Д-р Эдмунд Карлтон (США)

Гомеопатия в терапии и хирургии

Филадельфия, 1913

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

Аппендицит

Гросс в своей книге "Система хирургии", воспользовавшись случаем, порицает практику "всегда готового человека со скальпелем". Знаменитого хирурга с нами уже нет, но его слова живы. Наш сосед, которого он критиковал, выжил и размножился. Он претендует на исключительные права на аппендикс как больной, так и здоровый. Если ему позволить, он удалит здоровый аппендикс, чтобы тот не превратился в больной, несмотря на доказательство пользы аппендикса, приведенное Макьюэном в лекции, которую тот прочитал в медицинской школе больницы Чаринг-Кросс. Они рутинно удаляет больные аппендиксы и с презрением относится к любым предложениям вылечить их с помощью лекарств. Печальный опыт заставил его иногда ждать, пока не пройдет острое состояние. Однажды мне пришлось видеть, как один из таких врачей, отличавшийся ловкостью рук и международной известностью, оперировал в бессимптомной стадии, оставив мало шансов для развития последующей грыжи благодаря умелому подходу к операции и тщательному зашиванию разреза. После операции мы вместе исследовали то, что он извлек. Он счел операцию обоснованной, а мне аппендикс показался здоровым.

Человек со скальпелем держится властно, хотя есть и те, кто не поклоняется Ваалу, и их число растет. Не могу забыть один доклад, который как-то услышал в Медицинской академии. Говорил д-р Джакоби. Говорил он о трудностях, с которыми приходится сталкиваться, о реформах, которые нужно провести, и о том, что нужно избавляться от модных течений и их последователей. Он сказал: "А также у нас есть аппен-ди-ци-и-и-и-и-и-и-итник". Его острота была встречена бурными возгласами, смехом и аплодисментами всего зала.

Не следует забывать о возможных последствиях операции, а именно: грыжах, спайках, повторных операциях, случаях, когда самочувствие пациентов стало хуже, чем было до операции, болях и неудобствах. Послеоперационная смертность велика, несмотря на отрицание этого факта. Омертвевшие ткани нужно удалять, но омертвение, обычно называемое гангреной, это полное отмирание тканей, вызванное нарушением кровоснабжения, и оно встречается не так часто, как изъязвление, которое на практике можно по невнимательности спутать с гангреной. Глядя на удаленный аппендикс, легко высказать суждение, что он гангренозный, тогда как на самом деле следовало сказать, что он изъязвленный. Нужно учитывать три стадии изъязвления — размягчение, разрушение и отмирание. До того, как они вызовут перфорацию аппендикса и образование абсцесса, природа воздвигает вокруг пораженного участка стену, препятствующую проникновению гноя в брюшную полость. Гнойные выпоты — редкость, особенно в практике последователей Ганемана, встречающаяся только у больных с испорченной конституцией. Вмешательство требуется у больных с гноем, у которых действительно находятся в опасности соседние ткани, — нужно вскрывать абсцесс, когда он созреет. Однако я не доверяю оценке человека со скальпелем при принятии таких решений, поскольку его оценка односторонняя. У него нет ни терпения, ни веры в лекарственное лечение.

Обратите внимание на то, что бóльшая часть больных аппендицитом происходит из фешенебельных кругов общества. У этой закономерности, конечно же, есть причина. Я полагаю, что эти больные сами напрашиваются на неприятности из-за своих нефизиологичных привычек. Например, сейчас в обществе ценятся занятия разными видами атлетического спорта. Это хорошо. Игрок возвращается после своих энергичных упражнений весь покрытый пóтом, снимает одежду, принимает холодный душ, обтирается и переодевается. Позволил бы он делать это в конюшне? Вот его конь возвращается весь взмыленный после работы. Его заворачивают в теплое одеяло и ждут, пока он не обсохнет, а затем чистят. Коню удается избежать вреда, а его хозяин зарабатывает себе множество недугов, включая аппендицит.

Гомеопатия излечивает больной аппендикс и таким образом делает оперативное вмешательство ненужным почти во всех случаях, кроме исключительных.

Позвольте мне проиллюстрировать лечение с помощью описания нескольких типов больных, которые встретились мне в моей собственной практике.

I. Коллега привел мне мальчика на операцию. Это был первый приступ, диагноз был ясен. Пациент был покрасневший и сердитый, он испытывал жажду, практически не двигался, страдал от острой боли, которая ухудшалась от движения и улучшалась от лежания на больной стороне. Я согласился с тем, что нужно что-то делать, и сказал, что если это возможно, я всегда предпочитаю подготовить больного к операции с помощью лекарств. "Вы, конечно же, дали ему Bryonia. — Нет". Мы договорились, при том что я взял на себя всю ответственность, отложить операцию на двадцать четыре часа, пока пациент принимал Bryonia. После этого мы встретились, обнаружили, что пациенту немного лучше, продолжили прием лекарства, и так далее. Больной быстро выздоровел. Рецидива болезни не последовало. Разве это не лучше операции?

II. Г-н N., у которого было много рецидивов. Когда у него возникали проблемы, он всегда соглашался на операцию, но потом откладывал ее из-за страха, который возникал у него, когда подходило время операции. Мог ли я вылечить его? Я обнадежил его и дал ему ясно понять, что из-за неподходящего лекарственного лечения в прошлом и постоянного плохого пищеварения симптомы будут повторяться, но приступы станут менее серьезными и более редкими по мере того, как лечение будет продвигаться. Мы решительно взялись за лечение. Мои прогнозы сбывались под действием Bryonia, которая была ему показана по симптомам, подобным тем, что я только что упоминал в описании предыдущего больного. Но в один прекрасный день он попал в руки филистеров, которые не долго думая вырезали ему аппендикс. За этим последовали месяцы еще более ужасных страданий. Он стал печальнее и мудрее. Тщательное лекарственное лечение в конце концов вернуло ему здоровье. Он был исключительно нервным. У него крайне быстро менялись симптомы. Ему очень помогла Ignatia.

