Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Какие разведения назначать в острых случаях?


Архив Пьера Шмидта, Санкт-Галлен, Швейцария

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)
Шмидт Пьер (1894—1987) — один из крупнейших врачей-гомеопатов прошлого века, в числе учеников которого были Жак Бор, Диван Хариш Чaнд, Жорж Деманжа, Элизабет Хаббард; создатель Mеждународной гомеопатической лиги врачей (1925), основатель Лионской Ганемановской группы, автор переводов на французский язык 6-го изд. "Органона" и "Хронических болезней" С. Ганемана (совместно с Йостом Кюнцли) и "Лекций по гомеопатической философии" Дж. Т. Кента.

Оригинал здесь

Фотография д-ра Пьера Шмидта — с его страницы на сайте Homéopathe International



В острых случаях я обычно получаю самые лучшие результаты с 200-м разведением. Именно это разведение наиболее эффективно в острых состояниях. Между тем, как вы заметили, я назначал и ХМ в стандартных очень тяжелых ситуациях, в первую очередь это относится к Pyrogenium. Но общее правило — это все-таки 200-е разведение, и его я повторяю несколько раз. Ганеман советует в острых случаях назначать 30 и 50M; последнюю потенцию можно повторять в растворе, каждый раз встряхивая. На мой взгляд, если говорить о повторениях, необходимо прежде всего соблюдать следующее правило: для всех болезней, имеющих кризовое течение, например, с приступами кашля, поноса, кровотечения, то есть при любых повторяющихся симптомах, лекарство дается сразу после приступа. Если же приступ длится долго, например, если головная боль тянется целые сутки, то мы не будем ждать прекращения боли, а дадим лекарство сразу.

В особых случаях я даю М или ХМ, особенно ХМ, которое я очень люблю. Но иногда ХМ может быть опасна. Тем не менее я давал при кровохаркании Acalypha XM, которая действовала великолепно. Все зависит от состояния пациента. Однако и в очень тяжелом состоянии я с успехом давал потенцию XM ребенку с перитонитом вследствие аппендицита. Нередко это становится вопросом интуиции, поскольку у нас еще нет закона, устанавливающего выбор разведения. Если мне кажется, что лекарство подходит очень хорошо, а у пациента еще есть силы, чтобы отреагировать, то я даю XM, особенно, если речь идет о лекарстве растительного происхождения. Растительные лекарства, за исключением Nux vomica и особенно Lycopodium, никогда не дают выраженных обострений при острых состояниях. Я никогда не назначу Lycopodium XM при тяжелой пневмонии, когда имеется раздувание крыльев носа и поражено правое легкое, или при дифтерии, если налет распространяется справа налево, но назначу 200-е разведение и буду его повторять. Я назначу Arsenicum ХМ только если увижу, что иначе пациент умрет, но в остальных случаях обычно назначаю 200. Всегда надо обращать особое внимание на Arsenicum при болезнях почек и на Phosphorus при болезнях легких. Для эвтаназии, чтобы помочь больному спокойно уйти, назначается СМ.

Возраст пациента тоже играет роль. Однако я вспоминаю случай пневмонии у старика, который собирался умереть, а я давал ему Aconitum и Belladonna XM, потому что не знал, какое из этих лекарств выбрать, и лечение было успешным. Считается, что не стоит давать пожилым пациентам слишком высокие разведения, поскольку у таких пациентов часто имеются структурные изменения.

При кожных высыпаниях я никогда не начинаю с ХМ. Припоминаю тем не менее, как недавно один из наших собратьев, начинающий гомеопат, позвонил мне и рассказал о таком случае: он наблюдал пациента, целый год получавшего аллопатическое лечение по поводу генерализованной мокнущей экземы от макушки до стоп. В аллопатической больнице ему "замазали" эту экзему, но после выписки все тотчас же вернулось. После этого пациент стал лечиться у нашего коллеги, который только-только изучил у меня основы гомеопатии. Врач тщательно с реперторием рассмотрел случай, его выбор пал на Sulphur и он дал Sulphur XM, а через шесть дней кожа очистилась и стала как у младенца, "как персик", пациент еще никогда не чувствовал себя так хорошо. Что касается меня, то я никогда не осмелился бы дать Sulphur XM такому пациенту.

Я также вспоминаю случай из своей ранней практики, когда лечил ребенка, у которого в течение года была молочная корка и которому я дал Sulphur XM. После этого корка значительно уменьшилась, но началось ужасное опухание лимфатических узлов с небольшой лихорадкой. И в этот самый момент, я четко понял, что понадобится Calcarea, я назначил это лекарство в разведении ХМ, и все прошло за три дня. Сейчас я бы не осмелился делать такие вещи, я был бы осторожнее, поскольку тут что-то может пойти не так. Будьте внимательны. Если вы уже испробовали три лекарства, стоит остановиться и крепко подумать.

Хочется вспомнить почти всем вам известную нашу пациентку, которая была покрыта экземой — глаза, уши, область половых органов, и мои ученики дали бедняге уже всю Материю медику, она получала Psorinum, Sulphur, Arg. n., Graph., Petr. — все, что есть в ней, за исключением правильного лекарства, которое было показано по психическим симптомам, особенно имевшим место в молодости. Это именно тот случай, когда пригождаются симптомы, бывшие в молодые годы. Изучив этот случай, я остановился на двух лекарствах: Tuberculinum и Calcarea. Никто не догадался дать Calcarea, но я побоялся дать ее немедленно, потому что каждое лекарство вызывало ужасающее обострение. Я начал с птичьего туберкулина (имеется в виду Tuberculinum avis. — Прим. перев.), самого мягкого из туберкулинов, с 30-го его разведения, и это дало небольшое улучшение. После этого я попробовал Calcarea 30, очень волнуясь (я колебался, дать ли лекарство под язык или путем вдыхания). Но все получилось отлично, я постепенно повышал потенцию Calcarea, и кожа очистилась, остались лишь высыпания в районе ушей. Однажды пациентка пожаловалась на очень едкие бели и предложила рассмотреть Acidum fluoricum (поскольку сама очень хорошо знала Материю медику). Я дал ей дозу этого лекарства в 200-м разведении Йенихена, ее уши очистились и одновременно с этим исчезли бели. Для меня самым интересным было то, что лекарство было изготовлено Йенихеном. У меня есть несколько его препаратов, и никто не знает, как он их готовил. В старых гомеопатических журналах "El sol de Meissen" ("Солнце Мейсена", испаноязычный гомеопатический журнал. — Прим. пер.) я нашел упоминания о некоторых маленьких секретах Йенихена. Это был сапожник, обладавший поистине геркулесовой силой, он встряхивал лекарство, держа флакон в кулаке и ударяя им изо всех сил по куску старой кожи. Но он производил динамизации не только за счет необычайной силы, но и за счет растворения лекарств до тысячной доли. Эти разведения, относящиеся к 1835–40 гг., и поныне действуют самым удивительным образом.