Д-р Энтони Кэмпбелл (Англия)

Энтони Кэмпбелл

Концепция конституции в гомеопатии

The British Homœpathic Journal, 1981; 70 (4): 183–88

Перевод Зои Дымент (Минск)
Кэмпбелл Энтони — английский гомеопат, в течение 21 года был консультантом в Лондонском Королевском гомеопатическом госпитале, редактировал "Британский гомеопатический журнал". Автор книги "Гомеопатия в перспективе" (2008), руководств по иглорефлексотерапии и книг на немедицинские темы.

Оригинал можно скачать здесь




Введение

До недавнего времени по крайней мере в нашей стране было принято говорить о гомеопатическом подходе к хронической болезни в основном с точки зрения "конституции". Новички в этой теме часто находили идею конституции трудной для понимания, но это обычно не мешало ее сторонникам настаивать на ее фундаментальной важности.

Общепринятая версия конституциональной идеи следующая. При выборе лекарства для лечения хронической болезни врач должен стремиться к идентификации определенных физических характеристик и предрасположенностей пациента и затем должен сопоставить их с "лекарственной картиной" (обычно полихреста). Это и будет "конституциональным лекарством" пациента, которое дается в высокой потенции в одной (или "одной разделенной") дозе.

В последние годы было много дискуссий по поводу понятия конституции: можно ли ее установить объективно, увидят ли другие врачи в данном индивиде ту же самую конституциональную картину, и так далее. Некоторые гомеопаты полагают, что эти вопросы следует изучать с помощью вопросников для оценки личного профиля и им подобного. Мне кажется, однако, что прежде чем приступать к разработке научно-исследовательских проектов такого рода, мы должны вначале задать себе несколько гораздо более простых и фундаментальных вопросов:

  1. Как попала идея о конституции в гомеопатию?
  2. Является ли эта идея в действительности центральной в гомеопатии, во что, вероятно, верят многие современные гомеопаты?
  3. Является ли эта идея логически последовательной?

В этой статье я попытаюсь ответить на эти вопросы. Я должен подчеркнуть в самом начале, что то, о чем я буду говорить, относится к понятию конституции в гомеопатии. Идея о конституции имеет, конечно, очень долгую историю вне гомеопатии, она восходит по крайней мере к Аристотелю, а не так давно были разработаны различные типологические схемы, такие как у Шелдона и Юнга. Их обсуждение было бы слишком долгим и не пролило бы достаточно света на особенный характер этой проблемы в гомеопатии.

История конституции в гомеопатии

Термин "конституция" используется гомеопатами по меньшей мере в двух контекстах. Он используется в патологическом контексте при обращении к теории миазмов и другим попыткам объяснить хроническое заболевание и в фармакологическом контексте при ссылке на "лекарственные картины" Кента и его учеников. В последнее время в использовании двух этих контекстов произошла путаница, так что нынешнее представление о конституции — туманное смешение одного и другого. Ниже я рассмотрю их по отдельности.

Конституциональные схемы, основанные на патологии

Фон Грауфогль. Основой для большей части ранних дискуссий о гомеопатической конституции была миазматическая теория Ганемана. Однако сам Ганеман не использует термин "конституция" в этом (или в каком-либо другом) контексте, и в сущности рассматривает миазмы как приобретенные, а не врожденные, поэтому они не могут считаться конституциональными в истинном смысле этого слова.

Подлинная конституциональная теория, однако, была выдвинута немного позже немецким гомеопатом фон Грауфоглем, чей "Учебник гомеопатии" был опубликован в 1865 году1. Схемы фон Грауфогля были основаны на идеях патологии, которые тогда только стали входить в моду, и он придерживался "современного" взгляда, что учения "физиологической школы, которую обычно называли аллопатией", были полезными и необходимыми, и что гомеопатия и аллопатия не были несовместимыми, но в действительности дополняли друг друга. Эта широта взглядов вызвала бы неугасимую вражду к нему у Ганемана, если бы Мастер дожил до того времени (Грауфогль тем не менее был твердым сторонником высоких потенций).

Схема фон Грауфогля основана на классификации по трем категориям, а именно:

  1. Гидрогеноид — характеризуется избытком в тканях водорода и, следовательно, воды.
  2. Оксигеноид — характеризуется избытком кислорода.
  3. Карбонитрогеноид — характеризуется избытком углерода и азота.

Гидрогеноидная конституция примерно соответствует сикозу Ганемана, оксигеноидная — сифилису, и карбонитрогеноидная — псоре. Удивительно, что фон Грауфогль считает гидрогеноидную конституцию (а не карбонитрогеноидную, как можно было ожидать) в качестве наиболее важной из всех трех, и большинство его рассуждений касается именно ее.