III. Г-н N., молодой человек, который был слишком занят своей сидячей работой и имел обыкновение быстро проглатывать еду, заработал скверное пищеварение, которое привело его к аппендициту. У него повторялись приступы болезни. Когда ему сказали, что между такими приступами ему нужно сделать операцию, он встал под знамя чистой гомеопатии и остался непреклонен. Конечно же, в его образ жизни были внесены поправки за некоторое время до того, как он пришел ко мне на прием, но этого было недостаточно, ему нужно было дать его simillimum. Под влиянием этого лекарства он полностью выздоровел, приступы становились все слабее и реже до тех пор, пока полностью не прекратились. Его симптомы были типичны для больных, которым требуется Bryonia, и походили на симптомы больных I и II.

IV. Даме из Чикаго, остановившейся в одной из известных гостиниц Нью-Йорка, было заявлено, после того, как ее осмотрели врачи и хирурги, что у нее аппендицит, который нужно немедленно оперировать. Это не вызвало у нее никакой паники. Страх перед скальпелем заставил ее обратиться за информацией к своим друзьям, что и привело ее к автору этих строк. Я подтвердил диагноз и стал искать подобное лекарство. Налицо было местное вздутие и жар, колики в области подвздошной и слепой кишок, сильная чувствительность, непереносимость малейших прикосновений, даже прикосновений постельного белья. Она лежала на спине, согнув ноги в коленях, не могла повернуться ни на один, ни на другой бок. Приступы появляись внезапно, были очень сильны и внезапно прекращались. Все чувства были крайне обострены. Кто не дал бы больному Belladonna при таких симптомах? Лекарство помогло так быстро, что через десять дней она уже отправилась домой, полностью выздоровев. На нынешний момент, то есть в течение двух лет, у нее ни разу не случилось рецидива симптомов.

V. Г-н N., пятидесяти лет от роду, страдал от депрессии, бессонницы и несварения, причиной которого было быстрое поглощение пищи. Он был управляющим предприятия, занимавшегося сложным и важным делом, над которым он имел обыкновение размышлять в ночной тишине. Он отправился в наши западные города в связи со своей работой. Там его ожидала непривычная для него умственная и физическая нагрузка, и у него внезапно случился аппендицит. Некий авторитетный специалист назначил ему немедленную операцию. Это оказалось неприятной новостью для пациента. Он проконсультировался у врача-последователя Ганемана, который был уверен, что лекарственное лечение может существенно помочь и должно предшествовать скальпелю. Его выбор пал на Mercurius, который был показан из-за типичного вида языка, твердого болезненного горячего вздутия в области подвздошной и слепой кишок, ощущения побитости в кишечнике при лежании на правом боку, отсутствие облегчения от пота. Лекарство улучшило состояние больного настолько, что через несколько дней он смог отправиться в путь, но у него не было устойчивого улучшения и он не выздоровел. Место в животе, ставшее источником неприятностей, болезненно реагировало на прикосновения, и там возникала боль при сотрясении этого места при хождении вверх и вниз по лестнице. Макушка головы была горячей, ноги холодными, в 11 часов возникало чувство голода. Я удостоверился, что ему требовалось великое антипсорическое лекарство, и дал ему дозу Sulphur CM (Финке), которое не только помогло больному с его недугом, но и очистило место для появления следующей картины симптомов. У него была сонливость, но он не мог спать, был чрезмерно чувствителен к свету и другим внешним раздражителям, хотел лежать на спине, согнув ноги в коленях, у него наступало общее ухудшение в 15 часов. Ему прекрасно помогла Belladonna в двухсотой потенции. Часть симптомов осталась — некоторая депрессия и опасения. Его знакомые (многие среди которых прошли операцию) непрерывно спрашивали его: "Ну, ты что, еще ее не сделал? — Ее — это что? — Операцию, конечно. — Нет. — Ну (с мудрым покачиванием головы), тебе ее еще сделают. Мой доктор говорит, что дело всегда доходит до операции. Лучше не ждать до тех пор, пока станет слишком поздно". Это привело его ко мне, так как нуждался в помощи успокоением. Однако легкий толчок от Ignatia в двухсотой потенции излечил его. Сейчас он жизнерадостен, здоров и решителен. У него отличное пищеварение и сон, он прибавил в весе, окреп и может работать, что доставляет ему больше удовольствия, чем ранее.

Теперь он переносит войну на территорию противника. "Зачем вы жалуетесь на свой бок? Скажите доктору, что он не закончил свою операцию. Почему он не вырезал ваши неприятные ощущения? Он не может излечить вас. Излечивает гомеопатия. Предлагайте своим друзьям лечиться гомеопатическими лекарствами, и от этого вы получите выгоду во много раз бóльшую, чем цена операции, которая вас не излечит".

