Д-р Джеймс Комптон Бернетт (Англия)

Джеймс Комптон Бернетт

Заболевания печени и их лечение. Ч. II


2-е изд., Лондон, 1895

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Радемахер о применении Chelidonium

Радемахер с чарующей простотой подлинного знания рассказывает, что, к стыду своему, долго пренебрегал этим лекарством как бесполезным. Он отмечает, что в старые времена его считали выдающимся печеночным лекарством (см. его Erfarhrungsheillehre, S. 163).

Затем он пускается в долгие рассуждения о действии Chelidonium и приходит к выводу о его влиянии на "внутреннюю печень" (речь идет о гепатоцитах, см. далее. — Прим. перев.). Даже врач с небольшим опытом знает, пишет Радемахер, что заболевание печени, которое в развернутом виде проявляется желтухой, имеет множество промежуточных безжелтушных форм. И все-таки очень легкие степени желтушности проявляются золотистым цветом мочи и более-менее темным, "грязным" оттенком кожи, особенно лица. И если испражнения лишь едва окрашены желчными пигментами, а кожа не имеет желтушного вида, следовательно, мы имеем дело не просто с обструкцией пассажа желчи в двенадцатиперстную кишку, а с неким органом, который вырабатывает желчь из крови. Этот желчеобразующий орган болен, и желчь должным образом не вырабатывается. И значит, она не оттекает в кишку, не откладывается в коже, не выводится с мочой. То, что Радемахер называл "внутренней печенью", разумеется, не анатомический термин, а фигура речи для сравнительно точного описания сферы действия Chelidonium majus.

Эту концепцию сферы действия Chelidonium я считаю верной.

Случаи, приводимые Радемахером, в основном касаются "желчных лихорадок".

Если желчевыводящие пути поражаются самостоятельно, он считает подходящим лекарством Nux vomica. Отсюда Chelidonium может быть показан и при ахолии, и при желтухе, когда поражается главным образом "внутренняя печень".

Радемахер предпочитал давать тинктуру — сок растения, разведенный спиртом ровно настолько, чтобы осветлить его и законсервировать. Его доза — один скрупул настойки в день. Но для хронических заболеваний печени он со временем снизил дозу до двух-трех капель на прием четыре-пять раз в день. Он даже дошел до одной капли, разведенной в половине чашки воды, но решил, что его чего доброго обвинят в подражании гомеопатической дозологии "мсье Ганемана"!

Однако он пишет (Erfarhrungsheillehre, S. 176), что оценил лечебную пользу малых доз в первую очередь благодаря Гельмонту (Opera omnia, p. 552, в главе под заголовком Rutler. — Прим. авт. [Ян Баптиста Ван Гельмонт, 1580—1644, голландский врач, химик, физиолог, мистик. Ярчайший представитель ятрохимиков наряду с Парацельсом, Сильвиусом, Кроллиусом. — Прим. перев.]), который взрастил в душе своей идею, что малые дозы лекарств могут иметь бóльшую лечебную силу.

Но Радемахер признаёт, что поначалу не воспринял важность малых доз, пока не избавился от своих ранних приземленных взглядов и не пришел, путем усердного наблюдения, к идее того, что первичные органные заболевания действительно существуют в природе. В сноске (S. 176) он заявляет, что малые дозы "гомеопатическими" называют неправильно, что в действительности они пошли от Парацельса. И отсылает читателя к одиннадцатой главе книги Парацельса "Chirurgische Schriften", De Causis et origine luis Gallic, которую рекомендует своим читателям хорошенько проштудировать. И делает следующий вывод:

wenn sie dieses gethan, werden sie wol nicht mehr von homöopathischen Arzeneigaben sprechen, sondern sie werden begreifen, dass die Wahrheit — unwäg und unmessbare Arzeneigaben können, wenn das durch Krankheit veränderte Verhältniss des Körpers zur Aussenwelt sich dazu eigene, wundervolle Heilwir kungen äussern — mit der sogenannten homöopathischen Teorie gar nicht in Berührung kommt.

