что к четырем основным качествам добавил третью параллель, а именно, кровь, слизь, желтую и черную желчь. Недостаток или избыток какого-либо из этих соков приводит к определенной болезни, которую, по его мнению, можно вылечить, выровняв существующий дисбаланс. Поэтому в подлинных трудах Гиппократа всегда преобладает материальный взгляд, и мы почти не находим в них темные намеки на нематериальную жизненную силу (ἐνόρμον), о которой ему, возможно, не было известно. Тепло же извне (ἐμφυτον ζερμὸν), напротив, играет очень большую роль в живой природе. Понятие дыхания жизни (πνεῦμα) появилось после эпохи Гиппократа, и его φυσα означает только сосредоточенный в организме воздух, а ἁήρ — воздух за его пределами. Итак, согласно Гиппократу, все в живой природе вращается вокруг этих четырех элементов и качеств.

После этих слов, подтверждение которым каждый ученый может найти в источниках, становится очевидно, что Гиппократ должен был сам придумать принцип contraria contrariis для того чтобы восполнить недостающее и устранить избыточное. И то, и другое может быть

— 101 —

достигнуто только противоположностью33. Только с помощью дополнительного тепла он мог устранить холод, с помощью дополнительной влажностисухость, и наоборот, и таким образом восстановить нарушенный естественный баланс. И все же этот остроумный исследователь природных процессов был очень далек от того, чтобы всегда использовать свою теорию при лечении больных, высшим и решающим критерием для него всегда оставался опыт, о чем свидетельствуют его подлинные труды. В них он часто говорит о том, что не следует придавать особого значения предвзятым теориям и мнениям34, 35, 36, 37, 38.


33 Доказательство известной аксиомы contraria contrariis мы можем найти в признанном всеми подлинным труде Гиппократа περι φυσῶν, которое в переводе Гримма в издательстве Лилиенхайна звучит следующим образом: "Голод — это болезнь, потому что все, что доставляет человеку болезненные ощущения, называется болезнью. Какое имеется средство против голода? Это то, что утоляет голод, то есть пища. Таким образом, поев, можно утолить голод. А жажду, наоборот, утоляет питье. Одним словом, противоположное излечивает противоположное. Ведь вся суть врачевания состоит в дополнении и изъятии, в изъятии чрезмерного и в дополнении недостающего.". Данное объяснение очень отличается от современного понимания этой аксиомы.
34 "Эмпирические науки никогда не бывают завершенными, невозможно исчерпать все обилие мыслительных восприятий, и ни одно поколение не может похвастаться тем, что изучило совокупность всех этих явлений". Гумбольдт "Космос", I, стр. 65.
35 "История прагматична, если благодаря ей мы становимся мудрыми". Шпренгель "История медицины", введение, § 3.
36 "При том разнообразии мнений, которое встречается сегодня, мы, пожалуй, доживем до седых, а возможно, даже и белых волос, но никогда не достигнем опыта". Фон Ведекинд, "Huf. Journ.", 1828, 6, стр. 3.
37 "Никто не становится мудрее благодаря опыту других, и это настоящее проклятье для человечества", — говорит Руст в своем письме о холере Гумбольдту.
38 Homo Naturae minister et interpres tantum facit aut intelligit, quantum de Naturae ordine re vel mente observabit, ipse interim Naturae legibus obsessus. Bacon, de interpret. nat. Sent. 1 (лат. Человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько постиг в ее порядке делом или размышлением, и свыше этого он не знает и не может. Бэкон. — Прим. перев.).

