Д-р Джеймс Комптон Бернетт (Англия)

Д-р Дж. Комптон Бёрнетт

Катаракта: ее природа, причины,
предотвращение и лечение

Лондон, 1889

Перевод Зои Дымент (Минск)

Сахар как причина катаракты

И в первую очередь как причина катаракты у диабетиков — это уже давно известно и никем не оспаривается. Я просто добавлю здесь цитату из British Medical Journal за 31 января 1885 года.

ДИАБЕТИЧЕСКАЯ КАТАРАКТА: СПОНТАННОЕ РАЗРЕШЕНИЕ

Субъект, о котором пойдет речь, находился в тюремной больнице 14 дней. При осмотре было установлено, что он страдал от сахарного диабета на протяжении одиннадцати месяцев. Он жаловался на слепоту, которая была связана с наличием симметричной нуклеарной катаракты, оба хрусталика были полностью непрозрачными, левый мутнее правого. Пациенту было назначено обычное диабетическое лечение с ежедневной добавкой опиума. Он практически потерял возможность видеть, люди и страницы с текстом казались ему черными, он не мог различать типографский текст ни в очках, ни без них. Под влиянием лечения его зрение улучшилось, помутневшие хрусталики постепенно очистились, и при обследовании для выписки было отмечено, что никаких следов катаракты не осталось. Теперь он был в состоянии читать мелкий шрифт без очков. Я не знаком с какими-либо сообщениями относительно возникновения преходящей катаракты при сахарном диабете. Д-р Уорбертон Бегби заявил, что если зрение повреждается, то оно никогда не улучшается. Обращаясь к "Руководству" Джулера, мы находим, что диабетическая катаракта поддается обычному лечению, но в этой книге ничего не говорится о возможности спонтанного излечения. Учитывая патологию диабетической катаракты, такому естественному восстановлению, на мой взгляд, способствует, скорее, идея инфильтрации, а не дегенерации волокон хрусталика. Принимая во внимание образование большого количества сахара у таких пациентов, а также тот факт, что сахар в организме превращается в жир, я склонен рассматривать продукт такого преобразования как действенную причину изменений в хрусталике. Я верю тому, что сказано в некоторых учебниках, что большое поступление углеводородов уменьшает активность дыхания. Дыхание у диабетиков всегда менее активно, а низкая температура, наблюдаемая в таких случаях, по-видимому, является отражением этого факта. У моих пациентов средняя температура утром была 96,8°, а вечером 97,4° (по Фаренгейту; 35,6° и 36,1° по Цельсию соответственно. — Прим. перев.).

Сухость кожи и обилие фурункулов находят объяснение в фактах развития; волокна хрусталика и удлиненные клетки глубоких слоев эпидермиса, являясь элементами одного рода, вероятно, страдают одинаково.

Т. Ф Таннахилл,
Г. М. Призон, Уэйкфилд

Последний абзац в работе д-ра Taннахилла является для меня особенно интересным, так как он согласуется с моими собственными взглядами, опубликованными в 1880 году1.

В качестве дополнительного подтверждения этой точки зрения я могу теперь привести цитату признанного авторитета в офтальмологическом мире, а именно д-ра А. Моорена из Дюссельдорфа. ("Hauteinflüsse und Gesichtsstörungen" [нем. "Кожные процессы и расстройства зрения". — Прим. перев.], Wiesbaden, 1884).

Все виды кожных высыпаний, покрывающих большие поверхности, могут привести к образованию катаракты. Аналогичные наблюдения были сделаны Форстером и Ротмундом — случаи, указанные последним, до сих пор важны, так как они относятся к детям из трех разных семей, проживающим в разных деревнях.

…Относительно патогенеза этих случаев Ротмунд указывает на то обстоятельство, что существует связь между хрусталиком и кожей, поскольку хрусталик формируется из инвагинации наружной кожи (стр. 32).

В результате своих (Моорена. — Прим. авт.) наблюдений, сделанных ранее, я предположил, что физиологические нарушения функций кожи ведут через сосудистые рефлексы к нарушениям в сосудистой оболочке, а затем к развитию катаракты (стр. 33).

Моорен также придерживается мнения, что пруриго (почесуха) и лишай создают общее состояние, которое способствуют развитию медленного, ленивого типа хориоидита, который, таким образом, способствует формированию катаракты.

Фёрстер цитирует его в том же самом смысле.

Далее, Моорен полагает, что дальнейшее бурное развитие катаракты при диабете связано с недостаточной активностью кожи, и он отмечает, что диабетик, который поддерживает кожу влажной, страдает от нарушения зрения гораздо меньше, чем те, у кого сухая кожа, и он приводит примеры в поддержку этого мнения (стр. 35).

Все это находится в полной гармонии с моим собственным опытом и с моим уже опубликованным мнением, так что мои коллеги сейчас встретят его, пожалуй, с меньшим недоверием. Я хочу процитировать здесь немного из того, что пишет д-р Ричардсон ("Синтез катаракты"):

В American Journal of the Medical Sciences за январь 1860 года есть статья д-ра С. Вира Митчелла о формировании катаракты у лягушек путем введения в систему сахара. Из этой статьи Митчелла, судя по всему, получается, что он пришел к своим результатам следующим образом. Он принимал участие в проведении ряда экспериментов по поглощению вурари через животные мембраны (вурари — архаичное название яда кураре. — Прим. перев.). Раствор вурари вводился в желудок кролика, а желудок помещался в сироп на два часа. Затем около двух драхм сиропа вводилось под кожу голубя, но никаких последствий введения яда не было. Полторы драхмы того же сиропа впрыснули затем в подкожный мешок лягушки. Лягушка умерла в течение пяти часов. Анализ сиропа показала, что вурари не перешел в сироп…

