Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Осложнения гриппа

(1963)

Архив Пьера Шмидта, Санкт-Галлен, Швейцария

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

Оригинал здесь


Я хотел бы рассказать вам об очень интересном случае азиатского гриппа с осложнениями. У нас не всегда получается сделать так, чтобы прием лекарства немедленно приводил к исцелению. Нередко мы сталкиваемся с более трудными случаями, когда события обычно развиваются по двум сценариям: или пациент остается с нами, или бросает нас, потому что выздоровление идет не так быстро, как ему хотелось. К сожалению, у нас не всегда получается быстро добиться полного излечения.

Недавно я лечил маленькую девочку. Это был уникальный случай, поскольку ее отец был немного знаком с гомеопатией, вернее, с тем, что он сам называл гомеопатией. Впрочем он довольно успешно лечил сам себя и обращался к врачам только тогда, когда не мог разобраться, что назначить. Такие люди часто бывают опасны и сильно портят нам жизнь. Лучше уж ничего не знать, чем иметь отрывочные сведения. Семейства, в которых немного знакомы с гомеопатией, часто бывает очень трудно лечить, но здесь есть и положительная сторона, поскольку такие пациенты очень доверяют врачу и остаются ему верны.

Когда я пришел к ним, девочка уже второй день болела азиатским гриппом, к тому времени мать уже успела скормить ей весь пакетик Phosphorus XM, который я им когда-то оставил. Очевидно, назначение ребенку Phosphorus XM в дебюте острого заболевания покажется вам безрассудством, но если учитывать, что девочка склонна к частым катарам, носовым кровотечениям, легко утомляется, бледна, быстро растет, то это назначение можно понять, вот только момент для него был неподходящим.

Я обнаружил у ребенка выраженный конъюнктивит с покраснением глаз, сильные боли при глотании, при этом горло было нормального розового цвета, миндалины не увеличены и без налета. Отмечалась выраженная жажда холодной воды. Температура 38,8° С, девочка очень вялая. Здесь несложно разглядеть симптомы Phosphorus, и, очевидно, это лекарство могло бы помочь, будь оно назначено в 30-м или 200-м разведении, но ни в коем случае не в ХМ.

Помните общее правило: в острых случаях не начинать с лекарств минерального происхождения, даже если кажется, что симптомы идеально подходят. Назначив растительный препарат, вы ничем не рискуете, а результаты всегда будут лучше.

Что же делать в такой ситуации? Я, конечно же, дал плацебо, поскольку в подобных случаях мы не в праве давать лекарство, не зная как действует прошлое назначение.

На следующий день я отметил выраженную бледность лица, шейные лимфоузлы выросли до размеров половины грецкого ореха, температура к утру поднялась до 40,2° С, появились сильные боли в животе и в области почек, язык географический, очень вялая. Вечером я заметил на миндалинах беловатые пленки, трудно отделяющиеся, но не кровоточащие. Эти пленки, а также вялость и общая слабость заставили меня дать Phytolacсa 30, пять доз с интервалом в два часа.

Когда я пришел на следующий день, живот был мягким, глаза не красные, спина не болела, язык чистый, температура 37,4° С, все вздохнули с облегчением, родители даже набрались наглости просить меня отпустить девочку завтра в школу. Я велел оставить ее в постели, поскольку при таком гриппе возможны опасные рецидивы, если пациента поставить на ноги слишком рано. Должен сказать, что из всех симптомов только один никак не изменился — увеличение лимфоузлов с напряжением задней части шеи. Несмотря на ослабление всех других симптомов, ночь прошла в сильном возбуждении, ребенок не мог найти удобное положение ни на правом, ни на левом боку, и непрестанно вертелся в постели. Это возбуждение, напряжение в шее и лимфаденопатия определили мое назначение Rhus tox 200 и М с интервалом в четыре часа.

На пятый день вновь поднялась температура до 38,9° С, опухло лицо, в особенности одна щека, возобновились боли в эпигастрии, появился выраженный ринофарингит, дышит с трудом. Этот последний симптом — возобновление ее старого, давно прошедшего состояния, когда у нее было аденоидное лицо и трудности с речью. Я дал плацебо, поскольку накануне давал Rhus tox.

На шестой день в полночь у ребенка появились сильные боли в ушах, но больше в левом ухе, и мать, стесняясь меня беспокоить, дала Pulsatilla, поскольку болело в основном левое ухо. Я когда-то давно говорил ей, что если болят уши, а симптомов совсем мало, то можно дать Pulsatilla для левого уха, а Mercurius для правого. Основываясь на этом, она дала Pulsatilla, но безрезультатно.

