Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. К. Бернетт

Заболевания селезенки и их лечение с клиническими иллюстрациями


Лондон, 1887

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Случаи сердечной патологии, симулированные спленомегалией

Несколько лет назад я как врач был вхож в одну влиятельную лондонскую семью. И мне иногда рассказывали об их дочери-инвалиде, безнадежно страдавшей неизлечимой болезнью сердца, которой занимался один доктор из Вест-Энда, известный как специалист по сердечным заболеваниям. Говорили, что сердце было невероятно расширено, и пациентка вначале вынуждена была оставить танцы, затем быструю ходьбу, и под конец могла ходить лишь с осторожностью, дабы избежать разрыва истонченного сердца. Несколько докторов наблюдали пациентку и все сошлись на патологии сердца. Я лично девушку не видел и не испытывал особого интереса к частым рассказам о ее проблемах с сердцем — истории эти довольно стереотипны. Шло время, мать с нарастающим отчаянием в голосе продолжала говорить о "бедной дочери-инвалиде", пока наконец не заметила, что несчастная не может даже ходить, поскольку лечащий доктор предупредил, что даже это может быть опасно. "Разве это не ужасно? — воскликнула она. — Может, вы найдете время ее осмотреть?" Я отказался, объяснив, что никогда не занимаюсь больными других врачей.

Прошло еще немного времени, и мне, наконец, предложили взять случай под свою курацию. Поначалу я отказался, поскольку подобные безнадежные случаи лечить так же бесперспективно, как и психологически мучительно. Но в конце концов я согласился принять случай и назначил время первичного осмотра.

За всю мою профессиональную жизнь я редко бывал так шокирован, как после осмотра этой пациентки. Я обнаружил, что сердце было не только не увеличено, но даже ненормально мало, хотя сердечная тупость явно уходила вниз на 30 сантиметров! Перкуторная тупость была за счет увеличенной селезенки, которая своей массой отдавливала диафрагму и левое легкое кверху, пока сердце и селезенка не слились в один неразличимый тупой тон при перкуссии. Да, у пациентки было много истинных симптомов сердечного заболевания — одышка, сердцебиение, невозможность лежать на левом боку, обмороки, — но вызваны они были механическим давлением на сердце раздутой селезенки.

Через три недели девушка имела цветущий вид, носилась как шарики ртути, занялась танцами и теннисом. Ceanotus americanus в значительной степени устранил спленомегалию, хотя она рецидивировала с интервалами в несколько месяцев. Нужна была помощь Ferrum phos., Conium, Thuja, Berberis и других селезеночных лекарств, прежде чем пациентка полностью выздоровела. Глядя на этот случай сейчас, после шестилетнего наблюдения за пациенткой, с высоты опыта и более зрелого понимания биопатологии, я считаю, что причиной заболевания было вакцинное отравление, первично затронувшее лейкоциты. Селезенка была вовлечена вторично, а затем чисто механически пострадало сердце. Я убежден в этом, потому что рецидивы спленомегалии не прекратились, пока я не вылечил вакциноз. Ceanotus, это выдающееся селезеночное лекарство, быстро устранило спленомегалию, но не затронуло ее причину — заболевание крови.

В этом врожденный дефект органопатии, недостаточно радикальной в своем действии. Но это же относится к любой другой "патии" (в большей или меньшей степени), поскольку причина болезни неуловима (в большей или меньшей степени) и, обычно, вне интересов позитивной науки. Наука допускает лишь то, что знает, и не пытается охватить неизвестное путем рассуждения и умозаключения. В прежние времена философия делала науку невозможной, и теперь поборники науки третируют философию и с презрением отворачиваются от нее. Сейчас в медицине отслеживать длинные причинно-следственные связи считают абсурдом, потому что простая наука порождает заносчивость ума, теряющего тонкую нить высшего восприятия.

*****

Однажды, это было приблизительно в те же годы, я консультировал на дому одну пациентку, жену генерала. Разговор зашел о проблемах с сердцем самого генерала, а потом об их служанке. Я узнал, что хозяйка заинтересована в своей служанке, так как ее муж-генерал был инвалидом и в некоторой степени зависел от ухода прислуги. Прислуга эта, как было сказано, страдала неизлечимой болезнью сердца, причинявшей огромные страдания. По утрам при вставании ее мучила одышка, так что на одевание уходило около часа, с перерывами на отдых. Однако она вставала, одевалась и работала по дому, сколько могла. Гордость не позволяла ей просить друзей о помощи.

