Д-р Эдмунд Карлтон (США)

Гомеопатия в терапии и хирургии

Филадельфия, 1913

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

Дифтерия

Ни один больной не находится в безопасности, пока не поправится полностью. Слабо выраженная картина болезни способна внушить врачу и членам семьи больного ложное чувство безопасности. Вероломная болезнь может скрытно или внезапно распространиться на глотку и ввергнуть пациента в чрезвычайно опасное состояние. Вот тогда, когда паника грозит взять верх над благоразумием, и наступает час испытания. Может быть, тогда позовут врача смешанной школы, и он, по всей вероятности, скажет, что "не использовать антитоксин — преступление". Если после этого начнут требовать антитоксин, то гомеопату лучше снять с себя ответственность и превратиться в зрителя, ибо я никогда не видел благоприятного исхода у такого больного. Мои опыт и наблюдения показывают, что эта ужасная болезнь лучше поддается лечению чистой гомеопатией, чем чему-либо другому. Это резонно. Если есть закон излечения, то он должен быть справедлив для всех болезней.

Любопытствующий обыватель заявляет: Ганеман не знал, что болезни вызываются микробами. Это открытие было уготовано для современной науки.

Ответ: Когда вы говорите о микробах, я думаю, вы имеете в виду бактерии, но тот факт, что мириады дифтерийных бактерий были найдены во рту здорового человека, тогда как у его соседа, больного дифтерией, их оказалось совсем немного, подтверждает мое убеждение, что бактерии могут нанести вред только больным людям. Вам не удалось потеснить ни Ганемана, ни закон исцеления.

Л. о.: Принимая во внимание, что дифтерийные бактерии или их токсины вызывают болезнь, называемую дифтерией, у больных людей, что тогда?

О.: Тогда вы вводите новый и ценный, хотя вовсе не единственный, метод диагностики болезни. Закон исцеления при этом остается непоколебимым. Никакое знание о больном не окажется лишним для гомеопата. Он приветствует помощь бактериологии, патологии и других форм диагностики. Они помогают ему назвать болезнь, изолировать больных, установить подходящую диету и распорядок дня, внимательно следить за выздоровлением и определять прогноз. Эти помощники не должны превышать своих полномочий. Они не должны влиять на назначение. Оно делается на основе сходства симптомов пациента и симптомов лекарства. Это превыше всего.

Л. о. А антитоксин гомеопатичен дифтерии?

О. Нет. Антитоксин изопатичен, но не гомеопатичен паразитическому действию, которое наблюдается при дифтерии, и он не учитывает специфических потребностей отдельного больного. Когда антитоксин дадут здоровым людям и будут опубликованы вызванные им симптомы, тогда гомеопатия будет требовать того, чтобы антитоксин давали независимо от бактериологии, патологии и других форм диагностики только такому больному, у которого симптомы естественной болезни подобны тем, которые вызывает антитоксин.

Л. о.: Но посмотрите, каким простым и точным является лечение антитоксином. Проверить, какие микробы налицо; узнать, какой антитоксин убьет эту бактерию или ее токсин; противопоставить токсину антитоксин. Это быстро проделает наш маленький шприц. Не нужно никакой нудной работы по определению потребностей отдельного больного и подобного лекарства. Огромная экономия времени и сил.

О.: То есть вы хотите сказать, что человеческий организм — это лаборатория, и с ним надо обращаться как с лабораторией. Убить бактерии и токсины, даже если одновременно с этим мы убьем самого пациента. У меня нет ни малейшего желания забросить свое искусство и выродиться в того, кто делает назначения по патологии, заставляет каждого дифтерийного пациента подвергаться действию одного и того же лекарства, на все ноги обувать туфли 6-го размера, и встать под знамя Всеобщей лени. Такое отступничество при сохранении в то же самое время членства в гомеопатических обществах внушает отвращение. Это было бы чистой воды лицемерием. Если я когда-либо перестану верить в закон исцеления, я постараюсь вступить в ряды наших соседей — эклектиков, и спасу свое самоуважение и самоуважение других.

Л. о.: Многие врачи верят в антитоксин и сообщают о достигнутых с его помощью исцелениях. Вы пробовали им пользоваться?

