Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Два случая эпилепсии из практики д-ра Жака Бора

(1983)

Архив Пьера Шмидта, Санкт-Галлен, Швейцария

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

Оригинал здесь



СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ

Мадам Женин В., 35 лет, была на приеме 11 июня 1970 года по поводу тревожности с ощущением сдавления и сжатия в горле в основном по вечерам.

В течение последних десяти лет у нее случаются депрессивные состояния, которые длятся до трех месяцев. При этом она чувствует себя одинокой, и что ее никто не понимает.

Это ощущение одиночества, нехватки сочувствия, покинутости все более нарастает.

Она плачет по малейшему поводу, при этом ей нужны зрители и сочувствие.

Робкая и застенчивая, любит одиночество.

Боится воды, но следует учесть, что она едва не утонула в возрасте 20 лет.

Тринадцать лет назад перенесла черепно-мозговую травму с ушибом в левой височной области, по поводу чего провела неделю в больнице. Спустя три месяца у нее стали возникать странные ощущения, будто она видит сны наяву, в голове стал вертеться калейдоскоп мыслей, появились ощущения уже увиденного или пережитого, что сопровождалось бледностью, ознобом, упадком сил. Эти состояния могли продолжаться по несколько часов, а заканчивались дрожью и слабостью. После особенно тяжелых приступов она могла заснуть на несколько часов. Приступы возникали нерегулярно и вне связи с какими-либо внешними причинами.

Она жалуется также на боли в левой половине головы (на этой стороне была травма тринадцать лет назад) 2-3 раза в неделю, жгучие, возникают при ссорах и перемене погоды.

Имеются нарушения менструального цикла. Месячные начались с четырнадцати лет, последние несколько месяцев приходят с задержкой, болями внизу живота и в молочных железах, с белями и раздражительностью. В первый день менструаций беспокоят боли в крестце и колики.

Фригидность в течение последних 2-3 лет.

Замужем с 17 лет, имеет трех детей 17, 14 и 2 лет. Два выкидыша без каких-либо последствий. Во время беременностей беспокоили жгучие боли в желудке, спазмы в икрах, обильные бели, но особенно страх, что родятся больные дети. Роды проходили без осложнений, молока было мало.

Сон крепкий, с 23.30 до 6.30, но часто прерывается пробуждениями в 4 часа утра.

Пациентка часто спит на животе и укрывается легким покрывалом, так как ей жарко. Ей часто снятся сны, но она плохо их помнит. Бывают сны о воде.

После травмы отмечает жужжание в левом ухе.

Больше склонна к запорам, других нарушений пищеварения не выявлено. Аппетит хороший. Желание мучного, сладостей, фруктов, пряностей. Отвращение к жирной пище. Вино вызывает жжение в желудке. После родов иногда появляется геморрой. Зуд в области заднего прохода. Сонливость после обеда.

Частые циститы после 14 лет.

В прошлом отмечалась крапивница после горячей ванны.

Сильная потливость кистей рук и подмышек.

Упадок сил весной.

Утомляемость на жаре.

Хуже себя чувствует после 16 часов, и до самого сна.

Следует отметить, что в возрасте 9 лет пациентка болела туберкулезом и провела год в лечебнице. В 18 лет перенесла пневмонию. В 27 лет был обнаружен очаг в верхушке правого легкого, и она провела 2 месяца в санатории.

Ее отец в 42 года болел легочным туберкулезом (ей тогда было 18 лет), а двоюродный брат со стороны отца также перенес туберкулез.

Ее мать в 32 года перенесла плеврит и страдает эпилептическими припадками (как и дед по материнской линии).

Это улыбчивая и застенчивая маленькая женщина, рост 155 см, вес 63 кг (за последние годы она поправилась на 10 кг). Никаких объективных патологических признаков выявить не удалось, за исключением белых пятен на ногтях.

Мы решили опираться на следующие симптомы:

  • Ощущение покинутости
  • Застенчивость
  • Стремление к одиночеству
  • Избыток жизненного тепла
  • Менструации с задержкой
  • Фригидность
  • Головные боли после травмы

Эти симптомы ведут нас к Pulsatilla, и мы дали одну дозу в потенции ХМ.

