Д-р Эдмунд Карлтон (США)

Гомеопатия в терапии и хирургии

Филадельфия, 1913

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

Рак

При закрытии одной из моих клиник в Гомеопатическом медицинском колледже Нью-Йорка заезжий английский врач сказал мне: "Интересно! Так вы можете лечить рак?" Вот как я ему ответил.

На своем веку мне довелось лечить некоторое число раковых больных. Ни одного из них я не лечил на основе названия его болезни per se, то есть я не лечил их патологию. Для каждого больного я в меру своих сил подбирал и назначал гомеопатичное ему лекарство в соответствии с его личными потребностями. Я уверен, что это приносило каждому больному больше пользы, чем он мог бы получить от любого другого способа лечения. Год от года я все меньше оперирую, а если и делаю это, то исключительно из соображений целесообразности. Что касается излечения, то я рассчитываю только на гомеопатию. Это приводит к соответственному улучшению статистики. Я никогда не начинаю с операции. Лекарство предшествует ей и следует за ней. За исключением нескольких больных с карциномой и саркомой, которые получали такое лечение и вылечились (естественно, нанесенные операцией деформации остались) без рецидивов, я приведу сейчас истории болезни нескольких больных, которые вылечились только гомеопатией, то есть единственным способом, который, по моему мнению, способен излечивать больных.

История болезни I. Медуллярный рак на лбу. — Маленькую худую сморщенную немощную пожилую женщину с дрожащим голосом отправил ко мне ее врач, который рассчитывал, что я хирургическим путем удалю у нее со лба рак. Это была открытая язва с ровными краями, которая начала развиваться с кости и была расположена немного правее центра лба. Она была размером в два дюйма (около 5 см. — Прим. перев.) по вертикали и полтора дюйма (3,8 см. — Прим. перев.) по горизонтали. Сверху она имела сморщенную поверхность, наполненную темной спекшейся кровью и гноем, обильно кровоточившую при малейшем воздействии. Женщина жаловалась на свербящие рвущие жгучие боли в пораженном участке.

Фигура пациентки, расположение новообразования, характер болей и склонность к кровотечениям, — все указывало на Phosphorus. Хорошо известная способность Phosphorus разрушать структуру кости и его репутация в лечении кровоточащих грибовидных опухолей подкрепили выбор. Это гомеопатическое лекарство явно было показано пациентке. Ей объяснили этот факт, а также то, что при раке нельзя отрезать пораженный участок и этим положить конец заболеванию. Пораженный участок является лишь видимым выражением пораженного болезнью организма и исчезнет сам, как только организм будет вылечен с помощью подобного лекарства, но ни в коем случае не до этого. Она с радостью согласилась принять лекарство внутрь вместо того, чтобы подвергнуться местному лечению, и 9 февраля 1897 г. мы принялись за работу.

Она принимала Phosphorus 200С четыре раза в день с небольшими перерывами в течение примерно одного года.

Когда не было сомнений, что ее состояние улучшается, лекарственное лечение соответственно сокращалось. Два раза изменение симптомов и отсутствие дальнейшего прогресса приводило к временному отказу от Phosphorus и замене его сначала на Hepar sulphuris calcareum, а потом, во второй раз, на Acidum nitricum. Но каждый раз вскоре после замены лекарства мы осознавали, что это было ошибкой, поэтому прием этих лекарств прекращали.

В сентябре 1898 г. ее выписали выздоровевшей, лоб у нее был нормальным, а общее состояние здоровья было хорошим и во всех других отношениях. Поединок продолжался девятнадцать месяцев. Она оставалась в добром здравии в течение нескольких лет, после чего скончалась от пневмонии.

История болезни II. Эпителиома носа. — У вдовы в возрасте семидесяти лет на кончике носа образовалась язва, с которой удалось совладать лишь к тому моменту, когда она уничтожила треть этого органа. Специалисты объявили, что это эпителиома. После этого вести эту больную поручили мне. Пока она находилась в моем ведении, она получала три лекарства. Пока среди ее симптомов преобладало жжение, сопровождавшееся сухостью кожи, жаждой, двигательным беспокойством и тревожными предчувствиями, я давал ей Arsenicum 200С. Когда же эта фаза прошла и сменилась колющими и отчасти грызущими болями, то с ситуацией справлялась Acidum nitricum 200С. А когда в язве возникли ощущения, похожие на "укусы постельных клопов", она стала принимать Kali bichromicum 200С. Этих трех лекарств потребовалось примерно одинакое количество, и они назначались в том порядке, в котором они упомянуты. Она была излечена примерно за три года, и оставалась здоровой всю свою оставшуюся жизнь, дожив до восьмидесяти четырех лет.