Почему же лягушка умерла? Д-ру Митчеллу пришла в голову мысль, что количество сахара в этом случае с лягушкой было слишком велико в сравнении с массой животного, и сахар, возможно, был разрушительным для жизни, когда использовался так, как в вышеуказанном эксперименте…

Эта мысль привела д-ра Митчелла к изучению влияния сахара на лягушек путем введения сиропа в том или ином количестве в их подкожный мешок. Так он пришел к заключению, что сахар действительно может быть ядовит при определенных обстоятельствах, но он получил и другой результат, обнаружив, что отравлению сахаром постоянно сопутствует особая форма катаракты, и получил возможность, благодаря своим способностям к наблюдению, разработать "Синтез катаракты" по крайней мере в одном направлении в интересах профессии и на пользу всему миру.

Я думал, читая статью д-ра Митчелла, что в его трудах было представлено полностью оригинальное открытие. Относительно самого открытия я уверен, что оно было оригинальным, но я считаю, что Кунде несколько лет тому назад продвинулся далеко в этом же направлении и по сути установил то же немного по-другому с помощью аналогичной синтетической индукции.

После ознакомления читателя с имевшимся материалом, на котором были основаны дальнейшие исследования, я перехожу к истории некоторых моих собственных экспериментов, связанных с этой темой.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ С СИРОПОМ ИЗ ТРОСТНИКОВОГО САХАРА

Эксп. 1. 15 марта 1860 года три драхмы сиропа из тростникового сахара с удельным весом 1,270 при 60° F были помещены в стакан с одной драхмой дистиллированной воды. Небольшая лягушка, у которой спинной кутикулярный мешок был разрезан в двух местах, была помещена в сироп в 23.30. До эксперимента глаза животного были совершенно чистыми. Через сорок минут после погружения в сироп оно было найдено с головой, высунутой из раствора, дышало регулярно, но движения были вялыми. Перепонки на задних лапах чрезвычайно покраснели и были переполнены кровью. Глаза были чисты. К концу первого часа после начала эксперимента вялость движений стала больше, а тело сильно уменьшилось; казалось, что и покраснение всей поверхности тела усилилось. В сироп была добавлена еще драхма воды. В 2 часа 6-го (т. е. через два с половиной часа погружения) слабость была такой, что было трудно сказать, живо ли животное, но в ответ на раздражение появлялись некоторые слабые движения. Хрусталики обоих глаз были непрозрачны. Помутнение, видимо, было общим, и цвет был жемчужно-белым. В 3 часа утра помутнение стало отчетливее. Лягушка теперь была мертва: я вынул ее из сиропа и поместил в чистую воду. К 10 часам 16-го прозрачность хрусталика полностью восстановилась, и хрусталики, извлеченные из глазных яблок, были прозрачными и очень красивыми.

Эксп. 2. 16-го марта 1860 года в 22 часа рыба (пескарь) была помещена в шесть унций сиропа из тростникового сахара с удельным весом 1,100. Через двадцать минут рыба казалась почти мертвой, но сироп был разбавлен путем добавления воды до удельного веса 1,050, рыба оправилась и возобновила оживленное плавание. Пятнадцать минут спустя она плыла на боку, и не было заметно никаких произвольных движений. Тогда сироп с помощью добавления воды довели до удельного веса 1,025, и рыба снова ожила на полтора часа. В этот период не было никаких признаков непрозрачности. Поэтому сироп сделали более концентрированным, доведя до удельного веса 1,040. В 3 часа 17-го, через пять часов после начала эксперимента, рыба оживленно плавала в разных направлениях, но хрусталик с левой стороны был заметно непрозрачным; правый был ясным. Рыба явно была слепа на левую сторону. К 12.30 17-го ситуация не изменилась.

Эксп. 3. В 12.30 17-го рыба, получившая катаракту в предыдущем эксперименте, была вынута из сиропа и помещена в чистую воду. Через шесть часов прозрачность хрусталика была почти полностью утеряна. Около полудня следующего дня рыба без видимых причин умерла. Хрусталик был еще немного прозрачен, и когда его вынули, хрусталик оказался непрозрачным спереди, в месте помутнения существовала небольшая разреженность.

Ричардсон провел гораздо больше экспериментов с подобными результатами, а именно тростниковый сахар вызывает катаракту, и то же самое было доказано относительно виноградного сахара, молочного сахара, маннитола, солодки2 и сахара в моче (у диабетиков). Из всех этих по-настоящему выдающихся результатов я извлек практический урок относительно катаракты и склонности к ее образованию: использовать сахар надо осторожно.


Катаракта из-за болезней печени

Хотя у меня в руках нет достаточного материала, чтобы доказать, что катаракта, в особенности та, которая ограничена правым глазом или начавшаяся в нем, может возникнуть синорганопатически из-за заболевания печени, тем не менеем я вполне убежден в этом.

По общему вопросу о влиянии печени на глаза в Uber das Vorkommen von Störungen des Sehvermögens neben solchen der Lebertätigkeit von Herrmann Althoff und Heinrich Müller3 (нем. "О возникновении нарушений зрения при расстройствах деятельности печени", Герман Альтгоф и Генрих Мюллер. — Прим. перев.) мы узнаём, что в экспериментах Бирхофа по питанию собаки, у которой был желчный свищ в течение четырех лет, дело кончилось атрофией сетчатки, начавшейся, вероятно, с хороида (хороид &mdash тонкая мембрана, покрывающая 5/6 задней части глаза между сетчаткой и склерой. — Прим. перев.). Кроме того, было вовлечено стекловидное тело. Присутствовал также язвенный кератит. Хрусталики несколько пострадали, но не были должным образом проверены. В течение жизни эта собака страдала от амблиопии (амблиопия, или "ленивый глаз" ослабление зрения функционального и зачастую вторичного характера при отсутствии структурных изменений зрительного анализатора. — Прим. перев.).