— 102 —

После некоторого прогресса в медицине учение Гиппократа было пересмотрено и раскритиковано другими школами, но тогда благодаря знаменитому Галену (160 г. н. э.) эта система четырех качеств стала вновь признанной и авторитетной и имела такой успех, что с того времени в течение свыше четырнадцати столетий у нее не было равных в школах врачей39. И здесь четыре известные элемента оставались опорой учения, холод, тепло, влажность и сухость по-прежнему считались основными качествами и причинами здоровья и болезни40. Однако все было осложнено тем, что Гален при распределении лекарств по этим четырем группам ввел еще четыре степени. Таким образом, в старых медицинских трудах имеются данные о холодных, теплых, влажных или сухих свойствах в первой (самой легкой), второй, третьей и четвертой (самой сильной) степени. В течение этого времени считалось, что различные болезни связаны с этими качествами, и естественно, лечение пациентов нужно было проводить   посредством устранения этого теоретически предполагаемого нарушения с помощью соответствующих лекарственных средств. И разумеется, следовало организовывать лечение по принципу


39 Неудивительно, что Гален на протяжении четырнадцати столетий оставался главным авторитетом, хотя проницательные специалисты знали его недостатки и, например, Бэкон (impet. Phil., 2) говорит о нем: ученые государственные мужи наполняют свои произведения и речи идеями, которые не помогают людям.
40 Старое деление двенадцати созвездий эклиптики на знаки воды, воздуха, огня и земли соответствует этим четырем известным элементам. Однако это деление было бы другим, живи его создатель не в северном, а в южном полушарии.

— 103 —

contraria contrariis. Следовательно, этот тезис Гиппократа, а точнее, Эмпедокла, на протяжении многих столетий несомненно оставался основным правилом в медицине.  В то же время оно было и такой естественной аксиомой, что даже неврачи считали, что могут понять ее, и считают так по сей день. Итак, тогда обоснованием этого тезиса была совершенно произвольная и явно неправильная грубая материалистическая гипотеза, но и в нашу эпоху просвещения многие пытаются придать ему новое значение, особенно когда хотят оспорить гомеопатический принцип similia similibus41.

Этого простого и ясного объяснения происхождения и сути данного знаменитого тезиса contraria contrariis было вполне достаточно, и нам кажется излишним далее говорить о его несостоятельности. И все же мы считаем вполне уместным сказать еще несколько слов применительно к нашей цели. Первое, что здесь напрашивается, это замечание о том, что нет и не может быть истинного contrarium всему тому, что называется болью, ведь безболезненность — это не что иное, как отсутствие боли, но ни в коем случае не ее противоположность, а значит, не реальная вещь или сущность, которые можно было бы применить для лечения страдающего. То же самое можно сказать про почти все внутренние болезни, воспаления, лихорадки, нервные заболевания, нарушения в работе внутренних органов и т. д. Нет противоположности по отношению к таким


41 Neque enim quaero mtelligere, ut credam, sed credo, ut intelligam. Nam qui non crediderit, non experietur et qui expertus non fuerit, non intelliget. St. Anselm. Cantuar. (лат. Ибо я не стремлюсь понять, чтобы верить, но верю, чтобы понять. Дело в том, что тот, кто не верит, не испытает, а тот, кто не испытал, не поймет. Ансельм Кентерберийский. — Прим. авт. сайта).

— 104 —

часто очень тяжелым и опасным заболеваниям42, и только для лечения отдельных симптомов при таких общих заболеваниях, которые представляют собой единое целое, можно применять этот метод. Например, использовать тепло при переохлаждении и ознобе, холод при жаре (к потению это уже не применимо), слабительное при запоре, закрепляющее при диарее, и т. д. По этой причине врачи часто выбирают другие способы лечения. Противоположного воздействия для излечения всех имеющихся у пациента недугов стараются достичь с помощью применения массы различных лекарств с различными показаниями в одном рецепте, и при этом рассчитывают на то, что каждый ингредиент в этой смеси, независимо от влияния других, в каждой точке, куда он направляется, и будет там действовать как contrarium. Если что-то и заслуживает неблаговидное название симптоматического лечения43, то это тот самый случай, и проницательность здравомыслящих людей становится все очевидней по мере того, как рецепты становятся все проще44.

Но в очень многих случаях врачи, основываясь на опыте, вынуждены инстинктивно, иногда даже неосознанно, назначать то, что соответствует принципу simile.


