Д-р Эдмунд Карлтон (США)

Гомеопатия в терапии и хирургии

Филадельфия, 1913

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

Раны и травмы

Здесь задача состоит в том, чтобы заручиться помощью гомеопатии при лечении хирургических больных; не вмешиваться в ее действие, делая исключение только для анестезии, и избегать аллопатии, энантиопатии (паллиативного лечения) и полипрагмазии.

Анестезия. Для того чтобы избавить пациента от шока и лишней боли, мы законно пользуемся анестезией, но внимательный последователь Ганемана даст больному антидот к анестетику, как только операция закончится, и быстро вернет пациента под влияние подобнейшего лекарства. Современный анестезиолог хорошо подготовлен. У некоторых больных признаки грозящей опасности появляются до того, как анестезиолог должен приступить к работе. Он иcкусно предотвращает надвигающуюся катастрофу путем предварительных подкожных инъекций лекарства. Его внимательное отношение к физическим признакам и находчивость, которую он проявляет, когда пациент находится на операционном столе, заслуживают всяческих похвал. Найдется не так уж много неожиданностей, которые могли бы поставить его в тупик. Тот, кто делает операцию, может быть спокоен в отношении той ее части, за которую отвечает анестезиолог. Тем не менее и тот, кто делает операцию, и анестезиолог, если только они называют себя гомеопатами, должны быть хорошо знакомы с гомеопатическим лечением, чтобы успешно справляться с непредвиденными случаями. Мне удалось спасти жизнь нескольким больным, которые уже были объявлены безнадежными из-за эфира, посредством быстрого и сильного битья по оголенным подошвам, после того как потерпели неудачу и гальванические батареи, и искусственное дыхание. Я предпочитаю битье по ступням ног расширению прямой кишки. Об этих случаях уже рассказывалось. После того как пациентов приводили в себя таким способом, им требовались Arnica, Camphora или Nux vomica, так как их основные симптомы говорили о шоке, крайнем упадке сил или о том, что затронут блуждающий нерв. Иногда таким больным требовался Hyoscyamus, когда у них долго сохранялись спутанность сознания и бессознательное состояние, или сильный спастический кашель, или они говорили без умолку. Сначала им давали несколько крурпинок потенцированного лекарства на язык, после чего, если необходимо, им давали частые дозы водных растворов тех же лекарств, как только они были в состоянии глотать. Я был свидетелем, как с трудом удавалось избежать смерти из-за хлороформа даже при умелом обращении с ним. Его действие быстро антидотировалось переворачиванием пациента головой вниз, раскачиванием его в таком положении и нанесением яблочного уксуса на слизистые оболочки рта и носа. Нескольким больным потребовалась Nux vomica из-за симптомов со стороны головы и груди. Дважды я видел пациентов, которые чуть не умерли от закиси азота. Окраска их лиц, которые были шоколадного цвета, и состояние совершенной прострации навели на мысль о Carbo veg, который очень помог им. Между прочим это лекарство эффективно при удушье вследствие отравления угарным газом с его яркими симптомами. Выбираемое по подобию лекарство принесет пользу почти каждому больному, которому нужно оправиться от воздействия эфира и сопутствующих ему лекарств. Подобным лекарством в таких случаях часто является Nux vomica, на которое указывает притупление функций органов чувств, тошнота, рвота или удушье, взятые по отдельности или все вместе. Некоторым больным нужна Ipecacuanha по причине стойкой тошноты и расслабленности. В любом случае, гомеопатическое лекарство ускорит возвращение в status quo ante bellum (лат. предвоенное, т. е. предоперационное, состояние. — Прим. перев.), и тогда откроется путь ганемановскому назначению, которое будет сделано с учетом всех симптомов. Но антидотирование анестетиков редко бывает первым действием гомеопатов, которые занимаются хирургическими операциями.

Подготовка к операции пораженных частей и всего организма

Если больной, которого нужно оперировать, находится в состоянии, когда можно заблаговременно принять нужные меры, хирург-гомеопат должен подготовить его к операции лекарством, подобным всем симптомам больного. Например, Staphysagria обладает подобием к рваным ранам. Насколько я помню, практически у каждой без исключения больной с разрывом шейки матки, которой требовалось зашивание и которую я оперировал, в какой-то момент до операции неизменно имелась полная картина симптомов, указывающая на Staphysagria. Это лекарство, которое я давал в потенцированном виде, никогда не разочаровывало меня. Оно приводило к местным и общим улучшениям у больной, и та приходила в хорошее состояние перед операцией, что в значительной степени обеспечивало успех последней.

Во время операции иногда совершенно неожиданно становится понятно, что больному в данный момент нужно какое-то конкретное лекарство. Если проводящий операцию врач верно следует закону подобия, он заметит эту потребность больного и даст ему нужное лекарство. Например, когда подходит момент анестезии, все дело могут испортить испуг, паника, истерия пациента, и для того чтобы справиться с ними, нужно привлечь душевные силы, а также воспользоваться Aconitum, Gelsemium или Ignatia. В процессе операции хирург к своему смятению может обнаружить, что его пациент имеет склонность к кровотечениям. Обычные средства могут воздействовать только паллиативно, и не более того. Но было бы полезно знать, что потенцированный Kreosotum, Phosphorus или другое лекарство, данное больному перорально, остановит это кровотечение. Хирургу, проводящему операцию, нужно будет подбирать для больного индивидуализированное лекарства.

Но иногда паники, непредвиденных инцидентов или других помех в операции может и не быть, все будет проходить гладко, без особенностей и в соответствии с планом. Предположим, что это операция, требующая разрезов, и в силу этого на края раны перед их сближением следует нанести Calendula. Если бы мне потребовалось отправиться куда-то, чтобы провести операцию, требующую разрезов, я бы, пожалуй, скорее оставил дома свои инструменты, чем Succus Calendulae (сок календулы. — Прим. перев.), приготовленный в надежной гомеопатической аптеке. Он занимает важное месте в моей практике, а вмешательство в нее антисептике не дозволяется. Прекрасная идея о том, что операционное поле должно быть свободно от неблагоприятных воздействий, долго была затуманена мнением, что любую без исключения грязь нужно устранять химическими средствами. У лучших из представителей профессии этот туман перед их мысленным взором уже рассеялся. Они четко видят, что заживление разреза зависит не от отравления раны и организма больного какими-либо медикаментами. Я никогда не поклонялся этому фетишу, в свое время распространенному почти повсеместно. И нет никого, кто больше меня настаивал бы на асептике — чистоте. Самое лучшее — это физраствор, используемый с губкой. Если части тела, на которых нужно проводить операцию, и все тело в здоровом состоянии, то после сближения тканей и наложения повязки для исцеления не требуется больше ничего. Вот тут гомеопатия может себя проявить. Орошение Calendula и водой существенно сокращает время операции, так как останавливает кровотечение. Помимо этого, ввиду гомеопатичности Calendula чистым разрезам ее использование готовит поврежденные поверхности к быстрому заживлению и экономит время.

После операции. Обычно в это время бывает много поводов для применения лечебного искусства, которое часто оказывается решающим фактором в успехе операции, то есть в улучшении состояния пациента, без которого ни одну операцию нельзя считать полностью успешной. Именно сейчас приходит момент, когда последователь Ганемана должен подтвердить правоту своих убеждений на деле и продемонстрировать значительное превосходство лечения по закону подобия над любыми другими медицинскими методами. Например, если все соответствует ситуации, желательно дать пациенту потенцированную Calendula в водном растворе, как только закончится требующая разрезов операция и прекратится влияние анестезии. Такое использование лекарства чрезвычайно ускоряет процесс заживления. Я уделю больше внимания этим аспектам по мере дальнейшего изложения материала.

Резаные раны

Aconitum napellus. Беспокойство, страх смерти; офтальмия, очень болезненная, с блефаритом или от попадания инородных предметов в глаза (пыли, искр). Жгучая неутолимая жажда холодной воды. Потеря сознания при вставании, с бледностью щек, которые были красными в положении лежа. Озноб при откидывании одеяла и прикосновениях других людей. Озноб с жаждой. Дрожь в теле, которая пробегает в направлении снизу вверх, от стоп до груди. Похолодание с внутренним жаром, беспокойством и красными щеками. Жар с неистовыми метаниями в постели. Неблагоприятные последствия контакта с сухим холодным воздухом, подавления пота, испуга, со страхом и гневом.

Первопроходцы гомеопатии были внимательными наблюдателями. Они строго следовали своим текстам. Они излечивали таких больных, которых не могли вылечить их собратья по профессии. Это приводило к проблемам, как это обычно бывает. Они полагали, что внезапный прилив крови к глазам, возникающий после попадания в них частиц пепла и иногда мешающий удалению этих частиц, подобен действию Aconitum. Клинически было удостоверено, что доза потенцированного Aconitum, которую больному давали перорально на ночь, позволяла удалить застрявшее инородное тело, которое иногда исчезало еще до наступления утра. Это знает и применяет каждый врач-гомеопат. Каждый гомеопат-окулист дает больному Aconitum после операций, требующих разрезов глаза.

Мне неизвестно, кто первым дал Aconitum больному при "уретральной лихорадке". Если ей предшествовали головокружение, бледность, жажда и желание лечь, и если она характеризовалась дрожью по направлению снизу вверх от стоп к груди, то назначение верно и поможет больному, что мне неоднократно удавалось продемонстрировать.