Иными словами, "если вы это сделаете, вряд ли вы будете и дальше говорить о гомеопатических дозах лекарства, а поймете, что это правда — невесомые и неизмеримые дозы лекарств могут давать поразительные лечебные результаты, если состояние организма по отношению к окружающей среде было изменено болезнью, и он таким образом сделался к ней чувствительным, и так называемая гомеопатическая теория тут совершенно ни при чем".

Но все это между делом, пишу-то я о болезнях печени. И все-таки видно невооруженным глазом, что поздний Радемахер начал понимать, что его собственная практика и учение волей-неволей уводили его в сторону гомеопатии.


Случай гепатомегалии с желтухой, излеченных при помощи Chelidonium

Дама 70 лет, тучная, ведущая малоподвижный образ жизни, обратилась ко мне на лечение. При осмотре я выявил увеличенную печень, болезненную при пальпации, причинявшую сильные и частые боли в правом боку. Кожа и конъюнктивы субиктеричны, испражнения очень светлые. Моча, напротив, темная от желчных пигментов. Пациентка побывала на море, и это, с ее слов, послужило причиной заболевания печени. Язык обложен. Головокружение. Упадок духа. Пульс аритмичный. Нарушение сна. Потеря аппетита. Страх смерти.

Chelidonium majus в малых материальных дозах в десятидневный срок привел к полному выздоровлению. Больная вернулась домой с ритмичным пульсом, чистыми глазами и кожей, с восстановлением всех функций. И мыслью, что жизнь даже в 70 лет — вовсе не плохая вещь.


Гепатомегалия и застой в правом легком, излеченные Chelidonium

Молодой армейский офицер, комиссованный из Индии по поводу патологии печени и легких, обратился ко мне за помощью. Я обнаружил увеличение печени, застой в правом легком. Кожа была грязного оттенка, беспокоили запоры, упадок духа и общая слабость. Пациент был уверен, что болен туберкулезом. Поражение легкого я считал следствием увеличения печени, которая была, выражаясь языком Радемахера, первичным заболеванием "внутренней печени". Chelidonium в малых материальных дозах за несколько недель привел к полному восстановлению здоровья, и офицер вернулся к службу в свою часть.


Случай выраженной желтухи, излеченный Chelidonium

Мужчина средних лет, коммерсант, вернулся из Восточной Индии с выраженной желтухой, которая привела к сильному истощению. Дорога домой и недолгое пребывание на севере состояния не улучшили. Сильный упадок духа, кожа темная, почти как палисандр, моча скудная и желто-коричневая. Сильные запоры.

Пациент до сих пор не устает рассказывать друзьям в Манчестере, как быстро и легко он был излечен при помощи Chelidonium.

Я мог бы рассказать о даме с тяжелой и длительной желтухой, которая быстро излечилась на Chelidonium, и о многих других случаях печеночной патологии, излеченных этим лекарством. Но в этом нет особой нужды. Всего рассказанного будет достаточно.

Однако я лишь задержусь на том, что Chelidonium очень часто будет излечивать застойные явления в правом легком, даже по ходу туберкулезного процесса. Но он не окажет влияния на общий туберкулезный статус, только на нижнюю половину правого легкого и на печень. Как промежуточное лекарство при печеночных осложнениях туберкулеза он сослужит хорошую службу.

При желчнокаменной болезни он тоже будет хорош как промежуточное средство. Это касается и Myrica cerifera. Но при этой болезни оба они значительно уступают Hydrastis canadensis.

Я лично считаю, что точкой приложения этого лекарства являются печеночные клетки — "внутренняя печень" Радемахера.

Есть многие заболевания печени, где Chelidonium вообще не подействует. Потому не стоит считать его печеночной панацеей, которой он и не является.

Например, он действует на левую долю печени гораздо слабее, чем Carduus mariæ, к изучению которого мы перейдем после краткого знакомства с комбинацией Chelidonium и Calcarea muriatica Радемахера.


Применение Радемахером микстуры из Chelidonium и Liq. Calcariæ muriat.

Наш автор убежден, как он сам пишет, что в природе существует заболевание печени, которое излечивается только микстурой из Chelidonium и Liq. Calcariæ muriat.