Такова была предыстория, я заинтересовался случаем и пообещал сделать все, что в моих силах. Хотя, судя по тому, что рассказала мне генеральша, случай был явно безнадежный.

Через несколько дней я снова посетил их дом и, тщательно осмотрев служанку, пообещал ее вылечить. Она должна была приходить ко мне в офис на контрольные явки каждые две недели. По возвращении из спальни в гостиную генеральша обвинила меня в жестокости. Дескать, я посеял надежду в душе старой бедной женщины. "Ведь вы не могли не знать, что излечение невозможно!" — вскричала напоследок она.

Я попытался объяснить, что служанка страдала совсем не заболеванием сердца, а увеличением селезенки, которое служило механической причиной и сердцебиения, и одышки. Но генеральша явно в это не поверила, поскольку сказала: "Может, вы чем-нибудь и поможете. Вы ведь лечите ее бесплатно, и это очень благородно с вашей стороны. Но вы должны понимать, что несчастная была у многих докторов. И все заявили, что болезнь ее сердца неизлечима. Я просто хотела, чтобы вы сказали что-нибудь такое, что может хоть как-то успокоить бедняжку!"

Это было в середине октября. Тщательный физикальный осмотр выявил, что тоны сердца были ясными, без шумов, но была выраженная пульсация каротид. В левом подреберье пальпировалась опухоль в типичном для селезенки месте, а тупой перкуторный звук выслушивался не только в левом подреберье, но и в правом, и по всему эпигастрию.

Тогда я записал в журнале следующее:

"Тоны сердца ясные, чистые. Верхушечный толчок усилен. Селезеночная тупость доходит до левой молочной железы. Вся область левого подреберья очень болезненна, не может выносить прикосновения одежды и даже легкого давления". Назначено: Ceanotus americanus ʒij по 5 капель в воде трижды в день.

14 ноября. — принимала Ceanotus пять недель, в общем три пузырька, т. е. ʒvi. Боль в левом боку, которая беспокоила 25 лет, почти прекратилась! Она наступала внезапно, особенно если больная выпивала что-то холодное. Боль под левыми ребрами была неописуема по силе, возникала одышка такая жестокая, что ее было слышно в соседней комнате. Тридцать лет назад больная перенесла малярию в Нортгемптоншире.

Повтор назначения.

29 ноября. — боль беспокоит незначительно, ощущение холода присутствует, но не так сильно, как прежде.

Повтор назначения.

20 декабря. — легкая боль в левом боку. Одышек не было. Ходит лучше, живот меньше, судя по одежде. Считает, что стала тоньше в талии на 5 см. До приема лекарства много лет по утрам при одевании была вынуждена отдыхать лежа из-за сердцебиений, но теперь этого нет. При осмотре вертикальный и горизонтальный размеры тупости уменьшились на 10 см каждый. Однако есть болезненность при пальпации и увеличение селезенки медиально и книзу. Гораздо легче выполнять обязанности по дому.

Rp. Ceanotus 1, по 4 капли на воде трижды в день.

10 января. — боль не беспокоит. Ходьба безболезненна, сил больше, самочувствие лучше. Холод в эпигастрии прошел.

Повтор назначения.

7 февраля. — левое подреберье пальпаторно в норме. Старая малярийная гипертрофия селезенки исчезла, перкуторно тупость не выслушивается. Сама она называла свою опухоль "огромной хлебной буханкой". Не только исчезла опухоль, но вдобавок пациентка окрепла физически. Теперь она снова может носить корсет и туго шнуровать одежду. Но печень ее значительно увеличена, а пульсация сосудов шеи все еще сильна. Думаю, состояние кровеносных сосудов требует назначения Ferrum 6, которое я и прописал. И когда оно сделает свое доброе дело, в чем я не сомневаюсь, можно будет заняться печенью. Но я хотел бы заострить внимание на специфическом сродстве Ceanotus к селезенке и его чудесном лечебном эффекте, поскольку выбор simile был произведен лишь на основании гомеопатической специфичности локализации [т. е. органопатически. — Прим. перев.], что некоторые считают неправильным и неканоничным.