Для этой истории у меня есть интересное послесловие. Этот господин находился в некоем далеком городе, когда ему была назначена Ignatia. Он описал мне свои симптомы по телефону. Мне пришлось нарушить свое правило никогда не говорить пациентам название лекарства, которое им назначено, и отправить его в аптеку за Ignatia. Он, конечно же, был в восхищении от полученного результата и, само собой, сделал вывод, что главным фактором в течение всего курса лечения была Ignatia. Вскоре после этого события он посетил одного из своих знакомых по работе и нашел его страдающим от сильной боли "в аппендиксе", но откладывающим назначенную врачом операцию из страха перед ней. Вот как это описывает сам рассказчик:

Даже когда я разговаривал с ним, он был согнут пополам из-за боли в аппендиксе. Я сказал ему, что уверен, что могу раздобыть кое-что, что ему поможет. Я пошел и купил флакончик Ignatia, дал ему одну дозу и велел ему повторять прием каждые два часа. Он обещал принимать лекарство. Я зашел посмотреть на него еще раз ближе к вечеру, и ему было гораздо лучше. На следующий день боль прошла, он пришел в себя и был благодарен за такой результат. Мы оба сочли, что на этом дело закончилось. Через несколько месяцев мы снова встретились. Он только что выписался из больницы, где ему сделали операцию по поводу аппендицита. Он сказал, что думал, что лекарство вылечило его, так как он чувствовал себя здоровым, но доктор выяснил, что случилось, посмотрел на флакончик с крупинками и так сильно смеялся и, кроме того, так напугал его, что он в конце концов согласился на операцию. Когда мы встретились в следующий раз, он жаловался на почти постоянные неприятные ощущения в том месте, где у него раньше был аппендикс.

Рассказ продолжается:

Я был в гостях у друга и там мне рассказали о молодом человеке, у которого за несколько дней до этого случился аппендицит и которому скоро должны были делать операцию. Так как я был знаком с этим молодым человеком, я отправился к нему, чтобы взглянуть на него, и обнаружил его лежащим и обложенным льдом. Он сам и вся его семья были в большом беспокойстве, потому что доктор сказал, что ему следует отправиться в больницу, где ему на следующее утро должны сделать операцию по поводу аппендицита. Дело было примерно в 15 часов. Мать была категорически против операции, но доктор настаивал на том, что это единственный способ спасти ему жизнь. Молодой человек сидел с коленями, подтянутыми до самого подбородка, и, казалось, страдал от сильной боли. Он был горячим на ощупь, но я не знаю, какая у него была температура. Я спросил у его матери, не хотела бы она давать ему до утра одно лекарство, которое очень помогло мне самому, и она с радостью согласилась. Она взяла мой флакончик с Ignatia и пообещала давать ему по пять гранул каждые два часа во время бодрствования. Я пришел к ним опять в 8 часов и увидел, что тело и руки и ноги молодого человека расслаблены, боль почти прошла, у него почти не было жара, и лед уже убрали. В 10 часов пришел их доктор и был потрясен той переменой, которая произошла в состоянии молодого человека, и теперь он уже не считал, что операция необходима. Ему не сказали об Ignatia. Молодой человек сейчас совершенно здоров и полон сил, занимается тяжелым физическим трудом, поднимает тяжести и т. д.

Вскоре после этого старший брат этого молодого человека заболел тем же недугом и его полностью излечила Ignatia, которую дал ему я. С тех пор у него не было никаких проблем. Эти три случая произошли немногим более года назад.

Как-то раз, когда я ехал в спальном вагоне, меня разбудили стоны и крики. Кто-то в моем вагоне стонал и кричал от боли, и я слышал как этот человек умолял проводников найти для него в поезде врача, так как он ужасно страдал. Через некоторое время они вернулись и сказали, что не смогли найти в врача, а так как человек, по-видимому, чувствовал себя очень плохо, я пошел к нему и спросил, что его беспокоило. Он сказал мне, что это был аппендикс, что через некоторое время ему должны были сделать операцию, а теперь ему не верилось даже в то, что он сможет живым добраться до того места, где ему могли бы сделать эту операцию. Его доктор продолжал настаивать на операции. Я сказал ему, что, по моему мнению, у меня было лекарство, которое должно ему помочь, и он с радостью принял мое предложение попробовать это лекарство. Я стал давать ему Ignatia раз в час в течение трех часов. По окончании этого времени он уже крепко спал и проспал до самого утра. Утром он встал, оделся раньше меня и сказал, что он уже давно так хорошо себя не чувствовал. С тех пор у меня не было от него никаких вестей.

Следующей больной оказалась девочка возрастом примерно 14 лет, дочка моих друзей. Я как раз был у них в гостях. Они рассказали мне, что она болела уже больше недели и ей с каждым днем становилось все хуже, что у них было назначение от врача, который сказал им, что, по его мнению, единственное, что можно было сделать, это пойти на операцию по поводу аппендицита. Я рассказал им о своей болезни и они очень захотели попробовать это лекарство. Я раздобыл для них немного Ignatia, и через двадцать четыре часа девочка встала, оделась, а в течение недели все боли у нее прошли. Она совершенно здорова, и с тех пор у нее ни разу не было рецидива болезни.

Шестой и последней больной оказалась дама, которая встретилась мне в поезде, направлявшемся из Питтсбурга в Нью-Йорк. Я услышал, как она стонет, и спросил у проводника, не заболела ли она. Он сказал, что она была ужасно больна, и что он очень беспокоится за нее и не знает, что делать. Он сказал, что пытался найти в поезде врача, но не смог. Из его описания я заключил, что это была еще одна больная, страдавшая из-за аппендикса, и решил, что возьму на себя смелость выяснить, в чем дело. Поэтому я по просьбе проводника пошел и спросил у нее, что случилось. Оказалось, что проблема была, насколько я мог понять, с аппендиксом. Она сильно мучилась, не могла подавить стонов и ей трудно было даже говорить, так велики были ее страдания. Я положил несколько гранул Ignatia в полстакана воды и раз в час давал ей по чайной ложке раствора. Через три часа ее тело, которое сначала было совершенно застывшим от напряжения, стало расслабляться, и она сказала, что ей стало гораздо лучше, и что боль становилась все слабее. Тогда я сказал, чтобы ей давали лекарство каждые два часа, и в два часа ночи она уснула и проспала до следующего утра. Утром она сказала, что уже много месяцев не чувствовала себя так хорошо. Боль почти прошла. После этого она сообщила мне, что ее отец был врач, и он отправил ее в Нью-Йорк чтобы ее прооперировали по поводу аппендицита, а также что перед отъездом он дал ей что-то, чтобы успокоить боль, но оно не подействовало. Она сказала, что на станции ее должен встретить доктор и что через несколько дней ей должны сделать операцию. Казалось, что она была очень благодарна за то облегчение, которое ей принесло мое лекарство, и мне было жаль, что ей придется подвергнуться операции, которая мне казалась ненужной.