Пропись такова:

Rp: Liq. Calcariæ muriat., ʒij. Tinct. Chelidonii, ʒj. M.

Он назначал по 15 капель на полстакана воды 5 раз в день. Ею он вылечил много случаев тяжелых лихорадок и печеночных заболеваний, которые не поддавались ни одному, ни другому лекарству по отдельности. Но Радемахер пишет, что не знает надежных или характерных показаний к назначению этой микстуры.

Могу добавить, что Acidum muriaticum, соляная кислота, имела хорошую репутацию печеночного лекарства, и, по-видимому, небезосновательно. Некоторые и по сей день ценят ее в этом качестве.


Лечебная сфера Carduus mariæ при заболеваниях печени, селезенки и абдоминальной сферы

Некоторые лекарства имеют весьма ограниченные сферы применения, и наши лечебные возможности во многом зависят от знаний таких лекарств. Знание, где именно лекарство проявляет свое избирательное сродство, я считаю крайне важным. Поскольку я, имея дело с патологией слезенки, ни разу не упомянул Carduus mariæ, я расскажу о нем прямо сейчас.


Стернальная сыпь

Мы часто видим, как заболеваниям печени сопутствуют кожные проявления.

Я особенно хотел бы обратить внимание на высыпания в нижней части грудины. Я несколько раз видел, как они сосуществуют с патологией сердца и увеличением левой доли печени. В отношении этих высыпаний в моих записях я использую термин "стернальная сыпь".

В настоящий момент на моей памяти четыре таких случая.

Первый пациент — мэр крупного города на севере. У него имелись коричневые высыпания на грудине площадью в женскую ладонь. Вместе с этим он страдал гепатомегалией и кардиопатией, которая выражалась в сердцебиениях, систолическом шуме и общей тревожности. На протяжении двух лет он эпизодически приезжал ко мне, пока не был выписан с излечением. С тех пор он под моим наблюдением, и печень его не беспокоит, чего нельзя сказать о коже. Более того, он страдает альвеолярной пиореей.

Я лечил его антипсорически и органопатически. А самый лучший эффект я получил от Carduus mariæ в крепкой настойке по 5 капель трижды в день.

Второй — коммерсант из Манчестера с такими же высыпаниями на грудине, серьезной сердечной патологией и arcus senilis в качестве сопутствующего симптома. Эффект от Carduus mariæ был здесь просто потрясающим. В журнале под датой 31 января 1883 года я нахожу полные энтузиазма слова пациента: "Результат великолепен, лекарство быстро помогло. Высыпания ушли за две недели, хотя до этого держались многие годы!"

Этот джентльмен остался лечиться у меня. Бывая в Лондоне, он посещал и меня. И за последние два года помимо крепкой тинктуры Carduus mariæ он получал Bellis perennis 1, Aurum metallicum 4, Vanadium 6 и Acidum oxalicum 3x, а также несколько других лекарств. Я считаю, он здорово улучшился. И жизнь его, выражаясь коммерческим языком, стоит на 40 процентов больше, чем прежде.

Третий пациент — коммерсант из Нью-Йорка, страдавший печенью и посетивший Европу с целью найти себе врача, так как местные нью-йоркские доктора помочь ему не могли. Я нашел выраженную гепатомегалию и упомянутую выше стернальную сыпь. Был назначен Carduus mariæ в той же дозе, что и предыдущему больному, и через неделю пациент заявил, что совершенно здоров. Я советовал ему оставаться под наблюдением, чтобы убедиться в стойкости результата. Но он, ликуя, поспешил прочь из моего кабинета, и больше я о нем не слышал.

