Интервью с Биллом Грэннелом

Hpathy Ezine, март 2021 г.


Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)
Грэннел Билл (р. 1938) — национальный политический и профсоюзный лидер, законодатель штата Орегон, профессиональный рыбак, учитель, соучредитель единственной в Мексике гомеопатической программы по охране здоровья коренных жителей страны.

Оригинал здесь




Предлагаем вашему вниманию захватывающее интервью, взятое Катей Шютт у Билла Грэннела, который вместе со своей женой Барбарой стал основателем единственной в Мексике гомеопатической программы по охране здоровья коренных жителей страны.


Катя Шютт: Дорогой Билл, добро пожаловать на наш ресурс Hpathy! Вы уже писали в нашем журнале о своем гомеопатическом проекте, который предоставляет медицинскую помощь малообеспеченным жителям сельских районов Мексики. В возрасте 83 лет вы все еще полны энтузиазма и готовы помогать нуждающимся. Прежде всего расскажите нам немного о себе.

Билл Грэннелл: Катя, дорогая, я прочитал ваш вступительный абзац, и он совершенно ошеломил меня. Вы знаете, я не считаю себя каким-то особенным человеком. Просто это все, что я делал в тот или иной период в течение своей жизни.

Я вырос в Денвере в штате Колорадо в районе, где проживали представители различных национальностей. Мой отец, как и все мужчины нашего района, был, что называется, мастеровым. Он был плотником, но по ночам учился, чтобы стать инженером-строителем, и в конце концов достиг своей цели. Моя мать была домохозяйкой, которая ранее работала официанткой и собиралась вернуться к этой работе после того, как я вырасту.

Моим первым радио был детекторный приемник, который мой дядя помог мне смастерить из проволоки, намотанной вокруг коробки из-под овсяных хлопьев. С его помощью я мог принимать сигналы только двух радиостанций. Я родился, когда Великая депрессия подходила к концу. Президентом был Франклин Рузвельт, и вот-вот должна была начаться Вторая мировая война.

Я слышал, как английский язык коверкали американским сленгом, сицилийским диалектом, итальянским, греческим и немецким языками. Я улавливал запахи говяжьей солонины с капустой, минестроне (итальянский овощной суп. — Прим. перев.), мусаки (греческая овощная запеканка. — Прим. перев.) и квашеной капусты, доносившиеся из кухонь наших соседей. Я приучился любить все эти блюда. Многие из наших соседей были либо эмигрантами из Европы, либо принадлежали к первому поколению их потомков, и о том, как они жили, я узнавал непосредственно от них самих.

Их рассказы и то, что я читал, заставили меня с детства мечтать о путешествиях и приключениях. Когда мне было всего десять лет, я увидел в журнале объявление, что за доллар можно приобрести коробку со ста листами именной почтовой бумаги. Я целый год экономил, чтобы купить себе такую коробку, и заказал себе сто листов, на которых было написано мое имя, а под ним слова "Писатель и искатель приключений". Сейчас я думаю, что эти слова оказались пророческими, и я до сих пор храню эту пустую коробку из-под почтовой бумаги. Мать сохранила ее для меня!

Я всегда был увлеченным читателем. В детстве самым ценным подарком для меня стал мой самый первый читательский билет в библиотеку. Мой первый поход в библиотеку был подобен тому, как если бы я открыл крышку сундука, набитого всеми теми сокровищами, о которых мечтал! Там были книги о путешествиях, истории, приключениях, науке и искусстве. Я не мог поверить, что на свете было столько книг, которые можно было прочитать, и только и занимался тем, что читал. Я поглощал книгу за книгой, и чтение до сих пор остается для меня одним из самых увлекательных путешествий.

Здесь у меня в кабинете с одной стороны находится библиотека во всю стену, от пола до потолка, а с другой стороны стоит пианино, которое у меня с детства. Между ними расположены стол, компьютер с двумя мониторами, часы и радио. На моих книжных полках и книжных полках моей замечательной жены, чей кабинет так же заполнен книгами, стоят книги на самые разнообразные темы. Больше всего у меня классики, книг по истории, о путешествиях и об искусстве. Среди книг моей жены много трудов о гомеопатии, метафизике и духовной сфере — все это прекрасный материал для чтения!

Всю свою жизнь, вплоть до сегодняшнего дня, я никогда не боялся новых начинаний и особенно приключений (как и было напечатано на моей именной почтовой бумаге)! Все, что я делал, на самом деле было частью приключения. А сейчас, в нынешний период моей жизни, это приключение приняло высокодуховный характер.

"Обещание здоровья" — это не только величайшее, но и духовнейшее из всех моих приключений.

Вместе с Барбарой, вашей женой, вы основали в 2001 году "Обещание здоровья" — небольшую зарегистрированную в США некоммерческую организацию по охране здоровья малообеспеченных жителей сельских районов Мексики с помощью гомеопатии. Пожалуйста, расскажите нам о том, как вы начали работать над этим необычным проектом, призванным задействовать гомеопатию.

История программы "Обещание здоровья" ("A Promise of Health", APOH) для коренного населения Мексики и ее гомеопатическая направленность — это целое путешествие. Оно начинается в 1990-х годах, когда мы с Барбарой провели отпуск в Косумеле в Мексике. В конце нашего пребывания на этом острове я сказал Барбаре, что хочу посетить Юкатан и посмотреть на остатки цивилизации индейцев майя. Ей нужно было возвращаться к работе, поэтому мы с ней расстались, и она вернулась в США, а я полетел в Мериду, столицу Юкатана, которая была неподалеку.