Руе говорил о желтушном амаврозе, не связанном, однако, с приемом желчных красящих веществ.

Кёхлинг упоминает случай дневной слепоты, длящийся несколько недель, связанный с опухолью печени, но эта дневная слепота исчезла, когда началась желтуха.

Chelidonium, вне всякого сомнения, это печеночное лекарство, и оно оказало мне очень важную помощь в лекарственном лечении катаракты.

Мы вспоминаем также в этом контексте, что печень является нормальным производителем сахара в организме и в связи с этим может требовать специального терапевтического внимания.


Катаракта, вызванная избытком альбумина

После того как я познакомился с такими причинами катаракты как соль и сахар в случаях, когда катаракта вызывалась искусственно, я прилежно расспросил всех моих пациентов с катарактой об их образе жизни, а также об их любимых продуктах и напитках. Мне вскоре стало очевидным, что некоторые пациенты вызывают, ускоряют или усиливают помутнение хрусталиков, употребляя в пищу слишком много сахара или соли, но я также начал замечать, что некоторые пациенты необычно любят яйца. Сначала я не уделял этому много внимания, но когда количество таких совпадений значительно увеличилось, я задался вопросом о том, не может ли слишком большое количество альбумина также стать причиной катаракты. Я порылся в литературе, чтобы найти какие-либо данные по этому вопросу, но ничего не нашел. Альбуминовая катаракта не упоминается, и все же я твердо убежден, что слишком много альбумина в крови является причиной определенного рода катаракты.

Поразмышляем над следующим. Новейший химический анализ хрусталика показывает, что он состоит из

  • воды 60–63%
  • альбуминоидов 34–37%
  • лецитина 0,23%
  • холестерина 0,22%
  • жиров 0,29%
  • растворимых солей 0,59%
  • нерастворимых солей 0,19%.

Кроме того, любые изменения в физико-химическом составе хрусталика могут вызвать помутнение. Отсюда мы можем легко понять, что может существовать катаракта, вызванная альбумином в крови, так же, как существует диабетическая катаракта.

Михель4 упоминает тот факт, что при некоторых патологических состояниях водянистая жидкость содержит альбумин выше нормы; он также ссылается (стр. 341–2) на "cataracta nephritica", но только в связи с болезнью Брайта вследствие артериосклероза, как на аналог диабетической катаракты.

Моя точка зрения, однако, заключается в том, что есть определенные люди, которые получают катаракту, получая слишком много альбумина и альбуминоидов, например, из-за чрезмерного употребления яиц; это является аналогом чрезмерного употребления сахара и сахаристых веществ.

И Михель говорит:

Все, что вызывает коагуляцию альбумина, может способствовать помутнению хрусталика (стр. 324).

Это может быть причиной катаракты стеклодувов и других, кто работает при очень высоких температурах.


Катаракта, вызванная употреблением жесткой воды

У меня имеется очень мало прямых свидетельств возможности возникновения катаракты при употреблении жесткой воды, но множество косвенных и предположительных доказательств .

Следует помнить, что любое растворимое вещество, способное повысить удельный вес крови, может способствовать образованию катаракты. Я приведу один факт, а именно, что катаракта встречается чаще в одних районах, чем в других, и, на мой взгляд, нет причин сомневаться, что постоянное продолжительное использование очень жесткой питьевой воды может вызвать артериосклероз, болезнь Брайта, обычную катаракту и почечную катаракту в результате системного процесса обызвестления артерий и проч.

Но это не должно подтолкнуть нас к использованию дождевой или дистиллированной воды, которая слишком мягкая и вызывает минерализацию даже быстрее жесткой.

Я отчетливо заметил, что длительное использование дождевой воды катастрофично для здоровья, так как ведет к преждевременному старческому разрушению. Надлежащая питьевая вода должна быть не очень мягкой, чтобы не окисляться слишком энергично, и не слишком жесткой, чтобы не забивать и не засорять артерии,она должна быть нейтраль ной жидкостью, служащей растворителем и переносчиком.

Очень мягкая вода является лекарством, а не полезным напитком, горячая вода является также лекарством, поэтому их следует использовать как лекарство, и обоснованно.


Катаракта, вызванная минеральными водами

Использование минеральных вод, как известно, вызывает катаракту. Катаракта затем вновь и вновь лечится карлсбадскими водами. Наверное, никто не знает больше о воде из Карлсбада, чем профессор Зиген, мой авторитет по этому вопросу.


Катаракта, вызванная употреблением алкоголя

В прежние времена один известный хирург, оперировавший катаракты, имел привычку рекомендовать своим пациентам пить спиртные напитки, чтобы ускорить процесс созревания. Вот эксперименты Ричардсона.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ С АЛКОГОЛЕМ

Эксп. LXI. 11 апреля в 18 часов одну драхму чистого спирта ввели под кожу большой лягушке. К 20 часам животное умерло с предсмертными судорогами и поражениями самыми сильными из всех, когда-либо мной виданных. Наблюдалось помутнение хрусталика сзади в обоих глазах.

Эксп. LXII. Половина драхмы чистого спирта была введена под кожу другой лягушке 11 апреля в 12 часов. В 18 часов животное было мертво, со спавшимися тканями и сухостью кожи. Было отмечено помутнение хрусталика с правой стороны. Хрусталик левого глаза был чист. После смерти помутнение не увеличилось.

