Д-р Андре Сэн (Канада)

Андре Сэн

Проводя разделительную линию: гомеопатия или не гомеопатия?

American Journal of Homeopathic Medicine, 2002, 95:69–88

Перевод Зои Дымент (Минск)
Сэн Андре — выпускник Национального колледжа натуропатической медицины в Портленде, штат Орегон (1982), декан Канадской академии гомеопатии с 1986 года. На протяжении около 30 лет преподает гомеопатию врачам-гомеопатам в Северной Америке и Европе, автор многочисленных публикаций в гомеопатической периодике.




Обобщения о семействах лекарств

Д-р Моррисон продолжает настаивать на ценности обобщения лекарств в группы или семейства. Он отмечает, "что пациенты, которым требуется животное лекарство, часто полностью поглощены конкуренцией", "ползучие растения и виноградные лозы часто имеют в своей симптоматике желание путешествий или мечты о них", "мы пытаемся увидеть (в прувингах или у вылеченных пациентов) общую тему, например, у всех препаратов азота имеется желание жирной пищи, склонность к трещинам, боль как от занозы, чувство неизбежной угрозы или опасности", "практически все животные лекарства имеют симптомом ревности", "почти каждое лекарство группы калия пробуждается где-то между 1, 2 или 3 часами после полуночи — это общая характеристика группы", "у растений семейства Маковых есть ощущение мучительной боли, часто упоминаются такие слова как 'пытка' и присутствует почти неистовое желание найти облегчение от боли (большинство из этих лекарств известны как болеутоляющие)"53.

Даже несмотря на то, что приведенные выше обобщения являются, как говорят, плодом обширных наблюдений на протяжении многих лет, они в лучшем случае представляют собой гипотезы. Здесь следует быть настороже в двух следующих пунктах: во-первых, не путать плоды чистого наблюдения с конструкциями ума, и, во-вторых, не предполагать, что число наблюдателей играет важную роль в достоверности наблюдений. Надежность наблюдателя является ключом к достоверности, как разумно указал Данхэм: "Значение факта измеряется способностью наблюдателя"54.

Некоторые опасности обобщения хорошо проиллюстрированы самим д-ром Моррисоном. Например, как можно серьезно воспринимать обобщение всех препаратов азота, когда только Acidum nitricum и Argentum nitricum удовлетворяют четырем характерным симптомам, о которых упоминает д-р Моррисон, а именно "желание жирной пищи, склонность к трещинам, боль как от занозы, чувство неизбежной угрозы или опасности"? Kali nitricum не имеет боли как от занозы, у Glonoinum есть только ощущение надвигающегося несчастья, но нет ни одного из трех других симптомов, а Amyl nitricum, Benzinum nitricum, Natrum nitricum, Nitri Spiritus Dulcis, Nitrogenium oxygenatum, Acidum nitromuriaticum, Strontium nitricum и Uranium nitricum не имеют ни одного из указанных выше четырех характерных симптомов.

Что мы должны думать об утверждении, что "практически все животные лекарства имеют симптомом ревности", когда, ознакомившись с последней версией "Комплит миллениум репертори" (Complete Millennium Repertory)55, мы можем найти рубрику "ревность" только у восьми из шестидесяти двух животных лекарств?

Что мы должны думать об утверждении о пробуждении в 1, 2 или 3 часа после полуночи "почти каждого лекарства группы калия", когда мы видим, что только Kali carbonicum, Kali nitricum и Kali bichromicum просыпаются в такое время, в то время как Kali aceticum, Kali arsenicosum, Kali bromatum, Kali chloricum, Kali chlorosum, Kali cyanatum, Kali ferrocyanatum, Kali iodatum, Kali manganicum, Kali muriaticum (Kali chloratum), Kali oxalicum, Kali phosphoricum, Kali picricum, Kali sulphuratum, Kali sulphuricum, Kali tartaricum и Kali telluricum не просыпаются в любой из этих часов?