Calendula officinalis обладает подобием чистым разрезам. "Раны с дефектом тканей или без, с острыми режущими болями. Краснота, болезненность, иногда жалящие ощущения во время лихорадочного жара". Эти безошибочные показания Материи медики были множество раз проверены на практике. Раньше я наносил на раны чистую или разведенную настойку. Сравнивая количество настойки, которое можно получить у аптекаря с хорошей репутацией, с таким же количеством настойки, полученным в гомеопатической аптеке с хорошей репутацией, в конечном счете вы всегда будете выбирать второй вариант. Ее можно использовать в чистом и в разведенном виде, в большем или меньшем количестве или вместе с водой по ситуации. При сильном кровотечении орошение чистой настойкой оказывает волшебное действие и стимулирует быстрое заживление тканей. Во время операций я часто использую настойку, одна часть которой разведена в двадцати пяти частях воды. В таком виде настойка достаточно крепка, чтобы помочь при кровотечении средней силы, и эффективно стимулирует заживление тканей. С тех пор как я начал пользоваться соком Calendula, я определенно предпочитаю его настойке. Когда требуется сухая внешняя повязка, отлично помогает восковая мазь Calendula. Если последнюю нужно принять внутрь, то лекарство прекрасно работает в потенции. Его можно давать и в сухом виде, но предпочтительнее в воде. Ниже я предлагаю читателю несколько ярких примеров из разных областей обширного опыта использования Calendula.

I. Доктор в спешке садился в экипаж, но кучер пустил лошадей, не дождавшись, пока доктор усядется. Это привело к тому, что врач, хотя и был в одежде, сильно поранил голень об острый край экипажа. Глубокий порез доходил до самой кости. Через два часа, когда наконец появилась возможность что-то сделать, надкостницу и кожу аккуратно вернули на место и наложили повязку с мазью Calendula. Сначала были острые режущие и жалящие боли, которые быстро успокоились вместе с болезненностью пореза. Через несколько дней голень зажила. Если задуматься о многочисленных операциях на большеберцовой кости, все из которых требовались после несчастных случаев, бывших не серьезнее обсуждаемого происшествия, когда больной не получал помощи от закона подобия и за операцией следовал длительный период восстановления, то сравнение красноречиво говорит в пользу гомеопатического лечения. Об этом же свидетельствуют и многочисленные выздоровевшие больные. Надо сказать, что когда больнй получил эту рану, он был под действием лекарства, данного ему перорально от хронического недуга. В действие этого лекарства нельзя было вмешиваться. Не будь этого обстоятельства, пероральный прием потенцированной Calendula в дополнение к местному лечению несомненно дал бы еще более быстрые результаты, нежели те, что были получены при одном только местном лечении. В данном случае подобное лекарство для местного недуга вылечило вызванный травмой местный недуг и не вмешалось в действие конституционального лекарства. И это не было полифармацией. Ситуация была бы совершенно иной, если бы проблема с ногой была бы идиопатического, а не травматического происхождения. Тогда местное применение Calendula оказалось бы ошибочным ("Органон", § 189193).

II. Некоторые из бывших интернов Гомеопатической больницы Уордс Айленд, быть может, помнят полумертвую от голода, бедно одетую цветную женщину средних лет, которая пришла с гангреной обеих стоп и самих ног. Ее положили в кровать и стали хорошо кормить. Припоминаю, что по гомеопатическим показаниям ей давали Cinchona в тридцатой потенции в водном растворе каждые два часа, но я не помню тех симптомов, которые привели к выбору лекарства, помимо омертвения и мокнутия пораженных участков. Благодаря хорошему питанию и подобному лекарству образовались линии разграничения, и теперь состояние пациентки позволяло сделать ей операцию. Она хорошо перенесла двойную ампутацию до уровня на несколько дюймов ниже коленей. На раны нанесли Calendula в воде, разведенную в соотношении 1 к 25, и простую повязку. Ни двухлористую ртуть, ни карболовую кислоту, ни йодоформ, ни какие-либо другие антисептики применять не разрешалось. Как только действие эфира закончилось, она стала принимать внутрь потенцированную Calendula. Через четыре дня культи полностью зажили. Все, что нам осталось сделать, это удалить швы и отправить пациентку в приют для бедных. Подготовка больной проходила строго по гомеопатическим принципам, во время операции мы использовали местное лекарство, подобное чистым разрезам, а последовавшее пероральное лекарственное лечение было подобно известным нам показаниям для чистых разрезов.

III. Господин средних лет шел, пригнувшись, под лесами на строительной площадке. Он не рассчитал высоту одной из балок и стукнулся о нее головой настолько сильно, что упал. Он промыл и протер пострадавшее место и попытался не обращать внимание на неприятные ощущения в голове. По прошествии нескольких месяцев он стал вялым и рассеянным. Известные доктора попытались облегчить жжение, журчание, шипение, пульсацию и тупую боль в макушке, которая перемежалась с острыми покалываниями, начинавшимися в центре поврежденного участка и перемещавшимися оттуда вниз по голове сбоку, либо направлялись в центр мозга, где к этому прибавлялось ощущение сдавления под прямым углом с боков головы. Он стал стеснительным, замкнутым, беспокойным, болезненным и неспособным к занятиям бизнесом. Он постоянно трогал раненное место указательным пальцем, из-за чего оно облысело. На черепе можно было заметить небольшую вмятину. Я сделал назначение по симптомам и посоветовал ему удалить часть кости, полагая, что внутренняя костная пластинка давила на твердую мозговую оболочку. Он посоветовался с наиболее авторитетными врачами Европы и Америки, которые признали факт травмы, но указали ему на то, что операция в таком месте опасна, так как оно находилось на углу, образованном продольным и поперечным синусами твердой мозговой оболочки. Они также напомнили о том, что боли могут остаться и после операции. С учетом всего этого они сочли, что лучше будет попытаться отговорить его от операции, и это им удалось сделать. Прошли годы. Он превратился в инвалида, ему становилось то лучше, то хуже. И вот однажды он появился в дверях моего кабинета. Первые его слова были таковы: "Я пришел, чтобы сделать операцию".

Он отправился в Ганемановскую больницу. Ему требовалось очень мало подготовки — нужно было только удалить волосы и очистить кожу головы. Я полагал, что там, где нужно будет провести тонкую работу и где не подойдут обычные инструменты для работы с костями, мне поможет боковой трепан, который прилагается к хирургической бормашине, поэтому я соответствующим образом подготовил инструменты. Двадцать второго апреля 1901 г. я отсепарировал большой лоскут ткани, приложив все старания, чтобы не повредить надкостницу, трепанировал по внешней границе пораженного участка, подтвердил свой диагноз с помощью дурального шпателя, который я проталкивал под костью черепа до тех пор, пока он не уперся в препятствие, и насколько это было возможно отрезал это препятствие костными кусачками. После этого в дело очень удачно вступил боковой трепан, который позволил мне убрать столько кости, сколько было необходимо, и расчистить все до синусов. Вдавленная часть оказалась некротизированной. Поэтому операция оказалась весьма своевременной. Для очистки применялся физраствор. Твердая мозговая оболочка выглядела вполне хорошо, хотя имелась некоторая склонность к кровотечению. Костная граница раны была здоровой. Поврежденные поверхности были аккуратно смочены раствором сока Calendula, после чего все было обсушено. Я потратил много времени, пытаясь пристроить пластинку, а потом она мне не понравилась и я, поверив в силу надкостницы, которой помогала Calendula, совсем отказался от пластинки. Надкостницу тщательно пришили на место, после чего был зашит скальп. Была наложена повязка из простой марли, поверх которой была наложена защитная повязка и одет ночной колпак. С действием эфира быстро справилась Nux vomica. Тогда на первый план опять вышла первоначальная картина болезни. Он пожаловался на ощущение побитости и болезненность. В течение двадцати дней я давал ему Arnica в двухсотой потенции в воде, постепенно увеличивая интервалы между приемами лекарства по мере улучшения состояния, и полностью отменил лекарство, когда все неприятные ощущения исчезли. На двадцать четвертый день боязливость пациента прошла, и он начал ездить по всему городу. Заживление раны ускорялось местно применяемой подобной ей Calendula. Эта часть моей работы была исключительно местного и хирургического характера. Конституциональной болезни была противопоставлена Arnica, которая была дана ему перорально. Меня нельзя обвинить в полипрагмазии.

Пациент провел лето в Шотландии, вернулся в октябре и выглядел воплощением здоровья. Пустое пространство в черепе заполнилось плотной костной тканью. Она была не такой толщины, как у двух костных пластинок, которые там были ранее, но, по-видимому, такой же прочной.

После этого у него вернулись боли в голове. Значило ли это, что они вошли в привычку? Не были ли эти боли связаны с угрозой появившегося недавно злокачественного образования, которое стремилось прикрепиться к шее и челюсти? Позднее он стал совершенно здоров.

IV. Зубной врач очень быстро работал над моими зубами и нанес довольно много случайных порезов десен. Потом он прекратил работу и сказал:

— Ну, вот! Доктор, сегодня я больше не смогу ничего сделать, потому что десна очень распухла. Давайте я нанесу на нее немного йода, и вы придете завтра.

— Подождите, доктор, — ответил я. — Хотелось бы закончить все сегодня. Давайте-ка я покажу вам один новый прием.

— Да, давайте, было бы интересно!

Мы пошли в ближайшую гомеопатическую аптеку за настойкой Calendula, к которой мы добавили равное количество очень горячей воды, после чего я прополоскал этой жидкостью рот. Через десять минут десна настолько уменьшилась в размере, что зубной врач смог спокойно закончить свою работу. Горячая вода тоже помогла бы уменьшить размер вздутия, но для этого потребовалось бы в три раза больше времени, чем при использовании смеси Calendula с горячей водой. Это было доказано много раз опытным путем. Подсоленая вода действует лучше, чем простая вода, но Calendula действует лучше, чем подсоленая вода, так как Calendula гомеопатична чистым разрезам.

