Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бернетт

Заболевания вен и их лечение лекарствами

Венозный диатез, варикоцеле, геморрой, варикозное расширение вен


5-е изд., Лондон, 1889

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Предисловие к четвертому изданию

Первое издание этой книги вышло почти пятнадцать лет назад. С тех пор мною наблюдались и лечились многие сотни случаев геморроя, варикоцеле и варикозных вен. Изменились ли мои взгляды на излечимость заболеваний вен лекарствами?

Нет, не изменились, и полностью подтверждены.

В этом издании добавлен "Общий взгляд на варикоз и варикозные вены", где отражено направление развития моей клинической работы. Теперь я больше внимания уделяю диагностике этиологии варикоза в каждом конкретном случае. Во-первых, я учитываю топографические связи в генезе варикоза, если он обструктивный. Во-вторых, конституцию, если варикоз необструктивный. И, наконец, учитываю терапевтические показания. Таким образом, лечение становится более методичным. Сначала мы устраняем обструкцию, если она есть; для таких случаев кровотечение нетипично. Затем мы переходим к патологии крови, если таковая имеется, и здесь кровотечения обычны и зачастую серьезны. Когда эти заболевания крови излечены, кровотечения прекращаются, и тогда в дело вступают венозные и антитравматические лекарства.

Дж. Комптон Бернетт

Предисловие ко второму и третьему изданию

С выходом второго и третьего изданий моих "Заболеваний вен" я тщательно пересмотрел старый материал и добавил новый.

То, что я рискнул назвать венозным зигзагом на грудной клетке, в плане первенства я охотно уступаю д-ру Эдварду Блейку. Он привлек внимание к этому феномену, прочтя доклад на Ливерпульском конгрессе. В то же время термин мой собственный, и наблюдения тоже мои.

Общий взгляд на варикоз и варикозные вены

Вены могут приобретать варикозное качество в результате

  1. патологии крови,
  2. слабости сосудистой стенки и клапанного аппарата,
  3. механической обструкции проксимальнее,
  4. патологии сердца,
  5. так называемой "птозной" конституции.

Если этиология исчерпывается механической обструкцией (3), наилучший план — отыскать место обструкции и устранить ее, после чего вены вернутся (более или менее) к своей обычной ширине. Тогда останется атония сосудистой стенки, и таких лекарств как Arnica, Bellis, Ferrum, Pulsatila и Hamamelis будет вполне достаточно для завершения излечения. Если обструкция не была найдена, или не может быть устранена, чаще всего мне помогал Fluoricum acidum.

Но очень часто обструкция бывает найдена и радикально устранена лекарствами. И тогда итогом лечения становится блестящее излечение.

Что такое обструктивный варикоз?

Если мы перегородим плотиной реку, все притоки, впадающие в нее выше плотины, переполнятся водой, скорее всего выйдут из берегов и затопят окрестности. Если же мы захотим избавиться от паводка, мы, конечно, сможем поднять берега и тем самым удержать воду в русле. Но мы не избавимся от избытка воды в притоках, а искусственно поднятые берега требуют постоянного и усиленного внимания. Но если мы уберем плотину, сложности с притоками не возникнет: они сами опорожнятся в реку, которая, в свою очередь, сбросит воды в море.

Так же и с варикозными венами в результате обструкции. Обструкция это плотина, которая мешает мелким венам сбросить кровь в более крупные вены. Продолжая нашу аналогию, мы можем усилить берега, надев эластические чулки, но лучший план — найти обструкцию и устранить ее. Ведь как притоки с поднятыми берегами, так и варикозные вены: они удерживаются только механическими подпорками.

Поддержка бандажами и эластическими чулками это только поддержка, и никакого другого эффекта она не дает. Болезнь продолжает прогрессировать, как и прежде, и, на самом деле, поддержка эта часто приносит много вреда. Позвольте это объяснить. Поскольку я уже задействовал аналогию с плотиной на реке для иллюстрации природы обструктивного варикоза, она же продемонстрирует конечный результат эластических чулок и бандажей.