История болезни III. Эпителиома носа. — Женщина шестидесяти двух лет. Болезнь впервые возникла как небольшая короста, которая не вызывала никаких ощущений. Короста отпала, оставив после себя болезненный участок, который увеличивался в размере и опять покрывался коростой. Этот процесс повторялся много раз. В конце концов болезненный участок превратился в возвышенную красную грибовидно разрастающуюся легко кровоточащую язву, которая с трудом покрывалась коростой. Ощущения, которые испытывала больная: жжение, покалывание, жа́ление с зудом, который иногда ощущался в кончике носа. В ответ на лекарственное лечение все вышеперечисленные стадии были пройдены в обратном порядке, и все закончилось полным излечением. Для того чтобы достичь этого, потребовалось четыре года. В течение этого периода на основе преобладающего ощущения, как-то: жжение, покалывание, зуд и жа́ление, использовались четыре основных лекарства, а именно: Arsenicum, Acidum nitricum, Causticum и Apis. Изредка этот ряд назначений прерывался другими лекарствами. Один раз это была Sepia, когда у больной на носу возникла поперечная желтая полоса. В следующий раз таким лекарством стал Lachesis из-за левосторонней боли в горле, сопровождавшейся приливами жара и непереносимостью прикосновения одежды к шее, а потом Zincum, когда женщина была истощена уходом за инвалидом, стала нервной и с "беспокойными" ногами. Все эти лекарства были даны ей в потенции CM (Финке), по одной дозе каждые два месяца, или когда прекращалось улучшение. Сейчас она в полном порядке. Две иллюстрации позволят составить некоторое представление о первоначальном состоянии носа и том состоянии, в котором он находится сейчас.

Эпителиома носа до начала лечения Эпителиома носа после окончания лечения
Рис. 16 Эпителиома носа
Рис. 17 Эпителиома носа

История болезни IV. Эпителиома губы. — Описанное ниже излечение было достигнуто благодаря трем врачам, а сама история, пожалуй, покажется читателю интересной.

В 1886 году один господин, который активно занимался литературной деятельностью, был вынужден в значительной мере отказаться от нее из-за неврастении. Он плохо спал, не мог сосредоточиться на сколько-нибудь длительный промежуток времени без того, чтобы у него не заболела голова, причем головная боль начиналась в затылке и распространялась вверх к макушке, сопровождаясь похолоданием в плечах и головокружением, которое усиливалось, когда он смотрел вверх и вокруг себя. У него также была безболезненная застарелая плоская неглубокая язва с синевато-белым основанием и ясно очерченными краями, расположенная на внешней стороне левой ноги. Любой новичок в гомеопатии знает, что нужно было назначить потенцированную Silica, и поверит мне, когда я скажу, что по прошествии двух лет лекарственного лечения силы больного почти полностью восстановились. Упоминание о том, что язву не лечили никакими местными лекарственными средствами, должно быть излишним, но, вероятно, таковым не является. Было решено полностью положиться на внутреннее лекарство. Господин этот жил в Бостоне, и назначения делалась ему в основном заочно, посредством переписки.

А потом, когда уже прошли головные боли, зажила язва, по большей части восстановились силы и больной смог вернуться к работе, появилась твердая, негладкая, покрытая трещинами, чувствительная и болезненная слабо окрашенная опухоль на границе нижней губы с левой стороны. На меня смотрела эпителиома. Я обратился к стр. 379 9-го тома "Ведущих симптомов", и наряду с большим количеством другого важного и интересного материала, нашел там "Опухоль нижней губы" и "Рак нижней губы". Больному по-прежнему подходило лекарство Silica. Я дал ему одну дозу лекарства в очень высокой потенции. Она немного улучшила ситуацию. Друзья и родственники обеспокоились и начали с тревогой обсуждать эту проблему. Они говорили об удалении опухоли, применении пластырей, прижигающих и разных патентованных средств, и настаивали на их использовании. Мне показалось, что наличие близкого личного контакта между врачом и больным позволило бы лучше контролировать ситуацию, поэтому я порекомендовал больному обратиться за лечением к д-ру Уильяму П. Вессельхефту из Бостона. Доктор взялся за больного, и сейчас он любезно позволяет мне процитировать его записи. Посмотрев в свои книги учета больных, он пишет: "У меня отмечено, что 18 февраля 1888 года больной получил одну дозу Silica СМ". После того, как д-р Вессельхефт вскоре после этого уехал на некоторое время из дома, он передал больного своему коллеге д-ру Джеймсу Б. Беллу, который пишет:

У меня нет никаких сомнений в диагнозе на основе макроскопического внешнего вида (пораженного участка). Я лечил его с 18 июня 1888 по 29 декабря 1891, используя Clematis и Dulcamara, которые я давал больному через длительные промежутки и в высочайших потенциях. Показанием для Clematis был просто рак губы, а для Dulcamara — то, что разрастания по своему характеру напоминали бородавки. Не припомню, чтобы имелись какие-либо модальности. Иногда лечение прерывалось из-за более или менее острых состояний, но было постоянное постепенное движение в сторону исцеления, и прием лекарств не повторяли, пока было заметно улучшение. Насколько я помню, излечение было полным и рецидивов не было до самой его смерти.

У д-ра Белла хорошая память. Пациент оставался здоров до 1896 года, когда он внезапно скончался от кровоизлияния в мозг.

История болезни V. Рак желудка. — Г-жа N., медсестра, имевшая много детей, в возрасте пятидесяти лет. Твердая неправильной формы опухоль в привратнике желудка, в которой ощущалась жгучая боль при обследовании.

Жажда, но при этом вода вызывает неопределенную реакцию с тошнотой; неспособность удерживать пищу, которая выходит частично переваренной; рвота слизью и кровью; испражнения с кровью. Желтая, щуплая и истощенная. Сотрудники амбулатории на Бонд-стрит подтвердили мой диагноз рака желудка. Arsenicum 200С, который больная принимала раз в два часа, принес облегчение. Потом перерыв между дозами увеличили; затем давали лекарство тогда, когда возникали обострения, и так далее. Менее чем за два года она выздоровела и оставалась здоровой до конца своей жизни. Впоследствии не удалось обнаружить и следов рака. Она вылечилась с помощью одного-единственного лекарства. Через много лет после того, как она излечилась от рака, она в конце концов скончалась от пневмонии.