Дэниэл Вебстер как-то заметил, что он взял себе за правило учиться чему-то у каждого, с кем ему приходилось встречаться. Что касается меня, то я довольно много почерпнул из опыта применения Ignatia, который мне поведал этот гомеопат-любитель. Я постараюсь не забыть это, занимаясь чувствительными, активными, нервными, полными опасений негибкими людьми, которые одновременно испытывают сильные психические и физические страдания, которым хуже от кофе и у которых "сначала режущие, а затем колющие острые боли с одной или обеих сторон живота". Подобные симптомы Ignatia вызывает у здорового испытуемого. Я не считаю, что мне придется давать Ignatia каждому больному, которому был поставлен диагноз аппендицита. Также мне следует придумать план, как никогда больше, без всяких исключений, не допускать, чтобы пациент знал название лекарства, которое ему дают.

VI. Г-н N. в возрасте 37 лет, со светлой кожей и рыжеватыми волосами, в первый раз пережил приступ аппендицита за год до того, как мы познакомились. Лечение касторовым маслом принесло ему временное облегчение. После этого он, конечно же, плохо себя чувствовал, и ему предложили удалить аппендикс. Не нужно винить врачей старой школы за то, что они дают такие советы. Они не могут вылечить это заболевание. С их точки зрения, операция — это логичная и необходимая мера.

Второй приступ случился у него несколько месяцев спустя. На этот раз больным занимался гомеопат с хорошей репутацией. Его лечение, разумеется, было успешнее, чем у его предшественника, но результат все же получился неудовлетворительный, и ловко владевший скальпелем доктор посоветовал ему сделать операцию в промежутке между приступами. Я уже сталкивался с подобными случаями в руках врачей, которые любят резать; по-видимому, их здравый смысл несколько затуманен. Страх перед операцией, промедление, использование временных средств и надежда в конце концов привели к тому, что те же самые пациент и доктор вновь встретились во время третьего приступа, оказавшегося тяжелее второго, в результате чего возникла острая необходимость в операции, которую требовалось сделать в период перед следующим приступом. Пациент постарался избежать этого. Наш общий знакомый направил его ко мне, и тогда у меня появилась возможность принять участие в лечении.

Он очень легко пугался и раздражался, был нервный, обидчивый, плаксивый, излишне чувствительный к свету и шуму, делал назначенные ему упражнения "от нервозности", страдал от пульсирующих головных болей в лобной области, которые ухудшались от наклонов и которые он временно облегчал с помощью бромозельцера (лекарства, состоявшего из ацетаминофена, бикарбоната натрия и лимонной кислоты и использовавшегося в конце XIX — начале XX веков. — Прим. перев.). Глубокие трещины на языке, постоянные неприятные ощущения в животе, одежда должна быть просторной. Он регулярно пил кофе и курил сигареты. Так как он полагал, что спать на правом боку — хорошая привычка, то пытался так и делать, но безуспешно, поскольку страдал от двигательного беспокойства. Он не мог уснуть из-за волнений по разным поводам; ему хотелось спать, но он не был в состоянии заснуть; мог спать, сидя в кресле. Сухая кожа. С помощью пальпации удалось определить, что аппендикс большой по размеру и чувствительный.

Какой гомеопат, даже новичок, не выберет Belladonna по указанным симптомам? Ему было дано это лекарство в двухсотой потенции утром и вечером. Чай, кофе и табак были запрещены. Не было позволено ни при каких обстоятельствах принимать любые лекарства, кроме назначенных мной. Лукавые посланники сатаны — полоскания для зубов и рта, минеральные воды и лекарства с газировкой — все это было отменено с пылкими проклятиями. Он отправился домой в свою отдаленную местность с двухнедельным запасом лекарства.

Шесть недель спустя он написал:

Всю свою жизнь мне трудно было засыпать после того, как я ложился в постель. Но если мне это удавалось, и кто-то или что-то будило меня после этого, у меня не было проблем уснуть снова. Однако в последнее время все стало происходить наоборот, и я не в состоянии читать по вечерам, а иногда даже не помню, как попал в кровать. Но в час или два ночи я просыпаюсь и обычно лежу два или три часа перед тем, как заснуть снова, а часто не могу сомкнуть глаз всю ночь. В настоящее время это мое единственное несчастье. Я уже давно не замечаю аппендикса.

Пусть скажет мне врач, пожилой или молодой, есть ли на свете более важная или с бóльшим трудом выполняемая обязанность, чем оставить назначение неизменным, когда отмечается общее улучшение и меняются симптомы? Какой соблазн в этом случае подобрать лекарство по этой новой модальности, связанной со сном! Я не стал менять лекарство, но велел больному прекратить его принимать.

Два месяца спустя он написал: "Я сплю как медвежонок в январе и чувствую себя как боевой петух в июле. Вот уже двенадцать лет я не чувствовал себя так хорошо!" На этом лечение было закончено, так как он выздоровел. Через некоторое время после этого у меня была возможность взглянуть на его язык. Трещины пропали. Он и в дальнейшем был здоров.