Я располагал всего пятью днями до возвращения домой и добавил эту поездку в свои планы, даже не догадываясь, что этот город вскоре станет нашим вторым домом и все это растянется на последующие пятнадцать лет! Поездка усилила мой интерес к культуре майя. Довольно быстро я обнаружил, что от этой цивилизации остались не одни лишь руины сооружений. Я узнал, что и в наши дни есть настоящие майя. И это не несколько десятков, а буквально сотни тысяч людей, которые живут на территории от Юкатана и Белиза до самой Гватемалы!

Мое страстное желание узнать все, что только можно, об этих удивительных людях привело к тому, что Барбара тоже вернулась в Мексику. Благодаря нашим связям в Мериде нам удалось познакомиться с несколькими семействами из небольшой деревни майя под названием Уи в Юкатане, которую мы впоследствии часто посещали. От наших новых друзей майя мы узнали еще больше об этом коренном народе страны и о том, как он живет в наше время. Мы также узнали кое-что из его недавней истории, которая, к сожалению, оказалась довольно мрачной.

Со времен испанского завоевания и до настоящих дней майя как старейшим коренным жителям Мексики пришлось пройти через невероятно тяжелые испытания. Всем хорошо известны несчастья от занесенных туда из Европы болезней и жестокости испанских завоевателей. Но мало кто знает о постоянно высокомерном и мстительном отношении к майя из-за того, что они восставали против рабства. Даже в начале прошлого века мексиканские власти продавали мужчин майя для работы на плантациях сахарного тростника на Кубе.

Учитывая, что в обществе майя существовала такая развитая древняя цивилизация, резкий ее упадок — это огромная потеря, и не только в культурном смысле. Но народ майя еще существует.

Современный народ майя, самый древний из коренных народов Мексики, удостаивается мало внимания. Многие ведут натуральное хозяйство, как и их древние предки. Они малообразованны и крайне плохо обеспечены медицинской помощью. В сельских общинах по всей Мексике здравоохранение практически отсутствует.

Человек которому нужны врач или лекарство, должен ждать до тех пор, пока его деревню не посетит государственный врач, у которого обычно имеется всего один тип лекарства (антибиотик) для лечения всех недугов. Или нужно потратить огромное количество денег и времени, чтобы добраться до большого города, после чего придется ждать в очереди в государственной поликлинике или больнице до тех пор, пока вам не окажут медицинскую помощь. В Мериде (столице штата Юкатан) в государственных больницах для бедных нам приходилось видеть десятки больных, которые в течение нескольких дней спали на тротуарах, ожидая своей очереди, чтобы попасть внутрь больницы на прием к врачу!

Барбаре стало совершенно ясно, что этим людям нужна медицинская помощь либо прямо в деревнях, либо где-то неподалеку от того места, где они живут. Почему в сообществах майя нет врачей? Краткий ответ на этот вопрос таков: там нельзя заработать. Тогда почему нет большего количества государственных врачей? Ответ на этот вопрос тоже краток: государственных врачей мало потому, что им слишком мало платят, и им приходится слишком много работать.

Мексиканское правительство любит хвалиться тем, как хорошо оно заботится о своем народе, и что все жители обеспечены медицинским обслуживанием, но суровая действительность показывает, что правительству легче говорить об этом, чем воплотить слова в дело.

Ну и, конечно же, будучи страстными активистами, вы ощутили сильное желание изменить ситуацию к лучшему…

После того, как мы с Барбарой столкнулись с такой невероятной потребностью в медицинской помощи в деревнях, подобных Уи, нам обоим захотелось сделать что-то, чтобы восполнить этот пробел и удовлетворить эту потребность. Так как нам показалось, что выманить доктора из уютного местечка в Мериде не получится, мы подумали: а не привлечь ли нам врача-гомеопата для работы в режиме неполного рабочего дня в Уи, а может, заодно и в нескольких окрестных деревнях?

Хорошая проверка на реалистичность для всех, кто желает заняться благотворительностью, это предстоящие расходы. Ни меня, ни Барбару даже со всеми оговорками невозможно отнести к числу богачей. К тому моменту мы только что ушли на пенсию и планировали экономить свои сбережения, чтобы их хватило на поездки в в Мексику и обратно в США. Встал вопрос, как же быть? Барбара нашла ответ на него.

И у нее, и у меня был очень хороший опыт с гомеопатическим методом лечения, и мы знали доктора в Мериде, который должен был скоро уйти на пенсию. а в прошлом успешно лечил нас обоих. Мы также знали, что в Мексике гомеопатические лекарства стоят дешево и что использование этих лекарств в лечении людей может привести к полному излечению, а не только к избавлению от симптомов, и при этом не будет побочных эффектов и осложнений, которые встречаются при лечении методами современной медицины.

Для Барбары ответ был ясен. Почему бы нам не попросить нашего друга врача-гомеопата раз в неделю посещать Уи, чтобы лечить больных? Если же этот опыт окажется успешным, то почему бы не увеличить число дней посещения деревни, а может быть, заодно увеличить и количество посещаемых деревень?

Она обдумала все детали этого плана. Так как у нас уже был опыт с некоммерческими организациями в США, она намеревалась открыть не облагаемую налогом некоммерческую организацию согласно ст. 501(c)(3) Кодекса США, чтобы создать небольшой бюджет для нашей работы, попросив при этом меня остаться на некоторое время в Мериде, чтобы запустить наш проект и помочь доктору начать работу.

Я же только что закончил вместе со своими друзьями-майя реконструкцию старого дома колониальной эпохи в Мериде, который мы пожертвовали нашим друзьям и который должен был стать, и впоследствии стал, головным представительством наших благотворительных организаций. Я согласился выполнить просьбу Барбары и пообещал ей посвятить год налаживанию работы этих организаций. Всего один год.

Но вас не было бы здесь сейчас и вы не давали бы нам интервью, если бы на этом ваше приключение окончилось.