Ключ к распознаванию гидрогеноидной конституции — ее модальности. Гидрогеноидный пациент чувствует себя хуже в холодную или сырую погоду или живя рядом с водой. Основное средство, подходящее в этих случаях, — Natrum sulphuricum, хотя многие другие лекарства также могут быть показаны. Кларк приводит большое количество иллюстративных случаев из сочинений фон Грауфогля и его российского ученика Боянуса.

Пациенты оксигеноидной конституции имеют недостаточный вес и любят жирную и углеводистую пищу, потому что, в соответствии с фон Грауфоглем, эти вещества окисляются медленно. Таким пациентам хуже перед бурей, а также перед ветреной погодой и во время нее, и лучше, когда начинаются дождь или снег "и восстанавливается электрическое равновесие". Существенной особенностью, по-видимому, является концентрация атмосферного озона, и основным лекарством является Kali iodatum, "поскольку он поглощает весь озон". Как ни странно, ни фон Грауфогль, ни Боянус не приводят каких-либо примеров этой конституции.

Карбонитрогеноидная конституция характеризуется недостаточной оксигенацией, что приводит к увеличению подверженности болезням и "извращенному питанию". Общие симптомы: "Дыхание частое и неглубокое, одышка, частый пульс, кровь заполнена меланотическими [так в оригинале] клеточками. Запор или понос, вздутие живота, проблемы с мочевым пузырем, подагрические головные боли, подагрический отек, головокружение, атаксия, притупление в голове, сонливость, зевота, ипохондрия, раздражительность и чрезвычайная нетерпимость". Этим пациентам хуже от отдыха, сексуальных излишеств, при частном кормлении грудью, недостатке воздуха, огорчении и потере крови или кровопускании. Главное средство — озон или озонированная вода, а также ряд гомеопатических лекарств, которые, как считается, "облегчают химическое расщепление углеводородов и выделение кислорода в сердцевину тканей".

Как вы видите из этого наброска, схемы фон Грауфогля являются ранней попытой внедрить патологию и биохимию в гомеопатию. Поскольку идеи, на которых эти схемы основаны, сегодня преданы забвению, такая классификация представляет в лучшем случае лишь антикварный интерес, но ее отголоски часто можно обнаружить в трудах более поздних гомеопатов.

Геринг. Миазматическая теория Ганемана была существенно расширена в Америке Константином Герингом. Геринг сделал два нововведения: во-первых, он значительно расширил концепцию миазмов, включая в нее остаточные явления практически любой болезни, и, во-вторых, его авторитет способствовал упрочению изопатии. Если пациент говорит, что он "никогда хорошо себя не чувствовал с тех пор, как…", отмечая конкретный эпизод заболевания, мы можем, по словам Геринга, предположить, что он страдает от "миазма" этой болезни, и дать ему гомеопатический препарат, приготовленный из продукта данного заболевания. Так, Геринг выступал за искоренение вшей путем кормления их потенцированными вшами (как этот экстракт назначать, точно указано не было) и советовал фермерам уничтожать сорняки посредством потенцированного разведения семян этих сорняков2, а некоторые из его современников выдвигали еще более экстраординарные идеи. Из такого направления мысли вытекает идея лечения "туберкулезной конституции" с помощью Tuberculinum, гонорейной (сикотической) конституции — с помощью Medorrhinum, и так далее. В двух упомянутых мной примерах "порча", как предполагается, наследственная, и поэтому по-настоящему "конституциональная", но эта запутанная концепция применяется также к приобретенным заболеваниям, таким как корь и коклюш.

Конституциональные схемы, основанные на фармакологии

Как известно, Ганеман, подобно Парацельсу, отвергал в теории (хотя и не всегда на практике) идею маркировки болезней в соответствии с их патологией и вместо этого настаивал на рассмотрении случая как индивидуального. Такое отношение вполне естественно приводит к мнению, что пациенты могут быть классифицированы, но не по болезни, от которой они страдают, а в соответствии с гомеопатическим лекарством, которое им требуется. Таким образом, вместо того чтобы говорить о случае долевой пневмонии, можно говорить о случае Bryonia или случае Lycopodium. (Заметим попутно, что это является полной противоположностью собственной теории миазмов Ганемана, которая является по существу патологической.)

Ганеман также сделал еще одно наблюдение, которое имело глубокие последствия для будущих поколений гомеопатов. Он отметил, что Nux vomica особенно хорошо подходит очень тревожным, вспыльчивым или яростным людям, или злонамеренным, свирепым, легко раздражающимся. Pulsatilla, с другой стороны, особенно подходит робким, тревожным людям, склонным к плаксивости, мягким и уступчивым по характеру, которые, находясь в хорошем состоянии здоровья, веселы и нежны3.