  1. Перегородите реку, и все притоки выше по течению переполнятся, пока уровень воды не перехлестнет через плотину или не смоет ее прочь.
  2. Если же плотина прочна и высока, русла притоков будут недостаточны для избытка воды, и берега будут затоплены. Если мы укрепим и надставим берега, мы просто переместим паводок выше по течению. Притоки притоков в свою очередь переполнятся, и будут затоплены уже их окрестности. То есть повышенный объем воды перемещается вверх, поскольку от него не избавились. То же касается эластических чулок и бандажей. От варикоза они не избавляют, но перемещают влияние обструкции в сторону сердца, точно так же, как укрепление берегов выше плотины смещает опасность паводка выше по течению. Конечно, при определенных обстоятельствах это неплохо, но таковы лимиты этого метода.

Поэтому в каждом случае варикоза вначале я обычно пытаюсь найти механическую причину варикоза. Выше уровня сердца мы нечасто видим варикозные вены, поскольку гравитации достаточно для преодоления любой умеренной обструкции. Но ниже диафрагмы варикозные вены — обычное дело, поскольку тут гравитация усиливает тенденцию к варикозу.

Отечная или увеличенная печень — частая причина варикозных вен правой нижней конечности. Увеличенная селезенка имеет тот же эффект в отношении венозной циркуляции левой нижней конечности. Копростаз имеет тот же эффект на любую из нижних конечностей, в зависимости от того, где аккумулируются фекальные массы. У женщин увеличение и смещение матки действует схожим образом. Односторонний варикоз часто вызывается увеличением яичника. Однажды я консультировал молодую даму, на левой ноге которой был сильнейший варикоз. Вены были расширены настолько, что конечность приобрела уродливый вид, и все надежды на замужество были похоронены. Эластические чулки, разумеется, поддерживали вены, но в остальном приводили к варикозу вен всей конечности. Я быстро нашел обструкцию; в этом случае ею был значительно увеличенный левый яичник с обильными белями в качестве сопутствующего элемента. Увеличение яичника было, по-моему, обусловлено хроническим воспалением сикотической природы. Я начал с антисикотиков, и через несколько месяцев гипертрофия уменьшилась, а затем полностью исчезла. По ходу уменьшения яичника уменьшался и варикоз, и бели. В итоге варикозные вены исчезли. Юная леди снова появилась в свете, сейчас она замужем и в прошлом году родила первенца.

Менее чем два года назад командор Королевского ВМФ, здоровый и прекрасно сохранившийся мужчина около 40 лет, обратился ко мне по поводу огромного варикоза в правом паху размером с небольшой апельсин. Положение было тем более тревожным, что сосудистая стенка истончилась, а поскольку варикоз локализовался в паховой складке, носить бандаж было практически невозможно. Получалось, что офицер должен был оставить военную службу. Не было ни сердечной патологии, ни патологии крови, ни первичной патологии вен, ни местных заболеваний или травм в анамнезе. Я внимательно исследовал органы брюшной полости и смог найти лишь незначительное увеличение левой доли печени. Поэтому я приступил к лечению печени, хотя и не считал упомянутое увеличение достаточной причиной столь гигантского варикоза. Но как только печень стала приходить в норму, варикоз практически исчез, и довольный пациент поспешил на военную службу в надежде со временем стать адмиралом.

Лекарства, которые излечили этот случай, были Carduus marianus Ø, Cheledonium majus Ø и Chelone glabra Ø. О первых двух лекарствах написано в моих "Болезнях печени" и "Заболеваниях селезенки". Что касается третьего лекарства, Chelone glabra, я хотел бы сказать, что область его действия — левая доля печени, а линия действия направлена к пупку, мочевому пузырю и матке. В то же время линия действия Carduus marianus располагается горизонтально, от печени к селезенке или наоборот. На первый взгляд все это кажется невообразимым, однако компетентный врач сразу подтвердит это клинически.