42 На самом деле это соответствует не столько принципу contraria contrariis, сколько sublata causa, tollitur effectus (лат. Устрани причину — устранишь ее последствия. — Прим. перев.). То же самое относится и к афоризму II, 48.
43 О настоящем и применяемом еще сегодня симптоматическом лечении рассказывается в "Журнале практической медицины Гуфеланда" (том II, раздел 4) в cтатье под названием "Наблюдения за тремя современными методами лечения".
44 "Каждое средство воздействует отдельно, это подобно тому, как мы слышим отдельное звучание одного звука, но мы еще не можем достигнуть гармоничного воздействия лекарств посредством их сочетания в правильных соотношениях и дозировках и при этом в правильной последовательности". Д-р Мизес "Stapelia mixta", стр. 100.

— 105 —

Сюда относятся все те лекарства от внутренних и наружных болезней, чья специфичность45 при определенных (в основном самостоятельных) формах болезней стала известна только благодаря опыту, а также лекарственные средства, длинный ряд которых, признаться, без небходимости, перечислен в первых изданиях "Органона" Ганемана. Здесь, минуя последние, можно лишь кратко отметить в заключение, что в прямом противоречии с заключительным предложением только что приведенного афоризма обычные аллопатические лекарства для лечения тяжелого переполнения желудка на самом деле подобраны гомеопатически, поскольку рвотные (ипекакуана и антимониум тарт.) сами по себе почти неизменно вызывают у здоровых людей тошноту и рвоту, и, следовательно, такое лечение гораздо характернее для simile, чем для contrarium46, 47.


45 Гомеопаты старшего поколения еще помнят спор, который произошел в 1843 году между специалистами Южной Германии во главе с д-ром Грисселихом ("Гигея", XVII, 3) и Северной Германии относительно равнозначности слов "гомеопатический" и "специфический". Особенно убедительно это мнение было опровергнуто д-ром Хенке в Риге, об этом также была опубликована статья в "Allgemeine homöopathische Zeitung", XXIV, стр. 19. Представляется, что и сегодня снова необходимо ссылаться на его мнение.
46 "'Держаться за реальность; избегать абстракции и ее дочери спекуляции, и с этой целью рассчитывать меру, которая не позволяет нам прорвать границы и потерять себя в безграничном': таковы три момента, которые мы признали и рекомендовали в качестве первых элементов подлинного исследования как в целом, как бы ни назывались его объекты, так и в частности в естественных науках". Гейнрот "Гипотезы материи", стр. 208.
47 После недолгого господства старой догматической школы, когда в медицине было больше регресса, чем прогресса, самые разумные и старательные врачи (250 г. до н. э.) снова вернулись к методам Гиппократа и стали называть себя

— 106 —

23. Болезни, сопровождающихся лихорадкой, разрешаются в четырнадцать дней.

24. Из семи дней болезни четвертый является ключевым. С восьмого дня начинается вторая неделя. Особое внимание нужно обратить на одиннадцатый день, потому что он четвертый во второй неделе. Далее важен семнадцатый день, так как он считается четвертым от четырнадцатого и седьмым от одиннадцатого.

В трудах Гиппократа кризисы и исходы заболеваний играют очень большую роль. И это понятно, ведь тогда при болезнях в основном не было принято нарушать их беспрепятственный природный ход, и врач чаще всего оставался лишь наблюдателем. Он вмешивался только тогда, когда к этому его принуждали безотлагательные обстоятельства. Таким образом, ход болезней в большинстве случаев оставался естественным, в особенности это касается наступления различных стадий при острых заболеваниях48. Однако эти стадии могли подвергаться значительным изменениям, если с самого начала использовалось лекарственное лечение.