Четвертый пациент, лондонский адвокат, у которого я нашел стернальную сыпь, страдал увеличением печени, головокружением и сердцебиениями. Нормализация печени и сердца и купирование головокружений труда не составили, но ему понадобился курс антипсорического лечения, чтобы устранить кожные проявления. То же могу сказать и о пятом пациенте, офицере Королевского ВМФ, у которого стернальная сыпь сосуществовала с гипертрофией печени. Были подозрения на специфический характер заболевания, возможно, врожденный. Быть может, когда в будущем саркогномия [саркогномия — термин, который ввел американский врач Джозеф Роудс Бьюкенен, 1814—1899, для обозначения связи между определенными участками мозга и кожного покрова. Аналогия с зонами Захарьина-Геда напрашивается сама собой. — Прим. перев.] будет изучена лучше, и когда изменения на различных участках кожного покрова будут лежать в основе нозологической и лекарственной диагностики, эта стернальная сыпь станет указывать на "печень и сердце".

Следующий случай, излеченный с помощью Carduus marianus, тоже демонстрирует связь между кожей и печенью.

30-летний неженатый бизнесмен пришел ко мне в мае 1888 года по поводу метеоризма, причиной которого оказалось увеличение и печени, и селезенки. Помимо этого, пациент имел многочисленные атеромы по всему телу как семена мальвы, которые дети называют угрями.

Сначала я назначил Ceanothus americanus, полагая первичным поражение селезенки, затем Pulsatilla, но эти лекарства толком не помогли. Затем Carduus в течение месяца вернул печень к нормальным размерам, и все мелкие атеромы исчезли.

Гепатомегалия и атеромы исчезли одновременно, однако истинная природа их была не кожная и не печеночная. Это была скрофула (золотуха). Но поскольку скрофула лечится только в своих манифестациях, тот, кто лечит манифестации, успешно вылечивает и скрофулу. Общее улучшение под действием Carduus было потрясающим и стойким. Пациент совершенно поправился, и вскоре удачно женился.

Э. Шталь [Георг Эрнст Шталь, 1659—1734, немецкий врач и химик, профессор медицины Йенского университета, лейб-медик короля Пруссии Фридриха Вильгельма I, президент Медицинской коллегии Берлина и основатель Медико-хирургической коллегии Берлина для подготовки военных врачей. Сформулировал прогрессивную на то время теорию флогистона, сыгравшую важную роль в освобождении химии от алхимии. — Прим. перев.] в своих сочинениях превозносит Carduus при воспалениях легких, которые сопровождаются желчными лихорадками. И именно от него Радемахер впервые узнал о его применении и всегда ценил его, особенно при кровохарканьи на фоне гепато- и спленомегалии. Ни одно лекарство во всей нашей фармакопее, утверждает он, не сравнится с Carduus при колющих болях в груди с кровохарканьем. Он рекомендует своим читателям учитывать, где больной ощущает боль в самый последний момент перед ее исчезновением. Скорее всего, именно там будет истинная локализация болезни.


Желчнокаменная болезнь

В лечении ЖКБ мы должны различать приступы желчной колики и межприступный период, когда камни лежат в желчном пузыре, не доставляя никаких проблем своему обладателю. Я лечил и камни, и колики великое множество раз при помощи разнообразных печеночных средств. При болевых приступах наиболее успешно я помогал, назначая Hydrastis canadensis по рекомендации д-ра Генри Томаса. Многие лекарства заслужили хорошую репутацию в лечении этого почти уникального страдания. Я назначал по 10 капель крепкой тинктуры Hydrastis каждые полчаса в горячей воде и помогал за несколько часов, когда ничто другое не оказывало эффекта. В одном случае пациент страдал от сильнейшей боли почти двое суток, поскольку никакие другие лекарства ему не помогали. Удивительно, но некоторые пациенты, принимая Hydrastis, нередко полагали, что им дают опиум. Когда колика закончилась, лучше всего приступить к лечению самой печени, назначив длительный курс гомеопатически подходящих лекарств, имя которым легион. Должно быть понятно, что желчные камни вторичны по отношению к первичному расстройству печени, желчи, желчного пузыря или слизистой желчевыводящих путей. В некоторых случаях заболевание началось вследствие перенесенной катаральной желтухи.

Мой собственный подход я поясню на примере следующего довольно упорного случая.


Случай ЖКБ и органического заболевания печени

Дама 50 лет поступила ко мне на лечение в начале 1888 года. Темный цвет лица. Субиктеричные склеры. Гиперацидоз. Частые рвоты.