Если варикоз имеется на обеих нижних конечностях, но преобладает с одной стороны, полезно отследить историю его возникновения, выяснить, откуда он произошел и как развивался. Это очень облегчает диагностику обструкции, если таковая имеется.

Если обе ноги вовлечены одинаково, и вдобавок расширены вены гипогастрия, часто это связано с индурацией абдоминальных лимфоузлов. Несколько лет назад ко мне в таком состоянии обратился бизнесмен. Он собирался жениться. Практически все вены на обеих нижних конечностях были расширены, как и вены гипогастрия. Самые крупные варикозные вены доходили до размеров гусиного пера в диаметре, самые тонкие — вороньего пера, так что внешний вид был довольно безобразным. После двух лет лечения вены были уменьшены на три четверти, и женитьба была запланирована на ближайшее время.

К диагнозу индурации абдоминальных лимфоузлов я был приведен видимой на глаз и пальпируемой индурацией паховых лимфоузлов. Это состояние явно было унаследовано, а не приобретено. Главными лекарствами были нозоды.

Диагностика места обструкции в таких случаях очень важна. Если одна нога отечна вследствие нарушения циркуляции по глубоким венам, это похоже на тромбофлебит, но у мужчин, без гиперестезии и с более частым вовлечением левой ноги, такое состояние часто будет связано с селезенкой и иметь к ней такое же отношение, как микседема к щитовидной железе.

Так, некий джентльмен обратился ко мне в начале 1894 года по поводу значительного отека левой ноги. Внешний вид очень напоминал тромбофлебит. Также он страдал рубцующимися акне, кожа лица была блестящей. Выраженная спленомегалия. Со слов пациента, отек ноги возник после перенесенной им горной лихорадки в Колорадо четыре года назад. Многие годы назад перенес гонорею, дважды был вакцинирован. Вакцинация иногда, если не всегда, вызывает увеличение селезенки, как и гонорея, и я много раз видел, как за обычной гонореей возникал вакциноз. Примеры этого я могу приводить десятками.

Urtica urens Ø в малых материальных дозах за несколько недель значительно уменьшила лимфостаз. Я привожу этот случай в урезанном виде, просто чтобы подчеркнуть пользу диагностики места обструкции в случае обструктивного варикоза.

ЧАСТЬ I

Если кто-то выступает с идеей, отрицаемой большинством его коллег, ему следует действовать индуктивно и независимо. В этом случае он действует научно, и искушенные умы, не обремененные предрассудками, вскоре понимают, куда они зашли в отрицании. Опыт учит, что идея может быть явно истинной, однако признаваемой лишь меньшинством. Особенно это касается новых истин, или истин, чреватых неприятными последствиями. И коль скоро человек сделал выбор, он скорее всего будет ему следовать постоянно, с позиции своего предвзятого мнения.

Большинство врачей совершенно уверены в том, что заболевания вен на продвинутых этапах лекарствам неподвластны. Я говорю об общем варикозе, геморрое, варикоцеле и варикозных венах. Следовательно, они являются вотчиной хирургов. И без сомнения, хирургия вен, особенно геморроя, в наши дни близка к совершенству, будучи почти безболезненной и бескровной. Она исключительно красива, она  повод искренне поздравить всех нас. Она просто совершенна, и можно обоснованно поинтересоваться, является ли хирургия в таком случае ЕДИНСТВЕННОЙ нашей опорой? Неужели терапевтам нечего сказать в пользу лечения заболеваний вен?

Разве не могут венозные больные искренне задать терапевтам вопрос:

Чем вы занимались последние две тысячи лет? Неужели вы со всеми вашими теориями, вивисекциями, токсикологией и лекарственными испытаниями, с бесконечным поиском и синтезом новых лекарств — неужели вы не смогли додуматься до мягкого, безвредного метода привести пару-тройку расширенных вен к норме?