О.: Нет. Я никогда не провожу опыты на больных. Я видел достаточно, чтобы утвердиться в своем плохом мнении о нем, как антитоксин применяют другие, Кроме того, те, у кого больше всего опыта по применению антитоксина, критикуют его, и не только за то, что с его помощью не удается достичь ничего хорошего, но и за тот положительный вред, который он приносит. Зачем же продолжать эти опыты на больных? Проведите прувинги на здоровых людях и покажите мне полученные сведения, чтобы я мог подобрать подобное лекарство такому больному, когда он придет.

Л. о.: Но вы хоть признаёте, что с тех пор, как широко распространилось применение антитоксина, стало меньше смертей, чем было до того?

О.: Это необоснованное заявление. В последнее время у нас не было таких эпидемий злокачественной дифтерии, какие терзали нас прежде. Потому было меньше смертей. Я полагаю, что это верно для тех, кто пользуется антитоксином, и точно знаю, что это верно и для тех, кто практикует ганемановский способ лечения. Сейчас нам редко приходится регистрировать смерть больного. Хотелось бы услышать, какие вы приведете оговорки в свое оправдание, когда какая-нибудь лютая эпидемия отберет у вас ваших пациентов, кого-то из которых можно было бы спасти чистой гомеопатией.

Л. о. У вас есть какие-то возражения по поводу профилактического использования антитоксина?

О. Я категорически осуждаю его использование. Во-первых, он бесполезен в качестве средства лечения и, значит, несомненно бесполезен в качестве профилактического средства. Во-вторых, мне невыносима мысль о накачивании здорового человека отвратительными ядами. Это может вызвать катастрофические последствия. Если есть любое, хотя бы самое незначительное принуждение при использовании этого яда, то это равносильно преступному нападению, которому следует противостоять с применением силы. Я не знаю ничего, что обладало бы большей способностью вызвать такое же глубокое негодование и возмущение, как действия какого-нибудь самодура, пытающегося навязать свой адский бульон беспомощной жертве.

Остановитесь и подумайте, куда нас заведет влияние моды. Д-р Макьюэн1 обрисовал яркую картину семи периодов жизни человека2, каждый из которых знаменуется потерей какого-либо органа. Не добавить ли нам к этому ряду увечий еще одну столь же вредную процедуру? Я имею в виду инъекции ядовитых сывороток с намерением обеспечить профилактику против болезней, которым мы не подвластны в здоровом состоянии и с которыми имеем мало шансов столкнуться в обычных условиях. Если мы начнем заниматься вакцинацией, то должны ли мы, как то диктует нам нынешняя мода, проводить инокуляции каждый год или месяц, и, возможно, при этом вмешаются (как это случилось с одним санинспектором, который делал себе прививки раз в месяц) натуральная оспа и смерть? А потом, если у несчастной жертвы случится рак или рожистое воспаление, нужно ли нам периодически вводить ей противострептококковую сыворотку? А потом, при первом упоминании о дифтерии, должны ли мы втыкать в нашу жертву иглу, несущую несколько тысяч единиц антитоксина? А если мы к тому же экстремисты, должны ли мы время от времени прибегать к туберкулину, чтобы предотвратить туберкулез? К чему же приведет нас этот путь? Все эти яды берутся у животных, которые вовсе не обязательно здоровы. Сыворотка животных отличается от человеческой и не перемешивается с ней естественным образом. Их использование у человека всегда приводит к какой-то реакции.

Такая практика часто серьезно вредит здоровью. Если бы мы продолжали последовательно действовать по этому плану, то без сомнения человек довольно скоро стал бы подвержен всем тем болезням низших животных, которые ему сейчас удается избежать. Уже доказано, что таким путем происходит инокуляция новых заболеваний. Разве вы не предпочли бы позволить вашему ребенку с довольно малой вероятностью заболеть какой-то болезнью, имея под рукой достаточно надежные и безопасные лекарства, а не накачивать его известными и отвратительными ядами? Ведь мы не знаем, когда заканчивается их действие. Гомеопатическое профилактическое средство — это средство, подобное типичным симптомам той болезни, от которой нужно защититься, усиленное симптомами эпидемического лекарства, если оно уже было найдено.

ПОКАЗАНИЯ К ПРИМЕНЕНИЮ ЛЕКАРСТВ

Aconitum вообще говоря противопоказан, но иногда мне требовалось его применять. У больных в стеническом состоянии при первых проявлениях болезни; высокая температура; сухая горячая кожа, быстрый пульс; жажда; темно-красная глотка с ощущением жжения. Если добавить к этому страх, тревожность и беспокойство, то получается вполне соответствующая этому лекарству картина.