V. Каждый хирург время от времени сталкивается с обильным кровотечением при обрезании, даже если пациент не склонен к кровотечениям. Я тоже несколько раз встречался с этим, и недавно о таком кровотечении мне напомнил шестимесячный мальчик, у которого крайняя плоть была длинной и сильно натянутой. Я урезал ее, разделил внутреннюю плоть (которую часто называют слизистой оболочкой) и отделил ее по всей длине от головки члена, подрезав уголки. Обтирание губкой никак не повлияло на кровотечение. Четыре обычных шва и две лигатуры не принесли существенных результатов. Тогда член подставили примерно на минуту под маленькую струйку чистого сока Calendula. Кровотечение прекратилось. Рана зажила первичным натяжением.

VI. На собрании Академии патологии 24 октября 1902 года я демонстрировал огромную кисту яичника (по запросу, так как я уже делал сообщение об этом случае). Эта киста вместе с ее содержимым весила 150,5 фунтов (около 68,25 кг. — Прим. перев.). Отмечалось, что все ткани, которые были разделены во время операции, были тщательно смочены настойкой Calendula, что дренирования не проводилось и что все зажило быстро и полностью. Когда через несколько месяцев после этого пациентка как-то раз пришла ко мне в кабинет, я даже не узнал ее в стоявшей передо мной улыбающейся стройной даме.

VII. Несколько лет назад я удалил огромный эпулис изо рта дамы средних лет, которая была пациенткой ныне покойного д-ра Кларенса Вилларда Батлера. Недугом было затронуто так много ткани, что требовалось удалить бóльшую часть верхней челюсти слева. Был сделан обычный надрез на лице, проходивший около внешнего угла глаза к уголку рта, и щека была вывернута назад. Открылось сильное кровотечение, но с ним удалось быстро справиться благодаря быстрой работе и содействию чистой настойки Calendula, которой я воспользовался при первой же возможности. Самым полезным инструментом оказались режущие щипцы с крепким захватом парижского производства, которые я приобрел незадолго до того. Они замечательным образом сократили время, которое обычно требуется для такой операции, и таким образом позволили в значительной степени избежать шока и анемии. Главное же в том, что вследствие применения Calendula на четвертый день ткани полностью срослись. С тех пор не было ни единого рецидива болезни.

VIII. Разрыв шейки матки и промежности в основном относятся к другому классу. Сейчас нас интересуют те женщины, у которых разрывы не срослись и образовали рубцы, приводя к субинволюции и множеству связанных с этим недугов. Эти женщины слишком часто становятся жертвами местного "лечения" — зондирования, тампонирования, обтирания, промывания и прижигания, продолжающегося до тех пор, пока на месте разрыва не образуется глубокий, твердый, плотный и большой по размеру нарост, хотя иногда также происходит кистозное перерождение, и слизистая оболочка и превращается в вещество неопределенной природы. Такой подход заслуживает жесточайшего порицания. Подход к лечению односторонних, двусторонних и звездчатых разрывов шейки матки с субинволюцией можно проиллюстрировать приведенным ниже примером одной из больных. Лечение тех же травм, когда к ним добавляются разрыв промежности и грыжи мочевого пузыря и прямой кишки, иллюстрируется примером второй больной, а действия при полном выпадении матки вследствие двух ран — третьей.

Первый пример. Дама средних лет, многократно рожавшая. Травма была получена во время последних родов два года назад. Имелось много неприятных ощущений, и общих, и местных. Ее беспокоили лохии, которые время от времени то усиливались, то стихали, не прекращаясь, и в итоге сливались в постоянные умеренные выделения. Осмотр выявил широко раскрытый зев матки; тяжелую налитую кровью эрозированную шейку матки; двусторонние звездчатые разрывы и полость, в которой зонд, входивший в матку на три с половиной дюйма (около 9 см. — Прим. перев.), покрывался кровью. Диагноз был ясен — разрыв шейки матки, субинволюция, эндометрит. Ей дали Staphysagria, которая улучшила ситуацию. Пациентка была настойчива, нетерпелива, впечатлительна, вспыльчива, склонна к несварению, подвержена запорам. Эти симптомы в сочетании с тем, что было описано выше, составляли ясную картину Nux vomica, и ей дали потенцированную дозу этого лекарства. Ее состояние улучшилось под влиянием лекарства, и после следующих месячных она была готова к операции.

Правило, гласящее, что пациент должен поступать в больницу за день до операции, — хорошее правило. Оно позволяет провести тщательный осмотр органов, что является мерой предосторожности с учетом опасностей, связанных с анестезией и пр. Этот период также нужен для подготовки к операции. Опыт научил меня, что следует давать письменные указания, чтобы никто не имел права делать ничего лишнего. Освобождение заполненной прямой кишки с помощью клизм, если в этом возникнет необходимость, удовлетворит не каждого хирурга или интерна. Бестолковую идею о том, что кишечник нужно прочищать, преодолеть очень трудно. Люди не могут осознать того факта, что после применения слабительных следует реакция, и что слабительные средства оказывают и другое влияние на больного. Последователь Ганемана должен постоянно быть на страже, иначе он рискует в самый неожиданный момент столкнуться с отрицательным воздействием на его больного ошибочных идей. Он должен также внимательно осмотреть комнату и удостовериться, что нигде наготове не стоят камфора, фенол, листерин или другое содержащее какие-либо медикаменты средство для полоскания рта, которое антидотирует тщательно подобранное им лекарство. Все эти предосторожности были соблюдены при работе с этой больной.

Пока в соседней комнате готовили анестезию, я проверил, что в операционной все было в порядке, так как промедление во время операции так же неприятно для меня, как и излишняя спешка. Крепкие прямые иглы разного размера с закругленными кончиками были отлично вычищены и снабжены кетгутом; в прочную немного загнутую иглу был продет плотно скрученый шелк, а сама игла находилась в иглодержателе; физраствор и сок Calendula были под рукой (никто из тех, кто меня знает, и не подумал о том, чтобы предложить мне двухлористую ртуть или аналогичное средство). На подносе также отсутствовала кюретка. Один из гостей заметил это и спросил:

— А разве вам не нужна кюретка для эндометрита?

— Я много раз демонстрировал ее ненужность. После того как будут устранены последствия травмы и больной дадут подобное лекарство, она выздоровеет.

— А как же кюретаж при дисменорее?

— Все виды дисменореи, включая мембранозную, поддаются лечению подобным лекарством.

— Но вы же наверняка делаете кюретаж роженице, страдающей от задержки отделения разлагающихся тканей.

— Вы, разумеется, имеете в виду кюретку с очень тупыми краями, которая больше похожа на ложку. Но и тогда я неоднократно добивался гораздо лучших результатов с помощью Nux vomica, Pulsatilla, Sabina, Sepia и других лекарств в соответствии с симптомами конкретной больной. Потеря фертильности, паллиатив вместо излечения (на примере многих больных), распространение инфекции, случающаяся иногда перфорация матки, болезни, смерть — вот основания отказаться от кюретажа.

Положение лежа на спине; ноги и стопы расположили так, чтобы они не мешали работе; матку притянули вниз; точное расположение канала определили зондом; иглу с шелковой нитью пропустили через центр обеих губ шейки матки и для тракции и направления органов сделали две длинные петли, нижнюю и верхнюю; матку отодвинули в сторону; с помощью тонкого держателя и длинного тонкого лезвия сделали разрез, проходящий близко от канала и паралельно ему, доходящий до края нижней губы и обратно достаточно глубоко в угол, образуемый двумя губами; матку передвинули на другую сторону и там сделали такой же разрез; с верхней губой проделали то же самое так, чтобы разрезы снизу и сверху сходились и образовалось только два отходящих фрагмента; рану промокнули губкой; была проверена возможность сближения разрезанных поверхностей и размеры раны были признаны достаточными; на пульсирующую артерию с помощью шприца был нанесен сок Calendula; рана была зашита; подача эфира прекращена; с помощью зонда было продемонстрировано, что получился хороший канал; убрали приспособления для перемещения матки; матку аккуратно поместили в нужное положения, опустив ноги пациентки; влагалище обмыли разведенным соком Calendula и обтерли. Вот вкратце пошаговое описание операции. На все это ушло двадцать минут с самого начала операции. Мне помогал мой любимый ассистент. (В Ганемановской больнице в присутствии сотрудников больницы, когда моим ассистентом был д-р Спенсер Карлтон, я сделал двустороннюю операцию за одиннадцать минут от начала до конца. Я также делал две похожие операции, одну за другой, на что у меня ушло сорок минут с начала первой операции.) Пациентка приняла Nux vomica для нейтрализации действия эфира, а затем Calendula. В течение трех дней мочу у нее выводили с помощью катетера. Когда требовалось, для поддержания чистоты ее подмывали слабым раствором Calendula. Через шесть дней рана зажила. Через три недели она могла свободно ходить по зданию. Через шесть месяцев она была свободна от всех проблем.

Второй пример. Неоднократно рожавшая женщина среднего возраста, которая была инвалидом уже шестнадцать лет. У нее были обширные двусторонние разрывы шейки матки; сухожильный центр промежности был полностью разорван, вследствие чего по крайней мере два дюйма (около 5 см. — Прим. перев.) прямой кишки частично располагались во влагалище; ей постоянно приходилось заботиться о своей чистоплотности; у нее была грыжа мочевого пузыря. Для подготовки к операции она принимала Staphysagria.

