Д-р Дороти Шеперд

Дороти Шеперд

Еще о магии малых доз

(1949)

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Глава II
Преимущества гомеопатии

Гомеопатия — чудесная вещь, редко оставляющая вас в беде, даже если вы находитесь вдали от цивилизации, включая больницы и докторов. Личный опыт позволяет проиллюстрировать преимущества гомеопатии над другими видами медицинской помощи, которые обычно предполагают большой хирургический штат, антисептики, стерилизационную технику, инъекции, антибиотики и т.д. Однажды летом в отпуске на горном швейцарском курорте, после чудесно проведенного дня, я проснулась посреди ночи от сильнейших болей в правой стопе. Остаток ночи я провела очень беспокойно. Наутро при осмотре был обнаружен панариций одного из пальцев стопы, отек и воспаление распространились по стопе до лодыжки, где имелась линия демаркации гиперемии. Регионарные лимфоузлы были увеличены и болезненны. О чем это говорило? О быстром распространении септического процесса, но хирургии поблизости не было. Не было вообще ничего, кроме гомеопатической аптечки. Стопа была отечна и болезненна, давление ботинка невыносимо, несмотря на то, что он был довольно просторный для забинтованной стопы. Ее невозможно было даже поставить на пол. Надо же попасть в такой переплет! Два часа пешком по каменистым горным тропам до ближайшей почтовой станции, оттуда шестнадцать миль в экипаже, затем три часа на поезде до ближайшего хирургического стационара. В голове вертелось слово "сепсис". Я начала припоминать смертельные случаи в течение двух-трех суток в результате нелеченного панариция пальцев стопы.

А еще я вспомнила, что гомеопатические растворы готовят из лесных и полевых трав, и что Всевышний дал нам все это для нашей пользы, надо лишь взять на себя труд всё это применить на практике. Поскольку ходить я не могла, то попросила подругу собрать немного горного зверобоя. Конечно, это был не тот вид, который обычно применяют в гомеопатии, т.е. Hypericum perforatum, зверобой продырявленный. В книгах пишут, что в стародавние времена знахарки при свежих ранах, язвах и струпьях применяли другой вид зверобоя, H. androsaemum, или зверобой красильный. Что ж, надо пользоваться тем, что под рукой. Быстро был приготовлен настой из пучка цельных растений вместе с корнями. В этой горячей ароматной зеленоватой жидкости я смочила носовой платок, затем отжала его и приложила к отечной стопе. Быстро наступило облегчение. По мере высыхания я увлажняла примочку, приблизительно каждые 15–20 минут. К вечеру обозначилось явное улучшение, отек стал гораздо меньше, жар и боли практически исчезли. И на следующее утро, через сутки от начала лечения, я смогла обуть ногу в ботинок и кое-как спуститься по лестнице. Я продолжала прикладывать примочки еще несколько дней, и через пять дней стопа была в порядке настолько, что можно было выходить на прогулки.

Примочки с Hypericum были дополнены внутренним приемом Hepar sulph. M в чередовании с Hypericum M. Hepar был назначен из-за сильной болезненности и непереносимости прикосновения. Он очень полезен на ранних стадиях развития нагноений и предотвращает формирование абсцесса. А Hypericum был выбран потому, что заболевание началось возле ногтя и могло быть результатом давления горного ботинка с кошками. Благодаря знаниям гомеопатии и простому растению я была избавлена от боли, беспокойства и ненужных материальных расходов. Одна мысль о долгом, болезненном путешествии с воспаленной стопой, которое пришлось бы выдержать, не окажись рядом гомеопатии, повергает меня в дрожь. Однако врачи выбирают скальпель, предпочитают вакцины, которые ненадежны в своем действии и поистине отвратительны, если вы на минуту задумаетесь о методике их приготовления. Животному, обычно лошади, делают инъекцию культур гноеродных бактерий, а затем получают сыворотку, содержащую, как утверждают, антитела для защиты от сепсиса. Болезненная круговерть, в которую вовлечены и вы, и животное, поскольку полученная сыворотка, взятая от лошади, кролика или морской свинки вводится вам в кровоток с благой целью, что проблематично. Я скорее буду готовить простые настои из трав и принимать гомеопатические лекарства, действие которых известно и подтверждено многолетним клиническим опытом.

Я никогда не путешествую без драгоценной гомеопатической аптечки с высокими разведениями, и она выручала меня великое множество раз. В августе 1938 года едва не произошла маленькая катастрофа. При переезде из Франции в Швейцарию моя попутчица вдруг слегла с внезапной мигренью, жестокой головной болью, дурнотой, рвотой и коллапсом. К сожалению, аптечка была сдана в багаж. Поезд сильно опаздывал, и несчастной пациентке пришлось в коллаптоидном состоянии следовать по горной железной дороге. Наконец, через двенадцать часов мучений, я смогла добраться до заветной аптечки — к счастью, багаж не потерялся! — и после дозы Ipecacuanha M пациентка ожила, смогла сесть, потребовала миску супа, содержимое которой с удовольствием приговорила, и заснула здоровым сном. До знакомства с гомеопатией такие приступы мучили ее по сорок восемь часов. Оцените, как быстро подействовала одна-единственная доза Ipecacuanha, показанного лекарства в мельчайшей дозе. На следующее утро была дана еще одна доза Ipecacuanha, и пациентка была здорова.

