Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Происхождение гомеопатии.
Заслуги Ганемана в химии и фармацевтике

Санкт-Петербург, 1889

— 16 —

еще, что Ганеман добавил собственный свой способ приготовления янтарной соли (янтарной кислоты) в самом чистом виде.

В 1801 г. вышло "новое издание" этой книги. В 1786 г. он издал сочинение: "Ueber die Arsenikvergiftung, ihre Hülfe und gerichtliche Ausmittelung" (об отравлении мышьяком, о лечении и о судебном определении его).

До Ганемана Нейман, профессор химии в Берлине, производил опыты для определения мышьяка1, но не достиг определенных результатов. Он "был в нерешимости продолжать эти исследования, чтобы не дать повода к таким отравлениям, которые нельзя будет открыть". Последний автор, упоминаемый в исторических сочинениях по химии и называемый Ганеманом главным писателем по этому вопросу, был Навье (Navier)2. Понятия о химическом составе мышьяка были еще весьма неясны. Галлер (Haller) видел в нем "весьма наркотическую серу", Гмелин находил в его составе соляную кислоту, Нейман — соляную и купоросную кислоты, Пёрнер (Pörner) — соляную, купоросную и кремневую кислоты. Навье считал доказанным, что "мышьяк состоит из летучей полуметаллической земли, соединенной с соляной кислотой". "О, святая химия! Сжалься над нами!", — прибавляет к этому Ганеман. Он привел доказательства против всех этих утверждений. Пример существовавшего в то время способа определения мышьяка находится, между прочим, в "Химических анналах Крелля"3. На вкус определить вещество было невозможно, потому что сначала не было чесночного запаха, но это была не ртуть. Автор полагает возможным заключить, что данные капли не что иное, как "так называемый постоянный мышьяк". Количества его он не решается определить. "Анналы Крелля" были самым основательным химическим журналом того времени.

В этом сочинении Ганеман не указывает новых противоядий, но подвергает подробному разбору рекомендованные в значительном количестве прежние средства, исследуя физиологическое


1 1. г. II. S. 495-501.
2 P.I. Navier, Gegengifte des Arseniks, atzenden Sublimats Spangrüns und Bleies. Paris, 1877 übers von Weigel, Greifswald, 1782
3 1784, II. S, 128-131.

— 17 —

их действие на собаках, группирует лучшие средства и дает точные предписания относительно их применения.

Самую важную часть этого сочинения составляет глава о химическом определении мышьяка, потому что этим химия и в особенности судебная, значительно продвинулась вперед. Подробно доказав неверность употребительных реакций: Неймана, Морво, Галлера, Шпрёселя. Он указывает на три, по его мнению необходимых реакций, а именно: известковую воду, воду, насыщенную серно-печеночной атмосферой (серным водородом) и медно-аммиачную соль (медный купорос, рекомендованный Нейманом, не давал никакой реакции). Воду, насыщенную сернистым водородом, применял еще Навье1, но не прибавляя кислоту, в чем и состоит суть дела в данном случае, вследствие чего реакция оставалась в высшей степени неверной. Ганеман первый признал необходимость прибавления кислот и не раз на это указывал2, что составляло очень важное открытие, к которому мы еще вернемся. Далее, на странице 246, он говорит: "Распущенная виннокаменная соль делает осадок растворимым". И теперь еще химический анализ не имеет другого средства для разъединения металлов группы мышьяка-сурьмы от группы ртути, серебра, меди и др., как растворение сернистых металлов первой группы в сернистых щелочах, что Ганеман и получал посредством своего добавления.

Ганеман на этом не остановился. Серный осадок не годился для количественного определения вследствие изменения, которому он подвержен при высыхании. Осадок же меди, напротив, не изменяется и на основании его вычислений и много раз произведенных опытов — 267 частей такого осадка соответствуют 165 частям мышьяка. Одна эта проба, вместе с известным чесночным запахом, казалась ему вполне решающей. Пределом реакции медного купороса с аммиаком он обозначает раствор 1:5000 — мышьяково-известковый осадок растворяется уже в 2100 частях известковой воды и, следовательно, является менее чувствительным реагентом.