эмпириками. Но так как вначале у них еще отсутствовал свой определенный принцип, они сначала занимались только технической стороной науки, и, не углубляясь в теории, придавали опыту еще большее значение. Установленные ими правила и сегодня являются примером для многих, и долгая история медицины вполне доказала, что, как говорит Геккер, "медицинская наука в своем совершенстве может быть модернизирована только путем разумного эмпиризма и оценена с этой же точки зрения". Для нас это будет еще более актуальным, после того, как мы после открытия и соблюдения верного естественного закона (подобное подобным!) поставим эмпирическое искусство на прочное основание, и при этом всегда сможем его совершенствовать, и таким образом, сможем поднять прежнее до уровня настоящей науки.
48 Impossibile in omni vita, non dicam pluribus, sed duobus infirmis, omnia similia procedere. Galenius M. m. II, 6 (лат. Невозможно целую жизнь, не скажу за многих, но за двоих слабых, поступать одинаково. Гален. — Прим. авт. сайта).

— 107 —

При этом опыт подтверждает, что антипатические лекарства только задерживают и затягивают кризисы и стадии и, следовательно, ход всего заболевания, а гомеопатические лекарства, напротив, действуют обратно этому и быстрее достигают цели; аллопатические же средства при этом могут производить и тот, и другой эффект, это зависит от того, к какой из этих лекарственных групп они ближе. Один из образованных и более новых комментаторов этого афоризма (не гомеопат) совершенно справедливо отметил, что "позднее выздоровление (о наступлении которого при острых заболеваниях говорил Гиппократ) в основном связано с неправильным лечением".

25. Летние четырехдневные лихорадки большей частью бывают кратки, осенние же продолжительны, и наиболее те, которые случаются к зиме.

Практически дословно мы встречаем этот афоризм у Цельса (II, 9); таким образом, он уже тогда был полностью подтвержден практикой49. И все же мы надеемся, что лечение, рекомендованное этим известным автором, сегодня применяться не будет, потому что оно заключалось почти исключительно в голодании и лишении питья, в теплых ваннах и рвотных. Если же ничего не помогало, то больного отправляли домой, где он мог есть и пить что угодно


49 О сложностях при лечении четырехдневной лихорадки говорил еще Плиний (XXX, 30), уверяя, что „in quartanis medicina clinice prope modum nihil pollet" (лат. От четырехдневной лихорадки медицина почти не помогает. — Прим. авт. сайта). Также и сегодня "безупречный" хинин очень часто оказывается неэффективным.

— 108 —

и сколько пожелает. Только со времен открытия хины50, которая в середине семнадцатого века была завезена к нам из Южной Америки и считалась хорошо знакомым средством от лихорадки живущим там перуанцам, ситуация улучшилась. Целительные свойства этого лекарства из древесной коры, для приготовления которого предположительно использовали более двадцати видов деревьев, стали известны51 случайно или (как утверждают некоторые) благодаря обитающим там львам. Потом хину привезли в Европу,


50 Сейчас, когда речь зашла о хинине, мы непременно хотели бы сказать, что это именно то средство, которое впервые привлекло внимание Ганемана к закону медицины similia similibus. Поскольку его перевод "Трактата о Материи медике" Куллена (1790), вероятно, доступен не всем, мы процитируем здесь слова переводчика из примечания в этом произведении (том 2, стр. 109). "Для эксперимента я несколько дней принимал по четыре квентина хинина дважды в день. Сначала у меня холодели ступни и кончики пальцев, я чувствовал себя утомленным и сонным, потом у меня начинало биться сердце, пульс становился напряженным и учащенным, появлялись сильный страх, дрожь (но без озноба), усталость во всем теле, затем пульсация в голове, покраснение щек и жажда. Итак, у меня один за другим появлялись все симптомы малярии, кроме озноба. Также я ощущал такие характерные для малярии симптомы как затуманенность сознания, тугоподвижность суставов, а в особенности состояние скованности и дискомфорта, сосредоточенное в костях всего тела. Такие приступы продолжались от двух до трех часов и возобновлялись всякий раз, когда я повторно принимал дозу. Когда я перестал принимать лекарство, то снова стал полностью здоров". Не менее примечательно и мнение, изложенное на следующей странице (110): "Если бы Куллен знал о способностях хинина вызывать искусственную лихорадку, он бы не был так уверен в своем объяснении".
51 Коллингвуд сообщает, что однажды около Лохи при землетрясении несколько хинных деревьев на берегу озера упали в воду, и таким образом получился естественный настой, употребляя который заболевшие лихорадкой перуанцы выздоравливали. Кондамин рассказывает о легенде перуанцев, согласно которой больные малярией львы жуют кору хинных деревьев