Мы не видели эту пациентку целых пятнадцать месяцев. Она появилась лишь в сентябре 1971 года и сообщила, что у нее был выкидыш в феврале 1971 года на двухмесячном сроке, после чего возникло кровотечение с анемией и падением давления. Снов наяву стало больше, и они все чаще сопровождаются упадком сил. Месяц назад у нее был тяжелый приступ с потерей сознания с падением и трещиной в области пирамиды височной кости слева. Она была без сознания целый час. В больнице ей сделали энцефалограмму, которая показала перемежающееся замедление мозговой деятельности в левой височной области. Был поставлен диагноз посттравматической эпилепсии с психомоторными пароксизмами.

Учитывая наследственность, туберкулез в детстве, эпилепсию у матери, когда имело место также и легочное расстройство, мы решили дать одну дозу Tuberculinum XM, предполагая повторить ее через месяц.

Положительных изменений не наблюдалось, имели место два сильных приступа в конце сентября и в конце декабря, левосторонние головные боли усилились — теперь в голове жжет как от огня.

Мы два раза повторили Pulsatilla XM без всякого результата. Затем, учитывая травматическую этиологию, назначали Arnica, Cicuta, Opium, но опять без результата. Приступы возникали примерно раз в месяц, однажды было даже два приступа в один день с интервалом в 4 или 5 часов с внезапной утратой сознания, пеной у рта, прикусыванием языка, широко раскрытыми глазами и последующим крепким сном. Между приступами у пациентки была депрессия, беспокойство, страх смерти, слабость, сердцебиения с давящими болями при малейшем усилии, снижение памяти. В июне 1972 года случился новый выкидыш с последующим кровотечением, выскабливанием и переливанием крови, что ухудшило самочувствие.

В октябре 1972 года, опираясь на травматическую этиологию, мы назначили дозу Natrum sulphuricum XM, которую регулярно повторяли до сентября 1973 года, когда повысили дозу до СМ.

Вскоре после этого состояние пациентки сильно изменилось. Приступы больше не возобновлялись, при этом эпизоды слабости и ощущения дежа вю стали гораздо реже. В то же время к ней вернулись силы, успокоился рассудок, нормализовались месячные. В заключение приведу письмо, написанное обследовавшим ее неврологом в ноябре 1973 года:

Дорогой коллега! Я наблюдаю мадам Ж. с 3 сентября 1971 года, когда в первый раз сделал ей энцефалограмму. 27 ноября 1957 года пациентка перенесла тяжелую черепно-мозговую травму с отореей слева. Спустя шесть месяцев возникли психомоторные пароксизмы с ощущением дежа вю с частотой примерно 3-4 раза в месяц, в основном связанные с месячными.

2 августа 1971 после одного из таких пароксизмов возникла генерализация с потерей сознания примерно на один час. При этом она упала и получила серьезную черепно-мозговую травму с трещиной пирамиды височной кости слева и повторной отореей. Энцефалограмма от 3 сентября 1971 года показала наличие медленных волн в левой височной области, что подтверждало диагноз височной эпилепсии, вероятно, посттравматического генеза.

В течение года после этого примерно раз в месяц у нее наблюдались генерализованные приступы, обычно заканчивающиеся глубоким сном. Через год генерализованные приступы прекратились. Височные кризы тоже почти прошли: за последний триместр их было 1 или 2. Изменения на энцефалограмме тоже исчезли.

Этот случай вызывает два вопроса:

Возможно ли было с самого начала выйти на точное лекарство?

В нашей работе всегда есть место рассуждениям a posteriori. На самом же деле у пациентки с самого начала наблюдались симптомы Natrum sulphuricum, надо было только их выявить и должным образом оценить. Здесь следовало не обращать внимания на психические симптомы, а сосредоточиться на черепно-мозговой травме, то есть расположить симптомы так:

  • Черепно-мозговая травма
  • Избыток жизненного тепла
  • Ухудшение весной
  • Ухудшение после 16 часов
  • Месячные с задержкой

И мы получим на первом месте Natrum sulph, а за ним Natrum mur, который, как очевидно, совсем не подходит для этой пациентки.

Каков смысл этиологических симптомов?