Таким образом, пациентка принимала Ceanotus в общей сложности четыре месяца в малых дозах, сначала в 1х, а затем в 1С.

Наличие гипертрофии было установлено с помощью пальпации и перкуссии. Затем я убедился с помощью этих же приемов в ее исчезновении. И хотя пациентка принимала лекарство четыре месяца, я не заметил, чтобы лекарство подействовало на другие органы — печень, почки, кишечник — только на селезенку.

И одышка, и сердцебиения, конечно, исчезли, но вызваны они были, я считаю, увеличением самой селезенки.

Насколько я мог убедиться, ни секреторные, ни экскреторные функции не пострадали ни в малейшей степени. Поэтому действие лекарства можно считать специфическим. Моя концепция излечения проста: постоянная специфическая стимуляция селезенки посредством Ceanotus привела ткань органа к норме. Такая гомеопатическая специфичность локализации достаточна лишь при простых местных заболеваниях. Это лишь simile, но не simillimum [simile, лат., подобное; simillimum, лат., подобнейшее. — прим. перев.]. Последнее, думаю, подействовало бы и на печень, и на правое сердце, и мне бы не понадобилось дальнейшего лечения по частям.

Служанка несколько месяцев приходила ко мне на прием. И в итоге Ceanotus americanus и другие показанные лекарства излечили ее "неизлечимую болезнь сердца". Затем она на время исчезла из моего поля зрения, и вдруг в один прекрасный день ее провели ко мне в кабинет. Она подошла к моему столу, сообщила, что чувствует себя отменно, может выполнять любую работу, и затем наступил один из прекраснейших моментов за всю мою профессиональную карьеру — пожилая леди (и какая леди!) положила крохотный конвертик на мой стол. Она хотела что-то объяснить, но разрыдалась и выбежала вон. Больше я ее не видел, но часто жалею, что не смог сохранить тот самый золотой соверен. Его бы стоило обрамить бриллиантами.

Хроническая спленомегалия с сердечными симптомами.

Незамужняя дама 49 лет явилась ко мне в январе 1887 года с жалобами на сердце. Довольно тучная, она, как считали, страдала ожирением сердца. Долгое время ее беспокоило онемение и тяжесть в левой руке, а периодическая боль под левыми ребрами — с самого детства. К этому месту она прикладывала пластыри и припарки, по совету многочисленных докторов, и обычно с временным облегчением. При осмотре сердце нормальное, но селезенка увеличена. Всю жизнь пациентка страдала белями.

Она принимала Ceanotus 1 по 5 капель дважды в день в течение 2 месяцев. Я назначил его только на месяц. Но пациентке стало от него тах хорошо, что она по своей инициативе раздобыла второй пузырек, и принимала лекарство и второй месяц. Затем она пришла ко мне и сообщила, что чувствует себя превосходно. Перкуторно селезенка вернулась к норме. Бели стали чуть лучше, но не намного. По поводу них больная продолжает лечиться. Спленомегалия была устранена селезеночным лекарством, хотя конституция осталась незатронутой. Но это уже не по теме данной работы.

Рвоты. Хроническая выраженная спленомегалия.

16 июня 1881 года незамужняя девушка 23 лет, представительница высшего света Лондона, пришла ко мне с жалобами на тяжелые хронические рвоты, слабость и истощение. Рвоты начались в середине лета 1880 года, поначалу не чаще двух раз в неделю, затем чаще, и теперь ее рвет обычно спустя полчаса после каждой еды, хотя иногда она пропускает прием пищи, и тогда рвоты не бывает. С января этого года она похудела на 6 кг. Месячные стали скудны. Имеется обширная область притупления перкуторного тона в левом подреберье. С тошнотой возникают боли под левыми ребрами. Часто возникают приступы болей под левыми ребрами, помимо которых бывают еще и рвущие боли в подложечной области, не связанные с первыми и длящиеся весь день. При подъеме рук возникает тянущая боль в эпигастрии. Не может носить корсеты, поскольку их давление болезненно. Она пытается их надевать, но через пару часов вынуждена снять. Перкуторно между тупыми зонами печени и селезенки имеется полоса обычного тона шириной в дюйм. Временами приливы крови к лицу. Общая зябкость: мерзнет и сидит у камина, когда окружающим не холодно; если в доме не затоплено, идет греться у огня на кухню. Может подниматься по лестнице, но из-за одышки очень медленно. Рвотные массы порой почти черные, словно кофейная гуща; временами водянистые, временами пищевым содержимым.

