Д-р Андре Сэн (Канада)

Андре Сэн, успех гомеопатии при лечении дифтерии

Американская школа гомеопатии и Международная Ганемановская ассоциация: гомеопатия на вершине успеха.
Ч. I

LMHI News 2015; No. 15 (Aug.): 14–19

Перевод Ирины Соколовой (Новосибирск)
Сэн Андре — выпускник Национального колледжа натуропатической медицины в Портленде, штат Орегон (1982), декан Канадской академии гомеопатии с 1986 года. На протяжении около 35 лет преподает гомеопатию врачам в Северной Америке и Европе, автор многочисленных публикаций в гомеопатической периодике.

Оригинал здесь




Можно почти с уверенностью сказать, что наибольших успехов в истории медицины добились последователи Ганемана из американской школы гомеопатии.

Начало этой школы положило прибытие в Соединенные Штаты Константина Геринга в 1833 году и Адольфа Липпе в 1838 году.

Геринг и Липпе вместе с Генри Ньюэллом Гернси создали в Филадельфии мощный триумвират, определивший путь развития американской школы гомеопатии. Самый важный ее вклад заключался в объединении клинических симптомов в Материю медику и систематическом использовании высоких потенций.

Из этой школы вышло невероятное количество с огромным успехом практиковавших врачей, среди которых были Джослин-ст., П. П. и Л. Б. Уэллсы, Байярд, Данхэм, Финк, Уильям и Фредерик Пейны, Уильям П. Вессельхофт, Константин Липпе, Берридж, Эрнст и Харви Фаррингтоны, Скиннер, Г. К. Аллен, Белл, Нэш, Рашмор, Эдмунд Карлтон, Макнейл, Кент, Инглинг, Лутце, Богер, Тейлор, Клоуз, Рабе, Робертс, Альфред Пулфорд, Пьер Шмидт, Райт-Хаббард.

Для успешного использования гомеопатии необходимо усердно изучать и добросовестно применять ее принципы. Однако сегодня многие гомеопаты сбиты с толку обилием новых и разных подходов к практике гомеопатии, и просто перестают практиковать из-за отсутствия успеха.

К сожалению, мало кто в гомеопатическом сообществе знает об огромном и неизменном успехе упомянутых выше последователей Ганемана; еще меньше тех, кто научился применять знания этих мастеров в своей собственной практике.

Но как мы можем оценить успехи, достигнутые этими великими последователями Ганемана? Лучше всего это сделать, исследуя результаты их работы во время эпидемий.

Сначала я расскажу об эпидемии злокачественной дифтерии в Филадельфии зимой 1859—1860 годов. На собрании Американского института гомеопатии, состоявшемся в Филадельфии 7 июня 1860 года, Константин Геринг сообщил о результатах, полученных им вместе с д-рами Липпе и Рейхельмом при использовании высоких разведений.

Эпидемическая дифтерия началась в Филадельфии в декабре прошлого года; в течение следующих трех месяцев медленно нарастали тяжесть и распространение этого заболевания; последние шесть недель я больше не видел случаев дифтерии.

Все мои пациенты, за исключением тех, к кому меня приглашали как консультанта, были из семей, которые я посещал на протяжении многих лет, почти без исключения очень образованных семей, что я считаю большим преимуществом в лечении. За это время у меня было около 50-60 пациентов с выраженными симптомами дифтерии. В одном случае мне удалось получить пленку для микроскопического исследования, результаты которого я представляю здесь. У меня было примерно столько же легких пациентов. Все выздоравливали в течение семи дней, за исключением очень немногих случаев так называемого скофулезного диатеза, для которых потребовалось больше времени. Время излечения я считаю одним из важнейших элементов в статистических таблицах, поскольку я помню, что когда я научился давать все более высокие дозы, длительность острых случаев сократилась...

Даже в худших случаях я давал каждой дозе любого лекарства действовать в течение около суток, прежде чем решался что-то изменить. Самой низкой потенцией была 200С Йенихена. Как правило, я использовал потенции выше, и при повторении всегда давал более высокую.

У д-ра Липпе было примерно столько же случаев, и, насколько я помню, он давал примерно те же лекарства в тех же потенциях с тем же успехом. У д-ра Рейхельма шесть или восемь недель назад было около 80 случаев. Он давал 30-е разведение, и у него никто не умер1.