Утверждение, что "у растений семейства Маковых есть ощущение мучительной боли, часто упоминаются такие слова как 'пытка' и присутствует почти неистовое желание найти облегчение от боли" также необоснованно. Только шесть членов этого растительного семейства прошли прувинг, а именно Adlumina fungosa, Chelidonium majus, Corydalis cava, Fumatia officinalis, Opium и Sanguinaria canadensis. Только в отношении Sanguinaria canadensis было установлено, что она имеет мучительные боли, а единственная ссылка на слово "пытка" присутствует в симптоме 608 у Opium среди симптомов, перечисленных Ганеманом в его книге "Чистая Материя медика": "Сладкие, восхитительные фантазии, которые он предпочитает любому другому счастью, главным образом если он ранее подвергался пыткам болью"56. Примечательно, что здесь слово "пытка" относится к боли, испытанной до принятия необработанной дозы опиума и не имеет ничего общего с характеристиками Opium.

Opium, безусловно, является одним из самых известных в этой известной шестерке членов Маковых, и так получается, что Ганеман прямо противоречит д-ру Моррисону в том, что "у лекарств растительного семейства Маковых есть ощущение мучительной боли". Ганеман пишет во введении к описанию Opium в своей "Чистой Материи медике":

Даже если все антипатические и аллопатические врачи станут утверждать обратное, болезненные заболевания острого и хронического характера могут быть вылечены или приведены к длительному состоянию здоровья только лекарствами, которые, кроме соответствующего подобия в других первичных эффектах симптомам болезненного состояния, в то же время способны возбуждать боли, очень похожи на вид болей, наблюдаемых в болезни. Если было выбрано такое лекарство, то боль и болезнь исчезнут вместе удивительно быстрым и постоянным образом, когда назначается малейшая доза, как учит "Органон медицины" и как каждый убедится на опыте.

Но самым поразительным были злоупотребления, которые все врачи по всему миру вплоть до настоящего времени совершают с Opium, назначая его в качестве мощного средства при болях разного рода, если боли очень старые и имеют глубокие корни. Очевидно, что ожидание от одного вещества излечения всех болей, которые так бесконечно различаются между собой, противоречит здравому смыслу и почти совпадает по своей глупости с идеей существования универсального лекарства.

Видя, что различные виды болей у больных очень различаются между собой по своему расположению, времени и условиям возникновения, рецидивам, усилению, уменьшению и т. д., можно предположить, что Творец не преминул бы создать большое количество различных лекарств для их лечения, так как любая имеющая пределы вещь может иметь только конечную, ограниченную сферу действия. Но Opium как раз не из таких болеутоляющих и целебных лекарств. Opium является практически единственным лекарством, которое в своем первичном действии не вызывает никакой боли. С другой стороны, любое другое известное лекарство в своем первичном действии вызывает в здоровом человеческом теле свой определенный вид боли и, следовательно, в состоянии вылечить и устранить (гомеопатически) подобные боли при заболеваниях, особенно если другие симптомы болезни подобны тем, которые наблюдаются при назначении лекарства. Opium сам по себе не в состоянии одолеть гомеопатически, т. е. на долгий срок, никакой вид боли, потому что он не вызывает в своем первичном действии ни одной боли, но, наоборот, вызывает бесчувственность, неизбежным следствием (вторичное действие) которой является более высокая, чем ранее, чувствительность, и, следовательно, более острое ощущение боли57.

Использование указанного выше гипотетического обобщения противоречит двум фундаментальным принципам гомеопатии. Во-первых, Материя медика должна быть свободна от всех гипотез и "домыслов, всего, что утверждается голословно". Во-вторых, в гомеопатии мы всегда индивидуализируем, хотя наша человеческая природа все время будет соблазнять нас обобщать. Разве Ганеман и его истинные последователи не учат нас ясно всегда индивидуализировать каждый случай и каждое лекарство и не предостерегают от роковой ошибки обобщения? Постоянная индивидуализация является торговой маркой чистой гомеопатии, в то время как обобщение является постоянной характеристикой всей конвенциальной медицины. История учит, что врачи, которые успешно продвинулись в индивидуализации, впоследствии добиваются успеха в лечении, в то время как те, кто обобщает, терпят неудачу.