При внимательном прочтении этого повествования натренированный глаз бывалого последователя Ганемана заметит, что лечение таких пациентов не было нацелено на отдельно взятое заболевание аппендикса, и к этому же я хотел бы привлечь внимание молодого врача. Я старался принять во внимание всего больного, а вылечить его должен был мой предшественник. Как удачно больной избежал неминуемого заявления какого-нибудь мастера скальпеля, которое стало бы еще одним свидетельством, какой глупостью было рассчитывать на лекарственное лечение, даже гомеопатическое, при аппендиците! Пациенту не было нанесено физического ущерба. Он был излечен весь целиком, включая аппендикс.

VII. В следующем описании речь пойдет о больной, которую я консультировал вместе с д-ром Гаем Б. Стирнсом из Нью-Йорка. Ею была девочка 14 лет, у которой 5 марта 1903 года появились "спастические боли в нижней части живота, сопровождавшиеся жаром и сильной раздражительностью". Ее мать, подозревая начало месячных, дала ей одно за другим Aconitum, Belladonna, Pulsatilla и ямайский имбирь (от которого девочку вырвало) и приложила горячую грелку. Несмотря на принятые меры, пациентке стало хуже, и 8 марта они обратились за помощью к профессионалу. В тот момент у нее был пульс 104 удара и температура 101,4 °F (38,5 °С. — Прим. перев.) с двигательным беспокойством, "приступы боли в нижней части живота, которые заставляли пациентку вертеться и извиваться", острые режущие боли, улучшавшиеся от тепла и давления, склонность к кашлю, который она подавляла, поскольку он вызывал боли в животе; она часто большими глотками пила холодую воду, у нее были белый язык с красной полосой посередине и жар, приходивший волнами. Она получила Bryonia в тридцатой потенции, после чего по мере развития болезни последовали Sulphur, Calc. phos. и Chamomilla. В течение последующих десяти дней пациентке постепенно становилось хуже и у нее развилась опухоль, которая была "наиболее заметной, чувствительной и болезненной в точке Макберни (точка, расположенная над аппендиксом, по которой часто проверяют подозрение на аппендицит; была описана американским хирургом Чарльзом Макберни, 1845–1913. — Прим. перев.)". Прямая мышца живота была напряжена. Область боли, вздутие и чувствительность возрастали, сопровождаясь метеоризмом, схваткообразными болями, поносом и задержкой мочи. Пульс был примерно 120, температура от 101 до 101,4 °F (38,3–38,5 °С. — Прим. перев.). Семья теперь считала, что причиной ее состояния была сильная физическая перегрузка.

Восемнадцатого марта доктор обратился за советом. В дополнение к вышеприведенной информации мы выяснили следующие симптомы: заламывая руки и рыдая, пациентка объявила, что не может больше жить с такой болью, которую она описала как "боль от газов", говоря, что если бы ей только удалось выпустить газы, ей стало бы легче; ощущение ушиба в животе; время от времени ощущение, словно кишки связаны между собой и сдавлены. Приступы боли были дольше, чем раньше, а перерывы между ними короче. Они облегчались от выделения газа или кала. После приступов начиналось бурчание газа в животе. При болях потели голова и руки, появлялся обычно сопровождавшийся жаждой жар с желанием, чтобы ее обмахивали. Постоянно хотела, чтобы к животу была прижата грелка с горячей водой; живот чувствителен к соприкосновению с воздухом; боялась, если кто-то дотрагивался до кровати; понос с выделением небольшого количества зловонной зеленой слизи, иногда совсем жидкий и шумный, вокруг ануса и в прилежащей области кожа шелушится и красного цвета. Небольшое общее улучшение наступало от растирания живота и иногда от лежания на правой стороне и подтягивания правого бедра. Язык был красным и сухим посередине, особенно возле кончика, где было ощущение ожога. Пульс 120, температура 101,6 °F (38,7 °С. — Прим. перев.). Она совершенно не выносила слов ободрения, била свою мать, но ей требовалось, чтобы та была рядом.

Ее матери сказали, что положение серьезное, что в области аппендикса есть абсцесс, который нужно опорожнить. Она ответила:

В последнее время я потеряла трех близких родственников из-за аппендицита и операций. О каждом из них говорили, что ему нужна была операция. Каждый раз после операции ожидали благоприятного исхода. Теперь я не могу согласиться на операцию для своей дочери. Я верю в гомеопатию и буду благодарна вам, если вы будете назначать лекарства, прилагая все усилия в меру своих способностей. Если исход будет летальным, то я не стану вас в этом винить.

Одно из важных лекарств при метеоризме — Carbo vegetabilis. В его прувингах много информации об этой его особенности, но в них не упоминается аппендицита; аппендицит также, насколько мне известно, не охвачен клиническим опытом применения лекарства. Врачи, которые отрицают закон подобия, а также "гомеопат, но" кто-то иной на практике (то есть вообще не гомеопат) требуют статистики: "Скольких больных с аппендицитом вылечил Carbo vegetabilis?" Последователя Ганемана это не интересует; может статься, что Carbo vegetabilis никогда раньше не был показан у больного с аппендицитом, и, может быть, он больше никогда не будет снова показан такому больному, но давайте посмотрим, не указывают ли на него все симптомы этой больной. Обращаясь к протоколам прувингов, мы находим следующее: "Очень раздражителен, легко возбуждаем и склонен к гневу", "колики в нижней части живота с ощущением сдавливания или давления", "газы собираются то тут, то там в животе под короткими ребрами в подчревной области, вызывая ощущение сдавливания и очень медленно перемещаясь вниз в прямую кишку с ощущением жара", "вздутие живота с улучшением от выхода газов вверх или вниз", "при уменьшении боли в животе начинается бурчание", "с газами выходит кал", "даже мягкий стул выводится с трудом", "перед стулом ощущается сильное давление, при этом давление на мочевой пузырь и давление в спине (часто у женщин); с болями, напоминающими схватки при родах, и с сильным напряжением наконец выводится мягкий стул", "напряжение в прямой кишке", "раздражение ануса", "раздражение с зудом и влажность промежности ночью", "желает, чтобы его обмахивали, требует больше воздуха", "жар и потение смешаны", "последствия подъема тяжестей".