Эксп. LXIII. 21 мая в 13 часов 20 гран спирта, смешанного с 40 гранами воды, ввели в подкожный спинной мешок большой лягушки. В 14 часов животное было мертво, ткани были сильно спавшимися. Смерти предшествовали редкие судороги задних конечностей; судороги можно было вызывать покалыванием. Не имелось никаких признаков помутнения хрусталика ни до, ни после смерти.

Эксп. LXIV. В 13.05 в тот же день 15 гран чистого спирта с 45 гранами воды ввели под кожу другой крупной лягушки. В 14 часов животное было мертво, смерть сопровождалась активным распадом. Смерти, как и в предыдущем случае, предшествовали судороги; хрусталики не потеряли прозрачности.

Эксп. LXV. 21 мая в 13.10 5 гран неразбавленного спирта с 25 гранами воды были введены под кожу лягушки. В 14 часов животное было мертво. В этом случае не было судорог, но такни спались не меньше. Не имелось никаких признаков помутнения хрусталика.

Эксп. LXVI. В тот же день и в то же самое время 5 гран чистого спирта с 25 гранами воды были введены под кожу другой лягушке. Она была помещена в точно такие же условия, как лягушка из предыдущего эксперимента. К 14 часам животное было еще живо, но казалось очень слабым. К 15 часам оно было живо. К 17 часам оно оправилось от прострации. Животное в конечном итоге восстановилось, не проявляя никаких признаков помутнения хрусталика.

Мы отметим здесь, что концентрированный алкоголь вызывает катаракту, но разбавленный этого не делает. Этот момент является важным, поскольку он спасает нас от глупой крайности воздержания и от столь же неразумного потакания своим слабостям.


Нафталин как причина катаракты

Г-н Бушар сообщил г-ну Шаррену из Парижской медицинской академии о некоторых экспериментах с нафталином, проведенными на животных. Лекарство вводили пяти животным, у двух из них катаракта появилась в срок от 3 до 20 дней. Животные получили дозу из расчета один грамм на килограмм веса.

Это сообщение обошло медицинские журналы, но я не читал о деталях эксперимента.

Могу добавить, что керосин (англ. naphtha. — Прим. перев.) одно время назначался в Англии как средство для излечения катаракты.


Организменные и местные причины катаракты

Есть некоторые общие причины катаракты, которые я для удобства буду называть организменными, и они в действительности многообразны.

То, что говорит Михель по этому поводу, является весомым (Михель — профессор Вюрцбургского университета, и его авторитет у компетентных людей не вызывает сомнения), и на стр. 330 его учебника, который я уже часто цитировал, я прочитал:

Причины помутнения хрусталика многообразны. Факты все более и более заставляют нас признать клиническое значение катаракты как самого раннего и самого яркого выражения общего нарушения питания.

При отсутствии местных причин для двусторонней катаракты такое состояние говорит об общей причине. В каждом отдельном случае катаракты мы должны провести тщательный внешний осмотр пациента, рассмотреть его конституцию, рассмотреть вопрос о состоянии его кровеносной системы, мы должны проводить частые и повторные проверки его мочи на удельный вес, сахар и альбумин. В ряде случаев местные нарушения кровообращения и болезни глаз, особенно сосудистой оболочки, ответственны за катаракту. Многие причины неизвестны, особенно в случае с врожденным помутнением хрусталика.

Как при общем, так и при местном нарушении питания мы должны предположить, что дело, скорее, в изменении жидкости в хрусталике, а не в ее количестве, неравномерном распределении или химическом составе. В осмотическом процессе, который происходит не только между хрусталиком как целым и его окружением, но и между жидкостью в тканях и каждым отдельным волокном хрусталика, мы можем уверенно предположить, что изменение количества принесет с собой также изменения химического качества.

Влияние измененных тканевых жидкостей само по себе будет производить различные клинические картины в зависимости от стадии роста и склероза, болезненно поразившего хрусталик. Мы должны также принимать во внимание скорость, с которой развивается поражение, в какой части это происходит, и мы также должны учитывать относящиеся к этому морфологические отношения: это, конечно, относится только к хрусталику в полностью неповрежденной капсуле, так как если она повреждена, мы должны предположить возможность проникновения различных внешних компонентов.

Учитывая широкую философскую и научную концепцию проф. Михеля о причинах катаракты, мы смотрим с живым интересом на его взгляды на лечение, и что мы видим? Мы находим лишь признание возможности лекарственной терапии катаракты, а вся опора — на скальпель.

Могу я спросить у этого талантливого человека, что за польза во всей этой диагностике, если в качестве единственного лекарства мы должны иметь скальпель?

Скальпель не является лекарством и не может им быть, это всего лишь убежище от отчаяния. Михель говорит нам о необходимости проверки на артериосклероз, альбумин, сахар и органические и конституциональные заболевания, а затем оставляет нам со скальпелем, со скальпелем, с вечным скальпелем! А ведь Михель является мастером из мастеров в офтальмологии!

Все же он хотя бы не насмехается над попытками терапии, как это делает большинство тех, кто является просто глазными плотниками, в чьи заботливые руки мы попадаем, когда наши глаза тускнеют.


Брюшной амавроз

(Амавроз — обусловленная поражениями центральной нервной системы полная слепота на один или оба глаза при сохранности зрачковой реакции на свет. — Прим. перев.)