Apis (apium virus) — это антитеза Aconitum. Больные в астеническом состоянии; сильная слабость с самого начала. Сонливость или, более вероятно, замедленность мысли; дифтерийные пленки цвета золы с жалящим ощущением; пораженные болезнью органы опухшие, блестящие, ярко-красные; язычок в горле удлинен и с виду будто наполнен сывороткой; совсем нет жажды или жажда незначительна; припухлость вокруг глаз; склонность к водянке; на коже могут появиться зудящие жалящие высыпания; неловкость движений. Малое количество мочи; затрудненное мочеиспускание. Нужно исследовать мочу, так как вышеописанное состояние способствует наличию белка и цилиндров.

Arsenicum — у этого лекарства нет особых характеристик, относящихся к горлу. Иногда он помогает пациентам с сильным упадком сил и быстрым угасанием, страхом смерти, сильными страданиями и беспокойством. Голову приходится держать высоко. Им хуже в полночь. Жажда с питьем воды частыми маленькими глотками. У таких больных обычно наблюдается гнилостный характер инфекции, они безнадежны и у них из ноздрей идут зловонные выделения. Малое количество мочи, содержащей много белка и цилиндров.

Arum triphyllum. Ни один врач-гомеопат, которого хоть раз друзья в детстве обманом заставили пожевать "индийскую репу", не забудет этого ощущения. Когда он потом встретит больного дифтерией, у которого во рту и в ноздрях имеются ощущения жжения, резей, содранной кожи и разъедания, которые сопровождаются гнилостными выделениями из носа, раздражающими ноздри и верхнюю губу, он будет благодарен друзьям за свой полученный в детстве опыт, растворит несколько крупинок Arum triphyllum двухсотой сотенной потенции в двенадцати чайных ложках воды, велит, чтобы пациенту давали по одной чайной ложке лекарства каждые два часа пока он не спит, и отправится прочь, рассчитывая что на следующий день будет улучшение. Он будет поражен разумностью совета Ганемана о том, что врачи должны проводить прувинги на себе.

Belladonna, несмотря на злоупотребление ею "для больного горла", достойна занять место в нашем списке. Вот на какие симптомы следует опираться при ее выборе: ярко-красные увеличенные пульсирующие сухие миндалины с жаждой; ощущение комков, которые нужно глотать, хотя это причиняет боль. Хуже с правой стороны. Эмоциональный, чувствительный пациент, на которого отрицательно действуют свет и шум. В голове ощущение полноты и пульсации, хуже при наклоне; зрачки расширены, реагируют на свет; лицо красное от прилива крови. Если есть такие симптомы, нужно дать Belladonna.

Cantharis. Мне удавалось добиться хороших результатов со шпанской мушкой, когда у пациента во рту, горле и глотке было ощущение ошпаренности. Больные в тяжелом состоянии с сильным упадком сил и приступами внезапной слабости. У них были типичные показания, связанные с мочеиспусканием, — частое мочеиспускание с ощущением ошпаренности до, во время и после него. В моче были белок, цилиндры и кровь.

Capsicum annuum. Наиболее близкое описание ощущения — как будто на поверхность гортани (а иногда также и языка, и рта) нанесли красный перец или горчицу. Астеничное состояние с низкой температурой, слабостью. Если вдобавок в голове жар и пульсация при зябкости в спине, то требуется кайенский перец.

Kali bichromicum. Это мощное (когда оно показано) лекарство — памятник д-ру Драйсдейлу. Ошибок при его выборе станет меньше, если помнить, что боли у этого лекарства колющие, периодические, переходящие из одного места в другое, и каждый раз это точечные боли, а выделения из горла и носа густые и волокнистые. Язык покрыт густым желтовато-коричневым налетом, иногда бывает красным; если высовывать язык изо рта, возникает боль в горле; язычок расслаблен с ощущением пробки в горле; язычок отекший [Apis, Aс. mur., Phyt.]; плотная жемчужного цвета ложная пленка в области зева, на миндалинах, мягком нёбе и глотке с тенденцией распространения на гортань [см. Merc. cyan.], в области зева глубокие разъедающие язвы; хриплый круппозный кашель; распухшие околоушные железы. Тяжелейшие больные выздоравливали у меня под воздействием этого лекарства, когда у них были вышеперечисленные показания. В "Ведущих симптомах" Геринга приведено более трех страниц ценных показаний относительно горла, при которых требуется Kali bichromicum.