Искажение ганемановского представления о миазмах

Другой вопиющий пример искажения учения Ганемана можно увидеть также в том, что пишет д-р Моррисон:

Первым человеком, который попытался найти общие темы в группах лекарств, был, конечно, Ганеман. Да, в 1828 году Ганеман опубликовал свою работу "Хронические болезни". В ней он выделил три группы симптомов и ввел термин "миазм". К каждой из этих групп симптомов болезней приписаны специфические лекарства, с ней связанные. Эти связи не вытекают непосредственно из прувингов, но, скорее, были основаны на общих представлениях Ганемана. Он понял эти группы и был готов классифицировать лекарства58.

Ганеман считал, что хронические болезни возникли из "только трех известных хронических миазматических болезней" или хронического состояния инфицирования (или заражения)59. Если это то, что доктор Моррисон подразумевает под "общими представлениями", то эти общие представления Ганемана не были произвольной гипотезой, но, как он говорит, явились открытием природы хронических болезней, основанном на тех фактах, которые у него имелись. Это был результат, по словам Ганемана, "неустанных размышлений, постоянной постановки вопросов, точных наблюдений и самых точных экспериментов"60.

Д-р Моррисон говорит, что ганемановская классификация лекарств от хронических болезней основана на "общих представлениях" Ганемана, а не получена "непосредственно из прувингов". Это еще одно поразительное заявление. В "Хронических болезнях" мы читаем прямо противоположное:

У меня часто спрашивают, по каким признакам вещество может быть заранее признано антипсорическим. У них не может быть таких внешних видимых признаков, но во время прувинга нескольких мощных веществ на предмет выявления их воздействия на здоровые организмы, жалобы, которые вызывали некоторые из них, показали мне их чрезвычайную и явную пригодность для гомеопатической помощи при четко определенных симптомах, характерных для псорических заболеваний. Тем не менее только те лекарства были признаны антипсорическими, чье чистое воздействие на здоровье человека дало четкое указание на их гомеопатическое использование при болезнях, проявляющих себя как псорические, возникающие, общепризнанно, из-за инфекции61.

Если неправильная интерпретация д-ра Моррисона не вводит студентов в заблуждение, то что это тогда? Разве Ганеман не продемонстрировал четко, что строгость в мыслях, наблюдении и экспериментировании является абсолютно необходимой для того чтобы быть успешным в гомеопатии? Зачем кому-то тогда настаивать на определении своих учений и практики как гомеопатических, когда их методология настолько противоречит основным принципам гомеопатии? Гомеопатия стала настолько запутанной, что ее невозможно отличить от ее противоположности? В Homeopathic Links недавно появилась статья, озаглавленная "Определение другой традиции в гомеопатии". Ее автор, Йорг Вихман, утверждает, что гомеопатия не должна классифицироваться как научная, она "герметичная", "в одном ряду с шаманизмом и алхимией", и гомеопаты должны выйти из подполья, подобно другим угнетенным группам, и утвердить наши человеческие права, гордо заявив о практике "колдовства"; "Да, гомеопатия — настолько же колдовство, насколько вы всегда подозревали"62. Зачем настаивать на связи с гомеопатией традиций, методологий и практик, полностью отличных от нее?

Открытие Шанкараном "темы" лекарства

Что нам следует думать об объяснении Раджаном Шанкараном того, как он обнаруживает тему лекарства? Он приводит в качестве примера открытие Hura braziliensis. Он пишет:

Вопрос: Как вы обнаруживаете центральное состояние лекарства? Какой метод вы используете, чтобы понять лекарство?

Это можно лучше всего проиллюстрировать на лекарстве, которое я никогда не использовал, потому что тогда мы будем смотреть исключительно в Материи медике и пытаться понять его симптомы, записанные только в прувингах, а не в терминах того, что мы видели в клинической практике. Мы возьмем лекарство Hura braziliensis, про которое я никогда не читал в описаниях случаев. Не только у меня нет с ним клинического опыта, но вряд ли с ним имеется вообще какой-либо клинический опыт63.