1 l. с. I. S. 28.
2 S. 127, 136, 236, 239

— 18 —

Весьма характерно то, что в своих химических сочинениях Ганеман всегда старается установить с большою тщательностью границы действия тел. Так и в данном случае. Растворимость белого мышьяка в течение 10 минут при 96-и градусах по Фаренгейту, т. е. при температуре крови, Ганеман определяет как 1:816, самородного мышьяка (смотря по продолжительности кипения) как от 1:400 до 1:1100, "мышьякового короля" как 1:5000, естественного желтого сернистого мышьяка (который, как и оба предыдущие, при кипении превращается в мышьяк) как 1:5000; одинаковым образом Ганеман поступает и со всеми встречающимися при изложении химическими телами, не пропуская случая делать из этого выводы и пользоваться ими для своих целей.

Он настойчиво выступает также против обманщиков и торговцев, которые открыто продавали мышьяк под названием "лихорадочного порошка", и делает подробные предложения узаконенными относительно ядов, которые теперь в точности приведены в исполнение. В аптеках должна существовать особая запертая камера для ядов, ключ от которой находится только у владельца аптеки или у заступающего на его место; далее он требует, чтобы была заведена особая книга для записи отпущенного яда; чтобы особые расписки в получении яда пришивались к делу и сохранялись, так расписки должны быть снабжены ручательством получателя и представляемы ежегодно врачу, ревизирующему аптеку.

Здесь не место входить в подробный разбор медицинского отдела сочинения, составленный одинаково превосходно. Это сочинение может служить образцом добросовестной работы, обширных познаний и преданной любви к науке: изучение этого труда и теперь еще, по прошествии ста лет, доставляет чувство живейшего удовлетворения. С каким изумительным прилежанием автор работал, видно уже из того, что он приводит 389 различных авторов и сочинений, написанных на разных языках и в разные столетия, делая на них 861 ссылку с точным указанием томов и страниц.

В "Анналах Крелля" дан был следующий отзыв1:


1 1788. I. S. 182.

— 19 —

"Так как автор исходит из основных положений химии и для установления их лично произвел изложенные им опыты, то сочинение это, являющееся выходящим из ряда литературным трудом, заслуживает быть здесь упомянутым". Затем приводятся исследования Ганемана. Критик не решается высказаться относительно утверждения Ганемана, что мышьяк не содержит соляной кислоты и пр., и этим обнаруживает, насколько Ганеман был выше его.

"Новые литературные известия для врачей"1 подробнее обсуждают это сочинение, и говорят: "Последние рассуждения (а именно: судебное исследование — патология — химические признаки — суждение о смерти) придают всему сочинению особую цену".

Горный советник и врач д-р Бухольц (Bucholtz) в Веймарe, имевший особые заслуги по фармации, называет это сочинение2 "весьма ценной книгой моего уважаемого друга д-ра Самуила Ганемана".

Позднее, в "Архиве Горна"3, профессор Генке хвалит "классическое для того времени сочинение Самуила Ганемана о мышьяке, каковым трудом были введены лучшие в то время анализы мышьяка в судебную медицину". К этому надо прибавить, что Ганеман не только ввел в судебную медицину лучшие для того времени анализы мышьяка, но и усовершенствовал их, открыв реакцию медного нашатыря, на что указывает также и историк Виглеб4.

Работы Ганемана в "Химических анналах Крелля".

Крелль был профессором лекарственной науки и мирской учености ("Professor der Arzneigelartheit und Weltweisheit" в Брауншвейгском университете в Гельмштeдте (Helmstädt). Его "Анналы" имеют выдающееся значение для истории химии. Ранее он издавал "Химический журнал" в 6 частях с 1778 года,


1 Neue litterarische Nachrichten für Aerzte, etc. Halle in Sachsen 1787. S. 49-й и 50.
2 Hufeland's Journal 1798. Bd. 5, S. 377.
3 Horn's Archiv für medicinische Erfahrungen, 1-17
4 I.C. Wiegleb, Gesch. des Wachsthums und der Erfindungen in der Chemie. Berlin u. Stettin. 1791, II. S, 373.