История болезни VI. Рак желудка. — В ноябре пятидесятипятилетний бизнесмен обратился к специалисту по желудку, который после исследования пробных завтраков (кормление через зонд усилило страдания пациента) и испражнений, а также физикального обследования, поставил диагноз рака желудка и порекомендовал немедленно оперироваться у хирурга, имя которого он назвал, говоря, что иначе пациента ожидает смерть через шесть месяцев. Он не мог гарантировать, что болезнь не будет рецидивировать. У меня есть документальные свидетельства всего вышеописанного. Операционный стол внушал пациенту страх, и его убедили попробовать гомеопатию.

Я принял к сведению специальные микроскопические и химические исследования моего предшественника и, обнаружив опухоль привратника, поставил диагноз рака желудка.

Не преуменьшая проблему и не давая повода для излишнего оптимизма, я выразил готовность взяться за лечение, будучи твердо уверен, о чем я также уведомил пациента, что гомеопатия принесет пациенту больше пользы, чем использование любых других методов, вместе или по отдельности.

"Колики" начинались у него в желудке, затем распространялись на левую часть груди, затем ощущались во всем эпигастрии и переходили к нижнему углу правой лопатки. Они сопровождались ощущением давления от пояса на талии с тошнотой и изжогой. Для того чтобы получить хоть малейшее облегчение от нестерпимой боли, он отклонялся назад. Приступы были наиболее сильны от 11 часов до полудня и от 16 до 18 часов, когда в желудке было пусто, и после того, как он проглатывал что-либо холодное. Улучшение наступало от введения чего-либо горячего. Желудок очень сильно болел, причем боли ухудшались от сотрясения при ходьбе. Положение лежа на правом боку также приводило к появлению болей. Он ел быстро и употреблял много соли. Он также носил бандаж для удержания пупковой грыжи, но ни грыжа, ни бандаж, казалось, не оказывали никакого влияния на болезнь желудка.

Боли в желудке, которые облегчаются от проглатывания чего-либо горячего и от отклонения назад, имеются в патогенезе Chelidonium majus, причем вторую из модальностей вы не найдете в книгах, однако я неоднократно проверял ее на практике. У этого лекарства есть ощущение, что вокруг талии завязан шнурок, и резкая боль под лопаткой. Таким образом, это лекарство имело явное преимущество перед другими претендентами на первое место. Под влиянием прежних успехов в излечении таких же болей я растворил Chelidonium СМ (Финке) в горячей воде и давал больному по чайной ложке каждые пять минут, когда у него появлялись "колики", и прекращая, когда они проходили. Лекарство прекрасно помогало в первые сорок восемь часов, а затем исчерпало себя. Дав подобное лекарство, к этому моменту мы были вознаграждены новой картиной болезни.

Пациент был полон тревоги, беспокоен, хотел то лежать в кровати, то сидеть на стуле, то ходить по комнате, то лежать на шезлонге и т. д. У него была жажда, пил воду частыми глотками, желал внешнего тепла, которое приносило ему облегчение; кроме того, ему нужно было две подушки, а не одна. Конечно же, он получил Arsenicum album. Я давал ему это лекарство в 200С разведенным в воде каждые два часа. Оно хорошо действовало в течение шести дней, но потом его действие иссякло. За хорошим самочувствием последовали мучения. Ему нужна была только одна тонкая подушка; боли наступали четко различимыми приступами, которые быстро возникали и прекращались. Они характеризовались сильной пульсацией, особенно в 15 часов и в полночь. Поэтому Arsenicum заменили на Belladonna.

До того момента его рацион состоял из небольших порций нагретого почти что до кипения, а затем охлажденного молока, которое ему не нравилось. Узнав о том, что же ему на самом деле по вкусу, я попросил его жену раздобыть шею отборного канадского барашка, вымыть ее, отрезать жир, если он будет, разрезать мясо на кубики размером с обычные кусочки сахара, добавить морковь и очищенную картошку в количестве, равном по объему количеству мяса, положить все в кастрюлю для тушения овощей, добавить туда холодной воды так, чтобы она покрывала продукты, закрыть крышкой и тушить смесь до тех пор, пока не получится мягкая кашка. Он мог есть этой кашки столько, сколько ему хотелось, попеременно с молоком. Оказалось, что и назначение, и диета были выбраны очень удачно. В результате целую неделю у него было улучшение, после которого его страдания возобновились, хотя и в меньшей степени, чем раньше. В связи с изменением симптомов опять потребовалось выбрать новое лекарство. Теперь после того, как он немного ел, у него сразу наступало насыщение, живот сильно вздувался от газов, от еды в животе начиналось урчание, все симптомы ухудшались в конце дня и ранним вечером. За Belladonna последовал Lycopodium 200С. Его жене было дано указание тушить голубиное мясо (но не мясо неоперившегося голубя) таким же образом, как и баранину, и давать его вперемежку с молоком и бараниной так, чтобы все три вида пищи пробуждали у него аппетит.