Lac caninum соответствует ослабленным проходящим без лихорадки типам болезни, которые указывают на общее отравление, тогда как в горле видна блестящая пленка, больше с правой стороны, откуда она переходит на левую сторону, а потом опять на правую. Этой модальности может и не быть.

Lachesis помог стольким больным, что некоторые врачи неосмотрительно спешат дать его, как только обнаружат ценные модальности, а именно "проблемы начинаются на левой стороне горла" и "хуже после сна". Такая практика не может быть одобрена. Следует смотреть, есть ли вдобавок к этим модальностям частое желание сглатывать, частые глотательные движения или болезненное сглатывание слюны; жидкости труднее глотать, чем твердую пищу. Следует смотреть, покрывает ли пленка область зева, распухло ли горло снаружи и изнутри, представляют ли собой выделения из горла и носа зловонную и раздражающую жидкость, невыносимо ли давление вокруг шеи (а также талии). Когда присутствуют все эти симптом или их бóльшая часть, Lachesis даст замечательные результаты, как мне уже много раз доводилось демонстрировать. Для критических больных перед тем, как сделать назначение, я просматриваю восемь страниц симптомов горла, которые посвящает этому Геринг в своем величайшем труде, написанном им единолично. Если такому больному будет прописано лекарство в любой потенции ниже тридцатой, то будьте готовы подписать свидетельство о смерти. Я гораздо больше предпочитаю двухсотую потенцию и выше.

Lycopodium можно сравнить с Lachesis, так как в некоторых вещах он является прямо противоположностью Lachesis. Они хорошо следуют друг за другом, и чаще Lachesis бывает до, а не после Lycopodium. Проблема сначала обнаруживается с правой стороны [у Lachesis с левой] и может переходить на левую сторону. Гнойные выделения из носа начинаются с правой ноздри. Область зева коричневато-красная. Ощущение сужения в горле, ничего не проходит внутрь; пища и вода отрыгиваются через нос. Ощущение, как будто в горле шар, который поднялся откуда-то снизу. Колющие боли в горле при глотании. Хуже от теплых напитков и лучше от холодных. Общее ухудшение от 16 до 20 часов. Красный песок в моче. Симптомом огромной важности для меня является своеобразное раздувающееся движение крыльев носа, с которым часто успешно справляется Lycopodium.

Mercurius cyanatus не был должным образом подвергнут прувингу. Однако есть несколько проверенных ценных показаний для этого лекарства. Впервые оно было рекомендовано д-ром Беком д-ру фон Виллерсу, так как оно вызвало гангрену области зева и нёбной занавески у пяти отравившихся им людей. Я использовал его в тех случаях, когда с самого начала болезни был сильный упадок сил и неприятный запах изо рта, и если бы процесс не был быстро остановлен, то оказалась бы поражена гортань. Частый пульс и высокая температура, сухая горячая кожа и склонность к образованию струпьев вдобавок к вышеописанному создает набор симптомов, отличный от любого другого лекарства. Я не встречался с обильным слюноотделением, которое упоминают некоторые, но я думаю, что оно входит в картину этого лекарства, когда присутствует наряду с остальными перечисленными симптомами. Я получал хорошие результаты от применения 30-й сотенной потенции.

Mercirius iodatus flavus. Симптомы хуже с правой стороны; густой желтый налет у корня языка; хуже от теплых напитков.

Mercurius iodatus ruber. Симптомы хуже с левой стороны [с правой Merc. iod. flavus], десны, язык и нёбная занавеска распухли и чувствительны, выделяется много слюны и слизи.

Acidum muriaticum. Нёбная занавеска и горло темно-красного цвета; отечность язычка [Apis, Kali bichr., Phyt.], миндалины увеличены; опухание области зева, не может глотать; пораженные участки имеют четкие границы; голос хриплый; подчелюстные узлы увеличены; темная гнилостная кровь из носа; температура не очень высокая, но сильный упадок сил. Однажды я пытался решить, какое из нескольких лекарств нужно дать безнадежному больному. Выяснилось, что пациент сползал в кровати каждый раз, когда его подтягивали вверх. Эта очень характерная черта склонила чашу весов в пользу Acidum muriaticum. Больной быстро выздоровел.