И будет ли они так уж неправы, если пойдут немного дальше и чисто для себя поинтересуются:

А лично нам, с нашими венозными узлами, что за польза от ваших умных названий и научных бесед о геморрое с гипертрофией окружающей соединительной ткани, о варикоцеле, варикозных венах и всего прочего? Что нам за польза, если мы не более чем объект вашего изучения, и все наши страдания лишь крестики в вашей классификации болезней? Если вы, скрупулезно и научно классифицировав наши страдания, выпроваживаете нас с рецептом на плацебо, а потом направляете в операционную?

Но тогда для многих это не век мышления. Лишь немногие в нынешней сумятице и суете и погоне за богатством могут найти время идти "более совершенным путем".

Странно, но искусство лечения, чистое и простое, в наши дни не в чести. Правда, сейчас почти позорно посвящать себя целиком делу лечения и пытаться на этом поприще быть лучше наших отцов. Нет, человеку с хорошей репутацией просто опасно открывать новые пути в терапии и пытаться излечить то, что стройный легион наших предшественников провозгласил неизлечимым. На него будут смотреть искоса, и никто не скажет ему спасибо, в то время как многие будут искать, как бы высмеять и очернить его. Причина этого во многом лежит в истории медицины и человечества. Дурное так часто выдавали за хорошее, что никого не будут осуждать за некоторую подозрительность ко всему новому.

И вот теперь я выдвигаю тезис, что атоничные дилатированные вены во многих случаях можно сузить до нормального размера при помощи правильно используемых лекарств, назначаемых внутрь, и при помощи некоторых дополнительных мероприятий. Иными словами, варикоз, варикоцеле, геморрой и варикозные вены поддаются лекарственному лечению, и поэтому хирургия в этом секторе болезней вен должна быть лекарствами превзойдена. Разумеется, хирурги будут возражать против такого вытеснения и, вероятно, не преминут обрушить на меня свой гнев. Ладно-ладно, мои сердитые друзья! Вы прежде гневались по другому поводу ("Об излечимости катаракты лекарствами"), но истина восторжествовала, и определенный шаг вперед был сделан.

Конечно, вы поймете, что ни там, ни здесь я не создал ничего нового. Я просто сидел у ног Ганемана и вступил в битву за великую правду.

В искренней надежде, что некоторые братья, которые любят и ищут правду, прочтут это и пожелают найти путь, которым двигался я, я даю его шаг за шагом, как двигался я сам. Это достойный путь, по которому шли многие хорошие и верные люди, стремившиеся превратить врачебное дело в скорое, легкое и прочное восстановление здоровья больного [см. "Органон" Ганемана, § 2: "Идеал лечения состоит в том, чтобы восстановить здоровье больного скоро, легко и прочно…" — Прим. перев.]. Путь этот нелегок, и не всегда над ним светит солнце. Но у него есть один безопасный и верный проводник от начала и до конца — ЗАКОН ПОДОБИЯ. Есть и другие проводники, но они помогают не на всем протяжении пути, они приходят на помощь то тут, то там. Поэтому на этих страницах мы просто будем держаться принципа ПОДОБНОЕ ЛЕЧИТСЯ ПОДОБНЫМ. И мы тем более обязаны так поступать, потому что не знаем никакого другого безопасного проводника в терапии.

Хирургическое лечение болезней вен может быть сведено к трем фундаментальным частям: местным вяжущим средствам, давлению специальными приспособлениями (бандажи, трикотаж) и так называемым радикальным операциям.

ОБЩИЙ ВАРИКОЗ ускользает от хирурга однозначно, так как хирургическое вмешательство может быть только местным. Но когда мы имеем дело с местными манифестациями варикоза и венозного диатеза, терапевт-схоласт передает больного хирургам для операции или применения всевозможных механических приспособлений. Так и с ГЕМОРРОЕМ. Терапевт назначает слабительные, иногда местные вяжущие средства, и постепенно состояние дел ухудшается, и наконец больной понимает, что не остается ничего, кроме хирургической операции. Какая ужасная перспектива, даже в наши дни совершенной анестезии и антисептики! Не считая крайних эффектов травмы, о которых никто, похоже, не желает знать, иссечение геморроя невозможно, как правило, резонно считать излечением. Эта травма для всего организма в результате операции удаления геморроя дает о себе знать многие годы спустя, и по сути больной часто никогда не восстанавливается от нее полностью. Если мы следуем методу Ганемана в сборе анамнеза жизни, мы видим странные вещи касательно настоящих первичных причин болезней. В моей собственной практике я связываю диабет и катаракту с хирургической травмой в результате операции по удалению геморроя. Но подробнее об этом вскоре.