Rp. Ceanotus americanus 1, ʒv. По 5 капель на воде трижды в день.

Никаких других лекарств она не принимала, и была выписана с выздоровлением через семь недель. До меня больную курировал опытный гомеопат, который делал назначения чисто симптоматически. Но помочь он не смог по той простой причине, что симптомы, которые он использовал, были вторичны по отношению к спленомегалии. Потому-то лекарства его оказались бесполезны. Боже упаси, чтобы я пренебрегал выбором лекарств по симптомам! Ведь зачастую в нашем распоряжении лишь субъективные симптомы. Но исчерпывающий физический диагноз нужно ставить всегда, когда это возможно. И по важности он значительно превосходит чисто субъективные симптомы, поскольку они могут вводить в заблуждение, как это часто и происходит.

В данном случае должно быть бесспорно, что рвоту из-за увеличения селезенки просто невозможно устранить лекарствами, которые при испытаниях способны вызывать рвоту, но только теми, которые приведут селезенку к нормальным размерам.

Спленомегалия в результате малярии

В ноябре 1886 года ко мне на лечение пришла туберкулезная дама 29 лет. Жалобы на несварение, метеоризм, сердцебиение с кашлем и выраженной слабостью. Метеоризм сильнее по вечерам. В правом легком перкуторно тупой звук практически над всей передней поверхностью. Аускультативно сердечный шум, лучше всего слышный по краю грудины. Селезенка занимает все левое подреберье, в то время как печеночная тупость доходит справа почти до соска. Легкое усиление голосового дрожания над правой половиной грудной клетки. Кожа над эпигастрием сильно пигментирована. Страдает кашлем с тех пор, как переболела лихорадкой на Мальте три года назад. Также беспокоит лобная невралгия.

Chelidonium 1 устранил гепатомегалию и слегка уменьшил селезенку. Ceanotus americanus 1 вернул селезенку к нормальным размерам, но невралгию не затронул. Thuja occidentalis 30 излечила невралгию. И теперь я собираюсь решить это уравнение и найти этиологическое неизвестное (х) ее конституции, что дает мне право считать ее туберкулезной, анатомическая основа чего — слизистая бронхов, склонная к отеку и повышенной секреции слизи. Но какова этиология самой анатомической основы — вот вопрос.

Этот случай иллюстрирует одновременно и недостаточность органопатии, и ее практическую пользу.

Aqua vel Tinct. Glandium Quercus

Я познакомился с этим лекарством чудесным образом.

Много лет назад (не помню точно дату) один плотник, ранее живший в Крефельде, явился ко мне, уже долгое время страдая болями в животе. По его словам, он долго лечился у санитарного советника Шнайдера в Крефельде, который не смог ему помочь и отослал его к профессору Гюнтеру в Дуйсбург. Но десять визитов туда тоже оказались бесполезны. Я назначил мои обычные лекарства для подобных случаев, но без эффекта. Так как я знал, что он хорошо делает шкафы, а также немного разбирается в обивочном деле, я предложил ему наняться на работу к сельскому помещику в качестве столяра, полагая, что тамошняя здоровая пища лучше подойдет его больному желудку, чем обычные бобы, черный хлеб и картофель в столярном цеху. Добрый малый последовал моему совету и жил у помещика много лет, и я потерял его из виду. Потом он женился на горничной и устроился у нас в Гохе плотником. Однажды, придя к его больной супруге, я припомнил старую историю с его болями в животе и решил узнать, как у него со здоровьем. "Все в порядке, — отвечал он, — болей нет уже многие годы". Оказалось, что местный хирург, заехавший однажды к помещику, посоветовал столяру набрать желудей, поскоблить их ножом, затем настоять очистки на бренди в течение дня, а потом пить настойку по глотку по нескольку раз в день. Он сделал все, как ему велели, быстро почувствовал облегчение, а вскоре совершенно избавился от старого недуга.