— 109 —

она продемонстрировала значительный лечебный эффект и постепенно поднялась в рейтинге настолько, что сегодня ее можно считать альфой и омегой в лечении перемежающейся лихорадки52. На самом деле ее действие очень эффективно, а также своеобразно. Это лекарство больше подходит для лечения интермиттирующего типа лихорадки, и в большинстве случаев при лечении подобных заболеваний оно препятствует возвращению приступов53. Кора хинного дерева также хорошо подходит для лечения осенней и болотной лихорадки и в меньшей степени для лечения таких ее видов, которые начинаются весной или летом. Они зачастую связаны с желудочными заболеваниями и, возможно, быстрее всего излечиваются с помощью методов Цельса, то есть сильнодействующих средств в больших дозах54.

Однако если объективно изучить этот вопрос с врачебной точки зрения, то повсюду найдется множество примеров, когда хина оказывала не только исцеляющее воздействие, но также приносила вред. Особенно тяжелыми были последствия после ее


и так излечиваются от болезни. Подобные важные открытия лекарств, сделанные благодаря людям из диких племен или животным, часто встречаются в истории медицины.
52 Ги Патен писал своему другу Фальконе примерно через сто лет после появления хинина в Европе: "La Quinquinna ne guérit pas la fièvre intermittente, et nous l’avons abandonné. Jacet ignotus, sine nomine, pulvis (франц. Хина не лечит перемежающуюся лихорадку, и мы отказались от этого лекарства. лат. Сейчас существует один неизвестный порошок без названия. — Прим. авт. сайта).
53 Вероятно, немногим известно, что Линней назвал хинное дерево в честь графини Чинчон, супруги вице-короля Перу, потому что она была первой европейкой, которая испробовала целебные свойства этого лекарства.
54 Мортон говорит (Соч., II, стр. 69): "Раньше при малярии применяли средства, которые ослабляли организм и только затягивали заболевание. Сегодня же эту болезнь можно вылечить сразу с помощью относительно небольших доз одного средства (хинина), ранее ее долгое лечение всегда обогащало врачей и аптекарей. Желание получить прибыль не позволяло им смириться с этим, и появился, как утверждает аптекарь Бертрам, настоящий тайный заговор против этого средства". Некоторые считают, что подобный заговор существует также против некоторых гомеопатических лекарств. Однако нет известных людей среди тех, кто подобно знаменитому Племпию утверждал, что никто не был излечен "древесной корой от лихорадки", но многие умерли от ее употребления.

— 110 —

слишком энергичного или неправильного употребления55. Аллопатию ни в коем случае нельзя упрекнуть в том, что она не распознала это и не пыталась предотвратить опасность. Она с помощью химии56 пыталась разложить кору хинного дерева на составляющие и отделить целебные вещества от вредных, но (к сожалению!) надо признать, что это не принесло хороших результатов. Сегодня, как и раньше, нам встречаются пациенты с явными (для нас) и несомненными признаками отравления хиной; некоторые из них еще могут ходить, а некоторые только лежат на кровати. Если проследить ход их болезни с самого начала, то в рецептах обязательно найдется подтверждение этого несомненного диагноза. В этих отравлениях виновато как то, что повторяющиеся приступы стараются быстро подавить, так и то, что любая перемежающаяся лихорадка сама по себе определяется и лечится как заболевание sui generis (лат. единственное в своем роде. — Прим. авт. сайта). Это заблуждение57, и его последствия будут продолжаться до тех пор, пока врачи не поймут, что многие болезни разного типа могут проявляться как перемежающаяся лихорадка, но они по своей действительной природе не имеют ничего общего между собой, и повторяющиеся приступы часто могут быть