Когда я приехал наутро седьмого дня мне сказали, что ребенок провел очень тяжелую ночь с возбуждением и плачем. Я отметил уменьшение лимфоузлов. Боли в ушах имели приступообразный характер. При осмотре барабанная перепонка справа без изменений, слева выбухает, малинового цвета с кровоизлиянием, сосцевидный отросток безболезненный. Девочка сказала мне, что ощущает удары в ухе, которые идут приступами, она возбуждена, у нее широкие зрачки. Я велел давать ей каждые полчаса Belladonna 200. К счастью, после третьего приема она заснула и крепко проспала четыре часа.

На восьмой день внезапно появилось кровотечение из левой ноздри, кровь лилась струей в течение десяти минут. Барабанная перепонка по-прежнему красная, температура 38,8° С, стула не было четыре дня и пришлось ставить клизму. Я оставил родителям одну дозу Ferrum picricum M на случай, если возобновится носовое кровотечение. Это лекарство имеет специфическое действие при носовом кровотечении у субъектов с бледным лицом.

На девятый день мне позвонила очень взволнованная мать и принялась жаловаться, что у дочери началось еще одно носовое кровотечение, что она очень бледная с запавшими глазами как у мертвеца, что она потеряла много крови, что никогда не выздоровеет, короче говоря, что все очень плохо. Я велел дать одну дозу Ferrum picricum M, что оставил им накануне. Спустя четверть часа я узнал, что носовое кровотечение остановилось через несколько секунд после приема лекарства, и ребенок спокойно уснул.

На десятый день было еще одно носовое кровотечение, но очень кратковременное, всего две или три минуты. Температура 37,9° С, но девочка очень истощена и белая как полотно, Родители опять запаниковали: "Когда же она выздоровеет? Может быть, дать ей вина или шампанского? Или сделать переливание крови? Она обескровлена, смотреть страшно, это живой труп!" И тогда я достал из своего саквояжа лекарство, лучше всего подходящее для потери жизненных соков, для пациентов, истощенных кровотечениями, а именно China M, и дал одну дозу.

Когда я пришел на следующий день, боли не беспокоили, перепонка была слегка розовой, отечность исчезла, нос очистился, дыхание свободное, девочка стала просить есть, но температура остается 38,2° С. Если бы не температура, то налицо была бы картина полного излечения. Эта премежающаяся лихорадка, остающаяся даже после излечения, является типичной для Oscillococcinum 200, который я ей и дал.

Я заглянул к ним и на двенадцатый день: девочка улыбается мне из своей кроватки, она отлично себя чувствует, играет в игрушки, у нее великолепный аппетит, бледность прошла, и я бы даже сказал, что у нее покраснели щеки. Барабанные перепонки нормального цвета, горло чистое.

Так закончились двенадцать дней мучений, бесед со взволнованными родителями, бесконечных телефонных звонков. Как вы догадываетесь, не обошлось без вопросов: "Может быть, стоит обратиться к специалисту? Может быть, надо проколоть ухо?" Разумеется, у семьи нашлись друзья, которые говорили: "Вы совсем с ума сошли, раз доверяете это дело гомеопату! Сначала надо показать ребенка педиатру, который направит к ЛОР-врачу, и тот проколет перепонку". Но, к счастью, мать девочки в детстве два раза перенесла прокол барабанной перепонки и поклялась не подвергать этому своих детей. Ну что же, друзья, вы видите, что все обошлось без парацентеза, только лишь с помощью лекарств, которые назначались в соответствии с понятными всем симптомами и меняющимися стадиями болезни, барабанная перепонка приняла нормальный вид, ни ЛОР, ни педиатр не понадобились, а ребенок находится в лучшем состоянии, какого только можно пожелать.

Этот случай учит нас одной вещи. Если бы мать в самом начале дала Aconitum, а не Phosphorus, то, очевидно, болезнь не протекала бы так тяжело, и я убежден, что можно было бы избежать большей части осложнений. С другой стороны, учитывая эту высокую температуру, неопределенность, когда невозможно было понять, какие части дальше будут затронуты болезнью у ребенка, который изначально не был здоров (из-за постоянных насморков у нее были удалены аденоиды, но это не помогло), можно было дать Oscillococcinum в самом начале. Oscillococcinum дается или в самом начале, или в самом конце болезни, он готовится из недифференцированного микроба осциллококка — вибрирующего (осциллирующего) микроба, который может лечить от пневмококков, стрептококков и других каких угодно кокков. Для этого лекарства также характерны скачки температуры при инфекционных болезнях неопределенной этиологии.

Оглавление материалов архива гомеопата П. Шмидта Оглавление