Поскольку я знал этого хирурга, я был уверен, что он не сможет дать мне сколь-нибудь разумного объяснения своего назначения. Я бы услышал, что настойка бренди на желудях неплохо помогает от болей в животе. В крайнем случае, он сообщил бы, от какого доктора, крестьянина или знахарки он узнал этот рецепт.

Но это не сослужило бы мне хорошую службу. А поскольку к тому времени я стал гораздо опытнее, я заново расспросил самого плотника, какого рода была старая боль, особенно в каком месте живота заканчивались приступы. Ни секунды не колеблясь, он показал пальцем на область левого подреберья. Поэтому у меня возникли серьезные основания считать причиной болей в животе первичную патологию селезенки. Тем более что обычные обезболивающие печеночные и кишечные лекарства никоим образом ему не помогли.

Чтобы поскорее проверить свою концепцию, я приготовил настойку желудей и стал давать ее по чайной ложке несколько раз в день старому пьянице, смертельно больному. Я знал, что он многие годы страдает селезенкой, которая временами причиняет ему сильные боли. К тому же у него был асцит, а ноги до колен были отечны. Я решил, что если настойка желудей целебно подействует на селезенку, сочетанное поражение почек и, соответственно, водянка, будут вылечены. И вскоре я убедился в правоте своих расчетов. Количество мочи сразу увеличилось, но пациент стал жаловаться, что после каждого приема лекарства у него сжимает в груди. Я решил, что в этом повинны вяжущие вещества в желудях, а истинный лечебный агент скорее всего будет летучим. Поэтому я подверг настойку дистилляции. Полученный желудевый спирт не вызывал сжимающих болей в груди, а количество выделяемой мочи выросло еще больше. Сжимание за грудиной становилось меньше и меньше, и безнадежный неизлечимый пьяница совершенно выздоровел, к великому удивлению всех, кто его знал. И, честно говоря, к удивлению и меня самого.

Таким образом, подвергнув желудевый спирт такому серьезному испытанию, да еще в случае, который я прекрасно знал и не мог ошибиться в локализации первичного поражения, я пошел дальше. Я стал применять его при всех видах заболеваний селезенки, не только в болевых, но и в безболевых случаях; в случаях явного поражения селезенки и предполагаемого. Постепенно я убедился, что это лекарство нельзя заменить никаким другим. Более всего оно полезно — нет, просто бесценно! — при селезеночных водянках. Позже я обнаружил, что летучий целебный агент желудей гораздо лучше извлекается при помощи воды с добавлением спирта (аqua glandium готовится следущим образом: один фунт очищенных и раздавленных желудей настаивается в одном фунте дистиллированной воды). Видимо, вода одна может экстрагировать целебный агент, но настой будет храниться плохо, и нельзя быть уверенным в результате, не говоря уже о том, что такие нестойкие при хранении лекарственные формы — большая проблема для аптекарей. Доза настоя желудей с добавлением спирта (единственный препарат, который я использую последние годы) — половина столовой ложки в воде четырежды в день. Сильным вкусом он не обладает. Некоторые скажут, он не имеет вкуса. Но достаточно смешать спирт с водою в тех же пропорциях и сравнить его по вкусу с настоем желудей, чтобы убедиться, что последний имеет характерный привкус.

Должен упомянуть о двух его интересных свойствах. Некоторые, как только принимали его внутрь, испытывали особое чувство в голове, длившееся от силы минуту-две, будто они пьяны.

У некоторых, особенно тех, которые долго страдали спленомегалией, после двух-трех недель применения настоя возникает понос, после которого самочувствие больного улучшается. Понос редко длится более одного дня, он не истощающий, а умеренный. Поэтому совершенно нет нужды прекращать прием настоя или уменьшать дозу.

Я мог бы привести много показательных случаев селезеночных водянок и других заболеваний слезенки, когда излечивал летучий агент желудей, но поскольку я должен разобрать многие другие вопросы, я не рискую слишком углубляться в эту тему. Разумному врачу будет достаточно того, что я уже рассказал. И все же не могу не остановиться на некоторых мелочах. Например, я обнаружил, что острые селезеночные лихорадки, возникающие во время эпидемий печеночных лихорадок, лучше всего лечатся при помощи aqua glandium — по крайней мере, в моей практике.