Я давно задаюсь этим вопросом, и, похоже, мы еще далеки от его решения. Мне все-таки кажется, что не совсем правильно ставить этиологию на первое место. То, что мы называем "этиология" — это, скорее всего, лишь событие, позволившее проявиться некоторому скрытому состоянию, доселе дремлющему. Так, Natrum sulph был лекарством нашей пациентки еще до того, как она получила травму. У этой женщины была наследственная предрасположенность к данной болезни, ведь и ее мать страдала от судорожных приступов, а кроме того, несколько лет назад я лечил одну из ее дочерей, тоже страдающую судорогами.


СЛУЧАЙ ВТОРОЙ

В декабре 1963 года ко мне привели семилетнюю Николь и рассказали о "неприятностях", которые с ней случаются вот уже полгода. Речь идет о внезапных эпизодах потери сознания без падений. Ни с того ни с сего ее взгляд останавливается, губы синеют, она не отвечает, если с ней заговорить. Если она при этом идет, держась за руку, то продолжает идти. Во время приступа наблюдаются жевательные и глотательные движения. Частота этих приступов различна, как правило, 2-3 за день. После приступа наблюдается дезориентация, и девочка ничего не помнит или сразу же засыпает.

На энцефалограмме от сентября 1962 года выявлен эпилептический очаг в области роландовой борозды слева.

Беременность и роды протекали без каких-либо проблем, первое время девочка страдала от кожных высыпаний, которые сами прошли, после двух лет у нее наблюдались частые отиты. Весной 1962 года она перенесла удаление аденоидов. В возрасте одного года, 30 месяцев и 3 лет у нее были фебрильные судороги.

Она тяжело засыпает, сон беспокойный.

У нее часто бывают головные боли, после которых возникают приступы.

У нее хороший аппетит с выраженным желанием сладкого, соли и яиц, отвращение к молоку.

Характер авторитарный, упрямый, капризный. Легко плачет, если ее ругают или наказывают брата, а также от грустных историй. Очень сочувствующая.

Страх темноты. Не может спать без света. Страх собак. Страх оставаться одной.

Нетерпеливая, возбудимая, торопливая. Не может усидеть на месте.

Плохо переносит жару. Возбуждение при ветре. Плохо переносит тесную одежду.

Это кругленькая девочка, вес 21 кг, рост 109 см. Имеет место кариес зубов.

В роду эпилепсия у бабки по матери, туберкулез у деда по матери и, возможно, также и у бабки по матери.

Для Calcarea carb характерны жевательные движения перед эпилептическим приступом, к тому же это основное лекарство для детской эпилепсии. Мы получили очень много симптомов, я бы сказал слишком много, поэтому выбор был трудным. Мы расположили симптомы в следующем порядке:

  • Упрямый характер
  • Страх темноты
  • Страх оставаться одной
  • Страх собак
  • Нетерпеливая
  • Плачет, когда обижают брата
  • Избыток жизненного тепла
  • Ухудшение от ветра
  • Не переносит тесную одежду
  • Желание мучного
  • Отвращение к молоку
  • Желание соли
  • Желание яиц

Этому соответствует Calcarea, которая из 13 симптомов покрывает 10, в сумме 19 баллов.

Phosphorus — 7 (16)
Lycopodium — 7 (15)
Causticum — 7 (10)

10 декабря 1963 года мы дали одну дозу Calcarea 200, затем повторили ее в июле 1964 года, а затем дали Calcarea M в ноябре 1964 года и в мае 1965 года. После первого назначения приступы стали возникать все реже и реже и прекратились с июля 1964 года. Но в апреле 1965 года энцефалограмма показала усиление эпилептической активности в области роландовой борозды слева. В то же время усилились упрямство и раздражительность, что заставило нас выбирать между Lycopodium и Causticum, так как Phosphorus не относится к лекарствам для детской эпилепсии. Мы решили начать с Causticum 200, одну дозу которого дали в январе 1966 года, а затем поднимались по ступеням динамизации до XM, одну дозу которой дали в апреле 1970 года. Две энцефалограммы, выполненные в апреле 1967 года и в марте 1970 года, не выявили никакой патологии.

Оглавление материалов архива гомеопата П. Шмидта Оглавление