Д-р Дональд М. Фубистер (Англия)

Дональд Фубистер

Конституциональные типы. Оценка этой концепции
в отношении гомеопатического назначения


The British Homœpathic Journal, April 1969; 58 (4): 77–81

Перевод Елены Лев (Москва)
Фубистер Дональд Макдональд (1902—1988) — британский гомеопат, учился гомеопатии в Лондонском Королевском гомеопатическом госпитале под руководством д-ров Маргарет Тайлер и Дугласа Боленда, в 1956 г. был назначен педиатром-консультантом в госпитале. В 1960 г. декан, в 1970—72 гг. президент Британского факультета гомеопатии. Известность получил исследованием и введением в практику ракового нозода (Carcinosinum).

Оригинал здесь






ДОКЛАД, ПРОЧИТАННЫЙ ФАКУЛЬТЕТУ ГОМЕОПАТИИ 28 НОЯБРЯ 1968 Г.


Ганеман заметил, что когда по симптомам, которые он называл телесными, была показана Pulsatilla, особенно хорошего эффекта можно было ожидать, если с момента начала болезни происходили определенные психические и эмоциональные изменения, и описал тип пациента, у которого могут развиться такие изменения1. Он также отметил, что когда назначалась Nux vomica, она оказывала особенно благотворное влияние на определенные типы пациентов2. Впоследствии было обнаружено, что таким образом действуют и другие лекарства, в их числе Arsenicum alb., Calc. carb., Sepia. То есть было обнаружено, что некоторые лекарства, используемые в гомеопатической практике, особенно хорошо действует на определенные типы или, скорее, группы людей, когда присутствуют и другие показания. Эти препараты, многогранные в отношении к человеческим типам, встречаются почти исключительно среди полихрестов, и по этой причине, хотя их сравнительно немного, они важны вне зависимости от их количества.

При обучении Материи медике полихрестам, в том числе связанным с конституциональными типами, уделяется большое внимание, и может создасться ложное впечатление, что для лечения хронического заболевания пациент должен быть "типизирован", и подходящим средством окажется то, что относится к его типу. Например, Кент идет гораздо дальше Ганемана в отношении Pulsatilla3. Он пишет:

Пациентка Pulsatilla интересна, ее можно найти в любом доме, где много молодых девушек. Она плаксива, полнокровна, и вряд ли ее можно назвать больной из-за ее внешности, однако она очень нервна, суетлива, переменчива, легко управляема и легко внушаема. Хотя она кроткая, нежная и плаксивая, все же она удивительно раздражительна, не в смысле сварливости, но легко раздражается, чрезвычайно обидчива, всегда чувствует себя отвергнутой или боится, что ее отвергнут; чувствительна ко всякому социальному влиянию; меланхолия, печаль, плач, отчаяние, религиозное отчаяние. Фанатична, полна идей и капризов, обладает богатым воображением, чрезвычайно возбудима. Она воображает, что отношения с противоположным полом опасны, т. е. в ее понимании опасно делать определенные вещи, прочно укоренившиеся себя в человеческом обществе как полезные для человеческого рода. Эти фантазии относятся как к еде, так и к мышлению. Она воображает что молоко пить вредно, поэтому не пьет его. Она воображает, что некоторые продукты питания вредны для людей. Отвращение к браку является выдающимся симптомом.

В своей лекции о Sulphur4 Кент говорит:

Пациент Sulphur — тощий, голодный, страдающий диспепсией субъект с округлыми плечами, однако очень часто Sulphur дают полным сытым людям.

Он продолжает:

Есть еще один класс пациентов, у которых мы видим наглядные проявления Sulphur: грязные иссохшие люди с красным лицом. Кажется, что кожа легко подвержена влиянию атмосферы. Лицо становится красным от нахождения на воздухе как в очень холодную, так и в сырую погоду. У них тонкая нежная кожа, которая краснеет при малейшем поводе, всегда красная и грязная, независимо от того, как часто он моется. Если это ребенок, мать должна часто умывать его лицо, но оно всегда выглядит так, как будто было вымыто небрежно.

Затем Кент цитирует Геринга, который описал пациента Sulphur как оборванного философа, и дает другую картину типов Sulphur.

Д-р Тайлер5 пишет:

Крайне важно правильно понимать Sepia, одно из наших самых важных средств в хронических болезнях...

Мне говорили, что д-р Гибсон Миллер, великий гомеопат, часто повторял, что если бы ему было позволено иметь только один препарат, то он выбрал бы Sepia. Когда одной ее дозе давали действовать в течение нескольких месяцев, она совершала чудесные излечения зоба, сумасшествия, ревматоидного артрита и т. д.