Вы и многие из ваших читателей знаете, что было дальше. И через год я продолжал заниматься этим проектом, а сейчас, 20 лет спустя, я все еще работаю вместе с Барбарой полный рабочий день в качестве волонтера в "Обещании здоровья" (американской благотворительной организации, которую мы основали для того, чтобы субсидировать нашу программу). Мы продолжаем наш совместный труд, направленный на то, чтобы обеспечить оставленное без должного внимания коренное население Мексики мерами по охране здоровья, в которых оно очень нуждается.

У гомеопатии в Мексике длинная и насыщенная история. Это первая страна в мире, официально признавшая гомеопатию в 1895 году, и сейчас гомеопатия там входит в учебный план доврачебного курса и курсов усовершенствования. Но скажите, насколько приемлем оказался ваш проект для сельских общин коренного населения?

Если у вас никогда не было врача, когда он был вам нужен; если у вас никогда не было врача, потому что вы не могли себе позволить обратиться к нему; если у вас никогда не было врача в радиусе нескольких миль от того места, где вы жили; если у вас или кого-то из вашей семьи хоть раз было критическое с медицинской точки зрения состояние, но не было возможности получить медицинскую помочь, то каким бы был ваш ответ на такой вопрос? Когда наш первый врач, вооруженный нашей первой карманной гомеопатической аптечкой, впервые появился в Уи в рамках проекта "Обещание здоровья", от двери приемного покоя деревенского общинного центра, уже и так битком набитого людьми, ожидавшими приема, выстроилась длинная очередь индейцев майя, желающих попасть на прием!

Первый визит доктора в деревню Уи растянулся до самой ночи, и ему все равно не удалось принять всех желающих. Тогда мы решили, что больных надо будет принимать и по субботам, и по воскресеньям. А спустя две недели один мой знакомый пожилой майя принес мне бумажный стаканчик с мочой, в котором было что-то, похожее на песок. Со слезами на глазах он рассказал мне, что смог опять нормально мочиться и ему уже не нужно было делать операцию по удалению камней в почках, которую он и так никогда не смог бы себе позволить.

Как вы можете догадаться, эти истории, которые в маленькой деревне майя были сочтены чудесными, распространились, и еще больше людей пришли для того чтобы получить немного маленьких белых крупинок, которые несли им исцеление.

Как вечный активист я терпеть не могу выдумывать какие-то объяснения тому, что просто следует принять как очевидный факт. Должен честно заявить, что в маленьких деревнях среди коренных жителей нет ни одного человека, который рассуждал бы о преимуществах гомеопатической медицины по сравнению с аллопатической. С их точки зрения, а также с точки зрения десятков тысяч пациентов, которых мы уже успели пролечить со времени начала нашей деятельности, да и с точки зрения всех других, кто обращается за медицинской помощью, ответ прост — она работает!

Но я должен рассказать вам кое-что из гомеопатического наследия Мексики.

Очень интересно!

Когда мы только начинали нашу деятельность в Юкатане, я отправился в Мехико, чтобы побеседовать с несколькими медиками — выпускниками Свободной гомеопатической школы на предмет работы у нас. Для этого мне нужно было место, и я отправился в "Лабораториес пропульсора де омеопатия" (исп. Лаборатории по продвижению гомеопатии. — Прим. перев.), которая производит гомеопатические лекарства "Симилия", чтобы попросить у них одну из их комнат.

После того, как я рассказал историю "Обещания здоровья" директору "Лабораториес", он попросил меня повторить ее двум его пожилым тетушкам, что я и сделал. Как выяснилось, они были владелицами "Лабораториес", созданными в 1935 году их отцом, д-ром Рафаэлем Лопесом Инохоса. "Симилия" — это самый старый и самый уважаемый производитель гомеопатических лекарств во всей Мексике. Когда я закончил свой рассказ, тетушки совершенно расчувствовались. Они быстро посовещались и предложили дать "Обещанию здоровья" бесплатную доставку и невероятную скидку на целых 50% на все лекарства, которые мы купим в "Симилие"! Такую большую скидку на лекарства они предоставляли только гомеопатическим медицинским школам!

Вот так начались наши партнерские отношения, которые продолжаются и по сей день. Это единственная марка гомеопатических лекарств, которую мы покупаем для нашей работы!

Итак, первый камень фундамента был заложен, и теперь, когда у вас появилось столько хороших помощников, расширились и ваши возможности. Как же вы попали из Юкатана в Оахаку, где сейчас работает "Обещание здоровья"?

С 2001 по 2008 г. проект "Обещания здоровья" разместил мексиканских врачей-гомеопатов в двадцати пяти деревнях в сельской местности Юкатана. В отличие от нашего первого доктора, все остальные были недавними выпускниками, врачами-гомеопатами на первом году государственной службы. В этот период наши доктора каждый день лечили огромное множество пациентов. Благодаря тому, что у них были карманные аптечки, они не только диагностировали и назначали лекарство, но также и выдавали его своим пациентам.

Когда мы снова решили, что пришло время оставить дела, мы передали этот проект местным благотворительным центрам, чтобы они продолжали работу. Но из этого не вышло ничего хорошего. Потом мы продали наш дом в Мериде и сочли, что эта часть нашей жизни подошла к концу, однако этому не суждено было случиться.

В предшествующие годы во время своих многочисленных поездок в Мехико для встреч со студентами, докторами и другими людьми я много рассказывал им о потребностях коренного населения Мексики в медицинском обслуживании. В надежде воодушевить других, Барбара тоже рассказывала о нас в своем выступлении на 62-м Международном конгрессе Гомеопатической лиги, который проходил в августе 2007 года в городе Пуэбла в Мексике.