После этого, по его словам, у него наблюдалось "восемь дней хорошего самочувствия". Он стал сильнее и набрал вес. Но лекарство отработало, перестало помогать, и ему стало хуже. Симптомы изменились. У него было жжение в привратнике желудка, в рот из желудка поднималась солоноватая жидкость, и его беспокоили выделения зловонных газов из кишечника. Лекарство поменяли на Carbo animalis, однократная доза CM (Финке) на язык. Это было хорошее назначение, которое быстро помогло ему и результат которого длился в течение двадцати одного дня. После этого наступил рецидив, но не такой сильный, как предыдущий. Нужно обратить внимание на то, что во время всех этих перипетий наблюдалось реальное улучшение, так как каждый раз удавалось достичь уровня более высокого, чем предыдущий. Далее нужно было выбирать новое лекарство. На этот раз пациент испытывал жажду, желал холодной воды, а вода даже комнатной температуры вскоре после того, как достигала желудка, вызывала тошноту, вслед за чем происходила рвота кислым газом и жидкостью. Это мощное показание к лекарству Phosphorus напомнило мне о его уже упомянутой склонности к употреблению соли, что является еще одним показанием к тому же лекарству, а это привело к расспросам с моей стороны, в результате которых выяснилось, что даже небольшие раны у него сильно кровоточили. Усердный последователь Ганемана, конечно же, поймет, с какой уверенностью я перешел к Phosphorus 200С, давая время каждой дозе полностью отработать перед тем, как назначать следующую. Лекарство прекрасно работало в течение семи дней, после чего он перестал реагировать на него. То, что это лекарство продолжительного действия так быстро исчерпало себя, служило ярким свидетельством мощи и кровожадности нашего противника. Сейчас я подозреваю, что от одной дозы Phosphorus в очень высокой потенции результат был бы лучше, чем от многократного повторения 200С. После этого показалось, что больной вернулся в состояние, когда ему нужно было лекарство Carbo animalis, и это было первое возвращение к уже использовавщемуся лекарству, которое наблюдалось у этого больного. Однако выяснилось, что кишечные газы у него были не только зловонные, но и горячие и влажные, поэтому предпочтение было отдано Carbo vegetabilis 200С. В течении двадцати дней лекарство прекрасно работало, а затем произошла очень важная перемена в симптомах.

Больной сообщил о симптоме "ощущение слабости и сосания под ложечкой, похожее на чувство голода, в 11 часов". Ага! Неужели нам ценой тяжелой борьбы удалось в конце концов загнать нашего врага в царство великого антипсорического лекарства? Давайте поразмыслим. В ранней юности несколько лет подряд зимой его беспокоил гнойный тонзиллит. Горло смазывали и полоскали мощными средствами, и ему пришлось глотать много сильнодействующих медикаментов в попытке избавиться от болезней горла по принципу contraria (противоположных воздействий, в отличие от подобных. — Прим. перев.). Ему удалили удлинненный нёбный язычок, когда ему было тридцать два года. Кровотечение из раны не удавалось остановить в течение четырех дней. С тех пор ему все время хочется что-то сглотнуть, но не получается это сделать, он постоянно прокашливается. [Это повод задуматься специалистам по болезням горла и всем другим людям.] У него был кровоточащий геморрой и выпадение прямой кишки при испражнениях, которым был положен конец с помощью местных средств применения. Итак, у нас есть целый каталог подавлений, после которых возникали метастазы. Вот доказательство правоты учения Ганемана!

Двадцать второго февраля 1906 года я дал ему дозу Sulphur СМ (Финке).

За этим последовало улучшение, которое длилось несколько недель. У больного улучшился цвет лица, пропала опухоль, сон стал естественным и освежающим, а перечень дозволенных ему блюд удалось расширить. Казалось, он был в добром здравии, хотя к нему еще не полностью вернулись силы. Но вслед за этим его атаковал совсем другой недуг, принявший форму невралгии, которая, как сообщил мне пациент, на самом деле была его давнишним противником. Первоначально центр этой болезни располагался в области левого затылочного бугра и ее проявления были настолько сильны, что иногда приводили к расстройству зрения и делали его неспособным к работе. Это место было обозначено возведенным природой на затылочном бугре монументом в виде жировика. Невралгию подавляли инъекциями морфия. Это подтверждалось многочисленными шрамами. Природа отомстила за все эти издевательства появлением более серьезной болезни в желудке, как описано в начале этой истории. Сколько раз требуется показать, что принцип лечения contraria никогда не приводит к излечению? И что за облегчением симптомов contraria неминуемо последует возврат болезни в еще более выраженной форме, чем раньше? И что за полным подавлением болезни (если пациент окажется достаточно силен, чтобы оправиться от этого) неизбежно последует метастазирование болезни в органы, более важные, чем те, где болезнь располагалась вначале, причем такое метастазирование будет сопровождаться увеличением страданий и будет опасным для пациента? Под влиянием гомеопатических лекарств рак желудка у моего пациента исчез, а невралгия появилась в том же самом месте, где она была сначала, в такой же форме, что и раньше, но с большей интенсивностью симптомов, приводивших к истощению мозга и нервов. Он не мог спать. Я обнаружил, что ему не удавалось держать свои ноги в покое, они постоянно были в движении, особенно по вечерам. У него наблюдалась яркая картина действия цинка на здорового человека, которую узнает любой гомеопат. Я без промедления дал ему 6 апреля однократную дозу Zincum CM (Финке).