Более того, я считаю, что три селезеночных лекарства, о которых я уже рассказал, лечат три различных болезненных состояния селезенки. И я хорошо знаю из персонального опыта, что желуди показаны при самых частых селезеночных расстройствах. И наконец, я не знаю ни единого признака, по которому мог бы различить эти самые три болезненные состояния.

Есть и другие селезеночные лекарства, излечивающие болезни селезенки, но я их использовал не так часто, как уже упомянутые, поскольку болезни, при которых они особенно хорошо помогают, мне попадались нечасто.

Из тех, что мне доводилось применять, я назову Galiopsis grandiflora, прославленное селезеночное былых времен, которым нельзя пренебрегать, и Rubia tinctoria, которая несомненно доказала свое право называться селезеночным лекарством, но я лично применял ее не так часто, чтобы дать о ней положительные отзывы.

Oleum Succini non rectificatum

Это хорошее селезеночное лекарство. Оно должно даваться в малых дозах. А поскольку люди излишне суетятся насчет дозировки, лучше давать его в какой-либо другой жидкости. Я даю его в настое желудей, прежде назначал в желудевом спирте. К шести унциям настоя желудей я добавляю полскрупула или целый скрупул масла. Они не смешиваются химически, но если смесь хорошенько встряхнуть, наша цель будет достигнута: пациент не проглотит больше, чем мы рассчитывали. Назначение их вместе не дает особых преимуществ; по крайней мере, у меня нет оснований так считать. Oleum Succini хорошо помогает при болезненных поражениях селезенки, когда возникают приступы судорог, как это часто бывает у истериков и ипохондриков. Лишь однажды я наблюдал, как запах масла вызвал истерические судороги у женщины, но это крайне редкое исключение из правила.

Освальд Кроллиус придает большое значение очищению янтарного масла, но в этом аспекте он неправ. Очищенное масло далеко уступает по лечебным свойствам маслу неочищенному. В общем, Кроллиус наиболее значительный представитель ятрохимии, но человек с неглубоким проникновением в суть вещей.

[Освальд Кроллиус, 1560—1608, профессор алхимии и медицины университета Марбурга. Через год после его смерти были опубликованы два его труда — магнум опус Basilica chymica ("Храм химии") и трактат De signature rerum ("Трактат о сигнатурах"), в которых отражены исследования в области ятрохимии и методы приготовления лекарств, а также взгляд на ботанику в свете доктрины сигнатур для определения лечебных свойств растений. — Прим. перев.]

Magnesia tartarica

Моим читателям вряд ли интересно, как я познакомился с этим лекарством. Могу только сказать, что я не украл его у коллег, никто из коллег не рассказывал мне о нем, ни в одной книге я о нем не прочел. И все же, несомненно, это лекарство, при помощи которого можно устранить заболевание селезенки. Должен признаться, что я познакомился с ним лишь четыре года назад, а поскольку не было явного повода, я использовал его редко. Но так как я устранял с его помощью болезненные поражения селезенки, которые не уступали другим лекарствам, я могу заключить, что должны быть такие заболевания селезенки, которые уступают лечебной силе именно этого лекарства. Если такие заболевания пока встречались мне сравнительно редко, это не значит, что в будущем будет так же.

Я пока не давал это лекарство при вторичном кашле и водянке на фоне увеличения селезенки, по той простой причине, что хватало других более известных лекарств. Я никогда не провожу эксперименты с новыми лекарствами, пока эффективны старые.

Обычная доза этого лекарства — один скрупул 4—5 раз в день. В этой дозе он не обладает послабляющим эффектом. Но если попадется чувствительный кишечник, реагирующий на эту дозу, нужно давать меньшую, поскольку я заметил, что послабление кишечника не ускоряет выздоровление.

Радемахер также хорошо отзывается о Cicuta и Acidum pyroligneosum как о ведущих селезеночных лекарствах.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

фото книги Гомепатическое лечение селезенки

оглавление книги о гомеопатическом лечении селезенки Оглавление Cледующая часть гомеопатическое лечение болезней селезенки