Во время одного из своих выступлений я познакомился с депутатом (федеральным законодателем) из Оахаки. Мы поговорили с ним по поводу того, как много пользы может принести программа, подобная "Обещанию здоровья", коренному населению, проживающему в сельской местности этого региона. Как ни странно, он выразил пожелание, чтобы мы поехали помогать миштекскому населению на севере региона Оахака. Я тогда и не подозревал, что в конце концов наш путь приведет именно туда. Хотя после девяти лет в Юкатане идея снова заняться такой работой казалась нам не очень реальной, Барбара и я, когда снова оказались дома в США, поговорили об этом. Это было в 2009 году.

Но у вас был наготове "козырный" ход.

Да, у Барбары, как всегда, был план. Если нам нужно начать работать в Оахаке, то нам нужна поддержка кого-то из местных жителей. Поскольку мы никого там не знали, нам имело смысл начать изучать этот вопрос с общин выходцев из этого региона, живущих и работающих в США. Барбара нашла несколько таких общин. Самую мощную поддержку мы получили от мигрантов, живущих в Калифорнии, которые приехали из общины сапотеков, центр которой располагается в городе Айокеско де Алдама на юго-западе от города Оахака де Хуарес, столицы штата. В одном из номеров вашего журнала я писал о созданной нами клинике в этом городе, и о том, как мы вновь запустили нашу программу. Эта история также есть на нашем вебсайте, который я всем рекомендую посетить.

Но давайте перейдем к рассказу о д-ре Соледад Рамирес Медине.

Д-р Соледад Рамирес Медина, сама из индейцев-миштеков, — преданная своему делу женщина и врач-гомеопат, которая сражается на передовой в рядах гомеопатов Мексики. Как вы нашли ее?

Большинство врачей, и гомеопатов, и аллопатов, довольны жизнью. Я уверен, что они знают о хронических проблемах со здравоохранением во многих, особенно малоразвитых, странах мира, которые пытаются найти медицинских профессионалов для работы в таких условиях. Некоторые из докторов отважно откликаются на призыв, но чаще всего он остается без ответа. Могу утверждать, что то же самое верно и для Оахаке. Деньги там сосредоточены в столице штата, Оахаке де Хуарес, и там же комфортнее всего.

Очень трудно найти умелого доктора, который готов взвалить ношу на плечи и преодолеть трудности, связанные с проживанием в деревне коренных жителей и лечением выглядящего бесконечным числа пациентов. Для такой работы находится мало желающих.

Д-р Соледад Рамирес Медина

Есть доктора, которые ищут способы обеспечить себе жизнь на пенсии. Есть энтузиасты, которые ставят себе иные задачи, помимо обеспечения коренных народов медицинскими услугами с использованием гомеопатии, что является нашей единственной целью. Есть еще и такие, которые хотели бы помочь, но согласны приезжать из столицы только на неполный рабочий день.

Но наши требования строги. Чтобы стать частью деревни и ее населения, доктор должен жить в деревне!

После целых двух недель бесед со всеми врачами-гомеопатами Оахаки де Хуарес, кто соглашался выслушать нас, после выступлений в школе усовершенствования в гомеопатии и просьб к другим людям найти нам тех, кто мог бы согласиться, я почти потерял всякую надежду, но как-то раз поздно ночью мне позвонили. Звонок был от д-ра Соледад Рамирес Медины. От другого врача-гомеопата она узнала, что я искал доктора, который согласился бы жить в деревне Айокеско де Алдама.

Она рассказала мне по телефону, что она сама была родом из индейцев-миштеков и родилась и выросла в такой же маленькой деревне. Она сказала, что то, что я описывал в нашей программе, было программой ее мечты, так как она как раз мечтала найти доктора и лекарства для этих сельских жителей, которые были почти что лишены медицинской помощи, хотя и нуждались в ней.

Когда я сказал ей, что согласно нашим условиям, она должна будет жить в общине, где будет работать, у нее не возникло никаких колебаний. Она даже обрадовалась этому. "Я хочу, чтобы именно в таком месте, а не в где-то большом городе, выросли мои дети," — сказала она.

Она сказала мне, что вместе с мужем и двумя маленькими детьми хотела бы той же ночью выехать из Оахаки де Хуарес, чтобы встретиться и поговорить со мной. Невероятно. Ведь требовалось полтора часа езды, а был уже поздний вечер. Однако я сказал ей, чтобы она приезжала!

Итак, в 2010 году "Обещание здоровья" стартовал заново, на этот раз в деревне Айокеско де Алдама, вокруг которой было еще 24 деревни, ни в одной из которых не было никакой медицинской помощи. Как выяснилось, д-р Соледад была новоиспеченным врачом-гомеопатом и была полна творческих планов. Она получила степень в аллопатической медицине за три года до этого и, как это бывает и со многими другими, встреча с гомеопатией перевернула всю ее жизнь. Так она пришла к гомеопатии.

Поразительно, я обожаю слушать такие истории! Даже многие из упорнейших врагов и скептиков превратились в преданных последователей Ганемана и других практиков гомеопатии, после того, как они увидели гомеопатические лекарства в действии. Ганеман также оставил указания по гигиене и образу жизни. Д-р Соледад обучает население и охране здоровья. Как же выглядит жизнь и система здравоохранения в сельской местности в Мексике?

Извините меня, но в каком-то смысле это весьма забавный вопрос. Видите ли, как я уже сказал ранее, в сельских регионах Мексики нет никакой системы здравоохранения, особенно среди необеспеченного коренного населения. Да, каждый вечер на мексиканском телевидении показывают государственные рекламные ролики, рассказывающие о прогрессе в здравоохранении по всей Мексике. Они утверждают, что помогают всем и каждому, но это не так.

Общины, которые обслуживает д-р Соледад, — это бедные общины, что означает, что большинство их членов очень бедны. Как и в Юкатане, многие из них ведут натуральное хозяйство, занимаясь выращиванием растений и домашним скотом. Они в основном производят еду для себя, а если что-то остается, то продают или обменивают это на другие необходимые товары. Вот почему многие выходцы из таких общин эмигрировали на север, в США, в поисках работы. Эти люди посылают денежные переводы домой для семей, которые остались в Мексике.