Сообщила, что страдает печенью уже много лет. Беспокоят жестокие желчные головные боли и диспепсия. От печени получала препараты ртути, пока не выпали все зубы. Теперь пищеварение совершенно расстроено, и пациентка так отощала, что имела вид почти кахектический. Она так боялась желчных колик, что избегала практически любые виды пищи.

Из-за исхудания и изящного телосложения я смог диагностировать камни в желчном пузыре чисто пальпаторно; обычно это удавалось мне очень редко. Область желчного пузыря, однако, была так болезненна, что пациентка едва выносила даже самое легкое прикосновение рук. Я плотно занимался ею два года, и теперь эта женщина упитанная, красивая, радуется жизни и позволяет себе обедать с друзьями вне дома. Кожа приобрела сравнительно здоровый вид, хоть и не так чиста, как обычно бывает у здоровых англичанок.

Я назначал лекарства по гомеопатическим показаниям, а порой по канонам Радемахера. И когда я в конце лечения пальпаторно обследовал область желчного пузыря, то совершенно не мог пропальпировать конкременты.

Она получала лекарства в следующем порядке: Ignatia amara 1x, Chelidonium 1x и ∅, Nux vomica 1x, Cholesterinum 3x, Hydrastis can. ∅, Thuja occ. 30, Sanguinaria can. ∅, Carduus marianus ∅ и Bilirubinum 5. Все эти лекарства внесли свою лепту в дело излечения и назначались, когда были показаны.

Я редко видел столь удачное излечение сложного, почти безнадежного хронического случая, и редко встречал пациента со столь отягощенным семейным анамнезом. Какое же лекарство вылечило? Все вместе.

У меня есть случай с Carduus, который должен был появиться перед только что описанным, но я куда-то подевал рукопись. И поскольку он короткий, я опишу его прямо сейчас, потому, что он точно отражает действие Carduus. Прошло пять лет с тех пор, как пациент был вылечен, и за это время рецидивов не было. Пациент продолжает пребывать в добром здравии.


Гипертрофия левой доли печени. Легкая гипертрофия сердца. Стернальная сыпь

27 января 1885 года юноша 21 года, который долго болел, но никто не мог объяснить чем, был прислан ко мне своим отцом, чтобы "хорошенько обследовать и подремонтировать". Обследование выявило легкое увеличение сердца и значительное левой доли печени, а также выраженную стернальную сыпь. Сам пациент жаловался на сильное головокружение.

Он был выписан с полным выздоровлением через шесть месяцев. Довольно долго он принимал Carduus, который совершенно привел к норме и сердце, и печень. Cтернальную сыпь мне пришлось лечить нозодами, но об этом в другой раз. Я часто вижу членов его семьи, включая родителей, и совсем недавно удостоверился, что юноша продолжает оставаться в полном порядке.

А теперь вернемся к желчным камням.

Пожилая дама поступила ко мне на лечение в начале лета 1888 года по поводу желчнокаменной болезни с жалобами на частые приступы желтухи, колики, рвоты и типичные сильнейшие боли. Под моим наблюдением она была многие месяцы, — полтора года, если правильно помню, — затем перестала меня посещать, и с тех пор самочувствие было хорошим. Я настоятельно рекомендовал ей продолжать лечение, чтобы полностью избавиться от старых камней, но она не вняла советам. Зачем лечиться, если чувствуешь себя хорошо?

Она принимала лекарства в следующем порядке: Kali bichromicum, Carduus mariæ, Hydrastis canadensis, Prunus virginiana, Cholesterinum, Iodoformum и, наконец, Ferrum picricum 3x. Последнее лекарство очень полезно при астении на фоне заболеваний гепатобилиарной сферы.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Книга о гомеопатическом лечении печени

Органопатия и органотерапия Часть I   Оглавление книги д-ра Бернетта о болезнях печени Оглавление   Часть III Cholesterinum, лечение опухолей печени

Полную версию книги вы можетезаказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Гомеопатическое лечение болезней печени

гомеопатическое лечение болезней печениПредыдущая часть   оглавлениеОглавление   Следующая часть гомеопатическое лечение болезней печени