Проф. Эдмунд Карлтон (США)

Эдмунд Карлтон

Гомеопатия в терапии и хирургии

Филадельфия, 1913

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

Эндокардит с нефритом

У одного джентельмена семидесяти трех лет обе эти болезни, по-видимому, были острыми. Этиология их неизвестна. Первыми симптомами, которые заставили его заподозрить непорядок, были "сердцебиения" и дискомфорт в области сердца. Болезнь развивалась быстро. Вскоре он уже перестал вставать с постели.

Тоны сердца были приглушены, имелись дополнительные шумы; митральный клапан смыкался не полностью; кровь булькала и пульсировала, словно сердце работало в жидкости; при перкуссии ощущалось притупление; наблюдалась локальная болезненность, напряжение и тяжесть; пациент должен был лежать на спине; дыхание было поверхностным, и любая попытка сделать полный вдох вызывала острую боль, содрогание по всему телу и резкую остановку в тот момент, когда вдох был сделан только наполовину, частота дыхания 32; пульс был полный, даже твердый, 100 (ударов в минуту. — Прим. перев.); температура 103° F (примерно 39,4° C. — Прим. перев.).

Мое первое назначение не удалось — Digitalis, в основном из-за особенностей дыхания. Затем я дал Ignatia, которая оказалась лишь паллиативом. К этому времени эксперт закончил анализ мочи, отчет по которому выглядел следующим образом: "Количество мочи — 397,6 мл за 12 часов, цвет светлый, удельная плотность 1,024, мочевина 0,350%, уробилин понижен, индикан увеличен, щелочноземельные фосфаты понижены, щелочные фосфаты увеличены, белок — следы. Осадок обильный, белого цвета. Цилиндры, большое количество крупных и мелких гиалиновых гранул".

Затем я изучил всю историю болезни, получил прекрасный совет от друга-медика, к которому перестала обращаться семья больного, и положил несколько гранул потенцированной Pulsatilla больному на язык. Вскоре после этого состоялся консилиум врачей, который подтвердил мой диагноз и дал неблагоприятный прогноз. По моей настойчивой просьбе лекарству дали работать до нашего следующего собрания при условии, что пациенту не станет хуже.

"— Да от чего же вы дали ему Pulsatilla?

— Потому что всю жизнь он желал находиться на открытом воздухе; когда его предостерегали не пытаться ездить вместе с женой, он плакал; он не испытывал жажды; его язык был покрыт белой густой слизью; он ощущал давление на грудь; у него было поверхностное дыхание, и каждый незаконченный вдох сразу заканчивался приступом дрожи; у него было мучительное ощущение в районе сердца; ему нужно было лежать на спине; он мог мочиться только в положении стоя; у него дрожали руки, чего с ним раньше не бывало. Ни одно другое лекарство, кроме Pulsatilla, не удовлетворяет всем этим симтомам сразу".

Немедленно последовало стабильное улучшение. Через девятнадцать дней после моего первого назначения уже нельзя было обнаружить никаких проблем ни с сердцем, ни с почками. Работа врача и медсестры закончилась. Пациент чувствовал себя хорошо и выглядел хорошо, и хотя он был еще слаб, его ограничивали все меньше.

Pulsatilla была дана не "от эндокардита" и не "от нефрита". Она была дана пациенту в соответствии с его индивидуальными потребностями, поэтому и прошли все его болезни.

Гематурия  Гематурия   Оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Сифилис Сифилис