Д-р Соледад и ее дети живут в старом государственном здании, предназначенном на нужды здравоохранения и построенном в 1950-х годах. Это здание было возведено в рамках амбициозного плана строительства клиник в сельских регионах Мексики и привлечения туда оплачиваемых государством врачей, но этот план провалился. Так как доктора не было, здание быстро забросили. Когда мы приехали в этот город, муниципальные власти отдали его нам в аренду в обмен на нашу программу по охране здоровья. По крайней мере мы были настоящими, у нас был доктор и гомеопатические лекарства.

Но жизнь опять поставила перед вами трудные задачи…

С нашей точки зрения, жизнь и работа в старом здании, построенным для того чтобы вмещать небольшую клинику, были очень трудной задачей. В "Обещании здоровья" д-ру Соледад пришлось столкнуться со множеством трудностей.

31 декабря 2012 у нее родился третий ребенок. Ей сделали кесарево сечение, но хирурги разрезали ей тонкую кишку и она чуть не погибла от сепсиса. Но в марте она уже снова принялась за работу! Ее муж Артуро оставил ее и детей, но она продолжала работать и без него.

В последние несколько лет здание было еще более повреждено толчками, последовавшими после двух землетрясений. Ремонт, обещанный муниципальными властями, так и не был сделан, а из куч наваленного неподалеку старого строительного мусора каждый год производят набеги скорпионы, пауки, змеи и тараканы.

Но вопреки всему эта невероятная миштекская женщина со своими детьми ухитряется выжить, продолжая при этом с любовью, добротой и уважением лечить тысячи пациентов!

А после того, как д-р Соледад преодолела все эти трудности, сейчас ей приходится сталкиваться с пандемией коронавируса, но несмотря на эти невообразимые проблемы, она никогда не сдается. Пожалуйста, расскажите нам об этом еще немного.

На протяжении всех этих лет нашей работы в Айокеско я постоянно поддерживал связь с д-ром Соледад. Она очень умела и надежна в общении и, как Вы понимаете, раз уж у нас с ней была общая цель, которая заключалась в том, чтобы сделать гомеопатию доступной неимущему коренному населению Мексики, мы стали очень близки.

Моя жена Барбара любит говорить, что я заменил ей отца, которого она потеряла, а ее дети стали моими внуками. Д-р Соледад потеряла мать, когда ей было всего девять лет, а ее отец скончался в 2018 году.

Не проходит и дня без того, чтобы мы не обменялись с ней новостями. Мы радовались ее успехам. Мы оплакивали вместе с ней ее личные утраты. Мы защищали ее во время споров с постоянно менявшимися муниципальными властями Айокеско. И мы всегда стремились к нашей общей цели в рамках "Обещания здоровья".

Когда в начале 2020 года стало ясно, что все мы столкнулись с очень серьезной проблемой в виде пандемии короновируса, мы обсуждали, что же ей делать в этих условиях. Сначала, не представляя в полной мере того, что нас ожидает, она настаивала на том, чтобы продолжать принимать пациентов. Она накупила масок и еще больше дезинфицирующих средств.

Мы отправляли ей все новости о коронавирусе, которые только могли отыскать, и новости от других гомеопатов, особенно статьи на эту тему, появлявшиеся в сетевом журнале "Гомеопатия для каждого" (Homeopathy 4 Everyone). Я часами занимался переводом многочисленных статей на испанский, чтобы она могла лучше понять, что в них написано. Мы вместе следили за новостями, приходившими от мексиканских национальных организаций здравоохранения и от правительства штата Оахака.

По мере распространения пандемии, начали закрываться деревни в штате Оахака. Перестал работать еженедельный рынок в Айокеско. Среди тех, кто собирался на этом рынке, всегда находилось много желающих попасть на прием к врачу. Два врача-аллопата Айокеско навсегда закрыли свои клиники, и д-р Соледад осталась единственным профессиональным медиком в этой общине и окружающих ее деревнях!

К июню набралось много больных с подозрением на этот вирус. К сожалению, возможности сделать тест на коронавирус не было, но д-р Соледад полагала, что в Айокеско были зараженные люди. Во всем штате Оахака, включая его столицу, закрывалось все подряд. В городе было закрыто большинство магазинов, поэтому трудно было раздобыть еду. Все сидели на карантине по домам, включая д-ра Соледад и ее детей. Выходить из дома мог только один член семьи за раз.

По мере того, как условия ухудшались, мы настояли на том, чтобы для обеспечения безопасности своей собственной семьи она прекратила работать и вместе со своими детьми отправилась в Оахаку де Хуарес, где она поселилась у своей сестры.

Она пробыла там всего две недели, а потом ей пришла в голову идея вернуться и консультировать больных, конечно, когда это было возможно, по мобильному телефону. Почти у всех, включая бедняков, была возможность пользоваться телефонами, собственными или соседей.

Она сказала мне, что лично будет принимать только тех пациентов, кто, по ее мнению, нуждался в экстренной помощи, но и тогда она будет это делать в маске и перчатках. В промежутках между посещением таких больных она с помощью своих детей полностью обеззараживает свою клинику. При консультациях по телефону она выставляет лекарства для каждого пациента около дома на улице, на маленьком столике, который тоже подвергается санитарной обработке после того, как очередной больной уходит домой, забрав свои лекарства!

В последние годы я слышала о ней очень много, и каждый раз у меня просто не хватает слов. Она поистине величайшая женщина, открытая к нуждам других, и ее можно сравнить с Матильдой Монтоя Лафрагуа, первой мексиканкой, ставшей врачом, которая шла к своей цели потрясающим упорством и настойчивостью. Матильда тоже практиковала гомеопатию.