Теперь о том, как определить Sepia.

Сепия была названа "лекарством прачек", и не без основания. Представьте ее — болезненную уставшую многодетную мать в постирочный день. Она сильно потеет, в подмышках льет пот. Она не может находиться взаперти из-за жары и духоты, которые делают ее слабой, но холодный ветер, который врывается в отворенное окно, почти невыносим. У нее ужасно болит спина. Она хочет давить на нее, чтобы ее поддерживать (Nat. mur.). Она чувствует, что должна сесть или скрестить ноги, поскольку все ее внутренности словно тянет вниз, и они выходят из нее. Она должна сесть, чтобы удержать их (Lil. tig.).

Ее беспокойство о детях больше, чем она может вынести. Малыш Chamomilla хочет, чтобы его носили, он плачет и кричит. Младшие дети ссорятся и выцарапывают друг другу глаза. И когда ее шестилетний ребенок начинает барабанить ложкой по жестяной кастрюле, у нее заканчивается терпение. Она хватает кастрюлю, швыряет ее в сторону и шлепает маленького сына, что отнюдь не улучшает ситуацию. Он уныло воет, а ей все равно. О, как она хочет убежать, оставить все это и немного успокоиться. Голова болит. Боль сегодня левосторонняя; в прошлый раз она была справа, как она смутно помнит. Она такая дерганая и нервная, что ей приходится держаться за край умывальника, чтобы не закричать. Если бы только она могла уйти от всего и всех, прилечь в одиночестве в темноте и закрыть глаза! Входит муж, а она не улыбается ему. Ничего, кроме тупого безразличия, усталости и страдания. Он должен оставить ее в покое. Она должна делать свою работу. Опущение, опущение всюду. Все ее тело тянет книзу, внутрь и наружу. Вены — геморрой, все застаивается и тянет ее вниз. Даже веки у нее слишком тяжелые, чтобы их удерживать. Если бы только она могла лечь и закрыть их. Она знает, что даже десять минут сна сделают ее новой женщиной. Но есть мыльная пена, пар и духота, кошмар ее беспокойных детей с их шумом и беспокойством. Сон — это не для нее. Подкрадывается ее крошка Pulsatilla: "Я могу тебе помочь, мамочка?", но она отталкивает ее от себя. Девчушка, плача, отходит, а мать чувствует, что ей безразличны ее слезы. Готовится обед, и от запаха готовящейся еды она чувствует себя смертельно больной. Дети голодны, и ее муж ждет обеда. Ей это безразлично. Пусть подождут. Она или раздражена, или апатична. Он печально смотрит на нее. Ее унылое лицо утратило свой румянец, свои приятные черты. Коричневые полосы или пятна на лбу, переносице и скулах. Она была яркой и красивой девушкой, когда он женился на ней, а теперь она Sepia.

Понятно, что такие описания могут ввести в заблуждение тех, кто не полностью обучен гомеопатическому назначению лекарств.

Хотя такие "клинические образы", как определил их Кент, необходимы для введения в Материю медику, он подчеркнул, что единственный способ понять суть лекарства — читать и перечитывать прувинги. Следует также помнить, что у некоторых полихрестов не была обнаружена связь с человеческими типами, например, Rhus tox. и Bryonia, не говоря уже о сотнях других средств, не являющихся полихрестами.

Таким образом, не все пациенты могут быть отнесены к общепризнанным типам, и несомненно будет неправильным вписывать пациента в тип, к которому он не принадлежит. Существует также опасность, что назначение неправильного препарата в этой категории, особенно высокой его потенции, может оказать определенное воздействие, поскольку полихресты оказывают широкое влияние на человека. Результаты могут оказаться достаточно хорошими, чтобы поддерживать практику подгонки к типам или втискивания в них пациентов как необходимого предварительного условия для конституционального назначения препарата.

Тот факт, что любой человек может быть вписан в тот или иной тип, на самом деле не означает, что средство для этого типа подойдет ему на все времена. Если бы вы взяли достаточное количество совершенно здоровых спортсменов, там были бы представители каждого признанного типа, и много тех, кто не мог быть вписан ни в один из известных типов.