Далее Шанкаран перечисляет психические симптомы Hura braziliensis, найденные в репертории, как первый шаг в раскрытии темы лекарства. Здесь важно отметить три момента относительно методологии, используемой Шанкараном при чтении репертория с целью понять лекарство, и в частности применительно к Hura braziliensis на примере, используемом им, чтобы продемонстрировать свой подход.

Во-первых, единственный известный источник психических симптомов Hura braziliensis в репертории, это оригинальный прувинг, опубликованный Бенуа Mюре в 1849 году64.

Во-вторых, единственный психический симптом, появившийся лишь однажды только у одного испытуемого, можно найти во многих рубриках в репертории, что оставляет ошибочное впечатление, если читать реперторий без учета прувинга, будто бы этот симптом является повторяющейся темой этого лекарства. К примеру, у Hura braziliensis симптом 275 "он чувствует себя отвергнутым и оставленным своей семьей" ("Il se croit repoussé et abandonné les siens") представлен в четырех рубрик, а именно "делюзия, что он презираем", "делюзия, что он отвергнут родственниками", "делюзия, что он покинут, заброшен и оставлен".

В-третьих, некоторые симптомы прувинга были расширены, чтобы они удовлетворяли определенным рубрикам в репертории. Например, в только что упомянутом симптоме 275 чувство отверженности, видимо, было расширено до рубрики "делюзия, что чувствует презрение". Очевидно, что ненадежно полагаться только на реперторий, не учитывая прувинг, так как можно чувствовать себя отвергнутым и не ощущать презрения.

От списка, состоящего только из психических симптомов, найденных в репертории, Шанкаран переходит к "открытию" центрального состояния лекарства, или пониманию лекарства. Он пишет:

Если мы изучим все эти симптомы Hura, мы найдем много свидетельств концентрации на чувстве покинутости. Существует специфическое чувство покинутости, которое является делюзией, будто она вот-вот потеряет своего друга. Делюзия, будто ее друг потерял привязанность к ней. Делюзия, будто люди бросают ее, они не хотят ее. Таким образом, она в мире одна, она нелюбима, она презираема и ненавистна65.

Эта часть темы по существу развита на основе трех симптомов, входящих в число 870 симптомов в оригинальном прувинге д-ра Мюре, а именно на основе симптома 275 "он чувствует себя отвергнутым и оставленным своей семьей" ("Il se croit repoussé et abandonné des siens"), симптома 484 "она думает, что потеряет кого-то, кто ей дорог" ("Elle pense qu'elle va perdre quelqu'un qui lui est cher") и симптома 822 "она думает, что осталась одна в мире и без надежды на выздоровление" ("Elle pense rester seule au monde et se croit perdue")66-67.

Далее Шанкаран продолжает открывать остающееся в теме. Он пишет:

Почему это произошло? Ей не повезло. Она неудачливая — это сильное чувство. "В этом моя неудача, что нечто случилось со мной, из-за чего я потеряла друга, и они начали ненавидеть меня".

Итак, когда я думаю об этом, то спрашиваю себя, что собой представляет ситуация, в которой эти чувства оправданы? Это ситуация человека, который потерял привязанность своих друзей. Все его друзья и родственники теперь ненавидят его и не хотят его, они бросили его, и поэтому он чувствует себя за бортом, забытым, изолированным и несчастным.

Рубрика "отчаяние в выздоровлении" означает, что ему трудно оправиться от этой ситуации. Шансы на возвращение к исходному состоянию невелики, отсюда печаль и психическая депрессия. Он становится весьма разочарованным и скучающим (скука). Он может стать деструктивным, даже разрушительным по отношению к себе. Он злится на себя, травит себя, чувствует себя несчастным и упрекает себя68.