Да, д-р Соледад — поразительная женщина, и она не перестает изобретать все новые способы продолжать принимать больных, нести им надежду и давать им лекарства, которые нужны им для выздоровления. Но строгие карантины, сложности с приобретением нужных медицинских товаров и даже еды для своей семьи, конечно же, не могли не сказаться на ее самочувствии.

Когда закрылись школы, д-р Соледад стала учителем для своих детей. Это была еще одна нагрузка. Уроки и домашняя работа иногда растягиваются до самого утра, отнимая у нее время для сна, который ей очень нужен.

Необходимость безвылазно сидеть дома обернулась стрессом для всей семьи и в особенности для маленьких детей. Им очень хочется играть на улице со своими друзьями, но им нельзя этого делать. А то, что они вынуждены сидеть в маленьких комнатках клиники, заставляет их еще больше желать, чтобы все стало по-старому.

Со сменой времен года вместе с сезонными дождями (иногда просто проливными) и влажностью опять появились насекомые. Кое-где протекает крыша, но сейчас нет государственных рабочих, которые могли бы помочь с ремонтом. Даже муниципалитет закрыт для решения вопросов такого рода.

Посреди всей этой обстановки д-р Соледад писала нам о своих страхах, связанных с пандемией. Она пишет, что очень хотела бы иметь подходящий дом для своих детей и чистую и безопасную клинику, которую не нужно было бы постоянно чинить. Что она мечтает о месте, которое принадлежало бы ей самой, и чтобы никогда не нужно было просить правительственных чиновников о помощи.

В том, что она написала 8 сентября, ощущается нотка измученности: "Я хочу, чтобы Вы знали, чего я хочу больше всего на свете и в чем заключается моя САМАЯ ЗАВЕТНАЯ МЕЧТА — вернуться в мой родной город Йануитлан и открыть там клинику для себя и для "Обещания здоровья". ЭТО БУДЕТ МАЛЕНЬКАЯ КЛИНИКА, КОТОРАЯ ОСТАНЕТСЯ ТАМ НАВСЕГДА И БУДЕТ СЛУЖИТЬ ТЕМ, КТО БОЛЬШЕ ВСЕГО В НЕЙ НУЖДАЕТСЯ. Вот чего я хочу больше всего на свете".

Насколько же это поразительная идея на фоне мировой пандемии! Кто еще смог бы так выразить свою "самую заветную мечту", которая заключается в том, чтобы открыть маленькую клинику, когда весь привычный мир вокруг перевернулся с ног на голову?

Расскажите нам подробнее о "заветной мечте" д-ра Соледад.

Очень трудно сказать точно, что побудило ее решить заняться воплощением своей мечты в жизнь. Возможно, коронавирус стал переломным моментом. Вне всякого сомнения, чувство бессилия, привнесенное локдауном, и борьба за право продолжать помогать своим пациентам, проживая при этом в старом разрушающемся здании, сильно угнетали ее.

Я думаю, что в такой ситуации человек начинает размышлять о своей жизни и о жизни своих детей, и его мысли направляются внутрь. Это пробуждает в нем самые его глубокие эмоции и ценности.

Д-р Соледад давно мечтала вернуться в родной городок, чтобы помогать своему народу, миштекам. Она также всегда говорила о том, чтобы построить клинику, но у нее не было для этого денег. Это оставалось только заветной мечтой.

Д-р С. Медина с детьми

На выходных, предшествовавших ее письму от 8 сентября, она съездила в Йануитлан (ее родной город), чтобы помечтать. Там в общественном парке, где она остановилась, чтобы поплакать, она встретила пожилую даму, которая сказала ей, что готова продать участок земли, чтобы построить клинику. В этот момент д-р Соледад и решила купить этот участок. Тогда она просила у "Обещания здоровья" только моральной поддержки, и сказала, что рано или поздно после того, как она расплатится за этот участок, она попытается построить там небольшую клинику.

Вот тогда-то мы с Барбарой написали длинное письмо нашим директорам. В этом письме мы попытались объяснить им, в чем заключалась заветная мечта д-ра Соледад и что она значила для нее. Мы написали об одиннадцати годах ее напряженной деятельности (хорошо известной нашим директорам). Мы написали, что мы думаем, что пришло время, когда ей надо вернуться в миштекскую деревню, где она провела свои детство и юность, чтобы построить свою клинику и свой дом. Мы попросили директоров поддержать это ее решение и позволить нам использовать часть скудных средств "Обещания здоровья" на то, чтобы помочь ей достичь ее цели.

И каков же был их ответ?

Директора единогласно одобрили наш запрос!

Мы поделились этой информацией с д-ром Соледад. Она была просто потрясена, когда мы сказали ей, что "Обещание здоровья" окажет ей финансовую поддержку в создании ее клиники. Она взволнованно сказала, что с трудом может поверить в это. Она сказала, что когда она купила участок земли в кредит, она и представить себе не могла, откуда возьмет деньги для всего остального, и думала, что клинику удастся построить лишь через очень много лет.

Так как у меня есть опыт строительства, я предложил ей консультировать ее на каждой стадии этого процесса, на что она с радостью согласилась. Мы с Барбарой также будем консультировать управление финансовой частью проекта.

Можно с уверенностью сказать, что всю вашу замечательную работу, а теперь и ваше решение помочь д-ру Соледад построить клинику, нельзя выполнить без помощи других. На кого вы можете рассчитывать в этом?

Наши директора, ни один из которых не является богатым человеком, не бросали нас в трудные моменты нашего долгого пути, постоянно нас поддерживая. Это очень важно. В течение всех этих долгих лет в совете директоров "Обещания здоровья" работало множество одаренных и преданных делу людей, и в целом по организации на основных постах подолгу оставались добросовестные волонтеры.