Д-р И. Н. Шеррер много лет тому назад опубликовал очень интересный случай, демонстрирующий возможную связь глаза с селезенкой и мочевыми органами5. Использовались смешанные вместе Pulsatilla, Arnica, Antim. tart. и другие лекарства, так что этот случай учит немногому, но странгурия и приапизм, а также слепота были излечены, и опухоль уменьшилась в размерах. И была несомненно продемонстрирована связь селезенки, мочеполовых органов и глаза.


Болезни кожи и их причинная связь с катарактой

В моей маленькой работе "Излечимость катаракты лекарствами", на которую я так часто ссылаюсь, делается следующий вывод:

СВЯЗЬ ПСОРЫ С КАТАРАКТОЙ С ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

Термин псора означает разные вещи для разных умов. В ганемановском историко-патологическом исследовании пациента она играет важную роль. В этом ее истинное первостепенное значение и необъятная сфера действия.

Псора не может, пожалуй, выражать абсолютную истину, но она имеет высочайшую практическую ценность. Она не должна рассматриваться как синоним болезни, вызванной клещом, хотя эта болезнь, вероятно, относится к псоре.Насколько я понимаю предмет, псора имеет не больше общего с чесоткой, чем с экземой, псориазом, трещинами на коже, туберкулезом или раком, но псора — это почва, на которой эти сорняки процветают, псорический индивид является для них подходящим хозяином.

Те, кто высмеивают ганемановскую теорию псоры, полагая, что она является синонимом клещевой болезни, и правы, и неправы: правы в отказе подписаться под учением о такой простой идентичности, но неправы в предположении, что Ганеман когда-либо так учил. По крайней мере я не вижу в оригинале, чтобы он делал это.

Всю слизистую оболочку и весь наружный покров следует рассматривать как гомологичные: то, что имеется на одной из них сегодня, может появиться на другой завтра, и наоборот. Метастазы от одной к другой весьма часты. Обе они представляют собой дермоидно-эпителиальные структуры, и, по моему мнению, псора означает конституциональный кризис, который проявляется как дезорганизация одной или нескольких частей этих гомологичных структур, в соответствии с чем у нас, возможно, возникает ЗУД, когда задета внешняя сторона.

Мы видели, что хрусталик представляет собой дифференцированную кожу, это дермоидно-эпителиальная структура. Следовательно, катаракта может быть рассмотрена как метастатическое, или примитивное, псорическое выражение. Я понимаю это как ганемановскую патологию и этиологию катаракты. С этой позиции катаракта излечима лекарствами. Кроме того, я утверждаю, что это довольно наглядно продемонстрировано в целом ряде случаев излечения, которые я процитировал и пересказал.

Я признаю, что все это не очень ясно; я и не утверждаю, что это абсолютная истина; безусловно, требуется чтение книг и природы, а также необходимо некоторое размышление. Но усердный ум с плодовитой восприимчивостью и послушанием может из этой мудрости получить то, что сможет использовать и впоследствии, и за пределами этого заболевания, и во многих случаях иначе непостижимых форм заболеваний, и, таким образом, он часто будет в состоянии лечить то, что с любой другой точки зрения кажется безнадежно неизлечимым.

Я зашел бы слишком далеко (и здесь не место этому), если бы попытался сейчас развивать этот вопрос и тщательно его разрабатывать. A une autre fois (франц. в другой раз. — Прим. перев.).

Я сам получил более глубокое представление о псорической теории, работая над этой книгой, "Излечимость катаракты лекарствами", по сравнению с тем, которое было у меня ранее; свет,  пока лишь сумеречный, все равно лучше тьмы отчаяния.

Моим критикам я могу только сказать: "Censeurs savants, je vous estime tous; je connais mes défauts mieux que vous" (франц. "Ученые критики, я уважаю вас, но знаю, что мои недостатки лучше ваших". — Прим. перев.).

У меня нет достаточно места, чтобы изложить и развить здесь в подробностях идею о псоре как пособнике катаракты, и я собираюсь сделать только несколько замечаний.

Более обширное чтение литературы времен Ганемана привело меня к выводу, что то, что я называю биопатологией Ганемана, т. е. его псора, сифилис и сикоз, в действительности являются его догматической фиксацией современных ему взглядов. Если человек практически знаком с гомеопатией в течение нескольких лет, он обнаруживает, что излечивает с головокружительным успехом очень много больных, и он благодарен человеку и закону, которые помогли ему, и вот он замечает, что неудач стало немного больше, и, возможно, он терпит неудачу именно там, где больше всего хотел бы иметь успех.

Он лечит, например, пациента с туберкулезным менингитом, назначая Belladonna, с замечательным облегчением всех симптомов, и чувствует, что опирается на гомеопатию все более уверенно, но пациент в конечном итоге умирает от туберкулеза, и врач, когда задумывается над этим вопросом, приходит к выводу, что он вылечил только прилив крови к мозгу посредством Belladonna, и почему? Просто потому что нет никакой другой патогенетической связи между туберкулезом и Belladonna, кроме этого прилива. Короче, Belladonna — не истинно, а лишь поверхностно гомеопатичное туберкулезному менингиту лекарство, и волей-неволей он должен идти на поиски патологии. В таком положении оказался, как я понимаю, Ганеман, когда он устремил свой взгляд на псору, сифилис и сикоз как основу патологии, его опыт привел его к некоторой патологии. Догматическое ограничение патического генеза этими тремя состояниями не может быть истинным по своей природе. Изложенные факты выражены правдиво, и они сами правдивы, но это ограничение неестественно, на мой взгляд, и на самом деле мало кто может согласиться с ним.

Неверно, что большинство хронических заболеваний происходит из-за псоры, сифилиса или сикоза, но верно, что многие из них.

