Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Тяжелый коклюш

(1968)

Архив Пьера Шмидта, Санкт-Галлен, Швейцария

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

Оригинал здесь


Я расскажу вам небольшую историю об одном ребенке, по поводу которого мне звонили с Тунского озера. На этом озере ближе к Интерлакену есть маленький островок с несколькими домами, в одном из которых жил мясник, хлебнувший много горя из-за болезней своих детей. Его старший ребенок в тот день, когда ему исполнилось два года, заболел коклюшем с цианозом, истощением, судорогами, и умер через две недели. Второй ребенок тоже ровно в два года заболел коклюшем с судорогами и цианозом, а семейный доктор лишь развел руками: "Мы сделали все, что могли, все прививки, уколы…" Увы, и второй ребенок умер через две недели, несмотря на самые лучшие лечение и уход. Через несколько лет родился третий ребенок, и в два года с ним случается та же беда. Кто-то из соседей посоветовал позвонить мне. Мать по телефону рассказала мне всю историю. Я никогда не видел этого ребенка и лишь спросил, какой у него язык: "С фиолетовым оттенком. — Чистый или обложен? — Абсолютно чистый". Как жаль, что они живут так далеко, и я не смогу туда доехать! Я отправил им два лекарства, Cuprum и Ipeca в 200-м разведении, принимать по очереди каждый час. Больше я ничего о них не слышал и решил, что ребенок умер.

Спустя шесть лет, да, целых шесть лет, в 15 часов ко мне позвонили, и вошла дама со славным восьмилетним мальчиком. Представляясь, она воскликнула: "Это тот самый ребенок, которого вы спасли!" Но я не мог понять, о чем идет речь. "Я живу на маленьком острове на Тунском озере, вы прислали нам два лекарства, которые сотворили чудо!"

Ребенок был спасен, а мать за целых шесть лет не сказала мне ни слова! Пациенты думают, что мы их излечиваем и не ведем счета этим излечениям. Конечно, для меня было огромной радостью узнать, что малые дозы этих двух лекарств, Cuprum и Ipeca, спасли жизнь. Безусловно, мне было бы приятнее вылечить одним лекарством, но, с другой стороны, это было излечение по телефону, когда я не видел пациента. И я подумал, что мне удалось совершить что-то по-настоящему восхитительное, учитывая при этом то, что произошло с младшими братьями. И все это благодаря доктрине, основанной на удивительном законе и принципах, открытых саксонским врачом Самуэлем Ганеманом, да будет он благословен!

У меня есть Pertussinum из Испании, изготовленный при эпидемии, случившейся там двадцать лет назад. Дети умирали от полного истощения и слабости, осложнявшими течение болезни. Мне удалось добыть слюну и кровь, которые были подвергнуты тритурациям и послужили основой для нозода. Могу с уверенностью сказать, что этот нозод давал прекрасные результаты прежде всего при тяжелом течении коклюша. Если подобное лекарство действует хорошо, то нозод не требуется, но я иногда назначаю его для профилактики, если в семье были случаи тяжелого течения коклюша или если подобное лекарство действует плохо. Именно этот нозод называется Pertussinum.

Оглавление материалов архива гомеопата П. Шмидта Оглавление