Вот и все, что Ганеман говорит по данному вопросу: всего несколько "типологических" указаний для двух гомеопатических лекарств. И все же на этой шаткой основе было возведено целое впечатляюще выглядящее здание гомеопатической "конституции".

Как это произошло? Кто несет ответственность? На первый взгляд может показаться, что мы должны обвинить (или поблагодарить, в зависимости от точки зрения) Кента, так как "Лекции по гомеопатической Материи медике"4 полны "конституциональных" указаний. Pulsatilla, например, считается хорошей для блондинок, Sepia — для "высоких стройных худых женщин с узким тазом и слабыми волокнами и мышцами, такие женщины имеют не очень хорошую комплекцию как женщины" (последнее замечание, вероятно, говорит нам так же много о Кенте, как о Sepia). Это от Кента мы знаем о брезгливости Arsenicum, неопрятности Sulphur, одиночестве Lycopodium — список можно продолжать и продолжать. Очевидно, мы здесь вышли далеко за рамки прувингов, так как вряд ли можно предположить, что Pulsatilla может отбеливать волосы девушки или Sepia изменит ее телосложение. Это, по сути, конституциональные указания в истинном смысле этого слова. И все же Кент, видимо, решительно отвергал понятие конституции, что ясно из следующих отрывков.

Классификация конституций бесполезна в гомеопатии

Почему мы должны пытаться классифицировать конституции для помощи с назначением лекарств? Каждый индивид есть некая конституция, и нет двух пациентов, которые могли бы быть отнесены к одному классу так, чтобы это удовлетворило непредвзятого, наблюдательного и мыслящего гомеопата. Классификация конституций — фатальная ошибка, так как истинному гомеопату очевидно, что нет двух настолько подобных людей, чтобы сформировать общий класс. Человеческие существа в тысячу раз сложнее шахматной доски в руках самых искусных игроков5.

Не очень понятно, что именно понимает Кент под конституцией в этом отрывке; предположительно, он имеет в виду патологическую, а не фармакологическую концепцию. В любом случае, однако, он явно отвергает само понятие группировки пациентов в соответствии с их врожденными характеристиками. И в других его произведениях мы находим высказывания, которые довольно явно осуждают современные фармакологические идеи относительно конституции. Одно из таких утверждений является настолько важным, что, несмотря на его длину, я приведу его полностью6.

Темпераменты

Мы видим много абсурдных утверждений в нашей гомеопатической литературе. Многие из них представляют собой непогрешимые заявления наших талантливейших людей. Такие заявления цитируются и передаются потомкам как общепринятые и демонстрирующие мудрость. Наши клинические сообщения полны этих традиционных причуд. Клинические сообщения о случае, который ясно и убедительно объясняет причины использования определенного лекарства, оказавшегося целительным, заканчиваются рассуждением, что в дополнение к указанным симптомам лекарство выбрано еще и потому, что волосы пациентки рыжие, или она блондинка, или волосы темные — в соответствии с выбранным гомеопатическим лекарством, которое полностью оправдано ведущими симптомами.

Человек, склонный задавать вопросы, естественно, желает знать, вырастали ли от Pulsatilla когда-либо светлые волосы, или превращались ли после ее приема темные волосы в светлые. Если верно первое, то это патогенетически связано со случаем, если последнее, то это имеет к нему клиническое отношение. Если ни того, ни другого не случалось, то почему мы используем такие доводы при выборе лекарства?

Если Pulsatilla излечила пятьдесят последовательных случаев блондинок, когда симптомы были такими, какие получены в ее прувингах на здоровых людях, есть ли в этом йота доказательства того, что это лекарство не будет лечить так же быстро и брюнеток? А если нет причин, чтобы оно не исцеляло и брюнеток, когда симптомы указывают на это лекарство, не является ли заблуждением назначение Pulsatilla женщине, потому что она блондинка?

Если темные волосы не являются симптомом заболевания, как может врач использовать эту характеристику в качестве еще одного симптома для назначения? Если это естественное состояние, почему нужно думать о нем как об одном из элементов, которые следует учитывать при назначении? Если волосы должны быть рыжими, чтобы служить отличительным симптомом лекарства при рассмотрении каждого случая, насколько рыжими они должны быть, чтобы понять, что лекарство точно показано, а если они лишь слегка рыжие, намеком на какие другие лекарства может служить эта небольшая разница в цвете волос?

Истинной основой гомеопатического лекарства является набор признаков и симптомов, и они должны быть болезнетворными, — таково было учение Ганемана и его талантливых последователей. И лишь такое учение соответствует закону.

Зачем изучать биологию в поисках различий в природных конституциях людей, когда только болезненное (патологическое) состояние конституции человека должно быть в полной мере и широко включено в руководство врача для исцеления больных людей?