Проблемы с подходом Шанкарана

При таком подходе возникает несколько основных проблем. Во-первых, это формирование выводов о причинах этих симптомов, во-вторых, интерпретация этих симптомов, и в-третьих, изначальное предположение, что для болезни существует общая тема или центральная делюзия. Он пишет:

Несомненно, что все симптомы лекарств основаны на делюзиях, каждый симптом без исключения. Так как делюзия — это болезнь, и так как симптомы являются выражением болезни, они могут быть выражены как делюзии69.

Все это теоретизирование, которое вновь полностью противоречит основополагающим принципам гомеопатии. Существует книга об истории научных ошибок, озаглавленная Je Pense Donc Je Me Trompe ("Я мыслю, следовательно, я ошибаюсь")70, и, подобно примерам из этой книги, Шанкаран также продемонстрировал несколько основных ошибок в методологии и рассуждениях, приводя пример того, как он "открывает" лекарство.

Во-первых, нигде в прувинге ничего не говорится о презрении или ненависти, или о том, что имелся друг, чью привязанность она потеряла.

Во-вторых, Шанкаран пишет:

Вы можете представить мою радость, когда у меня появилась эта идея: я просмотрел "Словарь" Кларка и обнаружил, что Hura прошла прувинг и вызвала лучшие симптомы у людей, которые болели проказой в прошлом, и Hura является известным лекарством от проказы... Она [Hura] чувствует себя как прокаженный, чувствует себя отвергнутой и ненавидимой и не видит шансов на восстановление. Это тема Hura... Я не говорю, что Hura должна использоваться при проказе, но считаю, что проказа, возможно, была одной из первых ситуаций, в которых появлялось состояние Hura71.

В прувинге Hura braziliensis участвовало всего четыре испытуемых, двое из них ранее страдали проказой, но Hura не выявила у них лучших симптомов, чем у двух других, которые не болели проказой в прошлом. В самом деле, симптомы 275 и 822, два ключевых симптома, на основе которых Шанкаран строит тему Hura, чувствующей "как прокаженный, отвергнутый, ненавидимый, без шансов на возвращение", появились у двух испытуемых, у которых никогда не было проказы.

В-третьих, Hura braziliensis никогда не была в действительности известна как лекарство от проказы, она просто считалась таковым. Mюре сообщил в 1849 году, что человек, который страдал проказой, вылечился после употребления большого количества сока, вытекающего из ствола дерева хура. После того как президент местной провинции сообщил имперскому правительству об этом наблюдении, этот сок стал "очень часто использоваться прокаженными пациентами, однако исцеления не происходило"72. Неужели этого старого поверья все еще достаточно для поддержки следующего тезиса Шанкарана? "Hura имеет особенности, которые помещают ее точно между туберкулезным и сифилитическим миазмами. Это миазм проказы. Главное чувство в миазме проказы похоже на туберкулезный миазм, только гораздо хуже. Ощущение такое, что даже при интенсивной, быстрой, беспокойной активности для выхода из этого разрушительного процесса (проказы) существует очень мало надежды"73.

В-четвертых, Шанкаран далее пишет по поводу этого своего "открытия" центральной темы Hura braziliensis:

Возникают различные возможности — может быть, он совершил большое преступление. Если бы это было так, здесь присутствовали бы "угрызения совести" и "делюзия, что он преступник", но этого нет. Имеется только чувство сожаления, что случилась некоторая неудача. Итак, что же это за неудача, которая заставила его родственников ненавидеть его, неудача, после которой он не может восстановиться? Когда я проник в это чувство, я получил сильное восприятие проказы. Прокаженный — это человек, который из-за удара судьбы приходит к такому состоянию, когда все его друзья бросили его, они его ненавидят, презирают, теряет привязанность к нему и, как он ни старается, он не может получить компенсацию. Старые чувства не могут вернуться; став прокаженным, человек навсегда прокаженный74.

В этом дедуктивном процессе "открытия" Материи медики одно неверное предположение более всего нарушает выводы. В этом контексте оказалось, что симптомы 127 и 128 в прувинге Mюре — это, соответственно, "он упрекает себя за все злодеяния, которые он, возможно, совершил, даже просто за мелочи, и чувствует себя очень виновным в том, что сделал" ("Il se reproche toutes les mauvaises actions qu'il a pu commettre, se reproche les moindres choses, et se croit bien coupable de les avoir faites"), и "во время нервного приступа он беспокоится о своем вечном спасении" ("Préoccupation de son salut éternel pendant la crise nerveuse").