Acidum nitricum. Практически невозможно есть и пить. Опухлость, язвы, пораженные участки. Язычок покрыт экссудатом. Пораженные места темного цвета. Покалывание как от занозы, кусочка стекла или горячей проволоки. Слюноотделение; лихорадка; упадок сил; кашель; сильный запах мочи как у лошади.

Phytolacca. В холодную погоду. Температура, боль в спине, упадок сил, головокружение, когда садится в постели [Вrу.], сухое болезненное горло, покрытое темным экссудатом; ощущение, будто в горле застрял шар из разогретого докрасна железа. Язычок увеличен, почти просвечивает [Apis, Kali bichr., Ас. mur.]. При каждой попытке глотания стреляющие боли в ушах. Расстройство пищеварительных органов.

При постдифтерийном параличе изучите Apis, Argent. met., Arnica, Ars., Baryta, Causticum, Cocculus, Cuprum, Gelsem., Nux. v., Phosphorus, Rhus tox., Secale, Sulphur, Zinc.

Выражением "вспомогательные средства" обозначают множество видов порочной практики. Здесь мы упоминаем вспомогательные средства для того чтобы подвергнуть их порицанию. Наиболее отвратительными являются лекарственные полоскания и ингаляции. Вместо того, чтобы помогать, они мешают тем, что вызывают действие, отличающееся от действия тщательно подобранного лекарства и к тому же мешающее ему, тогда как действие лекарства должно являться решающим и в него нельзя вмешиваться. Полоскания для рта уничтожают ценные признаки, свидетельствующие о ходе болезни, при этом они поглощаются слизистыми оболочками. Если бы я знал, что ни одно из них не будет поглощаться, то я не возражал бы против того, чтобы пациенту орошали горло алкоголем и водой тогда, когда он этого пожелает, но я этого не знаю наверняка, а алкоголь в организме, равно как и все другие стимулирующие средства, вызывает сильнейшие возражения. Эти средства истощают силы организма, которые крайне необходимы в такой ситуации. За каждой стимуляцией неизбежно следует слабость.

Воду, молоко, бульоны можно употреблять если пациент этого пожелает, но ими нельзя насильно кормить пациента тогда, когда он этого не хочет.

Конечно же, требуется изоляция пациента. Дезинфекцию можно провести хлоридами, а не отравлять воздух в комнате парами карболовой кислоты. Термометр нужно мыть до и после использования, а в остальное время ставить его в стакан со спиртом, не с карболовой кислотой. Осторожный врач должным образом одевается перед тем, как входить в комнату больного. После посещения все части тела, бывшие открытыми, можно очистить с помощью спирта, используя его с помощью распылителя или ванны.

В 1878 году мне удалось приобрести ценный опыт. Смерть лишилась права забрать мою дочь и предъявила lis pendens (лат. иск. — Прим. перев.) моему четырехлетнему сыну. Д-р Константин Липпе хорошо постарался для них обоих, и его усилия были вознаграждены. "Мне нужен совет д-ра Байарда", — сказал он.

Болезнь была вялотекущей; тяжелых проявлений не было, но ребенок постепенно угасал; жизненные силы у него были слабы, температура невысока, пульс почти неразличим, иногда с долгими перерывами. Были заметны обширные блестящие серые отложения, больше на правой стороне горла Он жаловался матери следующими словами: "Чихать! Мама, чихать!" Тогда она вынимала из его ноздрей комки, которые явно доставали до горла. Дифтерийный эксудат покрывал анус и даже довольно широкую область вокруг него. За двадцать четыре часа вышло около пяти унций (примерно 140 мл. — Прим. перев.) мочи. Жар превратил почти всю ее в желе.

Во время консультации д-р Байард сказал, что больному, похоже, нужен Lac caninum. Он рассказал, как познакомился с лекарственной ценностью сучьего молока, которое оно обретает при потенцировании, проведенном первооткрывателем этого лекарства д-ром Рейзигом. Прувинги тогда были лишь частичными. Поэтому Рейзиг запретил Байарду сообщать другим врачам о его открытии до тех пор, пока не будут проведены тщательные прувинги. Байард думал, что он может довериться Бланку, но Бланк поспешил разболтать гораздо больше, чем знал сам. Поэтому д-р Рейзиг ни с кем не делился другими своими открытиями.