Улучшение началось через несколько часов и стабильно нарастало. Его здоровье еще больше укрепилось, достигнув небывалого ранее уровня. Через шесть месяцев после приема дозы Zincum у него не обнаруживалось никаких недомоганий, кроме двух внешних зудевших, но не кровоточивших узлов геморроя, один из которых был красным, а другой синим, и выпадения при испражнениях прямой кишки, которую было легко вправить обратно. Этот последний остаток длительной болезни, значительная часть которой была искусственно вызвана аллопатией, доведшей свою жертву чуть ли не до могилы, был излечен однократной дозой Sulphur CM. Пациент остается в добром здравии.

Позвольте мне добавить, что мой предшественник, специалист, был очень заинтересован результатом и сделал много заметок касательно моего лечения пациента. Приведет ли это его к тому, что он возьмется за изучение гомеопатии?

История болезни VII. Рак матки. — Энергичная жена дюжего фермера была поддержкой и опорой своего честолюбивого мужа. Они вместе работали, справлялись с возникавшими трудностями, экономили и добились достатка. Когда ей пришло время стать матерью, она не стала тратить на это много времени и вскоре после родов вернулась к своей обычной жизни. Врач, который консультировал ее, тоже, казалось, был обуреваем нетерпением и забыл правило, которое осмотрительно преподают все авторитеты в области акушерства, а именно "лишние вмешательства — зло". Он сократил естественный процесс ее родов с помощью спорыньи. Он перестарался и в результате у нее был двусторонний разрыв шейки матки, порванная промежность, субинволюция матки и целый набор других симптомов. Она превратилась в инвалида. Проведенное впоследствии хирургическое вмешательство оказалось полезным, но повреждение шейки матки с правой стороны и один дюйм (2,54 см. — Прим. перев.) субинволюции не удалось исправить. Она постоянно откладывала следующую операцию и по ходу дела прибегала ко временным мерам облегчения. На тридцать восьмом году жизни ее месячные стали нерегулярными, прекращались на несколько месяцев, после чего следовало обильное истечение темной и зловонной крови. В промежутках у нее были едкие гнилостные выделения; ощущения кусающей боли, зуда и жжения в матке, причем жжение распространялось на правый яичник и сопровождалось ощущением тяжести и давления вниз. Болей было больше между месячными, чем во время их. Семья отметила, что она делается все более раздражительной.

Опытный врач внимает таким историям с грустью. Он знает, что это говорит о злокачественной форме болезни. В этом случае незалеченная часть шейки матки оказалась центром вздувшегося темно-окрашеного злокачественного образования, которое начинало разлагаться. Вся матка была увеличена в размере и чувствительна к прикосновениям. Слайды с мазками выделений были сданы патологу для исследования, но по одним только выделениям было невозможно сделать окончательное заключение о наличии болезни, хотя характер этих выделений определенно наводил на мысль о состоянии, граничащем с этой болезнью. Срез тканей для анализа получить было невозможно. Макроскопически и клинически не могло быть никаких сомнений относительно диагноза. С этим согласились и патолог, и еще один знакомый врач, и я. Пациентка пошла на гомеопатию как более всего обещающую облегчение от страданий и окончательное излечение, и я стал заниматься ею.

Симптомы ее истории болезни также записаны в гомеопатической Материи медике в прувингах Kreosotum. Я стал давать ей это лекарство в 200С в воде каждые два часа во время бодрствования. По мере улучшения промежутки между приемом доз удлинялись. Ей не давали никаких других лекарств. Менее чем за год пациентка поправилась, пораженные части тела пришли в здоровое состояние и не осталось никаких симптомов. С тех пор прошло три года, но пациентка остается в добром здравии.

История болезни VIII. Фиброзный рак молочной железы. — Женщина средних лет, у которой был один ребенок, обратилась ко мне в апреле по поводу своей правой груди. Наличие втянутого соска помогло мне обнаружить твердую приросшую опухоль неправильной формы размером с гусиное яйцо, которая была источником режущих болей. Болезненные ощущения онемения распространялись на руку, в которой ощущался дискомфорт. Подмышечные железы были уплотнены. Она догадывалась об истинном положении дел и страшилась операции. Более того, она была необыкновенно умной и думающей женщиной и твердо верила в гомеопатию. Когда я объяснил ей, что ее недуг был конституциональным, а не просто местным; что я всегда тщательно подбираю лекарственное лечение, прежде чем проводить операции; что вопреки распространенному мнению, таким образом время не теряется, а наоборот, выигрывается, поскольку благодаря этому пораженные органы и весь организм удается подготовить к операции, если впоследствии она окажется желательной, и сама операция с бóльшей вероятностью приведет к хорошим результатам; что рецидивы гораздо чаще возникают после раннего вмешательства, чем после того, как пациент в течение какого-то времени принимал гомеопатические лекарства; а особенно, что злокачественное разрастание и все, что может за ним последовать, может быть вылечено с помощью гомеопатических лекарств, так что пропадет всякая нужда в оперативном вмешательстве; и что мы всегда должны надеяться на лучшее, и даже ожидать излечения, поскольку такое отношение стимулирует врача прилагать максимальные усилия для помощи организму, который благодаря такому настрою расположен наилучшим способом реагировать на целительные средства, а не сопротивляется им из-за сомнений, страхов и беспокойства. Она сразу согласилась и включилась в борьбу с болезнью.