Шейка матки была восстановлена уже описанным способом, нажатием снизу поднята вверх и отодвинута с помощью ваты. После этого рубцовая ткань под ней была удалена ножом, так что остались свежие края разрезов на всех участках, где были разрывы. Затем туда нанесли сок Calendula, разведенный в равном соотношении с водой. Это разведение было выбрано для того чтобы обеспечить отсутствие подтекания, поскольку было желательно, чтобы поверхность легко просматривалась. Все поверхности были оттерты насухо, перемычка была зашита мелкими стежками, чтобы сместить прямую кишку, после чего была зашита промежность. Успех всего плана зависит по большей части от первого стежка в промежности.

Способность воткнуть иглу под правильным углом к коже в точности над нижним уровнем разрезанной поверхности и на три восьмых дюйма (около 0,95 см. — Прим. перев.) вне треугольника, продолжать шить в этом направлении до тех пор, пока указательный палец левой руки, введенный в прямую кишку, не предупредит о том, что пора повернуть, затем повернуть и прошить с другой стороны так, чтобы не попасть ни в прямую кишку, ни во влагалище, а потом ввести иглу так, чтобы она вышла под правильными углами к поперечной линии прямо напротив того места, где вы начали, — это проверка мастерства хирурга. Мне для этого нужна только прямая игла, и не подойдет никакая другая. В этой операции использовалась прямая игла. Всего было продето четыре нити, вата была удалена, после чего швы были завершены. Было видно, что края разрезов были приближены друг к другу. Под стежками и между ними не было выгибающихся участков. Мазь Calendula защитила промежность от подтекания сверху. Колени были связаны вместе. Nux vomica нейтрализовала действие эфира, после чего пациентка приняла Calendula. До тех пор пока все как следует не срослось, использовали катетер. Кишечнику было позволено работать, когда это было необходимо, и при этом оперированные участки поддерживали. В такие моменты инъекции бычьей желчи с водой, проводимые перед самым испражнением, прекрасно подстраховывали больную. Через четырнадцать дней пациентке дали некоторую свободу движений, диапазон которой после этого быстро расширялся. Выздоровление проходило быстро и без помех. Все функции ее тела восстановились. Теперь она заботится о семье.

Третий пример. Г-жа N., в возрасте (шестьдесят?), была оперирована в Метрополитен-госпитал 26 мая 1899 г. За несколько недель до этого она принимала Staphysagria. Много лет назад у нее образовались обширные разрывы шейки матки, задней стенки влагалища и промежности, которые постепенно привели к крайне тяжелому полному выпадению матки, так что выступающая ее часть была размером с большой кулак. В затронутых частях тела потерялась чувствительность, и они в целом находились в неестественном состоянии. Кроме того, по той же причине у нее развилась внешняя геморроидальная опухоль, которая по размеру и форме напоминала цветок большой двухлистной календулы. Вопреки всему больная, хотя и с заметной слабостью и прихрамывая, ухитрялась перемещаться по своей комнате.

Так как шейка матки находилась на виду, ее удалось легко вправить. После этого матка была помещена на свое место. Дальше следовало обнажить ткани промежности, продолжая этот процесс по задней стенки влагалища до самой матки, создав при этом область разреза, которая была бы широкой в основании и постепенно сужающейся к вершине, и проходила бы по всей длине промежности и влагалища. Часть этой работы была очень трудоемкой, посколько ткани, которые нужно было заново разрезать, по большей части были настолько тонкими, что ошибочным движением можно было ранить прямую кишку. Работая по направлению снизу вверх, удалось избежать неприятностей, связанных с подтеканием крови. С помощью разведенной с равным количеством воды Calendula область была хорошо подготовлена для операции. После этого, продвигаясь сверху вниз, я сделал множество мелких прерывистых стежков. План состоял в том, чтобы подвернуть обнаженную часть влагалища и позволить ей зажить в этом положении, что привело бы к образованию прочной опоры для матки, и в то же время уменьшить влагалище до нормального размера, что помогло бы укрепить опору для матки. Однако сшить края через область разреза было нелегко, поэтому пришлось прибегнуть к носителю, то есть к короткой слегка изогнутой игле, в которую была заправлена тонкая шелковая нить, сложенная вдвое, чтобы получилась петля. Ею подцепили один край разреза, а затем ею же подцепили второй край разреза. Кетгут вставили в петлю из этой нити, и с ее помощью его легко можно было расположить нужным образом. По окончании этой процедуры промежность зашили так же, как было описано во втором примере. Сотрудники больницы были поражены, можно даже сказать возмущены, поскольку мы ничего не стали делать с геморроидальной опухолью. Они не смогли скрыть своего неудовольствия. Я воспользовался случаем, чтобы напомнить им, что эта патология образовалась в результате травмы, и попытаться заставить их поверить так, как в это верил я, что после того, как мы разберемся с травмой, лечение продолжит и завершит гомеопатия, даже несмотря на то, что болезнь перешла в хроническое состояние. Действие эфира было нейтрализовано Nux vomica. А после этого возникла полная картина типичной больной типа Nux vomica: головная боль в области затылка и нарушение концентрации внимания по утрам, бессонница ранним утром, после чего следовал сон поздним утром, жжение в привратнике желудка, боли в желудке после завтрака, безрезультатные потуги на стул. Я назначил ей Nux vomica в двухсотой потенции (из моего карманного набора) в воде четыре раза в день до начала улучшения. Через три недели, когда она отправилась домой, все ее раны зажили. Через шесть месяцев она полностью выздоровела, и прошли все ее местные симптомы. Тогда я сообщил сотрудникам больницы о том, что геморроидальная опухоль была излечена.

Без сомнения, гинеколог узнал в историях этих трех больных некоторые вариации операций Эммета, наилучших примеров операций такого рода, которые мне когда-либо приходилось изучать. Сочетание гомеопатических назначений и необходимых в каждом конкретном случае операций также было моей идеей. По отдельности ни безупречное назначение лекарств, ни самая умело выполненная операция не смогли бы сделать того, чего удалось достичь мне.

Рваные раны

Staphysagria имеет такое же несомненное подобие рваным ранам, как Calendula — чистым порезам. Мы уже привлекали внимание читателя к этому факту в разделе о резаных ранах. Роды являются источником огромного числа проблем этого типа. В тот период, когда я активно занимался акушерством, я обычно зашивал разорванную промежность как только завершались роды, а разрывы шейки матки — как только младенца отлучали от груди. Но в обоих случаях я считал свою работу незаконченной до тех пор, пока не давал пациентам потенцированную Staphysagria перорально. В результате сухожильный центр промежности обычно выходил из процесса родов в сохранном состоянии, и во многих случаях наружные половые органы оставались в пределах физиологической нормы. Даже в тех случаях, когда пациенткам не удавалось восстанавиться полностью, это лекарство приносило им большую пользу и готовило их к операции. Пациенты, которые приходят ко мне для исправления одной из упомянутых патологий, перед операцией получают Staphysagria. Это лекарство подготавливает пораженные участки и весь организм и обеспечивает бóльшую вероятность конечного успеха. При камнесечении и других операциях иногда требуется разрывать предстательную железу. Несчастные случаи на мельницах, особенно вызванные приводными ремнями и барабанами, приводят к травмам с ярко выраженными рваными ранами. Они часто сопутствуют ушибленным ранам, и до того, как хирург закончит работу по соединению краев раны, такие раны можно в некотором ограниченном смысле относить к резаным ранам. При лечении таких ран часто требуется нанесение на раны Calendula и применение внутрь потенцированной Arnica от шока и ушибов до того, как пациенту дадут Staphysagria от разрывов.

Молодому человеку сильно порезало и разорвало правую руку какое-то механическое устройство. Его ладонь была разделена вдоль как бы на две пластины по всей ее длине и ширине, так что рана достигала большого пальца и захватывала запястье. Помимо мелких повреждений, ему также искромсало все пальцы. После очень осторожного обрезания образовавшихся лохмотьев тканей и обильного смачивания настойкой Calendula удалось достичь сближения краев раны. Использовались очень простые повязки. Внутрь ему дали Staphysagria. Рана зажила так, что он мог пользоваться рукой, хотя безымянный палец и мизинец остались изувеченными по типу контрактуры Дюпюитрена.

Ушибы и ушибленные раны

В "Чистой Материи медике" Ганеман говорит:

Иногда излечение тяжелых и обширных ушибов сильно ускоряется, когда в добавление к малой дозе Arnica, принимаемой внутрь (при необходимости по дозе каждые три дня), пораженные участки в течение первых двадцати четырех часов также смачиваются наружно вином или бренди, разведенными в равном количестве воды, на один фунт (0,45 л. — Прим. перев.) того или другого от пяти до десяти капель сотого потенцированного разведения Arnica, после чего раствор встряхивают примерно десять раз.

Справедливость этого утверждения была доказана бесчисленное количество раз. Я выяснил, что вода, нагретая до 100 или 105° F (37,8–40,5° C. — Прим. перев.), в качестве растворителя будет даже лучше, чем вино или бренди. Добавьте Arnica, размешайте, смочите в примочке кусок фланели и отожмите его, нанесите на пораженные участки два или более слоя фланели, разгладив их для получения гладкой поверхности, после чего наложите повязку. Учтите, что вышеописанное относится только к ушибам. Если нарушена целостность кожного покрова, то независимо от того, распространяется ли повреждение на другие ткани или нет, мы имеем дело с ушибленной раной, и Arnica следует применять только внутрь, так как при местном применении она склонна вызывать рожистое воспаление. Если нарушения кожного покрова малы и тщательно защищены, то этой трудности можно избежать.

Колотые раны

Колющие удары шпагами, кинжалами, стилетами и тому подобными предметами приводят к колотым ранам. Так как это чистые порезы, то лекарством для них будет Calendula. Если повреждены нервы, то следует изучить Hypericum. Укусы насекомых приводят к появлению колотых и отравленных ран. Обычно лекарством, подобным этому типу ран, бывает потенцированный Ledum, данный внутрь. У меня нет опыта с укусами змей.