Начнем с того, что Шанкаран предполагает, что нет никаких мук совести, когда на самом деле они есть. Затем он основывает свой дедуктивный процесс на таких симптомах как ощущение неудачливости; она ненавидима, презираема и потеряла привязанность друга, когда в действительности ни один из трех последних симптомов не присутствует в прувинге.

В-пятых, что мы будем делать с другими своеобразными психическими или физическими симптомами, не включенными Шанкараном в тему? Например, симптом 126: "Во время и после обморока — желание любить всех, особенно окружающих его. Он часто думает о смерти, но не боится умирания, он даже чувствует, что умер бы без сожаления"; 537: "После приема препарата любая мелочь раздражает ее, в таких случаях она чувствует себя угнетенной, присутствует желание заплакать, она краснеет, глубоко вздыхает несколько раз в день"; 491: "В девять часов утра ее чувства возбуждаются, и она много плачет"; 571–573: "В девять часов утра стеснение в груди. Она много вздыхает. Внутренняя дрожь"; 679: "В половине девятого желание плакать, любая мелочь ее печалит, она начинает плакать, когда слышит, что вдруг открылась дверь"; 580: "Нервный смех, который вызывает в ней содрогание"; 626: "В восемь утра желание смеяться, за которым следует затем дрожь в голове и ногах"; 823: "Плач без причины, за которым следует нервный смех"; 452: "Она не может ходить, не боясь упасть"; 485: "Она плачет все время и в течение нескольких прошедших дней воображает, что видит перед собой мертвого человека"; 321 и 322: "Рассеянность, он делает много ошибок, путает месяцы в течение нескольких дней. Путал улицу дважды"; 432: "Ощущение, как будто она падает на землю"; 448: "Ощущение, как будто ее укусила собака, чувствуется боль". Как вписываются эти симптомы в схему Шанкарана, не говоря о множестве других специфических симптомов?

Что мы должны думать о таком подходе? Неужели мы действительно говорим об открытии, или это плод богатого воображения? Кто захочет использовать такой подход "в наиболее важной работе, которую один человек может выполнить для своего собрата — в работе, от которой зависят жизнь и смерть, более того, иногда счастье или горе целых семей и их потомков..."75? Станет ли такой подход в конечном итоге руководством или только собьет с дороги слишком наивных учеников, которым не повезло в поиске новых и "продвинутых" методов? Ответ на эти вопросы кристально ясен для тех, кто тщательно изучил и понял работы Ганемана. Что касается других, каждый должен следовать своим собственным путем и эта свобода должна уважаться, однако это не лицензия на право называть гомеопатией свои собственные капризы. Очень большое число людей, называющих себя гомеопатами, в настоящее время извращают профессию. К сожалению, это имело место в гомеопатии в течение очень долгого времени, и мы должны помнить, что в течение очень долгого времени большинство профессиональных гомеопатов были недостаточно знакомы с учением Ганемана. Когда мы будем учиться на ошибках прошлого?

Выводы

Ошибки, продемонстрированные выше на примерах учений и практики тех, кого поддержали подписавшие письмо в редакцию, часто являются результатом обобщений, слабой методологии или неправильных наблюдений и рассуждений, и все они противоречат науке и чистой гомеопатии. Поэтому очень трудно понять, почему д-р Моррисон отрицает, что они "люди, которые вводят студентов в заблуждение, поскольку не учат принципам 'Органона'. На самом деле 'Органон' всегда преподавали в наших школах, и ничего из того, чему мы обучаем, что поощряем или практикуем, никоим образом не противоречит учению Ганемана", и отрицает также, что они "люди, которые распространяют ложные доктрины..."76 На деле если не все, то большинство учений и практик, которые рассматривались выше, полностью противоречат учению Ганемана. Трудно здесь не вспомнить образ Сократа, сделавшего такие замечания относительно софистов: "Можете ли вы назвать любую другую область, в которой профессиональные учителя признаются в качестве учителей для других, когда, видимо, сами не представляют предмет и слабы в том, чему собираются учить? Когда люди так путаются в предмете, разве вы можете сказать сколько-нибудь правдиво, что они являются учителями?"