Затем, подумайте, что может произойти, если человек, который ранее имел отличное здоровье, независимо от того, принадлежит ли он к признанному типу или нет, заболел. Возьмите сначала острые состояния, например, первичную пневмонию. Симптомы, общие для этого заболевания, имеют наименьшее значение при назначении гомеопатических препаратов. Именно индивидуальные симптомы, отражающие реакцию пациента на болезнь, имеют почти исключительное значение при выборе лекарства, такие как особенности дебюта заболевания, психические и физические изменения, произошедшие с момента начала пневмонии, модальности симптомов. Один пациент раздражителен, пьет большими глотками и не любит, чтобы его беспокоили или трогали. Он может лежать на больном боку, стараясь не шевелиться, так как движение усиливает боль. Другой напуган и беспокоен, ухудшение после полуночи, ему хочется пить теплые жидкости. Bryonia способна вызвать у здорового комплекс симптомов, подобных тем, которые имеются у первого пациента, а Arsenicum alb. — у второго. Гомеопатическое лечение состояло бы в том, чтобы дать первому пациенту Bryonia, а второму Arsenicum alb. Другими словами, увидев паттерн ответа, отраженный в индивидуальных симптомах, которые нельзя объяснить с точки зрения патологии, назначают подходящий индивидуальный стимул, о котором известно, что тот способен вызвать такую реакцию.

Этот подход применим и к другим острым состояниям, хотя некоторые острые болезни требуют практически специфического лекарства, например, Arnica montana для травматического шока или Ignatia для острой печали. Ограниченное количество лекарственных средств охватывает подавляющее большинство пациентов, страдающих от некоторых острых заболеваний, например, Drosera, Coccus cacti, Kali carb. при лечении коклюша, по той, вероятно, причине, что существует тенденция реагировать ограниченным числом способов на определенный раздражитель. Неважно, какого типа, известного или неизвестного, пациент мог быть до начала острого заболевания; назначение препарата основывается на недавно развившихся симптомах. В общем, лучше избегать конституционального лекарства, ранее связанного с пациентом, за некоторыми исключениями, относящимися к выздоровлению или к подострой стадии, но только если на него указывают симптомы.

Теперь рассмотрим ранее здорового человека, у которого развивается хроническое заболевание. Хотя пациентка Sepia д-ра Тайлер была вымышленным персонажем, предназначенным для описания типа Sepia или группы пациентов, которые, как было установлено опытом, хорошо реагируют на Sepia, она хорошо иллюстрирует ценность знания о типах, чувствительных к лекарствам. Д-р Тайлер не сказала, могла ли быть пациентка ранее отнесена к одному из известных типов, или нет. Это на самом деле не имеет значения. Речь шла о том, что совокупность имеющихся симптомов охватывалась Sepia, и пациент мог быть признан принадлежащим к группе лиц, которые особенно хорошо реагируют на Sepia. Если симптомы пациента охватываются Sepia, а пациент не может быть помещен в группу Sepia, последняя все равно будет правильным лекарством. Когда я начал практиковать гомеопатию, я был озадачен, столкнувшись с молодой женщиной, страдавшей хроническим синуситом; Sepia полностью покрывала ее симптомы, однако пациентка никак не вписывалась в описание Sepia, что я в то время ошибочно считал необходимым условием для назначения Sepia в хронических состояниях. Однако Sepia вылечила пациентку. (Ганеман не упоминал о конституциональном назначении в "Хронических болезнях".) Учение Ганемана о том, как работать с пациентом6, было очень кратко изложено Беннингхаузеном, и в такой же максимально краткой форме ее преподавал Геринг, обычно иллюстрировавший на доске всем известным рисунком информацию, необходимую для гомеопатического назначения, а именно: вовлеченные ткани, ощущения, модальности и сопутствующие факторы. На первый взгляд это может показаться диаметрально противоположным учению Кента о том, что сначала рассматриваются общие симптомы, а потом частные, но если вспомнить, что под сопутствующими факторами подразумеваются психические и общие симптомы, причем особое значение придается недавним изменениям, то станет очевидно, что совокупность симптомов может быть получена с помощью любого из этих подходов. Некоторые случаи, как правило, рассматривают с помощью одного метода, некоторые — другого.

Иногда не имеется четких показаний к назначению препарата у ранее здоровых пациентов, у которых развилось хроническое заболевание. В этих обстоятельствах, или когда кажущиеся показанными лекарства не дают удовлетворительных результатов, и дебют болезни связан с какой-то острой болезнью, подходящий нозод или другое лекарство, имеющее отношение к дебюту болезни, могут принести пользу. Далеко не всегда сделать назначение таким образом просто. Например, женщина может постоянно плохо себя чувствовать после родов. Нам приходится решать, должно ли назначение быть основано на физической травме, воздействии лекарств, включая анестетики, эмоциональных расстройствах и т. д. Однако нет никаких сомнений в том, что иногда результаты применения такого подхода могут быть весьма впечатляющими7. Это означает, что в той или иной мере препарат эффективно справился с недавними изменениями. Тип пациента до болезни, независимо от того, принадлежит ли он к одной из признанных групп или нет, по-видимому, не имеет никакой практической ценности при выборе лекарства.