55 Уже в начале прошлого столетия Шталь и его последователи (Глашке, Штемпель и др.) винили лечение корой хинного дерева в том, что оно вызывает чахотку и водянку, когда применяется при малярии.
56 Plura medicamenta elaboravit Chemia, sed nulla detexit. Linne, Mat. med. (лат. Химики создали много лекарств, но не открыли ни одного. Линней. — Прим.авт. сайта).
57 Sic plerumque agitat stultos inscitia veri, et
Palantes error certo de tramite pellit;
llle siuistrorsum, hie dextrorsum abit, unus utrique
Error, sed variis illudit partibus omnes. Horat. Sermon. Lib. 2
В чем же безумие тех, кто тебя обзывает безумцем?
Часто в дремучем лесу одинокий сбивается путник
И начинает блуждать, но блуждает по-своему каждый:
Этот собьется с пути направо, а этот налево,
Оба блуждают они, но только по разным дорогам. Гораций (цит. по: "Квинт Гораций Флакк. Оды. Эподы. Сатиры. Послания", М., 1970, стр. 287–88, пер. с лат. М. Дмитриева. — Прим. авт. сайта).

— 111 —

единственным симптомом, на который едва обращают внимание58. При лечении перемежающихся лихорадок, будь то однодневные, трехдневные или четырехдневные, предшествующие или последующие, гомеопатия полностью исходит из вышеупомянутой точки зрения и при выборе средств учитывает все существенные и особенно характерные признаки, объединенные в общую картину болезни, как это делает при любом другом заболевании59. Больше всего врача-гомеопата беспокоят рецидивы приступов и связанное с ними неопределенное название перемежающейся лихорадки, а также, в частности, тот факт, что из-за выраженности периодов озноба, жара и потения, которые обычно не имеют большого значения для выбора лекарства, остальные гораздо более важные вторичные жалобы отодвигаются на задний план и затушевываются, а сопутствующие жалобы, специфичные для каждой из лихорадок, часто смешиваются друг с другом, неправильно излагаются или умалчиваются60. Если врач старается избегать таких ошибок, что является его главной задачей, находит и учитывает достаточное количество симптомов, чтобы


58 Indicatio curationum unicuique propria. Galenus M. m. II, 6 (лат. Показания к каждому лечению специфичны. Гален. — Прим. авт. сайта).
59 Tant pour le choix du Medicament que pour le diagnostie des maladies, c’est l’umversalite des symptomes, que le medicin Homöopathe doit utiliser. Leon Simon, exposition p. 339 (франц. Гомеопат должен использовать совокупность симптомов не для диагноза болезни, а для выбора лекарства. Леон Симон. — Прим. авт. сайта).
60 Если сравнить многочисленные описания болезней в трудах Гиппократа с теми, о которых рассказывают современные медицинские писатели, то и в том, и в другом случае будет заметно влияние на них их школы и господствующего направления науки. Неудивительно, что эта тенденция присутствует и в описании болезней гомеопатами, но оно настолько отличается от этих других, что они не могут быть полезны для новой гомеопатической теории и являются совершенно непригодными.

— 112 —

выбрать несомненное лекарство, то быстрое излечение лихорадки и вместе с ней всех ее побочных проявлений будет гарантировано всякий раз, в любое время года и при любой погоде61. Естественным исключением являются только нездоровые местности, постоянно пробуждающие лихорадку, или другие обстоятельства сходного характера, и для того чтобы излечение было постоянным, необходимо назначить диету, которую следует строго соблюдать. Единственная реальная сложность, на которую так часто жалуются при гомеопатическом лечении перемежающейся лихорадки, заключается только в установлении полной картины болезни и выборе наиболее подходящего средства не в качестве такового для перемежающейся лихорадки как для независимого неизменного заболевания, и даже не для всех случаев эпидемии, но, как сказал Гуфеланд, "для каждого отдельного индивида заново"62.