Д-р Моррисон опровергает обвинение, что они люди, которые "фальсифицируют ведение пациентов, чтобы ‘продемонстрировать свое мастерство’. На самом деле ни один из подписавших письмо не мирился бы с фальсификацией результатов для любой цели"77. В моей предыдущей статье я сделал по этому поводу одно общее замечание. Но утверждение д-ра Моррисона, что ни один из подписавших письмо не был вовлечен в такие вещи, заставляет меня обратиться к этому очень щекотливому, но важному вопросу еще раз. Я слышал много обвинений в фальсификации случаев, совершаемых одним из подписавших письмо. Хотя я лично не был свидетелем этих эпизодов, они были описаны, очевидно, надежными наблюдателями, которые лично были свидетелями. Для решения этого вопроса незамедлительно требуется лучший форум. Вопросы следующие: к каким мерам следует прибегнуть в отношении этих обвинений и какие действия должны быть предприняты, если эти обвинения окажутся правдой? Удивительно, что так много свидетелей этих обвинений решили молчать и не занимать определенную позицию. Как могут профессионалы работать, закопав голову в песок? Обман в медицине, как и в науке, имеет слишком важные последствия и несет в себе свое собственное осуждение; какие учения, сочинения или прувинги такого человека могут считаться серьезными и заслуживающими доверия?

ПРИМЕЧАНИЯ


53 Там же.
54 Dunham C. Homœopathy the science of therapeutics. American Homeopathic Review 1862; 3: 210.
55 Van Zandwoort. Complete Millenium Repertory. Version 2.3. November 2001.
56 Hahnemann S. Materia Medica Pura, translated by R. E. Dudgeon. Vol. 2, Liverpool, London: Hahnemann Publishing House, 1880: 315.
57 Там же, 284–290.
58 Morrison R. Homeopathy Today 2002; 22 (4).
59 Hahnemann S. The chronic diseases, their peculiar nature and their homœopathic cure. Translated by Louis Tafel. Vol. 1, Philadelphia: Boericke & Tafel, 1896: 97.
60 Там же, 5.
61 Там же, 144.
62 Wichmann J. Defining a different tradition for homeopathy. Homeopathic Links 2002; 14 (4): 202–203.
63 Sankaran R. The spirit of homeopathy. Bombay: Self published, 1991: 217.
64 Mure B. Doctrine de l'ecole de Rio de Janeiro et pathogenesie bresilienne. Paris: A l'Institut Homéopathique, 1849: 163–200.
65 Sankaran R. The spirit of homeopathy. Bombay: Self published, 1991: 218.
66 Mure B. Doctrine de l'ecole de Rio de Janeiro et pathogenesie bresilienne. Paris: A l'Institut Homéopathique, 1849: 163–200.
67 Hempel C. Benoist Mure's Materia Medica. New York: William Radde, 1854: 65–101.
68 Sankaran R. The spirit of homeopathy. Bombay: Self published, 1991: 218.
69 Там же, 219.
70 Lentin JP. Je pense donc je me trompe. Paris: Editions Albin-Michel, 1994.
71 Sankaran R. The spirit of homeopathy. Bombay: Self published, 1991: 218.
72 Hempel C. Benoist Mure's Materia Medica. New York: William Radde, 1854: 65–66.
73 Sankaran R. The soul of remedies. Bombay: Homeopathic Medical Publishers, 1997: 94.
74 Sankaran R. The spirit of homeopathy. Bombay: Self published, 1991: 218.
75 Hahnemann S. Examination of the common sources of the Materia Medica (1817), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 673.
76 Morrison R. Homeopathy Today 2002; 22 (4).
77 Там же.

предыдущая страница Предыдущая страница   Следующая страница следующая страница