— 20 —

затем с 1781 года "Новейшие открытия в 12 томах". Начиная с 1784 года они выходили ежемесячно и были первым периодическим правильно выходящим химическим журналом, по крайней мере в Германии; в скором времени и во Франции стало выходить подобного рода издание под названием "Анналов химии" (Annales de Chimie). Расходы своего предприятия Крелль по существовавшему тогда обычаю покрывал платой вперед с подписчиков, в списке которых мы находим особ царствующих домов, академий, а также и читателей из всех стран, в особенности же много лиц аптекарского звания. Сотрудниками были первые химики и естествоиспытатели, как, например, Шееле, Бергман, Гмелин, Грен, Гермбштедт, Карстен, Клапрот, Розе, А. Гумбольдт; последний принял участие в этом издании, начиная с 1792 года, по возвращении из своего путешествия по Бельгии, Голландии, Англии и Франции. Французские ученые также доставляли свои работы. Ганеман напечатал в этих "Анналах" ряд интересных исследований и открытий, имевших успех. В 1787 году (II. 387-396) он написал статью "О трудности приготовления минеральных щелочных солей посредством поташа и поваренной соли". В настоящее время удивились бы, если бы кто-нибудь стал употреблять поташ для приготовления соды, так как последняя гораздо дешевле поташа. В то время поташ (растительную щелочную соль) добывали из золы многих растений, соду же из очень немногих береговых растений. Добывание ее из натровых озер не было значительно, потому что очистка ее от посторонних примесей не была еще известна. Много предложений было сделано химиками для получения соды из селитряно- или из солянокислого натра по Шееле, например, посредством свинцовой извести. Между этими предложениями были такие, что фунт соды обходился бы в три талера. Ганеман признавал единственной возможностью для производства более дешевой соды приготовление ее из повареной соли. Еще в 1784 году1 он сообщает, что посредством кристаллизации при различной температуре и равном колличестве жидности он приготовлял соду


1 Uebers. von Demachy's "Laborant" II. Vorrede VII

— 21 —

из поваренной соли посредством поташа; он сообщает тут в точности соотношение тепла и воды, при котором сода осаждается, но указывает при этом на трудность отделить этим способом посторонние соли. В своей "Истории химии" (III. 497) Гмелин упоминает об этом приготовлении Ганемана. А в "Анналах Крелля" (1789 г. I. 416) была помещена сочувственная заметка всей его статье, содержащей много интересного.

В 1788 году Ганеман исследовал, какой род воздуха производит разложение винного спирта в уксус, и описал свои исследования в статье "О влиянии некоторых родов воздуха на брожение вина" (I. 141–142). Он подвергал вино действию трех родов воздуха: 1) дефлогистированнаго воздуха (кислорода) 2) флогистированнаго воздуха (азота) 3) мелового воздуха (углекислоты), — следовательно, тех тел, которые были уже признаны составными частями атмосферного воздуха. Он вводил их в бутылки, из которых каждая содержала четыре унции вина, герметически их закупоривал, держал их в течениии двух месяцев в определенной комнатной температуре и три раза в день встряхивал бутылки по тридцать раз. Результатом было то, что вино, находившееся в бутылке с кислородом, обратилось "точно чудом в крепкий винный уксус". Быстрое приготовление уксуса посредством пропускания винного спирта через буковые опилки было, как известно, изобретено в 1833 году. Ганеман открыл еще в 1788 году, что находящийся в воздухе кислород производит это превращение, и что последнее может быть ускорено через повторное соприкосновение винного спирта с кислородом. Вскоре после того он напечатал наблюдения о действии адского камня, как противогнилостного средства1. Он нашел, что в растворе 1:1000 адский камень производит хорошее действие при гнилостных язвах, и даже указывал на то, что и в раствор 1:100 000 он заметил противогнилостные свойства, что однако не подтвердилось в контрольных опытах, произведенных другими2.


1 1788. II. 485-486.
2 1792. I. 218.

предыдущая часть  Предыдущая часть  содержание Содержание   Следующая часть следующая часть