Тщательно отмерив двенадцать чайных ложек воды в бокал, д-р Байард накапал с пробки двенадцать капель лекарства в воду, с минуту помешал раствор и дал пациенту полную ложку раствора. "Пожалуйста, давайте ему каждые два часа по одной полной чайной ложке, пока он не уснет, — сказал он. — Это тридцатая сотенная потенция. Г-жа Байард потенцировала ее из молока любимой собаки-спаниеля, которая была необыкновенно сильно привязана к людям".

Пациенту не стало хуже. Казалось, прошла целая вечность, пока не стало заметно улучшение, но и тогда оно было очень постепенным. Каждый день в двенадцать чайных ложек воды капали двенадцать капель и продолжали давать их так же. Через две недели, когда начала очищаться моча, потенцию лекарства заменили на более высокую, но без результатов, поэтому вернулись к тридцатой потенции. Я не могу вспомнить ни когда начали снижать количество доз, ни когда его кончили давать, но мне кажется, что д-р Байард приходил тридцать шесть дней подряд. Не давали никакого другого лекарства. Излечение было полным и совершенным. После болезни не было никаких последствий. Почки пришли в полный порядок.

С тех пор я узнал, что для Lac caninum типично ухудшение сначала с правой стороны, которое потом переходит на левую сторону, а потом обратно на правую. Д-р Ч. В. Батлер и другие сообщали о ревматизме, вылеченном с помощью Lac caninum, когда определяющим фактором была эта вышеописанная модальность.

Теперь читатель знает все, что знаю я о симптомах Lac caninum. Я иногда встречал эти симптомы в своей практике, и они хорошо служили мне. Так называемые прувинги и клинические наблюдения этого вещества, проведенные отдельными лицами, были осыпаны множеством иногда и заслуженных насмешек. Но несмотря на это, мне удалось извлечь из них некоторое количество ценной информации. Будьте осторожны, д-р Насмешник, не рубите сук, на котором сидите. Мой инстинкт подсказывает мне, что с помощью тщательного прувинга, проведенного с тридцатой потенцией под руководством мастера, можно получить результаты огромной ценности.

Одна из самых тяжелых форм дифтерии, которую я когда-либо видел, была у пациентки д-ра Спенсера Карлтона, любезно разрешившего мне рассказать о ней. Это была молодая женщина типа Юноны (т. е. величественная красавица с пышными формами. — Прим. перев.) по силуэту и силе. Болезнь протекала очень тяжело, в гнойной форме, и ее проявления с самого начала были заметны на слизистой оболочке горла и гортани. Ей дали Mercurius cyanatus в тридцатой потенции. Под его влиянием пленка немедленно стала разжижаться. Она чуть не задушила пациентку, несмотря на попытки последней ее устранить. К счастью, вместо сиделки за больной временно присматривал друг семьи, обладавший геркулесовой силой. Он быстро сообразил в чем дело и мгновенно перешел к действию, схватив больную своей левой рукой и перевернув ее вверх ногами. Не обращая внимания на зубы и раны, он извлек опасную массу с помощью своего правого указательного пальца. Образовалась другая пленка, на этот раз она была жемчужно-белой и блестящей и в основном покрывала гортань. С ней появилась слюна, которая при извлечении изо рта свисала белыми блестящими нитями до самого пола. Пациентке дали двухсотую потенцию Kali bichromicum. Пленка отслоилась, вызвав при этом меньше затруднений, чем в первый раз. Затем улучшение приостановилось. Тогда в ход опять пошел Mercurius cyanatus. Он вызвал постепенное и устойчивое улучшение. Потребовалось уделить много внимания сердцу, нервам и почкам, но лекарство при этом не меняли, и по истечении трех месяцев болезнь была окончательно побеждена.

Примечания переводчика

1  Уильям Макьюэн (William MacEwen) (1848–1924) — выдающийся хирург, ученик Джозефа Листера, один из основоположников нейрохирургии.
2  Это перекликается с семью периодами жизни человека из пьесы Шекспира "Как вам это понравится", написанной предположительно в 1599 или в 1600 году, см. монолог Жака из второго акта первого действия.

Круп Круп   оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Желчнокаменная болезнь Желчнокаменная болезнь