Мы стали давать Carbo veg. в двухсотой потенции в воде каждые два часа, пока пациентка не спала. Облегчение почувствовалось почти сразу после приема первой дозы. В последующие пять дней вышло огромное количество газов, твердость, вздутость и чувствительность уменьшились; приступы боли случались с меньшей частотой, силой и длительностью; после нескольких больших водянистых зловонных выделений из кишечника иногда выходил стул, иной раз имевший форму; пациентка стала гораздо больше спать; к ней вернулся небольшой аппетит. Температура оставалась такой же, с пульсом равным 112. Двадцать четвертого марта, когда прекратилось улучшение, мы повысили потенцию лекарства, но безрезультатно. Лекарство сделало все, что было в его силах. Оно ослабило боль и болезненное состояние и укрепило природу для еще предстоявшей работы так, как это не смогло бы сделать никакое другое лекарство. Абсцесс подчинялся непреложному закону развития, который требовал, чтобы он перешел в язву на ближайшей поверхности. Но какая же это будет поверхность? Куда направится скопившийся гной? В брюшную полость? Carbo veg. помог природе создать крепкую стену для того чтобы, насколько это возможно, предотвратить эту катастрофу.

Так как пациентке стало хуже, 26 марта была проведена еще одна консультация. Симптомы были таковы. Живот был вздут газами с ощущением давления словно от какого-то твердого предмета; спастическая сжимающая боль как от скопившегося в кишечнике газа; сильное урчание, после которого выделяется зловонный газ; стул гнилостный, сопровождающийся газами, жидкий, раздражающий, безболезненный с ощущением слабости; выделение слизи из прямой кишки; желание, чтобы ее обмахивали, но не сильно, так как в этом случае у нее перехватывало дыхание; озноб, начинавшийся в ногах. Все эти симптомы были у Cinchona.

Она особенно показана после потери телесных жидкостей или слабости после тяжелых заболеваний и хорошо следует за Carbo veg. Мы давали двухсотую сотенную потенцию Cinchona в воде каждые два часа, пока пациентка бодрствовала. Она временно помогла, но после этого помогать перестала; ее роль была выполнена; пациентке опять стало хуже.

Первого апреля мы снова встретились. Изнурительная усталость и слабость, осунувшееся лицо с заостренными чертами с чувствительностью и болью в области абсцесса, острые боли со скоплением газов, невозможность лежать на левом боку из-за ощущавшейся при этом тянущей тяжести, и небольшой постоянный внутренний озноб, который ухудшался при движении, с ухудшением между 1 и 7 часами, сообщили нам, что дела не могли продолжаться так дальше, но в то же время указали нам направление следующего шага. Симптомы и история нагноения сходились, поэтому мы доверились одной дозе Silica СМ (Финке).

На следующий день рано утром мой коллега сообщил мне по телефону, что через прямую кишку вышла кварта (немного меньше 1 литра. — Прим. перев.) гноя, и пациентка ощутила голод. Он добавил: "В кратчайшее время произошли совершенно удивительные перемены".

Десятого апреля оставались лишь незначительные выделения.

Тридцать первого августа. "Ей уже много лет не было так хорошо".

Абсцессы иногда открываются и выделяют свое содержимое в кишечный канал, после чего, как хорошо известно, следует выздоровление больного, но такой исход встречается очень редко; подавляющее большинство абсцессов, захватывающих аппендикс, если в процесс никак не вмешиваться, открываются и опорожняются в брюшную полость. Я убежден, что некоторые непредвзятые и думающие читатели, познакомившись с вышеописанным течением болезни, согласятся со мной, что наука и искусство помогли природе изменить направление болезненного процесса самым выгодным образом и привели к благоприятному исходу болезни.

Эти семь вышеописанных типов течения болезни весьма характерны. Не забывая о д-ре Насмешнике, я привел здесь описания только тех больных, которых вместе со мной диагностировали другие. История болезни больного II была приведена умышленно. Больной чувствовал себя хорошо, пока был в моих руках, но ему сразу и надолго стало хуже вследствие операции, и никакие методы старой школы не могли ему помочь, а теперь, благодаря закону исцеления, он опять здоров.

Belladonna без какой-либо посторонней помощи вылечила двух из семи больных. Она также помогла еще одному из них. Bryonia одна вылечила двух больных и частично помогла третьему. В прувингах некоторых из восьми упомянутых лекарств — Belladonna, Bryonia, Carbo veg., Cinchona, Ignatia, Mercurius, Silica, Sulphur — нет прямого упоминания об аппендиксе или симптомах, относящихся к его области. Тому, кто делает назначения на основе патологии, будет не на что опереться. Определяющими факторами в выборе лекарства стали зависимость от положения, ощущения, сопутствующие симптомы и модальности (и на них всегда можно рассчитывать). Может оказаться, что ни одному из пришедшей вслед за тем сотни больных не потребуется ни одно из этих восьми лекарств. Каждого больного нужно изучать самого по себе, в отдельности.