Одним из наших первых директоров был юрист, который помог нам с первоначальным оформлением в качестве некоммерческой организации. Еще у нас был бухгалтер, который работал с Барбарой над запуском и контролем финансов "Обещания здоровья". Сейчас он на пенсии и живет в Бразилии, но продолжает каждый месяц делать пожертвования в нашу организацию. Двое других директоров из Сидар Рэпидс, штат Айова, в первые годы нашей работы помогли нам раздобыть два автодома, переоборудованных в передвижные клиники, которые мы отправили в Юкатан. Наш нынешний казначей, который живет в Хайавате, штат Айова, работает уже 16 лет. В этом году 31 января ему исполнилось 84 года!

Д-р Дуг Браун, который живет в Портленде, штат Орегон, и является практикующим гомеопатом, писателем и просветителем, работает также директором "Обещания здоровья" и помогает выжить нам с Барбарой (задача первоочередной важности!). Дуг тоже писал статьи в "Гомеопатию для каждого". Вместе с секретарем "Обещания здоровья" Ларри Дж. Волмэном он ездил со мной и Барбарой в клинику "Обещания здоровья" в Айокеско де Алдама в Оахаке в 2013 году, чтобы лично посмотреть на нашу работу.

Видимо, нужно добавить, что все наши директора и служащие — волонтеры. Все мы работаем без какого-либо вознаграждения и жертвуем свои время и деньги. Хотя наша благотворительная организация невелика, я хотел бы подчеркнуть, что все наши жертвователи — совершенно исключительные люди, верные общей цели. Многие были с нами с самого начала (уже 20 лет). В течение этого времени мы получали и большие по размеру пожертвования, но основная часть из них скромны, как и доходы наших жертвователей.

Часто те, кто имеет меньше, отдают больше, и всем нам есть чему поучиться, глядя на их отзывчивость и щедрость.

Давайте я приведу вам два небольших примера.

В Элиенсе, штат Небраска, живет 88-летняя монахиня из Ордена сестер святого Франциска. Она живет в доме для пенсионеров Ордена вместе с пятью другими престарелыми сестрами. Она давняя знакомая моей семьи, и со времени основания "Обещания здоровья" всегда поддерживала нашу работу. Как монахиня, давшая обет бедности, она лишена дохода, но в течение двадцати лет она ухитрялась находить в среднем пять долларов в месяц, которые с гордостью присылала нам вместе с собственноручно написанным письмом с поддержкой и молитвой. К Рождеству мы получили от нее письмо с двадцатью семью долларами мелкими купюрами, аккуратно свернутыми вместе. Их сопровождало письмо, в котором она писала: "В это Рождество мне удалось скопить денег, так как рождественские открытки напечатал для меня наш секретарь, и мне удалось найти несколько старых, оставшихся с прошлого года марок, так что не пришлось покупать новые. Поэтому накопленные деньги я отправляю 'Обещанию здоровья'. Но нельзя ли попросить вас, чтобы эти деньги были использованы как мой вклад в строительство новой клиники? Я знаю, что еще рано, но может так получиться, что я не смогу сделать это, когда придет время".

Конечно, для того чтобы построить клинику д-ра Соледад, потребуется великое множество вкладов по двадцать семь долларов, но первоначальный отклик наших жертвователей на наши письма, в которых мы рассказали о "заветной мечте" д-ра Соледад, был очень впечатляющим.

Замечательным примером стала женщина, проживающая в Юкайя, штат Калифорния, которая узнала о проекте "Обещания здоровья", посетив наш сайт в Интернете. Хотя она живет в маленьком домике, который построила сама, заветная мечта д-ра Соледад нашла отклик в ее сердце. Она сделала щедрое пожертвование для оплаты работы местного архитектора из Оахаки, который занимается разработкой проекта клиники. Она написала, что сама знает, как дорого стоит нанять архитектора для постройки дома или офиса, и поэтому для того чтобы помочь д-ру Соледад, она хотела бы оплатить всю сумму по счету.

Конечно же, есть еще много историй о жертвователях, но суть в том, что на всех этих людей мы можем рассчитывать. А теперь я хотел бы со своей стороны добавить вопрос, который могли бы задать вы: "А на кого мы не можем рассчитывать?"

Да-да, конечно, расскажите, пожалуйста!

Тут мне действительно придется хорошенько задуматься! Где же гомеопатическое сообщество? За все годы существования нашей организации всего лишь горстка врачей-гомеопатов и преподавателей гомеопатии и ваш журнал обратились к нам, чтобы узнать побольше о нашей работе и поддержать нас! Очень печально сознавать, что гомеопатия, на которую мы все опираемся, подвергается постоянным нападкам!

Давайте я приведу вам такой хороший пример. Это было в 2007 году, когда Барбару пригласили выступить по поводу нашей работы на 62-м Международном конгрессе Гомеопатической лиги в Пуэбле в Мексике. Когда она приехала, ее спросили о послужном списке, ведь она не врач-гомеопат. Когда это выяснилось, ее выступление передвинули в самый конец программы, когда почти все уже разошлись по домам.

Было ли ее сообщение важным? Конечно, да! Но оно, по-видимому, не вписывалось в повестку дня собрания, которую можно описать фразой "какие мы все важные персоны". Удивительно, что ее вообще пригласили выступить с докладом.

А второй пример — это то, что произошло в 2013 году. Д-р Соледад пригласила директора "Обещания здоровья" д-ра Дуга Брауна выступить на собрании выпускников школы последипломного усовершенствования в гомеопатии в Оахаке де Хуарес. Когда пришел его черед, его просто представили, и все. Почему так вышло, что после того, как Дуг тщательно подготовился к докладу, ему не удалось ни представить нашу работу, ни донести того, что он хотел?