61 На основе симптомов, появляющихся у больного на разных стадиях лихорадки (озноб, жар, потение), можно определить ее вид, а следовательно, и нужное лекарство для ее лечения. Это можно сравнить с цветением у различных видов клена, оно может начинаться до появления листьев (A. platonoïdes [лат. клен остролистный. — Прим. перев.]), одновременно с ним (A. campestre. [лат. клен полевой. — Прим. перев.]) или после него (A. pseudo-platanus [лат. клен белый. — Прим. перев.]).
62 У нас нет причин скрывать сложности, связанные с гомеопатическим лечением перемежающейся лихорадки, о них еще тридцать лет назад говорил Ганеман (Грисселих, "Заметки", стр. 33), что стало предметом большого, но неудовлетворительного обуждения на последней конференции в Ганновере. В этом отношении необходимо указать, чтó Ганеман говорил об этом заболевании в "Органоне" в § 235244. Особое значение он придавал побочным жалобам как во время отдельных стадий лихорадки, так и в периоде апирексии. При этом, несомненно, необходимо учитывать симптомы, указанные в § 150, которые считаются первостепенными. Здесь необходимо пустить в дело всю свою изобретательность и осторожность, чтобы выявить эти вторичные жалобы и не отвлекаться на самые яркие общие признаки (озноб, жар, пот), так как они редко бывают по-настоящему характерными. Если, с другой стороны, как это часто бывает, перемежающаяся лихорадка носит эпидемический характер, то совокупность симптомов, наблюдаемых у нескольких пациентов, дают чрезвычайно полезную подсказку как для специального исследования каждой отдельной клинической картины, так и для большей уверенности в выборе лекарств. Автор уже несколько лет работает над новым изданием своей уже упомянутой в "Органоне" на стр. 251 "Терапии перемежающихся и других лихорадок" и надеется, что оно поможет практикам нашей науки врачевания добиваться успехов при лечении этого сложного завболевания.
     В области естественных наук каждый первооткрыватель или изобретатель чего-то нового имеет право дать ему название. .Как только это будет сделано, никто не имеет права впредь менять это название на другое или использовать его для обозначения чего-либо другого. Ганеман не только в полной мере использовал это неоспоримое право, чтобы так назвать гомеопатию, но и недвусмысленно исключил из своего учения все ему чуждое. Хотя ни одному врачу нельзя отказать в праве иметь иные воззрения и мнения, тем не менее очевидно, что тем самым он лишает себя права называться гомеопатом, как это стало с теми, кто уже в самом начале отклонились в некоторых моментах от первоначального учения основателя и назвали себя ради отличия специфистами. Сегодня быть гомеопатом стало так престижно, что любой врач может называть себя им, даже если "Органон" и "Чистое лекарствоведение" знакомы ему только из убогих кратких сборников и реперториев, или он отрицает учение о динамизации или помещает его на десятичную шкалу, которую никогда не признавал основатель, или он повторяет по несколько раз каждое лекарство и допускает много других нарушений. Эти люди потеряли право называть себя гомеопатами из-за своих действий, и то, что они практикуют, никто не может выдавать за истинную гомеопатию. Колоссальное различие между дозами аллопатов и настоящих гомеопатов продолжает существовать, и приговор "Pr. Med. Zeitung", отрицающий это и пытающийся тем самым обосновать свое требование об отмене свободы гомеопатов готовить и отпускать свои лекарства, лишен опоры и барахтается в воздухе.

Афоризмы 14-19 кн. 2 Гиппократа КНИГА II. АФОРИЗМЫ 14–19   "Афоризмы Гиппократа" Беннингхаузена ОГЛАВЛЕНИЕ   КНИГА II. AФОРИЗМЫ 26–30 Афоризмы Гиппократа 20-25