Я не буду здесь, однако, касаться более широкой опоры этого учения. Я должен стараться, насколько это возможно, держаться ближе к причинам катаракты, и я вернусь к очень уважаемому современнику нашего великого мастера, который имел особый опыт с катарактой и который был другом Гуфеланда, как и сам Ганеман, и чьи взгляды на патологию были воистину ганемановскими. Я имею в виду Ф. Фр. Вальтера, профессора физиологии, хирургии и клинической хирургии в Университете Людвига-Максимиллиана в Ландсхуте6.

Первый "Abhandlung" (нем. сочинение, трактат. — Прим. перев.) Вальтера, или эссе, имеет название "Ueber die Krankheiten der Crystalline und die Bildung des Staates", то есть "О болезни хрусталика и формировании катаракты". Он говорит (стр. 49):

Насколько разнообразным может быть способ образования катаракты, хорошо видно из ее метастатического происхождения. Вряд ли существует какое-либо заболевание, которое не может привести к помутнению кристаллика посредством своего болезненного процесса, передаваемого хрусталику через другой орган.

Бургхардт упоминает о катаракте, образовавшейся внезапно у человека, который мыл голову холодной водой, в то время как у него был насморк. Катаракта возникает из-за устраненного зуда или в связи с импетиго и другими высыпаниями, связанными с хрусталиком; она возникает в результате несвоевременного исцеления старых язв на ступне (инфицированные ноги), из-за подавления катаров, нерегулярно обостряющегося геморроя, из-за подавленных менструаций, даже из-за подавленной лихорадки, недостаточного кризиса при лихорадке, летучей подагры, застарелого сифилиса и т. д. Состоит ли это метастатическое происхождение катаракты в передаче болезненной активности и патических реакций от одного органа к другому в соответствии с законом консенсуса и взаимных отношений, или этому способствуют другие пути коммуникации с самим хрусталиком, несомненно то, что в обоих случаях болезненное раздражение или вещества создают воспалительную реакцию в органе, который страдает вторично и метастатически. Когда скарлатинная сыпь исчезает с кожи ретропульсивно, когда рожистое воспаление лица бледнеет, мы часто получаем воспаление мозговых оболочек, внутренних оболочек в целом, особенно серозных и мукозных. В соответствии с Корвизаром, перикардит часто представляет собой герпетическое, псорическое воспаление; подавленные болезни часто приводят к легочной чахотке, которая вначале всегда носит воспалительный характер, так что даже метастатическое происхождение катаракты доказывает ее воспалительный характер. Таким образом, несомненна большая восприимчивость организма, в том числе капсулы хрусталика, к самым разнообразным заболеваниям. Что касается воспалений внутренних органов, возникающих из-за подавления болезни, то они имеют не просто воспалительную, но, скорее, специфическую природу и конституцию.

Следующий бесподобный отрывок я должен оставить в его прекрасном оригинальном виде (стр. 52):

So wie ein jedes Organ an dem Einen und selbstgleichen Leben des Leibes Anteil hat, und so wie das Leben in der Linse, der Substanz nach und in dem ewigen Grunde betrachtet, kein anders ist als in der Haut, und im Muskelfleische, so ist auch jedes Organ, wie unscheinbar es sey, aller Krankheiten fähig. Das Auge hat keine anderen Krankheiten als der Knochen, und die Lunge: und es ist in keinem Gliede des lebendigen Leibes irgend eine Krankheit, welche nicht unter gegebenen Bedingungen im Auge hervortraet. (нем. "Подобно тому, как каждый орган имеет свою долю в сплоченной и самостоятельной жизни тела, так же и жизнь в хрусталике, рассматриваемая по существу и фундаментально, не отличается от жизни кожи и плоти, так каждый орган, как бы ничтожен он ни был, подвержен общим заболеваниям. У глаза нет заболеваний, отличающихся от заболеваний костей и легких, и нет такой части в живом организме, заболевание в котором при подходящих условиях не проявилось бы в глазе". — Прим. перев.)

И далее (стр. 53):

Начало катаракты при артритных, сифилитических, чесоточных, экзематозных поражениях хрусталика до сих пор не рассматривалось в этом свете; тем не менее известно, что катаракта развивается при всех этих болезненных состояниях, и каждая своим собственным образом.

Такая широкая философская точка зрения в высшей степени ганемановская, в том смысле, как гомеопаты понимают этот термин; другими словами, мыслители времен Ганемана имели причинный фактор х своеобразной природы. Псору, или чесотку, эти мыслители признают все, и чесотка, несомненно, отравляет кровь и производит кожные заболевания и, следовательно, катаракту, вторичную или метастатическую.

Отравляющее и разрушающее влияние крови и тканей на сифилитический вирус всеми обнаруживается и признается, и нет необходимости подробно на этом останавливаться. Я не страну здесь рассматривать сикоз, но скажу, что псора Ганемана и его современников и предшественников представляет собой не просто чесотку, но целый ряд кожных заболеваний, начиная с проказы, и под псорой практически подразумевалось конституциональное поражение на коже и в ней, которое может повлиять на любую внутреннюю часть и которое пронизывает каждую часть тела как настоящая болезненная конституция.

Хотя этот термин является, с одной стороны, слишком расплывчатым, а с другой стороны часто причудливо и догматически ограничивается гомеопатами, он выражает так много истинного, но тем не менее так плохо определен, что мы не знаем, где находимся. Мы должны в конце концов либо отказаться от слова "псора", либо дать определение этому понятию. Нам нужно слово, которое бы выражало тот факт, что, например, проказа на коже может повлиять на хрусталик, и там она называется катарактой, и что то, что является катарактой в хрусталике, может быть, например, лепрой на коже: когда одно занимает место другого, что давно известно как метастазы, как это хорошо изложил Вальтер.