Один аллопат — пожалуй, громче всех высказывающийся по поводу удаления аппендикса, — опубликовал для врачей справки о выздоровлениях "без осложнений", выданные после операций, которые он сделал сам. По-видимому, одна больная (г-жа N.) осталась незамеченной им, или по какой-то причине не могла быть указана в его публикации. Операция была сделана ей более шести лет назад, и с тех пор и до недавнего времени, то есть пока она не получила от меня гомеопатические лекарства, она не могла избавиться от болей в области подвздошной и слепой кишок. Первоначальная картина заболевания (по ее воспоминаниям) была такова: кроме аппендицита, у нее были острые режущие боли в области подвздошной и слепой кишок, которые ухудшались от движения и улучшались в положении лежа на больном боку; запор без позывов на стул; стул большой, твердый и сухой; жажда больших количеств холодной воды; прилив крови к лицу и нетерпеливость. Я назначил ей лекарство, которое ей должны были дать уже тогда, и оно излечило ее от результатов операции и всех симптомов аппендицита. Конечно же, любой начинающий студент-гомеопат, который прочел вышеупомянутое, знает, что нужным лекарством была Bryonia. В то же время, разумеется, ни один незнакомый с гомеопатией врач не знает, что лекарство для этой пациентки — Bryonia. Но история на этом не заканчивается. Осталось сообщить, что я обнаружил у нее эндокардит и ретроверсию без спаек. Были ли они у нее шесть лет назад или нет, мне неизвестно. Пациентка говорит, что были. Может быть, они не имеют никакого отношения к аппендициту или удалению аппендикса, но я хотел бы подчеркнуть, что, конечно же, студент-гомеопат, на которого я только что ссылался, знает по симптомам, что Bryonia должна была помочь пациентке и с этими дополнительными болезнями (как и при аппендиците), и делает это и сейчас, и опять же, этого не знают никакие другие врачи.

Д-р Насмешник, не могли бы вы мне сказать, почему все эти пациенты, которым требуется Bryonia, предпочитали лежать на больном боку? Будете ли вы обращать внимание на это показание? И какое, вообще говоря, это имеет отношение к аппендициту? Вы не сможете этого сказать. Этого не сможет сказать никто. Для гомеопатического лечения этого не нужно знать. Поймите, однако, что добросовестное наблюдение именно таких странных фактов во время испытания лекарств на здоровых добровольцах наряду с такой же добросовестностью и умением выяснять наличие такого рода симптомов у больных людей, а также лечение больных лекарствами по принципу подобия, и приводит к получению наших самых лучших результатов.

Должно быть излишним, хотя таковым и не является, замечание, которое нужно приводить практически в каждой главе, что не существует и никогда не будет существовать, просто не может существовать лекарства "от" аппендицита или от любой другой болезни, которая случается с человеческим телом, даже от скарлатины. Великий естественный Закон исцеления требует применять лекарство, симптомы которого, вызванные этим лекарством у здоровых добровольцев, подобны всем симптомам больного, причем симптомы, используемые для диагностики заболевания, являются наименее важными из них. Когда найдено такое подобное лекарство, то это лекарство для больного, который заболел упомянутым заболеванием.

Наиболее трудная задача, возложенная на гомеопата, это провести должным образом "обнаружение" картины болезни. Ганеман дает исчерпывающие инструкции того, как это нужно делать, в параграфах 83–99 своего "Органона". Когда эта часть работы будет закончена, лекарство иногда становится сразу же понятным тому, кто достаточно хорошо знаком с чистой Материей медикой. Иногда оно не очевидно. Может быть, читателю будет интересно узнать, что при выборе лекарства для больного, включая больных аппендицитом, я обращаюсь ко второму разделу ("Местоположение") репертория Беннингхаузена издания Штапфа, к нижеследующим рубрикам на стр. 64–65. Книга была дополнена клиническими отметками, взятыми из собственной книги Беннингхаузена (той, которую использовал он сам) и из копии, которой пользовался Геринг. В этом издании приведены названия следующих лекарств, выделенных соответствующими шрифтами, с небольшой перестановкой и поправками.

По сторонам живота: A g a r., А l u m i n а, Ambra, Amm. c., Amm. mur., Anacar., A n g., Ant. cr., A r n., A r s e n., ASAF., A s a r., A u r., B a r y t., B e l l., Bism., Borax, B r y., С a l a d., C a l c., Camph., Can. sat., C a n t h., C a p s., Carbo an., CARBO V., С a u s t., C h a m., Chel., CINCHONA, Cina, С l e m., С о с с u l., С о f f., Colch., Coloc., C r o c., Cycl., D i g., D г о s., Dulc., E u p h о r., Fer. met., Graph., Guaiac., Helleb., Hep., H у о s., I g n a t., Iod., I p e c., Kali с., К г e о s., Lauroc., Led., Lyc., M a g n e s.  c., M a g n e s.  m., Mang., M a r., M e n y., M e r c., Mez., Mosch., Mur. ac., Natr. c., N a t r.  m., Nitr., Nitr. ac., Nux mos., Nux vom., Olean., Opium, P a r., P e t r., P h о s., P l at., Plumb., Puls., R a n.  b., R a n.  s c., R h e u m, R h o d., R h u s  t., R u t a, S a b a d., Sabina, Samb., Sarsap., Secale, Seneg., S e p., Sil., S p i g., Spong., Stan., Staph., Stront., Sulph., T A R A X., Thuja, Valer., Viola tri., Zinc.

Нижняя часть живота: Agar., Alumina, Ambra, Amm. c., Amm. m., A n a c., A n g., Ant. cr., A n t. t., A r g., Arn., Ars., A s a f., A s a r., Aur., Baryt., BELL., Bism., Borax, Bov., В r y., Calad., Calc., C a m p h., Can. sat., C a n t h., Caps., Carbo an., CARBO V., Caust., Cham., C h e l., Cinchona, Cicuta, Cina, Clem., C o c c u l., Coff., Colch., C o l o c., C o n i., Crocus, Cupr., C y c l., Dig., Dros., Dulc., Euphor., Euphras., Fer. met., Graph., Guaiac., Helleb., Hepar., Н у o s c., Ign., Iod., Kali c., L a u r o., Led., LYC., Magnes. c., M a g n e s. m., Mang., Mar., Menyan., Merc., M e z., Mosch., Natr. c., Natr. mur., Nitr., Nitr. ac., Nux mos., Nux vom., Oleand., Par., Phos., P h о s.  a c., Plat., Plumb., Puls., RAN. BUL., Rheum, Rhod., R h u s t o x., Ruta, Sabad., S a b i., Samb., Sarsap., SCILL., Seneg., SEP., SIL., Spig., S p o n g., Stann., Staph., S t r o n t., S u l p h., S u l p h.  ас., Тагах., Thuja, V a l e r., Veratr. al., Viola tri., Z i n c.