То же и с ВАРИКОЦЕЛЕ. Это заболевание всецело считается прерогативой хирургов. Я хорошо помню мой первый случай, который видел в Главном госпитале Вены. Это был характерный случай, пациенту было 25 лет, он страдал общим варикозом, но более всего в области venae spermaticae по вполне очевидным причинам. Наш гениальный и любимый преподаватель объяснил нам: "Ничего тут, господа, не поможет, кроме радикального лечения". Я поинтересовался, что значит "радикальное лечение", и, разумеется, узнал, что имеется в виду хирургическая операция. Таково ортодоксальное учение до сих пор, и оно так же ложно, как жестоко, и так же поверхностно, как ложно. Чисто хирургическое лечение это вообще не излечение, и по самое природе своей не может быть радикальным. Да, оно лучше, чем ничего, и часто почти так же хорошо, как излечение; но в истинном смысле слова это все-таки не излечение.

Наконец, ВАРИКОЗНЫЕ ВЕНЫ. Схоластический терапевт ничего не сможет предложить, кроме своего любимого производителя эластического трикотажа. Хирург вступает в дело при любом кровотечении, которое в конце концов возникает при разрыве вены, или при варикозных язвах и гангрене.

Но если мы хотим спрятать простую хирургию вен в чулан, чем мы ее заменим? Ответ: научной фармакотерапией, под которой подразумевается специфическое конституциональное (гомеопатическое) лечение. Ведь научная фармакотерапия и гомеопатия — синонимы.

Что на вены можно специфически действовать лекарствами, я впервые узнал из книги д-ра Ричарда Юза "Руководство по фармакодинамике". Книга во многом была откровением для меня. Ее назвали "Гомеопатическое молоко для аллопатических младенцев", и было бы прекрасно, если бы аллопаты вдоволь напитались этим молоком. Но есть одно условие, абсолютно необходимое для его усвоения. У аллопатического младенца должен быть чистый язык. И желудок, настойчиво требующий здоровой терапевтической пищи. Иначе гарантировано несварение. Ведь если язык покрыт налетом грубого предосуждения, а желудок набит медицинским конвенционализмом и схоластикой, он не сможет ничего ни проглотить, ни усвоить. А если он не переносит молоко, как он сможет воспринять более серьезную пищу "Органона"? А теперь я сошлюсь на статью об Acidum fluoricum, который для меня в то время был новым и совершенно неизвестным лекарством. Вот отрывок, который так поразил меня:

Под его действием… свищи слезные и зубные заживали. Варикозные вены сокращались до половины изначального размера. Новые волосы отрастали на облысевшей голове, влажные ладони вновь обретали здоровую сухость.

Это было хорошее семя, которое дало отличные плоды в моей последующей профессиональной карьере. Типичный случай Alopecia areata под длительным воздействием этого лекарства был излечен полностью, и пациент смог снять парик, который носил долгое время. Этот случай я наблюдал, будучи ординатором-хирургом в Гомеопатической амбулатории на Хардман стрит в Ливерпуле. И там же я впервые получил возможность проверить это самоуверенное утверждение д-ра Юза, а именно, что варикозные вены могут уменьшиться вполовину от первоначального размера под влиянием Acidum fluoricum.