Широкую область применения имеет Plantago major. Люди, которые в высокой степени восприимчивы к пчелиному яду, получали облегчение от прикладывания толченых листьев подорожника к месту укуса. Босоногие мальчишки часто сильно ранят подошвы, наступая на гвозди. Иногда это приводит к большим проблемам. Известны случаи, когда толченые листья подорожника, привязанные к поврежденным участкам, излечивали эти раны. Знанием этих фактов мы обязаны простым людям. Это привело врачей к мысли исследовать подорожник, и они выяснили, что если одновременно с прикладыванием листьев давать внутрь потенцированный Plantago major, то время, необходимое для излечения, удастся сократить. Я же выяснил, что если это лекарство дать внутрь, то этого совершенно достаточно для того быстрого излечения такого больного. Полезно помнить этот факт, так как не всегда можно достать зеленые листья растения. Нижеследующие описания помогут продемонстрировать ценность подорожника при лечении серьезных травм.

I. Во время купания на море господину средних лет в центр подошвенной поверхности пятки в вертикальном направлении вонзилась твердая деревянная заноза. Он сказал, что заноза проникла в пятку почти на дюйм (2,54 см. — Прим. перев.). По всей видимости, она достала до кости. Ее с трудом извлек хирург, которому для этого пришлось сделать разрез. Рана достаточно быстро затянулась, и пациент смог ходить без каких-либо неприятных ощущений. Но через некоторое время пятка заболела, и ему было трудно на нее наступать. Хирург посоветовал сделать свободный разрез и попытаться заживить рану вторичным натяжением. Этот совет не понравился пациенту, так как его деловая активность наверняка пострадала бы за то время, пока он не мог ходить. Он все больше хромал. На необходимости сделать разрез настаивал и другой хирург. Но дело так и не сдвинулось с места. Нужно было что-то предпринимать. Когда меня спросили, нельзя ли избежать операции, я не осмелился обещать этого, но разъяснил, что прием подобного лекарства до и после операции хорошо подготовит пациента к ней, сократит период бездействия и увеличит вероятность достижения хороших результатов. Пациента передали мне. Пораженный участок был твердым, болезненным, вздутым и имел синюшную окраску. Пациент ощущал его как "ушиб от камня". Вспомнив о первоначальной травме, я дал ему Plantago major в тридцатой сотенной потенции раз в три часа. Улучшение было заметно после первой же дозы. Через три дня пятка зажила и с тех пор с не доставляла пациенту никаких проблем.

II. В лекции о контрактуре Дюпюитрена, которую я читал 20 мая 1905 г. в больнице Гомеопатического медицинского колледжа Нью-Йорка в рамках курса для гомеопатов, я описал детали лечения больного, который, вне всякого сомнения, был вылечен подобным его болезни лекарством. Сейчас нам понадобятся нижеследующие цитаты из этой лекции.

Продолжая обсуждение этиологии, нужно допустить возможность влияния как идиопатических аспектов, так и травматизма. Мне довелось лечить нескольких пожилых людей подагрической конституции, у которых не было никаких местных повреждений. Другие больные были молодыми и здоровыми, и не имелось ни малейших сомнения в том, что причинами их недугов были травмы.

Все наблюдатели едины во мнении, что самопроизвольное излечение таких недомоганий неизвестно, и что болезнь трудноизлечима.

У моих больных такие увечья, за редким исключением, были однотипными, то есть была сильная деформация мизинца, также был деформирован безымянный палец, но не так сильно, и еще меньше был деформирован средний палец. Несколько дней назад меня посетил больной, у которого была контрактура только безымянного пальца. Палец не мог полностью разгибаться, но прекрасно двигался до полусогнутого состояния. Вдоль связки виднелись три маленьких узелка.

Как и у всех остальных пациентов, это состояние постепенно ухудшалось.

Что касается лечения, то литература на эту тему заполнена словами "разочарование" и "неудача". Хирурги иногда сообщают об успехе, но обычно он бывает лишь временным и весьма недолгим.

Ограничение движений и манипуляции, вне зависимости от того, сопровождаются ли они подкожным разделением апоневрозов, приводят только к труднодостижимым, хоть и соблазнительным, отсрочкам. Мои убеждения, подкрепленные знанием того, каких плохих результатов добиваются другие, удерживали меня от рассечения сухожилий, а также от свободных крестообразных надрезов и вырезания апоневроза. Состояние большинства пациентов после такого лечения хуже, чем до него, так как конечность становится слабой и почти неспособной к деятельности. Если у меня впредь будет возможность сделать разрез в такой ситуации, то я, вероятно, сделаю его в форме буквы "V".

Я был раздосадован, когда ко мне в кабинет пришла здоровая дама средних лет, продемонстрировавшая классическую контрактуру Дюпюитрена. Она рассказала, что в правую ладонь ей попала иголка, которая там сломалась, так что кусок длиной полдюйма (1,25 см. — Прим. перев.) остался в ладони. Через пять дней этот кусок был обнаружен с помощью рентгена между пястными костями мизинца и безымянного пальца, примерно на один дюйм выше фаланговых суставов. На следующий день, то есть на шестой день после несчастного случая, хирург сделал разрез и удалил инородное тело. Это было сделано с использованием эфира. При этом рану щедро обработали двухлористой ртутью. Рану зашили в половину ее длины, а остальную часть покрыли марлей. Каждая новая перевязка сопровождалась тщательной обработкой двухлористой ртутью. Рана зажила вторичным натяжением через семь недель. В руке оставалась болезненность, и дама начала страдать от острых стреляющих болей там, где иголка вошла в ладонь. Покалывание как от иголок перемежалось с онемением. Рука легко уставала. Сначала контрактура случилась в мизинце, где она была более выражена, а потом в меньшей степени то же самое повторилось в безымянном пальце, и в еще меньшей степени — в среднем пальце. Обездвиживание, массаж и лечение горячим воздухом не принесли никакого облегчения. Увечье постепенно нарастало, и кисть правой руки уже почти сжалась в кулак.

Я решил радикально изменить подход, отойти от стандартных процедур и положиться единственно на лекарства. Что я видел перед собой? Травму. Вначале это была колотая рана, а потом к ней частично добавиласть резаная, и ее лечили с применением антисептиков, что, на мой взгляд, было отвратительно. Я настаиваю на асептике, чистоте, но исключаю антисептику. Применение ее в открытой ране противоречит правилам хирургии. Однако в данном случае она оказалась полезна. Не будем заострять внимание на том, сколько вреда она нанесла пораженному участку и всему организму, и будем помнить только одно: все микробы были убиты, а следовательно, наши друзья-бактериологи уже не смогут списать все последовавшие за этим проблемы на своих любимцев. Можно только догадываться о том, как повлияло на состояние больной местное нанесение такого количества лекарства. Поскольку не произошло контрактуры шрама и он не был злокачественным ни в каком смысле, сокращение апоневроза нельзя было отнести за счет шрама. Так почему бы не лечить больную от колотой раны? Согласимся. Нужно ли принимать во внимание разрез, контрактуру, болезненность и боли? Конечно, да. Но не в такой степени важности, как ту колотую рану, которая была вначале и которую нужно рассматривать как характерное показание для назначения.

Прувинги Plantago major описаны в "Энциклопедии Чистой Материи медики" Аллена. Боли имеют "колющий, сверлящий" или "покалывающий, жалящий" характер. В "Ведущих симптомах" Геринга мы читаем о "рвущих" болях и подтверждениях подобия колотым ранам. Сравнивая Calendula (резаные раны, острые боли), Causticum (контрактуры и пр.), лекарства группы Kali (колющие боли и пр.), Hypericum (повреждения нервов), Ledum (колотые и отравленные раны), Ruta graveolens (ганглии, контрактуры, бурсит) и Staphysagria (разрывы, подагрические пальцы) с Plantago, мы придем к выводу, что этой больной нужно выбрать это последнее лекарство. Plantago major в тридцатой сотенной потенции в воде каждые три часа полностью вылечило больную менее чем за два месяца. С тех пор рука работала нормально.

Отравленные раны

Человеческие укусы ужасны, а иногда и опасны. Они приводят к появлению резаных, ушибленных и рваных ран, которые отравлены слюной и другими веществами, происходящими от пьянства и разврата. При их лечении я добивался хороших результатов тщательным очищением ран перекисью водорода, после чего нейтрализовывал действие слюны физраствором и оставлял пораженные участки в насколько это возможно естественном состоянии, после чего применял Calendula как это было описано в заметках по поводу резаных ран. Такой же план действий подходит для укусов собак и других видов низших животных. Ни у одного из моих пациентов никогда не развивалось бешенства. Я вообще ни разу не сталкивался с больными бешенством, но я готов заниматься первым же таким больным, который обратится ко мне по этому поводу. Разве у нас нет Belladonna, Cantharis и всех других лекарств, которые мы могли бы использовать, исходя из симптомов, подобных тем, которые эти лекарства вызвали у здоровых людей? Разве Беннингхаузен не указал нам путь, по которому мы должны следовать?