Шесть лет спустя, в 1866 году, Липпе написал, что этот доклад Геринга о той эпидемии

будет передан потомству в качестве доказательства того, что истинная гомеопатия была жива в 1860 году,

и что

с 1860 года два оставшихся врача [Липпе и Геринг]... неоднократно лечили эту страшную болезнь с такими же хорошими результатами, руководствуясь Ганеманом. Те же самые прекрасно известные характерные симптомы проверенных лекарств снова и снова определяли выбор лечебного средства; в большинстве случаев разовая доза излечивала пациента. Ради обычной человечности презрительный критик должен попытаться найти в своей Материи медике гомеопатическое средство для каждого отдельного пациента2.

Это заявление Липпе очень важно, потому что дифтерия продолжала бушевать в Филадельфии до 1864 года и ежегодно уносила больше жизней, чем в 1860 году3.

Сообщая о практике этих трех врачей в смертельной эпидемии 1860 года, д-р П. П. Уэллс, великий последователь Ганемана из Бруклина (штат Нью-Йорк), добавил:

Это было подтверждено в чрезвычайно тяжелой эпидемии, имевшей место в соседнем городе несколько лет назад. Доля смертельных случаев при аллопатическом лечении составляла свыше 50%, в то время как при так называемом обычном гомеопатическом лечении смертность составляла лишь 16%. Во время той же эпидемии три врача лечили более двухсот сорока [ближе к тремстам, согласно докладу Геринга] пациентов, и у них не было ни единой смерти. Когда рассказывали об этой успешной практике, то достигнутый результат казался просто невероятным.

Двое из этих врачей [Геринг и Липпе] были личными друзьями автора, и тот спросил одного из них (Геринга) при первой встрече после того, как узнал об этом замечательном факте, верно ли это. К его удивлению, это оказалось правдой. Геринг полностью подтвердил его и добавил: "Мы лечили настоящую полностью развившуюся дифтерию, не говоря о множестве случаев болей в горле без ее признаков".

Мы спросили: "Как это было? Что ты делал?" Он ответил: "Мы анализировали каждый случай, и когда находили необходимое подобное средство, давали его и предоставляли ему действовать". Вот и весь секрет.

Эта эпидемия разразилась вскоре после того, как протойодид ртути был объявлен специфическим лекарством для данного заболевания; это заявление о препарате, который изучили немногие, сильно преувеличивало достоинства последнего. Можно логично предположить, что поскольку это заявление было тогда новым, то в это лекарство поверили, на него возлагали надежды, и его получили все из числа 16% умерших, так что гомеопатия потерпела неудачу у каждом из этих пациентов. Когда же Геринга спросили, какие средства были чаще всего показаны, он ответил, что почти никогда не требовалось ртуть, и менее всего ее протойодид.

Вот как пришел успех. Это были не те люди, которые отказываются от закона и бегут за чем-то новым, потому что кто-то сказал, что это лечит. Они соблюдали закон, и результат оправдал и их, и закон. Они не следовали за призрачной гипотезой, потому что она была оригинальной, этим, а также своей верностью закону, служа достойным подражания примером всем, кто ценит правду выше вымысла или новизны; это сулит успех всем, кто поступит так же, и это представляется образом действия, не имеющим себе равных4.

Факт, что при другом лечении или естественном развитии болезни смертность составляла свыше 50%, а среди почти трехсот пациентов при гомеопатическом лечении не было ни единой смерти, был отличной иллюстрацией замечания, сделанного сэром Эрнстом Резерфордом: "Если вашему эксперименту требуется статистика, то вам следовало провести лучший эксперимент".

Д-р Д. Д. Беквит из Кливленда, штат Огайо, подробнее описал серьезность этой эпидемии злокачественной дифтерии, которая свирепствовала и в других частях Соединенных Штатов в том же 1860 году:

Везде, где она возникала, она сопровождалась высокой смертностью среди детей [в Филадельфии смертности от дифтерии среди детей младше 10 лет составляла 93%]... В сельской местности, где жители недостаточно заботились о своих детях и не обращались за медицинской помощью, эта болезнь была смертельной. Все дети в семьях заболевали и умирали через одну или две недели... Опустошительница собирала свою жатву сотнями, вызывая страх и ужас среди крепких селян. На одном маленьком кладбище в течение нескольких недель нашли место последнего упокоения восемьдесят детей, сраженные дифтерией... Такой стремительной была эта болезнь, что вечером дети отправлялись спать сравнительно здоровыми, а наутро смерть была уверена в своей жертве.