Первым моим назначением был Conium maculatum 200С, который нужно было принимать в воде четыре раза в день до тех пор, пока не станет заметно улучшения. Это лекарство оказалось недостаточно подобным для нее и принесло лишь небольшое облегчение. Мы заменили его на Phytolacca decandra. Я поменял это лекарство, основываясь на истории болезни. Бóльшая часть женщин хорошо помнит те боли, которые беспокоили их во время грудного кормления, и эта женщина была из их числа. Боль у нее начиналась в трескавшемся поперек соске, когда ребенок начинал высасывать молоко, и распространялась оттуда радиально по всему телу. Это типично для лаконоса. (Если бы тогда ей дали это лекарство, заболела ли бы она впоследствии раком?) Лекарство продолжало действовать в течение десяти месяцев, после чего улучшение прекратилось, и появились новые симптомы.

У нее был жар в макушке, вишнево-красные губы, она неважно чувствовала себя после ванны и у нее сосало под ложечкой в одиннадцать утра. Исходя из этих характерных симптомов, я дал ей на язык дозу Sulphur СМ (Финке). Лекарство хорошо работало в течение трех месяцев, но потом перестало помогать. Не в должное время началась менструация, сопровождавшаяся приливами жара, непереносимостью давления вокруг шеи и талии и плохим сном, причем все симптомы ухудшались при пробуждении ото сна. Следующим лекарством, естественно, стал Lachesis. В течение всего этого периода происходили улучшения с раком. Через два месяца потребовалась еще одна доза Sulphur. Врач-гомеопат с большим опытом, которому удалось провести множество серьезных больных через опасности менопаузы в порт здоровья, поймет истинное значение этой смены лекарств. Лекарство оказалось эффективным, потом его действие закончилось, его повторили, оно опять отлично сработало и по истечении одиннадцати месяце окончило свою миссию.

В сентябре мы изучили состояние, которое говорило об огромном улучшении по сравнению с изначальным состоянием, но появились новые показания. У больной усилились раздражительность и нетерпеливость, нежелание умственной и физической нагрузки, а острые боли в молочной железе ухудшались от движения. Поэтому в дело вступила Bryonia alba ММ (Берике и Тафель). Последовало улучшение, которое продолжалось два месяца, и которое потом возобновилось после еще одной дозы того же самого лекарства и продолжалось затем до начала следующего года.

Седьмого января 1902 года в результате дотошных и настойчивых расспросов я узнал, что острая боль в груди была, скорее, не колющей и не режущей как от ножа, и не жалящей как от укуса пчелы или укола булавкой или занозой, а иной — более всего похожей на то, как если бы молочную железу пронзала горячая проволока. Поэтому я с полной уверенностью назначил ей Acidum nitricum CM (Финке), одну дозу на язык. Это было лучшее из серии моих назначений, оно помогло больше, чем все предыдущие, и прошло более месяца до тех пор, когда его нужно было повторить. Вторая доза лекарства завершила излечение. Через несколько недель пациентка выздоровела. С тех пор она остается в полном здравии. После трехлетней борьбы мы одержали полную победу.

Неопытному гомеопату не следует делать скоропалительного заключения о том, что если бы Acidum nitricum дали раньше, вместо других лекарств, то выздоровление произошло бы быстрее. Может быть, это и так. Я склонен думать, что это так. Однако внимательный наблюдатель наверняка заметил, что после каждого лекарства, кроме первого, следовало улучшение, после чего появлялась картина следующего лекарства.

История болезни IX. Фиброзный рак молочной железы. — Я хорошо помню свою первую операцию по удалению груди. Это было вначале моей карьеры. Пациентка была пожилой женщиной и фиброзный рак зашел уже довольно далеко. С редкостным великодушием мне помогал знаменитый хирург, который был очень любезен и хорошо отозвался о моей работе. Было удалено большое количество ткани и рана быстро зажила. Уже тогда я понял, что возникнет необходимость в лекарственном лечении, но надеялся, что все обойдется. Однако болезнь опять появилась вблизи исходного участка и вскоре, несмотря на лечение, она взяла верх над больной. Этот и подобные ему случаи заставили меня задуматься. Когда замужняя, но бездетная дочь вышеупомянутой дамы достигла среднего возраста и ей угрожал такой же конец, какой постиг ее мать, мы договорились, что проверим, чего можно будет добиться одними лекарствами.

Диагностические признаки — твердая приросшая опухоль неправильной формы, расположенная в правой груди, вызывающая режущие боли, втянутый сосок и увеличенные и уплотненные подмышечные лимфатические узлы — дополнялись множеством других симптомов. Вокруг пораженной области выступали вены. От груди к подмышке тянулась красная полоса. Еще несколько красных полос по несколько дюймов длиной радиально расходились от груди как спицы в колесе. У нее был внутренний кровоточащий геморрой, который иногда зудел, а также слизистые выделения из влагалища, причинявшие жгучую боль. Обследование не выявило никакой маточной патологии. Именно в климактерический период, когда сопротивляемость у женщины псорической конституции ослабевает, дремавшие до этого силы зла угрожают ей как голодные и кровожадные волки, по вечерам выходящие из лесной чащи и собирающиеся в стаи, чтобы отправиться на поиски добычи.