Раны, в значительной степени отравленные антисептиками (!), сейчас встречаются реже, чем несколько лет назад, но не так давно ко мне за помощью обращались больные с такими ранами. Изуродованные какой-то машиной кисть и пальцы были грамотно возвращены на место. Усердие хирурга, который стремился преодолеть сепсис в жаркую погоду, стало причиной длительного использования повязки с жидкостью, которую называли разведенной карболовой кислотой и которая пахла карболовой кислотой. Пораженные участки были выбелены и дряблы и не собирались срастаться. Пациент и лечивший его врач потеряли надежду после нескольких недель безрезультатных усилий и хотели получить совет по поводу дальнейших усилий попыток спасти руку. Я счел, что раны отравлены карболовой кислотой. Примочки прекратили, пораженные участки тщательно смочили в физрастворе, после чего проделали ту же процедуру, используя Calendula и воду в пропорции 1:1. Одновременно с этим пациенту была дана Calendula внутрь. Через неделю стала заметна реакция, после чего рука срослась. Если бы ко мне вновь пришел подобный больной, я постарался бы сократить время болезни на неделю, применив сначала разведенную уксусную кислоту для нейтрализации карболовой (см. антидоты при отравлении карболовой кислотой).

Йодоформ быстро завоевал популярность и безраздельно господствовал какое-то время; считалось, что у него нет недостатков, а есть одни преимущества, — все как у всех других модных антисептиков до и после него. А теперь на него смотрят с вялым интересом или нескрываемым отвращением. Его истинная сущность была разгадана. Он раздражает обонятельный нерв, воспаляет кожу, вызывает определенный тип экземы и замедляет заживление ран. Так как он поглощается пострадавшими участками, он отравляет организм. Он приводит психику и органы чувств в состояние, похожее на то, которое наблюдается во время сепсиса. Я обычно убирал повязки с йодоформом и заменял их повязками с Calendula. Даже скептики были вынуждены признать, что такие перемены шли на пользу пациентам.

Не успели высохнуть чернила, которыми я написал предыдущий абзац, как ко мне пришел пациент и попросил, чтобы я осмотрел его указательный палец. На пальце был простой нанесенный чистым лезвием диагональный разрез, проходивший между средним и дистальным межфаланговым суставами, который в тот момент сильно кровоточил. Сам пациент был здоров. Повязка с Calendula могла бы решить проблему за четыре дня или даже быстрее, но его врач решил, что надо убить микробов. Он нанес йодоформ. В результате образовался поздний широкий болезненный шрам с распухшими темно-окрашенными краями, функция руки была нарушена, в ней развилась тугоподвижность. Все исправила Calendula, которую я дал перорально.

Двухлористая ртуть, Hydrargiri chloridum corrosivum (HgCl2). Все, кто хоть немного знаком с лекарствами, знает, насколько сильным ядом является двухлористая ртуть. Она применяется в повязках на раны с единственной целью — уничтожить микроскопическую жизнь или создать среду, в которой микробы жить не смогут. Концентрация двухлористой ртути рассчитывается так, чтобы последняя была достаточно сильна для уничтожения микробов, но при этом не калечила пациента. В этом врачи старой школы проявляют последовательность, поскольку дозы вредного лекарства, которое они дают пациентам перорально, подобраны так, чтобы люди были способны выносить их. Раны в конце концов обычно заживают, но для этого требуется больше времени, нежели при использовании обычного физраствора вместо двухлористой ртути, и значительно больше того срока, который потребовался бы при использовании Calendula. Иногда встречаются исключения и раны расходятся, или появляются симптомы отравления ртутью, или и то, и другое сразу. В одной из самых больших и самых лучших больниц города принято (или раньше было принято) пользоваться двухлористой ртутью, разводя одну ее часть на пять тысяч частей воды для мытья рук перед операцией и антисептических повязок. Мне кажется, что это считается умеренным и консервативным. Две моих знакомых дамы получили дипломы медсестер в этой больнице. Они были здоровы и их кожа в целом не реагировала на влагу, но частый контакт с упомянутым раствором приводил к тому, что кожа у них на руках воспалялась. Они иногда заглядывали ко мне в кабинет за помощью. Каждый раз потенцированный Hepar sulphuris calcareum, данный перорально, нейтрализовывал этот яд и на некоторое время приводил их руки в нормальное состояние. Как-то одна домохозяйка решительно взялась за обеззараживание дома с помощью концентрированного раствора двухлористой ртути, смешанной с очищенным скипидаром. Ей стало так плохо из-за вдыхания паров этой смеси, что на всех слизистых оболочках появились плотные корки. Она болела долго и серьезно. Кстати сказать, в ее случае антидотом и лекарством, которое ее вылечило, был не Hepar. Эта честь выпала Kali bichromicum. Если указанная концентрация антисептика приносит такой вред слизистым оболочкам, представьте себе, на что она способна в открытой ране. Мой опыт подтверждает эти подозрения. Когда больные с ранами приходят ко мне после лечения у врачей старой школы, первое, что мне обычно приходится делать, это убирать повязку с антисептиком и взамен ее накладывать повязку с Calendula. Это всегда приводит к немедленным переменам к лучшему. Вместо вызывающего местное раздражение яда больной получает щадящий компресс, который при этом способствует срастанию раны благодаря своей гомеопатичности.

Список антисептиков, которые сначала хвалили, затем использовали, а потом переставали употреблять, весьма длинен. Нашему вниманию постоянно предлагают новых кандидатов на место в нем. Как долго может длиться этот фарс? До тех пор пока люди не осознают ценности асептики и вред антисептики и не обратят свое внимание на излечение больных людей по закону подобия.

Больничная гангрена отошла в прошлое. Это правда, что встречается некроз в ранах, но его причина в нарушенном кровообращении, как, например, при операции по поводу ущемленной грыжи. В таких случаях хирург должен трезво оценить, можно ли вернуть кишечник в брюшную полость или нет.

При столкновении с угрозой гангрены в голову приходят Carbo veg и Cinchona. Они очень помогали мне в работе. Оба лекарства показаны после кровотечения. Они хорошо следуют друг за другом, пожалуй, лучше в том порядке, в котором они приведены выше. В картине Carbo veg присуствуют полный упадок сил и похолодание; больной желает, чтобы его обмахивали. В картине Cinchona есть звон в ушах, страх перед сквозняком и онемение тех частей тела, на которых человек лежит. Иногда для худосочных стариков, которым было холодно, но которые не хотели, чтобы их укрывали, была показана Secale cornutum.

Раны, получаемые при вскрытиях, обычно сопровождаются типичным жаром, жаждой, двигательным беспокойством, слабостью и модальностями Arsenicum, и это лекарство излечивает их. При наличии красных полос, следующих направлению лимфотока, выбор обычно падал на Bufo. Рану спринцевали сначала перекисью водорода, затем физраствором, а потом наносили на нее повязку с Calendula. Однажды на вскрытии я ободрал палец о сломанное ребро септического трупа. После того как с серьезными симптомами справился Arsenicum, осталась безболезненная, не очень чувствительная хроническая язва с небольшим количеством гноя. Окончательное излечение принесла Silica.

Причиной многих болезней является вакцинация. Острые симптомы часто бывают подобны симптомам ран, получаемых при вскрытии, только что описанным. Как показывает мой опыт, Silica и Bufo требовались так же часто, как и Arsenicum. Иногда были показаны Hepar и другие лекарства. Нередко встречаются крупные глубокие воспаленные язвы, которые не проходят неделями и сопровождаются определенными конституциональными расстройствами. С такими экстремальными случаями как те, что попадали в суды в нашей стране и случались в нашей армии на Филиппинах, я не встречался. Что же касается хронических последствий, то увы! — их много, и они весьма разнообразны. При их лечении нужно тщательно изучить Thuja и сравнивать с ней другие лекарства для каждого больного. Покойный д-р Константин Липпе утверждал, что невакцинированные не бывают восприимчивыми к дифтерии. Мои наблюдения наводят меня на мысль, что, возможно, он прав. В любом случае, совпадение просто поразительно.

Злокачественные пустулы обычно приравнивают к отравленным ранам. Если кто-либо из читателей в силу неких личных или технических причин предпочтет удалить слово "злокачественные" из их названия, то он волен это сделать. Тех же, кто сталкивался с этим заболеванием, можно простить за желание оставить это прилагательное на месте. Ко мне обращались двое таких больных, и в обоих случаях пустулы были расположены на губе и, по всей видимости, не были следствием ран. Больные были слабы, истощены, беспокойны, их лица распухли и были настолько искажены, что их почти невозможно было узнать, и у обоих был красный треугольник на кончике покрытого налетом языка. Я дал им потенцированный Rhus toxicodendron, который быстро и полностью вылечил их. Пустулы не получали никакого местного лечения, и из них самопроизвольно выходили обильные выделения. Их покрывали повязками из простой марли без каких-либо лекарственных средств.

Раны и повреждения нервов

Coffea cruda. Бывшие интерны Гомеопатической больницы Уордс Айленд и студенты колледжей, быть может, помнят лигатуру бедренной артерии в ее средней трети, наложенную в больнице 29 января 1891 г. для лечения подколенной аневризмы. Этот случай был представлен в июне того же года на собрании Международной Ганемановской ассоциации. Так как назначения были сделаны по поводу травмы мелких нервов, иннервирующих артерию, к нашей теме имеют отношение следующие выдержки из этого доклада.