Д-р Беквит закончил свой обзор по дифтерии, комментируя необычные результаты, полученные Герингом, Липпе и Рейхельмом в Филадельфии во время этой смертельной эпидемии:

Врачам, которые верят в высокие разведения, должно быть приятно узнать, что ни одна другая болезнь не лечилась так успешно как эта посредством назначения препаратов в потенциях от тридцатой до двухтысячной5.

Еще необычнее то, что результаты, которые получали эти последователи Ганемана, были неизменными во всех эпидемиях. Например, во время еще одной тяжелой эпидемии дифтерии, случившейся в 1883 году, Липпе сообщил о том же отсутствии смертей, хотя у него было три случая с полной потерей голоса, означавшей, что дифтеритные пленки проникли в гортань. Это делало удушье неизбежным, а выживание редким. Он писал:

После этого аналогичным образом были излечены еще два случая того же характера, что и описанные выше. Во время всех прежних эпидемий дифтерии утверждалось, что характерными симптомами этой формы заболевания были выраженная слабость, появление бактерий, зловонное дыхание, а если терялся голос, то это указывало на распространение дифтеритных пленок в гортань, и в таком случае выживало менее 3% пациентов. В этой эпидемии мы сначала столкнулись с простым тонзиллитом, потом с ангиной, а затем с быстро развившейся дифтерией; смертей пока нет6.

Такие экстраординарные результаты во время опустошительных эпидемий не были единичными в долгой и успешной карьере Липпе, поскольку все данные свидетельствуют о том, что он добивался того же успеха во время других эпидемий; это можно увидеть из следующего сообщения:

Примерно пять лет назад [осенью 1871 года] мне пришлось лечить очень много случаев злокачественной натуральной оспы, эпидемия которой бушевала тогда в этом городе [Филадельфия]. Мы лечили многих знатных людей; мы никогда не прибегали к какой-либо внешней помощи и вышли из эпидемии с триумфом, без единого случая оставшихся после заболевания оспин. Мы опирались на наставления Ганемана, мы неизменно следовали им в течение сорока лет и без колебаний признавали, что любые ошибки, которые мы совершали, были вызваны пренебрежением тщательным приложением всех наших основополагающих принципов и предписаний Мастера для излечения больных7.

Эти результаты весьма примечательны, поскольку именно в этой эпидемии оспы смертность составила 25% в Филадельфии, где из 16 629 человек, заболевших оспой, умерло 38998.

В редакционной статье январского номера 1879 года "Цинциннати медикэл эдванс" под названием "Сравнительная смертность" д-р Т. П. Уилсон написал следующее:

При исследовании различных способов медицинской практики нас часто просят решить вопрос их относительной ценности через сравнение соответствующих показателей смертности. Каждая сторона представляет определенное количество случаев, которые рассматриваются особым образом, и соотношение числа умерших к суммарному числу получивших лечение показывает, какой способ лучше. Prima facie [на первый взгляд] такая проверка кажется вполне разумной. Целью медицинской практики является спасение жизни. Поэтому ту систему, которая сохраняет наибольшее число жизней, или, если угодно, показывает наименьшее число потерянных жизней, мы и должны принять. Теоретически это идея хорошая. Но дело в том, что на практике это не работает.

Он спросил:

Последователи какой медицинской школы или практики захотят увидеть свое умаление через статистику? Следовательно, представляемые в качестве важнейшей проверки относительной ценности документы в значительной степени содержат элемент неопределенности9.

Эта редакционная статья побудила д-ра Липпе опубликовать свою статистику смертности и одновременно бросить вызов эклектическому "большинству", которое искажало гомеопатию и в Америке, и в Англии, и которое выдавало себя за авторитетов гомеопатии, используя тот аргумент, что большинству лучше знать. Он открыто защищал постоянный успех практики последователей Ганемана: "Факты таковы, что должное, понятное и научное применение гомеопатии ведет к успеху"10; в то же время он неоднократно обращался к эклектическим представителям профессии с просьбой предоставить "неоспоримые документальные свидетельства" в поддержку их аргументов:

Единственный возможный способ решить, действительно ли исцеляющее искусство гомеопатии, когда оно применяется на практике по методу Ганемана, демонстрирует успехи, которые никогда не демонстрировал никакой другой метод лечения, или же те псевдогомеопаты, которые говорят о вспомогательных и дополнительных законах, уже открытых или которые еще могут быть открыты, или о великом прогрессе патологии, или об устарелости Ганемана, или об абсурдности даже 30-го разведения, или о необходимости материальных доз и т. д., это прогрессивно-отсталое большинство, может показать лучшие результаты. Не попробуешь — не поймешь, нужен фактический эксперимент: если у нас есть, что испытать, мы можем это сделать и судить о его качествах... Не будет ли нахальством попросить этих людей выступить со своей статистикой? Какие результаты вы можете показать?.. Позвольте нам хотя бы раз взглянуть на ваши цифры; покажите нам, что вы можете сделать, что вы сделали; расскажите нам, как изуродованная, извращенная гомеопатия дает лучшие результаты, и мы узнаем, чем различаются заслуги ГОМЕОПАТИИ и ЭКЛЕКТИЗМА11.

И он ответил на вышеупомянутую редакционную статью:

Через сравнение соответствующей смертности при определенных методах лечения, согласующихся с установленными законами лечения, можно определить относительную ценность различных способов медицинской практики. Следуя учению Ганемана и пытаясь развить применение гомеопатического закона лечения, я беру на себя смелость представить моим профессиональным собратьям копию официального отчета за 1878 год, поданного в Управление здравоохранения12.

В том же (1879) году он опубликовал в журнале "Органон" свои официальные отчеты за 1877 и 1878 годы, подчеркнув тот факт, что за предыдущие два с половиной года он не потерял ни единого пациента с острым заболеванием. Он написал:

Добросовестно применяя закон подобия к исцелению больных, усердно следуя указаниям Учителя на протяжении сорока лет, используя на протяжении более тридцати лет только высокие и высочайшие потенции, будучи обязанными сообщать о каждой смерти в нашей практике в Управление здравоохранения, имея такую же обширную общую практику, как и любой другой медик в этом городе, а также леча некоторых тяжелейших пациентов, мы можем сообщить, что с 12 января 1877 года мы не потеряли ни единого пациента с острым заболеванием — ни одного из многих с тифом, пневмонией, дифтерией, скарлатиной, детской холерой [брюшным тифом, рожей]13 и т. д. Теперь мы, даже рискуя быть обвиненными в хвастовстве, даем подлинную информацию из наших отчетов Управлению здравоохранения Филадельфии:

— 18 января 1877 г., Ангус Камерон, 52 года: Брайтова болезнь почки.
— 5 июня 1877 г., Эдвин Х. Трего, 35 лет: туберкулез легких.
— 18 марта 1878 г., Сэмюэль Пенн Инглиш, 84 года: рак языка.
— 31 марта 1878 г., Эмилия Хопкинс, 80 лет (цветная): рак левой груди.
— 11 августа 1878 г., Уильям Дикс, 71 год: общее истощение.
— 2 октября 1878 г ., Эллен Уолборн, 71 год: рак желудка.
— 9 декабря 1878 г., Дороти Вэн, 66 лет: паралич.

Пять из этих семи пациентов попали к нам на очень поздней стадии заболевания. Они никогда ранее не лечились гомеопатически, не ожидали излечения, но просили облегчения, которое каждый и получил без помощи паллиативов, но лишь посредством максимально строгого применения подобнейшего средства в бесконечно малой дозе14.

Затем Липпе добавил:

Можно ли полагаться на эту информацию из частной практики относительно смертности? Это спрашивает редактор.

Он ответил, что поскольку

практикующие врачи в этом городе обязаны, в соответствии со строго соблюдаемыми законами нашего штата и муниципальными законами, сообщать о каждом случае смерти... на эту информацию можно опираться, когда она ее источником служат обязательные и строго контролируемые отчеты в Управление здравоохранения15.

Это было необычное заявление, особенно если учесть, что, во-первых, Липпе не только имел одну из самых обширных медицинских практик в Филадельфии, но и неустанно посещал пациентов во время эпидемий и лечил самых тяжелых больных, которых ему передавали его коллеги гомеопаты и аллопаты; во-вторых, обычная смертность для некоторых упомянутых выше острых болезней была очень высокой (например, для сыпного и брюшного тифов, пневмонии и дифтерии она составляла в среднем около 30%, а для скарлатины и рожи — около 10%). Информация о смертности среди детей с детской холерой отсутствует, но было известно, что в 1870-х годах в некоторых районах Соединенных Штатов последняя была ведущей причиной смерти детей в возрасте до пяти лет16.