Слово акариаз я нашел в одной старой работе времен Ганемана, и я не могу не думать, что было бы хорошо использовать его сейчас для обозначения общей конституциональной болезни, порожденной насекомым, вызывающим зуд. (Акариазы, от. лат. acariasis и др.-греч. ακαρι — "клещ", и "иаз" — болезни человека, животных и растений, вызываемые клещами. — Прим. перев.) Эксперимент Бургиньона, который измельчил несколько клещей и ввел продукт под свою собственную кожу, показывает окончательно, что акариаз не миф, но патологический факт, и что акариаз является подлинным соматозом, если я могу так использовать это слово.

Но псора, вероятно, означает более чем акариаз: она используется как эквивалент различных внутренних и внешних болезненных состояний, которые несколько изменяются при переходе от части к части. Эти состояния так плохо определены, что мы не знаем, где мы находимся. Во всей нашей необъятной литературе это ориентир, на котором так много держится, что было бы лучше отказаться от него вообще.

Если мы принимаем сифилис и акариаз как два известных конституциональных жизненно важных отравления, мы должны быть в состоянии классифицировать другие факты так называемой псоры, если мы знаем, каковы они. Что касается сикоза, он должен быть полностью переделан в свете современной науки.

В любом случае псора Ганемана должна быть разбита на свои компоненты, и первым шагом было бы рассмотрение чесотки/зуда как отравителя всего организма через кожу, и уже использованный термин акариаз вполне может это выразить.

Когда мы перебрасываемся словами, такими как псора, dartres (франц. лишай. — Прим. перев.), Flechten (нем. лишай. — Прим. перев.), tetters (стар.-англ. лишай. — Прим. перев.), герпетический диатез — у нас нет четкого понимания ограничений того, чтó мы имеем в виду, и приходится объяснять неизвестное через неизвестное.

Я буду использовать слово мероз (merosis) для обозначения местной болезни и слово соматоз (somatosis) для обозначения общей болезни организма. Я приведу гонорею (как в настоящее время принято) в качестве примера мероза, так как считается, что она является исключительно поражением мочеиспускательного канала, откуда она не вторгается в остальной организм сама по себе, в то время как сифилис и акариаз я называю соматозом, так как они влияют на весь организм, действуя со своих оригинальных отправных точек. Я думаю, что эти термины, мероз для выражения местной болезни и соматоз для обозначения конституциональной болезни, очень подходящи и удобны, и надеюсь, что они найдут общее признание. В любом случае я буду использовать их при необходимости на этих страницах в том смысле, как я объяснил выше.

Я считаю, что катаракта может быть либо мерозной, либо соматозной, т. е. она может быть первичным поражением хрусталика или конституциональной болезнью, расположенной в хрусталике, или это может быть просто местное или общее состояние, связанное с нарушением питания.

Я приведу здесь несколько страниц из моего маленького трактата "Заболевания кожи: их конституциональный характер и лечение".

Стригущий лишай волосистой части головы — катаракта. В начале 1883 года ко мне привели мальчика шести лет из Йоркшира с помутнением обоих хрусталиков. Потеря зрения была впервые замечена у него в 1881 году. Находился под наблюдением одного окулиста с высокой репутацией, который назначил несколько капель для глаз, но эти капли не смогли использовать после первого закапывания, так как они "превращали ребенка в демона на несколько дней". Он был слабым всегда, и состояние значительно ухудшилось после кори, которой он болел летом 1880 года.

Болел стригущим лишаем волосистой части головы летом 1879 года, и его лечили внутренними (вероятно, тониками) и внешними лекарствами. Отец говорит, что мальчик как "фитиль", что, по его объяснению, означает "легко вспыхивает". После четырех месяцев с Sulphur 30, а затем и 200, пришел такой отчет: "Глаза моего мальчика по-прежнему медленно улучшаются, взгляд его не такой свирепый, более естественный, и он не возбуждается во сне; я думаю, что его голова прохладней".

Чуть позже я получил письмо, в котором говорилось, что у мальчика "опять стригущий лишай на коже волосистой части головы!" Это было последнее, что я слышал о нем.

Связь катаракты с различными поражениями кожи замечена уже давно и описана многочисленными авторами, но эта доктрина многими не принимается. Поэтому я беру на себя смелость обратиться к своему сочинению о катаракте. Я цитирую из него следующее, имеющее отношение к данному вопросу (стр. 47–8):

Чесотка — Катаракта — Фурункулез. Молодой человек в возрасте 20 лет на протяжении полутора лет болел чесоткой, от которой избавился с помощью внутренних и внешних лекарств. Позже у него был приступ перемежающейся лихорадки, который он вылечил с помощью перца и виски. Через короткое время он обнаружил, что не может видеть левым глазом. Глаз выглядел мертвым, зрачок был расширен и недвижим, в середине зрачка было помутнение, как если бы он был проткнут иглой; веко и конъюнктива глаза были немного покрасневшими. Держа руку совсем близко от глаза, он может смутно различить пальцы.
2 августа Sulphur 6.
9 августа НЕСКОЛЬКО ПРЫЩЕЙ НА ЛИЦЕ И РУКАХ. Зрение лучше. Sulph. 6 был повторен 19, 26 и 29 августа, 3 и 23 сентября. ПОЯВИЛОСЬ МНОЖЕСТВО ФУРУНКУЛОВ НА РУКАХ, глаз выглядит естественно снова, и он видит так же как и прежде (Фр. Эммерих, "Арх.", XIV, III, с. 105, из Рауэ).