Случай гигантского варикоза v. saphenæ magnæ слева у фонарщика

Мужчина средних лет, по профессии фонарщик, явился в амбулаторию по поводу сильнейшего расширения большой подкожной вены левого бедра. В самой проксимальной точке, в месте впадения в бедренную вену в области hiatus saphenus в широкой фасции она была шириной с детское запястье. В области коленного сустава толщина ее достигала мужского мизинца. Поэтому существовала реальная опасность разрыва сосуда и опасного кровотечения. Состояние не было местным проявлением общего варикоза, оно возникло из-за механической обструкции следующим образом. В старые добрые времена пациент щедро разбрасывал свое семя, и в качестве урожая заполучил крупный бубон в левом паху. Он был иссечен и выжжен крепкой кислотой. В результате возникла рубцовая поверхность площадью с мужскую ладонь. И эта рубцовая ткань при сокращении значительно сузила большую подкожную вену в месте впадения ее в бедренную вену. В те времена фонарщики обыкновенно ходили с легкими стремянками и помногу раз в день съезжали по ним вниз. Таким образом, уже расширенная в результате давления изнутри вена раздражалась механически еще больше. Это и было причиной столь выраженного варикоза.

Пациент получал Acidum fluoricum 6, по одной крупинке четыре раза в день. Он должен был приходить каждые две недели на контрольную явку. Так продолжалось несколько месяцев, и в результате ненормально расширенная вена сократилась до одной трети от первоначального размера. И это несмотря на то, что пациент продолжал работать по специальности. Никаких дополнительных приспособлений и местных аппликаций не назначалось, перемен в диете также не было. Когда я видел его в последний раз, варикоз уменьшился настолько, что не вызывал никаких помех и опасности не представлял, поскольку вена была плотная и неистонченная. С учетом неподвластного лекарствам механического препятствия в месте слияния двух вен, результат показался мне настолько потрясающим, что я с тех пор стал ярым приверженцем лекарственного лечения варикоза при любых обстоятельствах, и удовлетворение от такого лекарственного лечения поистине огромно.

В ортодоксальной медицине не верят в податливость вен лекарственному лечению. А поскольку мое медицинское образование было ультраортодоксальным, я подумал, что было бы кстати показать, что увело меня прочь от общепринятых взглядов на этот вопрос. Это я и показал вышеприведенным случаем. И теперь перед любым честным медицинским умом допустимо поставить вопрос: если функция сильно дилатированной большой подкожной вены, устье которой было значительно сужено, может быть весомо улучшена одним лишь внутренним лекарственным лечением, при том что механическое препятствие в устье все еще оставалось, не говорит ли это как минимум о вероятности того, что многие другие формы варикоза тоже могут уступать правильно выбранным лекарствам? Именно о таком случае я сейчас и расскажу. Но перед этим надо напомнить, что эта идея пошли не от меня, и не от д-ра Юза. Этот гениальный писатель был моим непосредственным предшественником, и пока я не прочел его статью об Acidum fluoricum, я и слыхом не слыхивал, что кто-то пытался вылечить варикоз лекарствами. С тех пор я, разумеется, совершенно осознал, что все пошло от Ганемана и других, и что способные гомеопаты следуют в этом Ганеману уже добрых полвека. Беспечные гомеопаты, однако, не желают решать проблемы, связанные с принятием догмы, что заболевания вен излечимы лекарствами, особенно после того, как хирургия стала практически безболезненной и бескровной, благодаря анестетикам и точным, элегантным и эффективным хирургическим манипуляциям. Особенно это касается геморроя. Но даже здесь насколько мягкое лекарственное лечение предпочтительнее хирургии! Я далек от того, чтобы принижать честь моих хирургических собратьев. Я даже готов допустить, что если бы обладал той же ловкостью рук, что и они, я несомненно страдал бы некоей формой хирургического зуда в них и никогда бы не имел терпения лечить лекарствами, как я поступаю в худших формах геморроя и иных разновидностей варикоза, что в итоге приводит к триумфу, к моему великому удовольствию.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Гомеопатическое лечение заболеваний вен

оглавление Оглавление Cледующая часть следующая часть