Почти невероятные утверждения Липпе побудили коллег, таких как Г. К. Аллен и Богер, исследовать практику Липпе и проверить эти кажущиеся невозможными результаты. До посещения Липпе Аллен прописывал множество средств в низких разведениях. Он говорил, что когда он начал практиковать, он никогда не слышал об "Органоне", несмотря на то, что окончил профессиональную гомеопатическую медицинскую школу17.

Следуя мастеру назначений, Аллен и Богер в конце концов увидели обещанные результаты применения настоящей гомеопатии. Аллен стал убежденным сторонником и защитником чистой гомеопатии. Он основал Медицинский колледж Геринга в Чикаго и был его президентом на протяжении многих лет; в 1886 году он стал редактором журнала "Медикэл эдванс" и оставался у руля этого следующего учению Ганемана журнала до самой своей смерти в 1909 году. В 1908 году во время дискуссии в одном медицинском обществе Аллен сказал:

Адольф Липпе сделал в Американском институте гомеопатии самое замечательное заявление, которое я когда-либо слышал. Он сказал: "Если мне приведется столкнуться с дифтерией прежде чем она будет испорчена, вымыта, выполоскана и т. д., то почти каждый случай я смогу вылечить одним средством и зачастую одной дозой!" Я воспользовался предоставившейся возможностью, поехал в Филадельфию и остался с Липпе на месяц. Я ездил с ним к его пациентам, видел, как он давал одну дозу и уходил. Спросил, собирается ли он давать плацебо. "Нет. Они всю жизнь принимали массивные одиночные дозы. Теперь они хотят чего-то другого. Так они обратились к гомеопатии". Утром пациенту становилось лучше, и т. д.18

Благодаря таким сообщениям теперь легче понять, как Липпе мог с подобной уверенностью говорить о невероятном значении истинной гомеопатии для человечества, и как он не только имел право, но и был обязан предотвратить замалчивание и исчезновение истинной гомеопатии, чего добивались большинство псевдогомеопатов. У него не было другого выбора, кроме как бороться за сохранение истинной гомеопатии, так же как у Ганемана не было другого выбора, кроме как поделиться результатами его исследований и экспериментов, проводившихся на протяжении всей его жизни, с остальным миром. Липпе просто не мог позволить исчезнуть этому "божественному дару".

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Constantine Hering. Reports on cases of diphtheria. Transactions of the American Institute of Homoeopathy 1860: 159–160. Также см. American Homoeopathic Review 1860; 2: 515–516.
2 Adolph Lippe. Review: A Treatise on Diphtheria, its Nature, Pathology and Homoeopathic Treatment, by Wm. Todd Helmuth, M.D. Second edition revised and corrected, 1864. Hahnemannian Monthly 1866—67; 1: 137.
3 Appendix. Journal of the Select Council of the City of Philadelphia, с 1 июля 1876 по 1 января 1877. Philadelphia: E. C. Markley & Son. 1877: 643.
4 P. P. Wells. Diphtheria and bacteria. Homoeopathic Physician 1881; 1: 249–250.
5 D. R. Beckwith. Diphtheria. Transactions of the American Institute of Homoeopathy 1867; 23–33 of section III.
6 Adolph Lippe. Clinical reflections. Homoeopathic Physician 1883; 3: 98.
7 Adolph Lippe. Letter to the Editors. Homoeopathic Times 1877; 5: 187.
8 Carl Spinzig. Failure of vaccination. St. Louis Clinical Record 1881; 7: 353–358.
9 T. P. Wilson. Comparative mortality. Cincinnati Medical Advance 1879; 6: 429–431.
10 Adolph Lippe. Fatal Errors. Organon 1879; 2: 321–27.
11 Там же.
12 Adolph Lippe. Comparative Mortality. Cincinnati Medical Advance 1879; 6: 556–557.
13 В первой (Cincinnati Medical Advance 1879; 6: 556–557) из двух статей на эту тему Липпе также упоминал брюшной тиф и рожу.
14 Adolph Lippe. Fatal Errors. Organon 1879; 2: 321–327.
15 Adolph Lippe. Comparative mortality. Cincinnati Medical Advance 1879; 6: 556–557.
16 J. O. Webster. Children's diseases in Massachusetts. Boston Medical and Surgical Journal 1873; 89: 173–181.
17 H. C. Allen. Transactions of the Central New York Homoeopathic Medical Society. Medical Advance 1909; 47: 12–13.
18 Там же.

Часть II Исключительные успехи гомеопатии в акушерстве