Цвет волос и глаз, черты лица или фигура, рост высокий или низкий как правило не считаются болезненными и не являются частью картины болезни, полученной на основе имеющейся совокупности симптомов. Желчный темперамент, даже в том случае, когда он болезненный, является слишком расплывчатым и слишком изменчивым, чтобы привести к лекарству: улучшение или ухудшение может происходить от движения, холодного воздуха, теплого воздуха, изменений погоды, нагрузок и так далее, можно перебрать все модальности. Нет двух наблюдателей. которые бы имели в виду одно и то же, говоря о желчном состоянии или темпераменте.

Если преобладают психические симптомы, это означает, что подходит половина лекарств из нашей Материи медики, даже если пациент болезненный по своему психическому складу. Возбудимый темперамент присущ многим самым активным и надежным работникам, занимающимся умственным или физическим трудом. Сангвинический темперамент встречается у многих, кто крепок телесно и психически, и эти слова не напомнят ни о каком прувинге. Темперамент не вызывается прувингами и никак не меняется под действием наших лекарств, но легко определяется по симптомам, найденным у лиц с выраженным складом темперамента. Насаживать эти темпераменты на наши патогенез, симптоматику или патологию — значит, не понимать наши гомеопатические принципы.

Тот, кто знает, как найти гомеопатическое лекарство для больного человека, не задержится надолго на изучении нормальной конституции своего пациента, когда нормальная конституция изменилась на ненормальную. Это болезненное состояние тела или психики, или того и другого, состоит из признаков и симптомов, не относящихся к здоровью пациента, независимо от того, как недавно или давно они появились. Изучение общих и частных симптомов так четко определяет и описывает эту болезненную конституцию, что это изучение с начала до конца становится точной научной задачей. Это не что-то нереальное, оно может быть продемонстрировано у постели больного как точная и определенная от начала до конца процедура, и оно полностью основывается на фактах, без учета каких-либо мнений и теорий.

Обсуждение

Я думаю, нельзя не согласиться с Кентом, что понятие конституции, независимо от того, основано оно на патологии или фармакологии, чуждо идее similimum, сформулированной Ганеманом. По словам Кента, лицом, ответственным за внедрение конституции в гомеопатию, был Геринг: "Естественные темпераменты рассматривать не следует. Геринг ввел темпераменты в Материю медику, но темпераментов нет в прувингах"7.

С другой стороны, сам Кент, как я уже отмечал, дает большое число конституциональных указаний, содержащихся в его весьма впечатляющих "лекарственных картин", и поэтому он должен быть признан виновным за несоответствия в этом смысле. Ученики Кента, особенно Маргарет Тайлер, превратили конституцию в основной принцип гомеопатии, и это положение остается за конституцией до сих пор.

Несколько лет тому назад Фубистер в важной статье8 отметил ряд ограничений идеи о конституции, но он не ставит под сомнение историческую и философскую основу последней. Я думаю, настало время это сделать. Современное представление о конституции, мне кажется, это запутанный остаток идей, частью мифических, частью философских, частью патологических и частью фармакологических. Такое представление, конечно, не основано на принципе подобия, поэтому любое обоснование первого может быть только эмпирическим и клиническим.

Я не стану заходить настолько далеко, чтобы отвергать идею конституции в целом. Сегодня мы знаем, что наследственность играет важную роль в восприимчивости к развитию многих болезней и влияет на метаболизм многих препаратов. Поэтому на самом деле нет ничего невероятного в предположении, что определенные типы людей могут особенно хорошо реагировать на определенные лекарства. Это, однако, далеко от доктрины, что за каждым хроническим заболеванием скрывается конституциональное лекарство, ожидающее, что его разыщет проницательный врач, и тогда, конечно, оно как философский камень немедленно принесет чудесное исцеление. В этом полумагическом смысле конституциональное гомеопатическое лекарство, на мой взгляд, совершенная химера.

Список литературы

1 Английский перевод этой работы, сделанный Shipman, GW, был опубликован в Америке в 1870 году. Идеи фон Грауфогля о конституциях подробно обсуждаются в Clarke JH, Constitutional Medicine. New Delhi, Jain (n.d.). Цитаты взяты из этой книги.
2 R. E. Dudgeon, Lectures on the theory and practice of homoeopathy (1854) London: p. 143 seq.
3 Hahnemann S. Materia Medica Pura, 3rd edn.
4 Kent JT. Lectures on homoeopathic Materia medica, Roy, Calcutta (1966).
5 Kent JT. Lesser writings, p. 376.
6 Kent JT. Lesser writings, p. 451 seq.
7 Kent JT. Lesser writings.
8 Эту статью под названием "Constitutional types. An evaluation of this concept in relation to homoeopathic prescribing" можно скачать здесь. — Прим. авт. сайта.

См. также