Наши друзья, ратующие за антисептику, вероятно, с неодобрением отнесутся к нашему подходу, поскольку мы как и всегда в течение всей операции, которая проходила в большой переполненной больнице, соблюдали простую чистоту. Артерию обнаружили в соединительнотканном влагалище вместе с веной, и перед веной, а не позади ее. Насколько удалось выяснить, такая аномалия уникальна. Хорошо вощеная оплетенная шелковая нить 5-го номера была крепко завязана вокруг артерии, и один конец ее оставили висеть снаружи раны, а другой коротко отрезали. Если бы сегодня мне довелось повторить такую операцию, я бы коротко отрезал оба конца нити. Рану тщательно ополоснули разведенной Calendula, высушили, края ее соединили обычным прерывистым швом и покрыли сухой ватой, не пропитанной никаким лекарственным средством. Больничные записи о том, что последовало далее, были таковы:

"Пациент чувствовал себя неплохо, но примерно в 19 часов у него начались мучительные боли. Доктор дал ему семь восьмых грана морфия и другие лекарства, но боль нарастала. В 23 часа он больше не мог выносить эту боль, и после консультации с персоналом было решено, что ему необходима ампутация. Поэтому д-ра Брек и Миллер отправились в город, чтобы получить согласие д-ра Карлтона на операцию. Но выяснив у этих докторов симптомы пациента, д-р Карлтон решил вместо ампутации назначить больному лекарство и сказал, что если боль не пройдет до утра, то он сам утром проведет ампутацию. Он отправил Coffea cruda в двухсотой потенции, по несколько крупинок которой нужно было принимать, положив на язык, каждые пятнадцать минут до тех пор, пока не утихнет боль и пациент не заснет крепким сном. [Он уснул после второй дозы и так и не получил третью. — Э. К.] Когда он проснулся, боль почти прошла, и он чувствовал себя хорошо во всех отношениях. Утром д-ру Карлтону сообщили, что больной отлично поправляется, и первый решил, что ему не нужно навещать его. В 23 часа, когда доктора отправились в город, температура больного была 104° F (40° C. — Прим. перев.), в 8 часов — 101,3 (38,5° С. — Прим. перев.) Вслед за этим температура менялась в диапазоне от 99,4° F (37,4° C. — Прим. перев.) до нормальной, после чего стала нормальной. Рана зажила грануляцией. Иногда были слабые боли. Больной выздоравливал так хорошо, что на лучшее нельзя было и надеяться".

Больничные записи, возможно, несколько преувеличены. Вслед за семью восьмых гран морфия была дана гигантская доза бромида, после нее — большая доза хлорала, а затем три унции (около 90 г. — Прим. перев.) виски. Ни одно из этих средств не оказало заметного воздействия на пациента. Он вскрикивал, метался и хотел выброситься из окна. Симптомы, по которым я выбрал Coffea cruda, были таковы: "боли кажутся невыносимыми, доводят до отчаяния", "сильное нервное возбуждение и двигательное беспокойство". Они полностью соответствуют Материи медике Геринга. Кроме того, пациент жаловался на "артериальное напряжение, скручивание и выкручивание в месте, где была наложена лигатура, которые оттуда достигали до сердца и мозга", что довольно хорошо соответствует "Ведущим симптомам" Геринга: "Сильное быстрое биение сердца с крайней нервозностью, невозможностью уснуть и возбуждением мозга".

"При снятии швов выделилось небольшое количество гноя. Лигатура была снята 11 марта, на сороковой день после того, как ее наложили".

Hypericum. Сфера применения Hypericum весьма велика: последствия испуга, шока. Жжение, пульсация и жар в темени. Последствия сотрясения спинного мозга. Сильная нервная депрессия после ранений. Судороги от ударов по голове или сотрясений, с тупой болью в темени, или сильная пульсирующая боль в темени. Столбняк после травматических повреждений. Повреждения нервов, которые сопровождаются сильными болями. Вслед за нервной тканью поражаются суставы; все сочленения ощущаются побитыми. Колотые, резаные, ушибленные или рваные раны, когда боли особенно сильны и особенно когда они длительны. Боли напоминают сильную зубную боль, они распространяются на близлежащие участки и двигаются вверх по конечности. Болезненные колотые раны, когда больной наступил на гвоздь, иголку, булавку, щепку, при укусах крыс и т. д. Раны от раздавливания или раздробления пальцев, особенно кончиков пальцев.

Здоровая крепкая молодая девушка сильно вывихнула правое плечо. В результате у нее развилось множество травматических невритов нервов руки, которые очень ослабили больную. После многомесячных мучений, которые не смогли облегчить при всем старании известные врачи, она обратилась к гомеопатии. История ее болезни была изучена в в свете информации, представленной в предыдущем абзаце. Hypericum в двухсотой потенции в воде с повторением дозы каждые два часа быстро облегчил ее страдания. Через несколько недель она была вполне здорова.

Трудноизлечимые раны

Раны, которые отказываются заживать, ставят в один ряд с хроническими язвами. Поразительно, что обычные хирурги до сих пор не поняли истинной причины неудач в таких случаях. Раз в нашем городе в больницу поступила девушка с какой-то проблемой стопы. Известный специалист по ортопедии поместил стопу и ногу в гипс, полагая, что это должно привести к излечению. Через несколько часов после этого нога начала болеть, что заставило больную настоятельно и непрерывно жаловаться, однако, ни хирург, ни его помощники не обратили на эти жалобы никакого внимания. Через несколько дней повязку сняли и обнаружили некроз стопы, который произошел из-за неправильного наложения повязки. Ногу ампутировали на уровне чуть выше голеностопного сустава по живые ткани. Однако рана не желала заживать, несмотря на мощную местную стимуляцию. Культю затем укоротили на два дюйма (около 5 см. — Прим. перев.), причем были оставлены необычно длинные лоскуты ткани для того чтобы обеспечить срастание. Но это опять привело к неудаче. Была проведена еще одна ампутация. И опять неудачно. Тогда было предложено ампутировать ногу дальше, до уровня нескольких дюймов ниже колена, но пациентка отказалась. Она ушла из больницы. Ей посоветовели обратиться за помощью к гомеопатии. Было ясно, что нам нужно было заниматься не просто травмой, для которой требовалась помощь местного характера. Проблема была во всем организме, которому требовалось подобное лекарство. Если вы утверждаете, что работаете в соответствии с законом исцеления, вы должны уметь различать эти два состояния. Разве последователь Ганемана мог в данном случае не заметить поверхностную, вялую, бледную, сопровождающуюся небольшим количеством выделений язву и бледную, слабую, вялую личность пациентки? Одна-единственная доза Silica в высокой потенции, данная перорально, через три недели положила конец всем страданиям пациентки. При этом применялись исключительно повязки из корпии. С тех пор у нее не было никаких проблем. С помощью искусственной ноги девушка ходит, даже танцует и бегает вверх и вниз по лестнице настолько непринужденно, что не заметно ни одного неестественного движения.

Компрессия ран по сравнению с их тампонированием

Эта тема связана с наукой лечения в ее отношении к ранам, поэтому имеет смысл упомянуть о ней здесь. После того как мне довелось наблюдать, особенно в больничной практике, насколько плохо срастаются раны, растянутые тампонированием, я был вынужден признать, что во всем повинна именно эта практика. Она препятствует природе, а не способствует ей, тогда как правильный ход лечения должен идти в противоположном направлении. Когда рана по каким-то причинам не позволяет внести изменения в сложившийся подход к лечению, то, конечно, тампонирование необходимо и моя критика неприменима к таким случаям. Например, при удалении большой жировой опухоли шеи и плеча оказалось, что она глубоко проникла в грудную клетку. Чашевидную полость, образовавшуюся после ее удаления, пришлось снабдить сифонным дренажом и тампонировать. Она гранулировалась, начиная снизу, и процесс грануляции ускорялся применением Calendula. Но во многих случаях таких ограничений не существует, и тампонирование можно заменить компрессией, которая принесет больше пользы. Возьмем, например, раны в волосистой части головы. В большой больнице общего профиля значительная часть отделения занята больными именно с такими ранами. Вот хирург-консультант после четырехмесячного отсутствия по графику снова выходит на работу. Сможет ли он подавить в себе чувство недовольства при первой встрече с многочисленными больными, страдающими ранами волосистой части головы, многие из которых, как сообщает ему интерн, находились в больнице не по несколько дней, а по несколько недель? Журнал отделения, заявления хирурга больницы и собственные наблюдения хирурга-консультанта едины в описании истории болезни и состояния больных. У каждого больного рана была очищена, а затем тампонирована для предотвращения образования гнойного свища и облегчения дренажа. Конечно, эта цель достойна всяческих похвал, но есть другие, лучшие способы ее достижения.

Те из больных с ранами в волосистой части головы, которых в больнце лечат бесплатно, обычно болезнены и слабы. Их конституция подорвана алкоголем и близкими ему веществами, которые и послужили непосредственными причинами их недомогания. Ясно, что заживление местных ран у таких больных пойдет медленнее, чем у здоровых людей. Также ясно, что у таких людей больше склонность к образованию гнойных свищей, хотя такая склонность вообще присуща ранам на коже волосистой части головы, и что при поступлении в больницу раны были запущены и загрязнены. Также было ясно, что не получившие должного ухода, медленно заживавшие раны излечивались гораздо быстрее обычного, и пациента можно было выписывать через сравнительно короткое время после того, как его рану переставали тампонировать, и ее края и окружающие ткани мягко, но крепко и равномерно сжимали, постоянно уменьшая не подвергаемую компрессии область и оставляя тампон только в самом пораженном углу раны. Компрессия лучше предотвращает образование гнойных свищей и способствует грануляции. В других случаях при лечении ран волосистой части головы помимо компрессии на помощь приходил закон подобия. Имеется в виду, что после очищения раны перед ее компрессией в нее впрыскивали Calendula, разведенную в соотношении одной части настойки на двадцать пять частей воды, так, чтобы рана была тщательно омыта этим раствором. С такой обработкой раны заживали быстрее, чем без нее. Самые быстрые и самые лучшие результаты наблюдались тогда, когда больные помимо прочего получали перорально Arsenicum, Baptisia, Capsicum, Nux vomica, Silica или какое-либо другое подобное лекарство, которое было показано им по совокупности всех их симптомов, как местных, так и общих. Естественно, когда мы встречали больных, при лечении которых применялась антисептика, мы отменяли ее. Наиболее ярким примером таких случаев могут служить целлюлит и рожистое воспаление, при которых разрезы практически никак не препятствуют распространению болезни. У одного больного с целлюлитом бедра был длинный разрез, который был тщательно тампонирован, что, однако, не предотвратило образования содержащей гной пазухи и распространения заболевания. Продление разреза и тампонирование не принесли никаких результатов. Затем тампонирование убрали и рану проспринцевали разведенной Calendula. С помощью бандажа была проведена мягкая компрессия здоровых тканей и границ пораженного участка. Углы раны были оставлены раскрытыми для обеспечения дренажа. Пациенту требовалась Belladonna, так как у него была фотофобия, приступообразные боли, временны́е модальности и другие характеристики этого лекарства. Пероральная доза Belladonna и только что описанный уход за раной привели к быстрому излечению.