Нужно учесть рубрику "Прилив крови к отдельным частям тела" на стр. 137 в том же репертории:

ACON., Alum., Ambra, A m m. c., Amm. m., Ant. cr., Arn., A s a f., Aur., B a r., BELL., Borax, Bov., Bry., Calc., Camph., Can. sat., Canth., C a r b o  an., Carbo v., Caust., Cham., Chel., CINCHONA, Clem., Coccul., C o f f., Coloc., Coni., C r o c., C u p r., C y c l., Dig., Dulc., FER. MET., G r a p h., Guaiac., Helleb., H e p., Hyosc., Ign., Iod., K a l i  c., Lach., L a u r o., Led., Lyc., Magn. c., Magn. m., Mang., M e r c., Mez., M o s c h., N a t r.  c., Natr. mur., Nitr., Nitr. ac., Nux mos.. NUX V., Opium, Petr., Phos., Phosph. ac., Plat., P l u m b., PULS., Ran. bul., Rhod., Rhus t., Sabina, Samb., Scill., Secale, Senega, Sep., Sil., Spig., Spong., Staph., Stram., SULPH., Sulph. ас., Таrах., T h u j a, V a l e r., V e r a t.  a l., Viola оd.

Указатель значимости

Первая степень, самая низкая
Ambra в первой рубрике
В т о р а я
А l u m i n а  " — "
Третья
Canth. " — "
Ч е т в е р т а я
C o c c u l.  " — "
ПЯТАЯ
CARBO V.  " — "
Ш Е С Т А Я
T A R A X.  " — "

Если лекарство не удается определить быстро (после внимательного изучения этих рубрик с учетом остальной информации, полученной у больного), что в большой степени зависит от того, насколько хорошо врач знает Материю медику, то возникает необходимость обратиться к дополнительным рубрикам. Их можно выбрать среди "Ощущений" в разделе 3 того же репертория — ощущение жжения, ломоты, хруст, спазм, тянущие ощущения, тупая боль, ощущение падения, сдавливания, давления, пульсация, вздутие, дрожь, ощущение поворота или вращения, какие-либо другие ощущения. В очень трудных случаях нужно добавить все особенности озноба, жара и потения из раздела 5, а модальности времени и сопутствующих обстоятельств из раздела 6.

Эта работа не так значительна, как кажется. Она занимает меньше времени, чем установление сложного диагноза болезни. Методом исключения можно сократить количество лекарств-кандидатов до сравнительно небольшого числа. После этого наступает время изучить Материю медику, не забывая и о тех новых лекарствах, которые еще не представлены в репертории, но могут иметь отношение к больному, и сделать окончательный выбор лекарства. Надеюсь, что ветеран из числа последователей Ганемана снисходительно отнесется к этому подробному отступлению, необходимому для новичков.

КРАТКИЕ ПОКАЗАНИЯ К ПРИМЕНЕНИЮ ЛЕКАРСТВ

Belladonna. Жар и распирание; колики в области подвздошной и слепой кишок; непереносимость даже слабого прикосновения; лежит на спине с подтянутыми вверх коленями; приступы наступают быстро, очень сильны и быстро проходят.

Bryonia. Острая колющая боль. Хуже от движения, лучше в положении лежа на больном боку. Испытывает жажду.

Carbo veg. Пациент раздражителен, страдает метеоризмом; ощущения сдавливания и давления в нижней части живота; живот вздут, улучшение от выхода газа вверх или вниз; болезненность с зудом и влажностью промежности по ночам; желает, чтобы его обмахивали.

Chamomilla. Пациент не в духе, злой; прилив крови к лицу; испытывает жажду.

Cinchona. Живот сильно вздут газами; давление как от твердого предмета; спастические сжимающие боли как от скопившегося газа. Хорошо предшествует Carbo veg. или следует за ним. Очень полезен после длительной болезни или потери жидкостей организма.

Ignatia. Колики, боли сначала режущие, а затем колющие, с одной или обеих сторон живота. Настороженные, нервные, полные опасений, зажатые, трясущиеся пациенты, которые сильно страдают одновременно психически и физически; состояние ухудшается от кофе.

Lachesis. Живот чувствителен к прикосновениям; вздутие в области подвздошной и слепой кишок; болезненная тугоподвижность в районе от крестца до бедер; пациент вынужден лежать на спине с согнутыми ногами. Температура поднимается после 15 часов. Пациенту хуже после сна.

Lycopodium. Спастические сокращения в животе; скопление газов; в животе давление вверх и вниз с ощущением полноты, урчанием и шумами.

Mercurius vivus. В положении лежа на правом боку в кишечнике ощущение ушиба; живот напряжен, твердый, вздутый, чувствительный; область подвздошной и слепой кишки болезненна.

Silica. Зреющий абсцесс; зябкость; чувствительность; боль; скопившиеся газы.

Sulphur. Иногда требуется по причине горячей макушки, вишнево-красных губ, голода в 11 часов, поноса ранним утром, жжения в стопах в постели ночью или других основных общих особенностей.

Желчнокаменная болезнь Желчнокаменная болезнь   оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Геморрой Геморрой