Что следовало дать пациентке — Bufo (красные полосы), Conium (твердая как камень грудь с острыми резкими болями), Kreosotum (слизистые выделения из влагалища со жгучими болями) или Sulphur (внутренний зудящий кровоточащий геморрой)? Жгучие выделения из естественных отверстий тела, особенно у женщин среднего возраста, всегда настораживают меня. Обычно они весьма важны и даже очень значительны, и им следует придавать большой вес при балансировке картины симптомов. Я взял с полки "Ведущие симптомы" и тщательно сравнил четыре упомянутых лекарства. Твердые узлы в молочных железах, резкие колющие боли в молочных железах и склонность к кровотечениям упоминались в описании Kreosotum. С этими дополнительными показаниями у нас была достаточно хорошая общая картина для назначения этого лекарства по сравнению с тем, что выходило с другими лекарствами. Поэтому 19 июля 1890 года больной был дан Kreosotum 200С в воде каждые два часа до тех пор, пока не станут заметны улучшения. Лекарство помогало, и довольно хорошо, но потом перестало действовать. Я сообразил, что нужно было сначала дать наше великое противопсорическое лекарство, поэтому 22 сентября дал ей Sulphur CM (Финке), единичную дозу на язык. Он заметно помог от геморроя и в целом оказался полезным ей в течение нескольких месяцев, после чего действие его ослабло и пришла очередь Kreosotum, который работал девять месяцев, а затем больной вновь потребовался Sulphur.

В декабре 1891 года, после семнадцати месяцев описанного выше неустанного лекарственного лечения, у нас имелись вдохновляющие результаты, но наш прогресс остановился. Больную сильно беспокоил новый симптом: ощущение жжения как от красного перца на кончике языка, в анусе и уретре после мочеиспускания. Пораженные участки выглядели нормально. Пациентка была капризной и упрямой, у нее были красные щеки. В связи с этим она получила дозу Capsicum annuum CM (Финке). Когда это мощное лекарство показано по симптомам, оно способно пробудить к действию вялые силы больных. Оно перехватило инициативу и продолжало борьбу до самого конца. Его пришлось повторить два раза в течение десяти месяцев и оно же завершило излечение больной. Мы сражались двадцать семь месяцев и чувствовали себя вознагражденными должным образом.

История болезни X. Саркома бедра. — Больной был мужчиной тридцати четырех лет. Когда он был ребенком, у него было самое тяжелое течение кори, с которым я когда-либо встречался. Он был тщедушным, хилым ребенком. Под воздействием антипсорических лекарств и хорошего ухода его состояние постепено улучшилось и он был здоров в молодости, за исключением небольшого количества выделений из ушей. С 1892 г. по 1898 г. он регулярно приходил ко мне в кабинет. Тщательно выбранные назначения излечили выделения из одного уха и уменьшили выделения из другого, где изредка появлялась пара капель. Он был сильным и активным мужчиной хорошего роста и сложения. Приверженцы общепринятой медицины убедили его остановить эти последние капли местным лечением. Я потерял его из виду до января 1904 г., когда он вновь появился у меня и поведал мне свою печальную историю.

После того как эти незначительные выделения из уха были подавлены, он набрал вес, но некоторое время чувствовал себя хорошо, пока за девять месяцев до обращения ко мне он не обнаружил у себя опухоль на левом колене. Линия, по которой ему сделали разрез (большой темный шрам), была лучше всего видна при выпрямленной ноге и расположена по диагонали на уровне коленной чашечки, примерно посередине между коленной чашечкой и суставным выступом бедренной кости. Опухоль удалил хорошо известный хирург. Оказалось, что это саркома. Больной показал мне опухоль, которая занимала переднюю и внешнюю область в левом бедре с центром примерно на девять дюймов (23 см. — Прим. перев.) выше коленного сустава. Она была размером с большой кулак, сужалась кверху, переходя во вздутие и инфильтрацию меньшей плотности и меньшего размера. Она сильно выпирала и простиралась от колена до верхней трети бедра, была симметричной, рыхлой, малоподвижной, не смещалась, препятствуя движениям мышц, и была слегка болезненной при обследовании. В ней возникали тянущие боли, которые ухудшались во влажную погоду и при приближении бури, были гораздо хуже, когда пациент уставал, но требовали физической нагрузки. На поверхности опухоли и вокруг нее было множество больших вен. На внутренней поверхности бедра на одном уровне с центром опухоли было пятно размером с монету в четверть доллара, из которого неравномерно расходились красные линии, напоминая спицы колеса. Они частично пропадали при надавливании и были чувствительны к прикосновениям. Пациент сказал, что во время предыдущей операции на месте нынешней опухоли была небольшая опухлость, которая, как думал хирург, скоро пройдет. Было очевидно, что никакое оперативное вмешательство, кроме ампутации по бедренный сустав, не могло облегчить состояние больного. Я дал ему Rhus tox 200С в воде по дозе каждые три часа до тех пор, пока не станет заметно улучшение.

Через три месяца опухоль была меньше, мягче, ниже на ноге и больше сдвинута влево, и доставляла больному меньше дискомфорта. Функции ноги улучшились, красное пятно побледнело, появились выделения из уха. Подавление выделений из уха, которое вызвало появление таких катастрофических последствий путем метастазов, уже удалось преодолеть. Больной продолжил прием лекарства, добавляя один час к каждому интервалу между дозами.