Вот еще один случай, и опять в Швейцарии. Моя подруга внезапно заболела разновидностью дизентерии, которая, как мы потом выяснили, свирепствовала в долине и в нашем отеле. Одновременно возникали тошнота и понос, сильнее по ночам, сильнее с 1 до 2 часов ночи, в сопровождении сильного беспокойства, слабости и жажды. Картина болезни напоминала Arsenicum, который из-за остроты состояния был назначен каждые полчаса. Однако Arsenicum не оказал достаточно глубокого эффекта. И после тщательного наблюдения за пациенткой выяснилось, что возникли другие симптомы. В острых заболеваниях иногда бывает, что по ходу развития болезни симптомы часто меняются. Arsenicum прекратил рвоту и тошноту, но никак не подействовал на воспаление кишок. Понос продолжался. Испражнения были темно-коричневые, водянистые, порой перемешанные с кровью, крайне зловонные, пахли тухлым яйцом, хлестали как из крана, сильнее по утрам, и порой бывали непроизвольные. Был настойчивый позыв на стул, который вы знаете по Sulphur, когда пациенту нужно срочно бежать в уборную. Имелся выраженный метеоризм с исключительно гнилостным запахом. Разумеется, вся пациентка источала зловоние. Дыхание было ужасным, словно из выгребной ямы. Сухой язык был обложен коричневатым налетом. Картина напомнила мне описание Psorinum, и после 24-часового опыта с Arsenicum, я решила назначить Psorinum в потенции 9M, единственной, которую я имела с собой. Я была в крайне стесненном положении: на много миль вокруг не было ни больниц, ни аптек, страна была чужая. Крохотные деревенские магазинчики ничем полезным не располагали. От постоянных тенезмов, болей и жжения в кишках помогла бы клизма с крахмалом. Но ни кружек Эсмарха, ни крахмала в продаже не было. Единственно доступной и подходящей пищей страдальцу от поноса был рисовый отвар! Увы, желудок пациентки отвергал саму идею рисового отвара и моментально выводил его обратно. Никто не слыхал ни о маранте, ни о кукурузном крахмале. Правда, по горным склонам росла клюква, но она еще не созрела и не годилась в пищу. Клюквенный сок содержит танин и очень хорош при поносе. Из клюквы или черники, свежей и зрелой (или сушеной, предварительно замоченной в воде) нужно приготовить морс с небольшой добавкой сахара, отжать и пить, заедая сухарем или тостом.

Но поскольку ничего этого не было, я назначила Psorinum 9M четыре раза в час. И что, эта потенция подействовала? Разумеется! Пациентка подтвердит, если ее спросить. Она быстро ответила на лекарство, и это не было совпадением. До Psorinum состояние пациентки ухудшалось, нарастала слабость. Она могла только пить воду крохотными глотками, и не получала никакого лечения, кроме гомеопатии. Через три дня от начала болезни она уже сидела в гостиничной столовой и с удовольствием поглощала хороший обед, который восстановил ее от слабости и истощения. Бледная и осунувшаяся, как привидение, буквально тень от прежней себя, однако живая и способная переваривать пищу. Удивительно, как быстро после назначения Psorinum прошло зловоние.

По возвращении в Англию самыми серьезными последствиями острого поноса и рвоты были анемия, слабость и истощение. И все они быстро исчезли под действием — чего бы вы думали? — Pulsatilla! Вернулся аппетит и удовольствие от еды; щеки округлились, бледность и слабость исчезли. Почему Pulsatilla? Было замечено, что пациентка очень страдала от жары и жжения в стопах, причем столь сильно, что она высовывала их из-под одеяла, чтобы охладить (Medorrhinum, Puls., Sulph.). Она была подавлена и слезлива, имела отвращение к жирному, жаловалась на тошноту после тяжелой пищи. И еще она хотела суеты вокруг себя. Pulsatilla 30, а затем 1M быстро устранила оставшиеся симптомы и вернула полезному члену общества силы и здоровье. Гомеопатия работает быстро. Это был острый случай дизентерийного поноса и рвоты, самый тяжелый из тех, что я видела у взрослых. Однако пациентка выздоровела за три дня, и рецидивов не было. Другим больным той же формой дизентерии в том же швейцарском отеле приходилось лежать в постели больше недели.

Подумайте, каков был бы оборот койки в стационаре, если бы острые заболевания лечили гомеопатически. Я уверена, что нам не понадобилось бы столько больниц. Сократились бы очереди на госпитализацию, деньги налогоплательщиков были бы сэкономлены, промышленность была бы в выигрыше из-за снижения нетрудоспособности.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Книга Дороти Шеперд "Еще о магии малых доз"

  Оглавление книги Дороти Шеперд о минимальных гомеопатических дозах Оглавление  Как животные отвечают на гомеопатию Как животные реагируют на гомеопатию