Я как активист не перестаю удивляться, почему гомеопатическое сообщество не проявляет никакой активности, когда речь идет об удовлетворении каждодневных потребностей людей, обделенных медицинской помощью. Как мы уже неоднократно показывали на примере тысяч и тысяч пациентов, гомеопатия прекрасно работает. Трудно было бы найти лучшую площадку для того чтобы продемонстрировать эффективность гомеопатии!

Почему же мы не видим врачей, которые пожелали бы участвовать в этом, а еще лучше форумов врачей, где обсуждались бы стратегии того, как гомеопатия могла бы стать решением для таких обездоленных сообществ по всему миру?

Я согласна с вами. Но, к сожалению, упадок гомеопатии — это всемирная проблема, так как из-за давления алчной до доходов индустрии и невежественных недоброжелателей гомеопатию сейчас удаляют из систем здравоохранения и образования во многих странах. Для того чтобы заполнить пробелы разума требуются образование и решительные меры, так как будущее зависит от того, что мы делаем сейчас, как сказал Ганди.

Более двухсот лет назад д-р Самуэль Ганеман наказал врачам-гомеопатам не увлекаться построением так называемых систем из причудливых идей и не прибегать к высказываниям, содержащим невразумительные слова, абстрактные или помпезные выражения, в попытке выглядеть высокоучеными. Настало время, когда те, кто называет себя врачами, должны перестать обманывать несчастных людей своими разговорами и начать действовать, то есть на деле помогать и исцелять!

Ганеман был активистом! Почему бы вашим читателям тоже не стать активистами?

В 2013 году директор "Обещания здоровья" д-р Дуг Браун написал: "Для того чтобы 'Обещание здоровья' продолжало и расширяло свою деятельность, мы должны найти способы обучать, мотивировать и поддерживать еще большее число гомеопатов, которые работали бы в таких изолированных сообществах".

К счастью, современные технологии способны предоставить нам огромный арсенал средств общения для достижения наших целей и поддержания связи друг с другом.

К счастью для нас, мы продвинулись далеко вперед со времен моего первого радио, детекторного приемника. Сейчас мы все связаны между собой, и даже я в свои восемьдесят три года, хоть и любил всегда свою портативную печатную машинку, давно уже перешел на более современную технику. Я почти ежедневно выхожу на связь с д-ром Соледад по телефону и через Интернет, а иногда мы общаемся по многу раз в день. Для нас с Барбарой общение один на один всегда было залогом успешной деятельности.

В качестве исполнительного директора "Обещания здоровья" Барбара всегда готова к общению, она делится общей стратегией нашей организации, осуществляя при этом надзор за финансами организации и нашими жертвователями. Ее папки с информацией сопровождают ее повсюду, и наш последний переезд не был исключением. Она еженедельно общается с казначеем "Обещания здоровья" и всегда в курсе казалось бы бесконечных официальных отчетов. Под ее руководством мы никогда не забываем и жертвователей нашей благотворительной организации, которые превратились из просто жертвователей в наших личных друзей.

И на фоне всех последних событий вы недавно переехали из Нью-Мексико в Юту…

Да, мы сложили все свои пожитки в коробки, избавились от некоторых вещей, и нам нужно еще немного уменьшить их количество, но мы привыкли работать, и сейчас наш дом уже почти в порядке. И как всегда, самое важное для нас — это "Обещание здоровья".

Как говорится, нет ничего лучше хорошо сделанной работы. Но "Обещание здоровья" — это больше, чем просто работа, это дело всей жизни одухотворенных людей, ведомых своим особым замыслом, а уж видеть плоды собственных усилий — само по себе является лучшей наградой.

Для нас с Барбарой строительство клиники "Обещания здоровья" в Йануитлане — это результат двадцати лет работы. Важно не просто что-то делать, как мы делали это на протяжении всех этих лет. Нужно оставить после себя что-то, что послужит фундаментом для работы последующих поколений! Очень важно, чтобы гомеопатия вообще, и особенно гомеопатия в Мексике, показала миру, что гомеопатическая медицина — это наилучший способ обеспечить охрану здоровья слоев населения всего мира, страдающих от нехватки медицинского обслуживания.

Клиника д-ра Соледад в Йануитлане в Оахаке в Мексике может сослужить в этом деле большую службу. Женщина-врач, которая еще вполне молода, показала себя преданной гомеопатии и делу служения коренному населению региона Оахака. Расположение клиники в Йануитлане — идеально. Ни там, ни в одной из дюжины окрестных деревень и ранчо нет других врачей. Это поистине прекрасные условия для воплощения нашего замысла!

Что же касается меня, то это поистине ирония судьбы, что я оказался именно здесь, в том самом месте, куда тринадцать лет назад во время нашего разговора в Мехико один федеральный законодатель попросил меня отправиться в рамках проекта "Обещание здоровья". Коренное население миштеков в Оахаке испытывает сейчас нехватку медицинских услуг, и так было всегда.

Как те, кто заинтересовался вашей работой, могут помочь в предоставлении гомеопатической медицинской помощи коренному населению, и тем самым помочь вам в реализации вашей мечты?

Нам нужны пожертвования. Нам нужно собрать количество денег, достаточное для того чтобы закончить строительство клиники и создать фонд, который позволит д-ру Соледад жить и работать еще много лет. Пожертвования любого размера можно направлять непосредственно в "Обещание здоровья" по адресу: A Promise of Health, P. O. Box 247, Hiawatha, IA 52233. С нашего сайта можно также сделать пожертвования с помощью кредитной карты. Для получения дополнительной информации по этому поводу я приглашаю всех ваших читателей посетить сайт "Обещания здоровья".

Большое спасибо за это вдохновляющее интервью и всю поистине бесценную работу, которую делаете вы c вашей командой. Я надеюсь, что клиника скоро будет построена, и вы продолжите дарить надежду и здоровье, а также что ваш пример вдохновит тех, кто захочет пойти по вашему пути!! Пусть многие из наших читателей станут настоящими активистами!

© Hpathy.com