Через два месяца опухоль была меньше, мягче, ниже на ноге, больше сдвинута влево. Она перемещалась по направлению к шраму от операции. Вены были заметны меньше, функции ноги улучшались, усилились боли и чувствительность. Участок выглядел травмированным, красное пятно почти прошло. Больной продолжил прием лекарства. Через месяц опухоль была ниже, меньше, мягче. Функции ноги улучшались. Однако ниже и спереди появился красный вздутый участок с болями и чувствительностью во влажную погоду (отметим болезнь одного из членов семьи и перемену места жительства). Больной продолжил прием лекарства.

Через две недели вследствие простуды в опухоли появилась острая режущая боль. Участок спереди стал болезненным, у него образовался красный центр. Движение вызывало "ощущения огня в этом участке". Все симптомы усиливались от движения. Я дал Bryonia 200С в воде каждые два часа.

На следующей неделе состояние улучшилось по всем параметрам, за исключением уже упомянутого нового участка. Тут дела были примерно на том же уровне или даже немного хуже. Вскоре после этого я нанес на участок измененной окраски кусочек листового белужьего клея и отметил на нем очертания этого участка, а в последствии раскрасил разные области на нем карандашами. Помещаю здесь копию этого рисунка, быть может, не очень художественную, но точно воспроизводящего картину. Центр участка с измененной окраской находился на три дюйма (7,6 см. — Прим. перев.) от суставной поверхности коленного сустава. Из темных областей выделялось небольшое количество водянистых выделений. Больной продолжал принимать лекарство.

Image Image
Рис. 18. Саркома бедра Рис. 19. Саркома бедра


















В течение следующего месяца красный цвет практически пропал. Пациент сказал, что по утрам он был едва заметен. Короста на центральной области была толще, темные области тоже были покрыты коростами, по краям которых сочился гной, что приносило облегчение. Выделения из уха прекратились. Опухоль и инфильтрация уменьшились в размере и продвигались вниз к шраму, оставшемуся после операции. В шраме иногда возникало ощущение мурашек. Видно было только две большие вены, нога работала лучше. Больной продолжал принимать лекарство, но при этом мы увеличивали интервалы между дозами.

В начале сентября иногда появлялись выделения из уха. Участок с коричневой и красной окрасной, который наблюдался двумя месяцами ранее, теперь был покрыт коричневой коростой, которая была на треть меньше по поверхности, имела четкие края и из-под которой выделялся гной, причем вплоть до самого края этого участка кожа была здоровой. Вен заметно не было. Уменьшился размер вздутия и его твердость. Шрам от операции стал бледнее и менее заметен. Колено было несколько тугоподвижным, когда пациент поднимался по лестнице, но в остальном его функция восстановилась. Общее состояние здоровья было прекрасным. Больной продолжал принимать лекарство, увеличивая интервалы между дозами. Не прошло и месяца с этого момента, как пациенту стало гораздо лучше. Короста уменьшилась до двух маленьких участков. Окружность бедра в пораженной недугом ноге была всего на один дюйм (2,54 см. — Прим. перев.) больше окружности бедра другой ноги. Больной принимал лекарство с большими перерывами между дозами.

В январе следующего года коросты исчезли, кожа стала гладкой, а на месте коричневых участков была кожа темного оттенка. Около шрама было заметно что-то, похожее на опухоль. Наблюдалась некоторая тугоподвижность после контакта с холодом и влагой, которая улучшалась от движения. Поэтому я поменял лекарство на Rhus tox 200С в водном растворе каждые два часа, пока не наступит улучшение. Уже несколько месяцев у него не было выделений из уха. Другими словами, болезнь уха и все, выражением чего она служила, были как следует вылечены с помощью принимавшихся внутрь гомеопатических лекарств и больше не могли (в результате их подавления) привести к появлению метастазов в бедре или в любом другом месте. В то же время и благодаря тому же самому лечению был вылечен появившийся в результате метастазирования недуг — саркома бедра!

В заключение отметим следующее. Ни рак, ни какое-либо другое заболевание нельзя излечить как таковое, или исходя только лишь из диагностических показаний. Человеку не дана такая способность. Я лечил больных людей с разными видами рака, опираясь на все отклонения от нормального состояния, которые у них были, и назначая каждому из них такие лекарства, которые при опытах на здоровых добровольцах продемонстрировали способность вызывать симптомы, очень сходные с теми, которые испытывали мои больные. Это единственный способ вылечить больных, какова бы ни была их болезнь, рак или что-либо другое. Когда Бог отменит закон гравитации, быть может, он отменит и закон излечения, гласящий similia similibus curantur. Вот тогда исследователи и эмпирики (если они останутся в живых после такого катаклизма) cмогут с полным на то основанием рассуждать о "специфических лекарствах" для рака, "лекарствах, излечивающих" рак или "гомеопатичных" ему, а также делать то же самое по отношению ко всем другим болезням, донимающим человечество. Тогда — но не теперь, не до тех пор, как все это произойдет. А пока давайте терпеливо действовать в соответствии с установленным Богом порядком, и с каждым годом достигать все больших успехов.

Аневризма дуги аорты Аневризма дуги аорты   Оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Указатель Указатель книги Э. Карлтона