Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Случай моральной распущенности

(1981)

Архив Пьера Шмидта, Санкт-Галлен, Швейцария

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

Оригинал здесь


Один из моих верных пациентов попросил меня помочь своему старому другу, у которого испортился характер и который настолько опустился в личном и особенно в нравственном плане, что люди его круга перестали с ним общаться и сторонятся его.

"Считаете ли вы, — спросил он меня, — что гомеопатия может хоть как-то помочь этому злосчастному развратнику? В его семье были пасторы и врачи, но богатое наследство и легкие заработки на бирже очень быстро сделали его миллионером, а это настолько вскружило ему голову, что недавно серьезный, скромный и деликатный юноша превратился в самодовольного и гнусного мизантропа. Теперь это мрачный, равнодушный ко всему, пресыщенный, поверхностный в суждениях, легкомысленный и тщеславный человек".

Я согласился лечить этого юношу, а встретившись с ним, поразился мрачному выражению его лица. Это был апатичный лентяй, все время сидевший в кресле и выкуривавший не менее тридцати сигарет за день. Он уже распробовал наркотики, а последние десять дней беспрерывно нюхает кокаин. Ночи он проводит, танцуя и напиваясь в клубах, а затем без всякой осторожности пользуется услугами проституток. Жизнь опротивела ему. Это большой человек со светлыми волосами, голубыми глазами и блуждающим взглядом, в котором одновременно выражены самодовольство и пресыщение. Он ничего не желает менять в своей жизни, а хочет всего лишь излечиться от генитального герпеса, который диагностировал ему профессор дерматологии из нашего университета и от которого он безуспешно лечится восемь месяцев.

Его все время беспокоит чувство тяжести в паху.

У него выпадает много волос, и никакие мази не могут это остановить.

Он не любит тепло, но особенно теплый воздух.

Он сообщил, что болел гонореей "всего лишь два раза", и оба раза прошел соответствующее лечение.

У него была протеинурия после гриппа, а затем желтуха.

На головке полового члена я заметил два маленьких пузырька, окруженных темно-красной зоной пигментации.

Печень немного выступает из-под ложных ребер. В остальном я не нашел никаких изменений со стороны внутренних органов.

Когда-то давно он перенес ревматизм суставов.

После общего опроса и осмотра я изучил реперторий, а затем выдал ему необходимое лекарство. Когда я уже уходил, он спросил меня: "Обязательно ли верить в ваши пилюли, чтобы излечиться? — Нет, — ответил я, — но те, кто верит, излечиваются быстрее и надежнее". Он с усмешкой взглянул на меня. "Если вы в самом деле считаете, что мне надо принять это средство, то будь по-вашему, я приму его. — Разумеется!" — ответил я, уходя.

Я решил, что больше не увижу его. Бедный заблудший юноша, на которого уже не действуют ни увещевания, ни логика, ни чувства! Классический случай нравственного падения!

Для реперторизации я взял следующие симптомы:

  1. Отвращение к жизни (стр. 62 Loathing life)
  2. Психические симптомы в результате сексуальных излишеств (стр. 79 Mental symptoms from sexual excess)
  3. Отвратительное настроение (стр 71. Repulsive mood)
  4. Безразличие ко всему (стр. 55. Indifference to everything)
  5. Легкомысленный (стр. 50. Frivolous)
  6. Угрюмый (стр. 68. Morose)
  7. Недовольный (стр. 36. Discontented)
  8. Авторитарный (стр. 36. Dictatorial).

Единственным лекарством со всеми этими симптомами является Mercurius. Следуя методу Кента, я проверил, соответствуют ли общие и физические симптомы этому лекарству, которое так хорошо подошло по психическим симптомам. Прежде всего, это ухудшение от тепла и теплого воздуха (стр. 1412), затем характерная генитальная сыпь, а также сикотическое состояние (стр. 1406).

Кент учит нас, что если лекарство подходит по психическим симптомам, то физические симптомы можно рассматривать как второстепенные, то есть имеющие меньшую ценность.

Но наше лекарство самым неожиданным образом прекрасно соответствует и физическим симптомам. Каждый вспомнит, что желтовато-землистый оттенок кожи и тенденция к протеинурии очень характерны для ртутного отравления.

Руководствуясь всем этим, я дал пациенту 22 мая 1928 г. одну дозу Mercurius solubilis 10 000 (Скиннер).

Я не думал, что услышу еще о нем, и каково же было мое удивление, когда он появился на приеме 7 июля 1928 г., и это был другой человек, у него было другое выражение лица, розовый цвет кожи, рукопожатие… это было совсем другое поведение, нежели в первый раз.

Теперь он не проводит время в безделье, куря одну сигарету за другой, а ходит на концерты, гуляет, но самое главное, вышел на работу, и она доставляет ему удовольствие.

Волосы не свисают клоками, а собраны в аккуратную прическу.

Ощущение тяжести в паху прошло.

Он стал так хорошо переносить жару, что за все лето у него ни разу не возникло желания снять жилет.

Стул стал регулярным. "Я забыл сообщить вам тогда, что все время страдал запорами", — сказал он мне.

Теперь ему не хочется ходить в бары, он решил меньше курить и он давно уже отказался от наркотиков.

Он стал рассуждать вполне здраво и разумно.

"А как ваш герпес? — спросил я. — Ах, я забыл об этом сказать, он как-то сам незаметно прошел".

При осмотре я обнаружил на этом месте лишь небольшую пигментацию.

Он признался мне, что поражен результатами гомеопатии.

Прошел уже год, а улучшение продолжается. Психотерапевтическое лечение в данном случае было бесполезным, а все домашние проповеди и увещевания отвергались самым решительным образом.

Что же послужило основой для нашего гомеопатического назначения? Объективные симптомы, патологический диагноз? Ни в коем случае! Это был сам пациент, это были симптомы, которые характеризуют его самого, о которых надо думать в первую очередь и которые были представлены ярче всего — психические симптомы, лучше всего характеризующее человека, существо мыслящее и переживающее.

Оглавление материалов архива гомеопата П. Шмидта Оглавление