Некоторые пациенты, по-видимому, могут быть отнесены к одному из типов, насколько это может быть установлено их прошлой истории. Хотя все типы имеют тенденцию изменяться в ответ на острое заболевание, хроническое заболевание может встречаться у таких пациентов без изменения типа, и вся клиническая картина, включая недавно развившийся симптомокомплекс, также покрывается лекарством данного типа.

Женщина 45 лет жаловалась на мигрень продолжительностью в 20 лет. Насколько я мог судить, всю свою жизнь она принадлежала к типу Sepia, и головные боли также покрывались Sepia. Пациентка была почти полностью избавлена от головных болей после лечения Sepia, которую давали через большие промежутки времени. Доза Carcinosinum, который дополняет Sepia, завершила лечение.

С другой стороны, есть свидетельства в пользу того, что большинство, если не все люди, склонны менять свой конституциональный тип. Помимо наследственных и, если угодно, кармических и внеземных влияний, развивающийся эмбрион подвергается многим потенциальным опасностям, включая травмы, инфекции, медикаменты и радиацию. При рождении также бывают травмы, могут влиять анестетики и эмоциональные расстройства, когда речь заходит об очень тесной связи между матерью и младенцем. Существует вероятность конституциональных изменений от одного или нескольких из этих влияний.

Конституциональные изменения после различных инфекций обсуждаются Кентом в его лекции о Baryta carb.8 Он говорит:

Когда ребенок переносит почти каждую болезнь, корь, скарлатину, свинку или даже тяжелую простуду, или приступ малярии, развитие прекращается и возникает карликовость — состояние, в котором он не родился, а которое приобрел.

Пациентка Sepia д-ра Тайлер представляет собой довольно распространенный способ изменения конституции в ответ на стресс, вызванный многочисленными беременностями и воспитанием маленьких детей. Еще один пример факта смены конституций заключается в том, что некоторые лекарства чаще требуются на определенных этапах жизни: в детстве, в период полового созревания, в период менопаузы и в пожилом возрасте. Д-р Боленд написал брошюру "Детские типы"9, хотя он прекрасно знал, как лечить пациентов всех возрастов.

Подведем итоги. Некоторые лекарственные препараты, применяемые в гомеопатической практике, дают особенно хорошие результаты при применении к соответствующим конституциональным типам пациентов. Многие пациенты не могут быть к таким типам отнесены.

Этих лекарств очень мало, но поскольку они встречаются почти исключительно среди полихрестов, они имеют большое практическое значение.

В изучении Материи медики воображаемые клинические картины, включая описания таких типов, играют важную роль, и это может привести к недоразумениям. Существует опасность, что не имеющие опыта будут пытаться вписывать пациентов в типы в качестве предварительного условия для назначения конституциональных препаратов.

Если охватывать всю совокупность симптомов, то почти всегда можно прийти к правильному назначению. Если в момент, когда делается назначение, пациент может быть отнесен к известным группам или типам, то это служит дополнительным подтверждением, но не является необходимым.

Конституция может изменяться с момента зачатия, и не имеет значения к какому типу (известному или неизвестному) относился пациент до начала болезни, с которой мы имеем дело.

Наконец, цитата из д-ра Дугласа Росса10:

Постоянно существующая опасность заключается в том, что поле поиска сужается до нескольких полихрестов, характеристики которых наиболее известны. Определить пациента как принадлежащего к определенной чувствительной к лекарствам группе — не означает, что он нуждается в этом лекарстве в данный момент. Совокупность симптомов, а точнее, отклонение от привычного способа реагирования на окружающую среду, определяет выбор.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Hahnemann S. Materia Medica Pura, 345.
2 Hahnemann S. Ibid., 223.
3 Kent J. Lectures on Homœopathic Materia Medica, 4th Ed., 815.
4 Kent J. Ibid., 918.
5 Tyler, M. Homœopathic Drug Pictures, 713.
6 Hahnemann S. Organon of Medicine, 6th Ed., 172 et seq.
7 Foubister DM. The significance of past history in homœopathic prescribing. Br Hom J, April 1963.
8 Kent JT. Lectures on Homœopathic Materia Medica, 196.
9 Borland DM. Children's Types.
10 Ross TD. Homœopathy, May 1936.


Читайте также