И затем (стр. 77–8):

Д-р Бернар дает конспект пятнадцати случаев из Klinische Erfahrungen (нем. "Клинический опыт". — Прим. перев.) Рюкерта. Я приведу только пятнадцатый, как относящийся к теме.

Crusta lactea. Пятнадцатый случай заключается в следующем: себорейный дерматит исчез, и появилась катаракта, которую позже лечилась с Spirit Sulph (Autore, Шенфельд).

Д-р Бернар также отмечает, что в нескольких случаях привычное потоотделение появляется вновь, или появляется или возобновляется кожная сыпь.

Нужны ли нам дальнейшие доказательства того, что катаракта является кожным заболеванием, т. е. метадерматозом?

Лишай. Д-р Беккер лечил плотника, страдавшего некоторое время от лишая на лице, который исчез через некоторое время без приема какого-то лекарства, но у этого плотника нарушилось зрение. Все виделось не там, где было на самом деле, так что он не мог верно пользоваться своими инструментами.

Зрачок выглядел туманным, дымным как на стадии формирования катаракты. Плотник получил Sp. Sulph, десять капель три раза в день; старое высыпание появилось вновь, и теперь он видит все на правильном месте, но в остальном его зрение не улучшилось.

Затем 22 марта была назначена Aq. Silic. в дозе семь капель ежедневно, и за этим последовало значительное улучшение его зрения. Он легко потел, причем очень сильно потели ноги. Осадок в моче как известь.

Июль. Началось ревматическое воспаление ноги.

Подавленная потливость ног. Тот же господин лечил женщину, у которой очень потели ноги, а затем они стали очень сухими, и после этого она заметила, что ее зрение пострадало таким образом, что все, на что она смотрела, казалось окруженным облаком; она могла читать только крупные буквы. Была назначена Aq. Silic. в дозе по десять капель дважды в день. Привычная потливость ног вернулась вновь примерно через месяц. Ее зрение стало намного лучше. Через два месяца во время менструации ее глаза вновь стали хуже, и ей было назначено принимать Aq. Silic по двадцать капель три раза в день, после чего ее состояние намного улучшилось, она могла лучше читать и продолжала принимать то же лекарство.

Чесотка — озноб (стр. 98–99–100).

М., 20 лет, жестянщик по профессии, заболел полтора года тому назад худшим видом чесотки, а затем добавились лихорадка и озноб.

Иногда у него были рвущие боли в левом глазу и некоторый зуд кожи, на который он обращал очень мало внимания, но вдруг он заметил, однако, что полностью ослеп на левый глаз.

Симптомы: выделяющийся внешне левый глаз, зрачок расширен и неподвижен, в центре хрусталика имелось небольшое помутнение, его взгляд был почти погасший.

Лечение: 2 августа Sulph. 6, с 9 августа до 23 сентября шесть доз этого же лекарства.

Через шесть дней после первой дозы появилось много гнойничков на лице и руках, в это время его зрение улучшилось настолько, что он смог различать большие буквы. С 13 по 23 сентября на руке появились фурункулы, затем кожа снова стала чистой, и пораженный глаз стал настолько же полезен, как и был прежде ("Arch.", 14, 5, 105, Эммерих).

Об эмбриологической и патологической связи кожи и хрусталика я говорил достаточно подробно в "Излечимости катаракты", но здесь я собираюсь пойти дальше и посмотреть, подтверждаются ли мои наблюдения другими авторами.

Давайте обратимся к "Essai sur l’ètude pathogènique des Cataractes Spontanèes" (франц. "Эссе об исследовании патогенеза спонтанной катаракты". — Прим. перев.) Л. Ж. Робера (Париж, 1881 г., т. е. через год после того, как была опубликована моя собственная работа).

Робер занимает относительно предположения проф. Бушерона точно ту же позицию, как и я годом ранее, но прежде позвольте мне процитировать самого себя.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Curability of Cataract with Medicines, p. 121, art. "Embryology of the Lens and its Capsule".
2 Экстракт Glycyrrhiza glabra (лат. лакрица, или солодка голая. — Прим. перев.)
3 Würzburger meds. Zeitschrift, II. Bd.
4 Lehrbuch der Augenheilkunde, von Dr. Julius Michel, Wiesbaden, 1884 (p. 325.)
5 Amaurose (abdominale) presque complète de l'oeil droit; amblyopic considèrable de l'oeil gauche; tumeur trèsvolumineuse dans l'hypochondre gauche se prolongeant jusqu'à l'excavation du bassinCoïncidence remarquable d'une affection symptomatique des organes génito-urinaires. Guèrison complète de l'amaurose après la disparition de cette dernière affection. Gand, 1842 (франц. "Почти полный брюшной амавроз правого глаза, значительная амблиопия левого глаза, объемная опухоль в левом подреберье, протяженностью до таза, примечательное совпадение с симптоматическим состоянием мочеполовых органов. Полное восстановление от амавроза после исчезновения последнего заболевания". — Прим. перев.).
6 Abhandlung aus dem Gebiete der practischen Medicin besonders der Chirurgie und Augenheilkunde 1810. (нем. "Сочинения из области практической медицины, особенно хирургии и офтальмологии". — Прим. перев.)

Экспериментальные и клинические подтверждения роли соли при катаракте Часть II   Оглавление книги Комптона Бернетта о катаракте Оглавление   Часть IV Правильный подход к гомеопатическому лечению катаракты

К списку статей   В раздел "Гомеопатия"   На главную   На форум