Нижеследующее описание лечения больного из Гомеопатической больницы Уордс Айленд послужит еще одним ярким и несомненным свидетельством в пользу компрессии и подходящего лекарства. Эти заметки любезно составил для меня д-р Ван Леннеп.

Джон Трэйси, 52 года, ирландец, неквалифицированный рабочий. Диагноз: Ушибленная рана волосистой части головы в теменной области. Осложнение: травматическое рожистое воспаление лица и волосистой части головы. Раньше он был работником самого низкого уровня, работал целыми днями при любой погоде, питался плохо; жилье, где он был вынужден ютиться, чтобы дать отдых своим усталым рукам и ногам, было еще хуже, а утешение он находил в самых скверных алкогольных напитках. Однако он был в отличном здоровье. Болезни, о которых он смог вспомнить, были в основном острые и кратковременные. Шесть дней назад, когда в состоянии опьянения он поднимался в свою комнату, упал с лестницы и сильно поранил голову в области темени. В амбулатории на Чамберс-стрит ему немедленно сделали перевязку и продолжали лечить его каждый день до тех пор, пока не посоветовали ему обратиться в больницу. Позапрошлой ночью у него начался озноб, быстро сменявшийся жаром, после чего у него поднялась температура, появились двигательное беспокойство и сильная головная боль, распухли волосистая часть головы и лицо, что сопровождалось покраснением и тянущей болью.

Восемнадцатое января. Текущее состояние. Лоб и верхняя часть лица сильно распухли и имеют темно-красную окраску. Волосистая часть головы в том же состоянии, а поперек макушки проходит зияющая рана длиной примерно полтора дюйма (около 3,8 см. — Прим. перев.), из которой обильно выделяется жидкий зловонный гной. Пищеварение нарушено, о чем говорит обложенный язык, анорексия и запор, моча скудная и ярко окрашенная. У него сильная жажда, он очень неспокоен, что особенно заметно ночью, когда он постоянно крутится в кровати, стонет и часто просыпается. Его беспокоит пульсирующая головная боль и неприятное чувство напряжения в голове и лице. Назначение: Belladonna в третьей потенции в воде.

Девятнадцатое января. Пациенту легче, но воспаление скорее усилилось, и охваченная им область расширилась. Лекарство не меняли. Местное лечение — карболовый раствор, разведение один к ста.

Двадцать первое января. Припухлость значительно уменьшилась, краснота ослабевает, пациент хорошо спит и начинает есть, выделения из раны обильные. Лекарство не меняли. Местное лечение — раствор Calendula, разведение один к пятидесяти.

Двадцать четвертое января. Температура высокая, но пациенту не хуже, и воспалительные процессы пошли на спад, однако выделения из раны очень обильные, и гной под действием силы тяжести проникает под ткани волосистой части головы. Лекарство не меняли. Местное лечение — горячая примочка из льняного семени на четыре часа.

Двадцать пятое января. Гной стал гуще, но нет никаких признаков того, что в каком-то конкретном месте зреет гнойник. Лекарство не меняли. Местное лечение — раствор карболовой кислоты, разведение один к пятидесяти.

Двадцать шестое января. Рожистое воспаление вылечено. Больной переведен в отделение С. Диагноз. Гнойный свищ волосистой части головы. Состояние в данный момент. В верхнем отделе задней части головы почти над лямбдовидным швом имеется продолговатое отверстие шириной примерно полтора дюйма (около 3,8 см. — Прим. перев.) и длиной в два дюйма (около 5 см. — Прим. перев.), через которое видна кость. Зонд проходит в направлении сзади-наперед почти до лба, где его можно нащупать в районе соприкосновения с волосистой частью головы. В направлении спереди-назад зонд достигает затылочного бугра. В боковых направлениях разделение тканей столь же велико, так что волосистая часть отделена от самой головы почти по всей поверхности. В одном-двух местах можно прощупать обнаженную кость. Выделения чрезвычайно зловонны и весьма обильны. При этом полностью отсутствует боль и никак не страдает общее самочувствие. Больного осмотрел д-р Карлтон. Согласно его указаниям, лекарство сменили на Silica в тридцатой потенции. Местно применяли инъекции Calendula с водой в соотношении один к двадцати пяти. Дренажные трубки удалили, на углах раны поместили тампоны, и на голову стали надавливать, начиная с самых нижних участков.

Четвертое февраля. Количество гноя уменьшилось, его каждый день выдавливали, давление поддерживали, свищей нет. Лекарство не менялось.

Пятнадцатое февраля. Очень мало выделений. Кожа волосистой части головы срослась на нижних участках. Продолжается давление. Продолжается лекарство.

Двадцать пятое февраля. Выделений нет. Почти все срослось. Простые повязки. Прекратили лекарство.

Через несколько дней выздоровевший пациент был выписан.

Д-р Грин любезно передал мне следующие записи по лечению одного больного, который также лечился в Гомеопатической больнице Уордс Айленд, содержащих убедительное свидетельство эффективности описываемого здесь метода.

Чарльз Стивенс, 31 год, неженат, ирландец, бутилировщик. Принят на лечение 7 января 1881 г. Диагноз. Травматическая рожа правого бедра. Осложнение. Гнойный абсцесс бедра. Насколько удалось узнать, анамнез был хорошим. Десять дней назад он упал на тротуаре, повредив бугристость седалищной кости и ягодичные мышцы. На следующий день возник отек. Пораженный участок простирался по задней поверхности бедра вниз до колена, в ягодице и бедре ощущались боль, чувствительность и жар. Cостояние в данный момент. Кожа горячая и сухая, температура 104,5° F (40,3° C. — Прим. перев.), пульс 124, быстрый, напряженный и твердый, дыхание 20, общее состояние здоровья хорошее.

Двадцать восьмое января. Переведен из 1-го отделения. Состояние в данный момент. На нижней поверхности правого бедра точно над подколенным пространством имеется отверстие размером с кулак, от которого вверх до ягодицы тянется полость, и под ягодицей имеется такое же большое отверстие, как и внизу. Края обоих отверстий черные и неровные. Полость имеет ширину от трех до пяти дюймов (около 7,62–12,7 см. — Прим. перев.) и проникает глубоко в мышечную ткань. Имеются обильные и чрезвычайно зловонные выделения. Поверхность бедра плоская, округлость ягодицы также потеряна. Пациент обессилен, лицо землистое, глаза запавшие, аппетита нет, сильная жажда, не очень сильные боли, температура 102° F (38,9° С. — Прим. перев.). Назначение: настойка China в воде. Местное лечение — спринцевание раствором карболовой кислоты, разведенной в соотношении один к сорока.

Четвертое февраля. Ткани под кожей красного цвета, их разрушение прекратилось. Д-р Карлтон осмотрел больного и назначил Silica в тридцатой потенции. Местно — Calendula с водой в соотношении один к двадцати пяти. Тампонирование было удалено. Вместо него применили сжатие клейкими лентами.

Пятнадцатое февраля. Гораздо лучше во всех отношениях. На половине участка кожа над полостями исчезла, оставив вместо себя большие области грануляции. Лечение не менялось.

Двадцать восьмое февраля. Выделений очень мало и все они отделяются из одной небольшой полости по нижней границе ягодиц. Здесь наложили компресс, чтобы он все время выдавливал гной. Лекарство давали с большими перерывами.

Вскоре после этого пациент выздоровел и его выписали.

Методика работы, описанная выше, подтверждена обширным опытом и является принципом, которого следует придерживаться в тех ситуациях, когда применение компрессии возможно.

Растяжения

Ганеман говорит:

В последние годы все возрастающий опыт научил меня, что наиболее эффективным и специфическим лекарством для часто фатальных результатов слишком высокой физической нагрузки, неумеренного использования мышц и ушибов является Rhus.

Каждый врач-гомеопат с большим опытом имел возможность убедиться в эффективности Rhus toxicodendron у сотен больных с растяжениями и последствиями чрезмерной физической нагрузки. Более того, внимательное прочтение симптомов Rhus tox в "Чистой Материи медике" (издание 1881 г.) под номерами от 619 до 755 включительно, естественным образом приведет наблюдательного и думающего врача к заключению, что пострадавшую от растяжения ногу или руку не следует держать в покое. Клинические эксперименты подтверждают эти рассуждения. Теперь мы знаем, что подвергшийся растяжению сустав восстановится быстрее, если будет возможность умеренных движений в нем, нежели когда его будут держать долгое время в абсолютном покое. Ганеман, преданная ему жена г-жа Ганеман и их помощники-испытатели вряд ли могли себе представить, сколько блага получится из их добровольных и благонамеренных страданий при прувинге сумаха ядовитого.

Шок. Коллапс. Посттравматические расстройства сознания  Шок. Коллапс. Посттравматические расстройства сознания   Оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Фурункулы. Абсцесс. Карбункул Фурункулы. Абсцесс. Карбункул