Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Происхождение гомеопатии.
Заслуги Ганемана в химии и фармацевтике

Санкт-Петербург, 1889

— 22 —

Во многих случаях Ганеман проявляет стремление применить химию в медицине: так, например, в особой статье "Кое-что о желчи и желчных камнях"1. Он взял свежую желчь человека, застреленного в полном здоровье, и действовал на нее различными солями, для того чтобы воспользоваться ими при болезнях печени и "застое желчи". Цель настоящего труда не позволяет разбирать все работы Ганемана, но ниже будет упомянуто еще о двух статьях его в означенном журнале.

"Отличительные признаки доброкачественности и подделки лекарственных средств,
сочинение Я. Б. Ван ден Занде и Самуила Ганемана, 1787 года"1

В 1784 году Ван ден Занде, аптекарь в Брюсселе, издал там сочинение "Разоблаченные подделки лекарств" (La falsification des médicaments devoilée). Из этой книги Ганеман воспользовался точным описанием корней, коры и пр. В двух различных местах позднейших сочинений он упоминает, что бóльшая часть означенного труда принадлежит ему; в предисловии же он говорит: "О моих правах на оное пусть судит разборчивый судья". Последний найдет, что химический отдел принадлежит Ганеману, равно как и точные данные о составных частях отдельных снадобьев, так что изложение важнейших частей принадлежит, следовательно, перу Ганемана, что уже видно из свойственной ему точности и краткости, а также из направления его исследований

Отличительные признаки неподдельности и поддельности метко определены.

Средства для испытания снадобьев указаны иногда вкратце Ганеманом так сжато, метко и вместе с тем так полно, что невольно приходят на ум нынешние фармакопеи; так, например, на стр. 293, 295 и в других местах. Между ними находятся и те средства, которые Ганеман уже в "Лаборанте"


1 1788. II. 296-299.
2 Die Kennzeichen der Güte und Verfälschung der Arzneimittel. Von J. В. van den Sande und Samuel Hahnemann 1787.

— 23 —

Демаши (I, стр. 63 и 64) применял для пробы на соляную и серную кислоты и которые им были найдены из различной растворимости осадков, считавшихся вообще нерастворимыми. Статья о нашатырном спирте превосходна. Он, между прочим, исследует его (стр. 290) на притянувшуюся угольную кислоту, осаждает ее известью и находит, что 240 гран осадка соответствуют 103 гранам "воздушной кислоты" (углекислоты), что совершенно точно совпадает с вычислением при помощи определенных в настоящее время цифр!

Как всюду, так и в этом сочинении, Ганеман старается узнать пределы действия веществ и их растворимость. Так например (стр. 243) растворимость осадка из селитрянокислой закиси ртути и поваренной соли (которые служили взаимными реактивами) он нашел в соотношении 1:86000 воды; для свицового купороса 1:87000 холодной воды; для белил 1 гран в 17000 гран воды в 121/20 Р. и т.д., для многих других веществ (стр. 251).

Точность царит во всех частях; он указывает точки плавления металлов, их удельный вес и их препараты, растворимость солей и притом весьма часто при различной степени тепла; когда же он касается более важных веществ, как, например, нашатыря, то он указывает растворимость и в винном спирте при различной температуре. Особенно важным ему весьма справедливо кажется определение удельного веса кислот; при этом он для лекарственного употребления вводит разведенные кислоты, что и теперь еще делается. Он даже устанавливает разведения по удельному весу, причем он очень приближается к ныне существующим правилам. Крепость уксуса должна определяться посредством насыщения щелочью, как это делается еще и в настоящее время.

Во многих местах Ганеман жалуется на ненадежность фармацевтических препаратов; так, например, на стр. 317 он говорит, что "добросовестный врач их никогда не пропишет", а на стр. 316 он спрашивает: "На что должен полагаться врач?". При точности своих работ Ганеман нашел много нового и сообщил о том во всеобщее сведение.

— 24 —

Белила считались за уксусное соединение свинца, потому что их приготавливают посредством уксуса. Ганеман нашел, что главная составная часть их есть углекислота, и определил количество ее в 100 частях. Еще в 1784 году в "Лаборанте" Демаши (II. 198) Ганеман неверно объяснял пленку, происходящую от действия углекислоты на раствор свинцоваго сахара, но, тем не менее, она не ускользнула от его внимания. В сочинении о мышьяке (стр. 288) ему уже было известно это действие, тогда как другие химики ошибочно принимали это за реакцию мышьяка; тут же он высказал, что свинцовый сахар есть хороший реагент на угольную кислоту. Он первый показывает здесь, что давно известные белила ничто иное, как углекислое соединение свинца. Позднейшие химики, как, например, Монро1, профессор Грен2, ничего еще не знают об углекислоте в белилах.

Шееле объявил, что черный цвет адского камня, который в то время поступал таким в употребление, происходит от примешанной к нему меди3; Ганеман показал, что адский камень становится черным от недостатка кислоты, улетучивающейся при высокой температуре.

На странице 274 Ганеман преподает метод, хотя и несовершенный, но имевший в то время некоторое значение, как находить глауберову соль в горькой соли, так как эта примесь в то время постоянно встречалась. Он осаждал во время кипения все соединения магнезии посредством известковой воды; глауберова соль не осаждалась и обнаруживала реакцию серной кислоты. Приобрели особенное искусство кристаллизовать глауберову соль такими же мелкими частицами, как горькая соль. Некоторые считали обе эти соли тождественными, как, например, Монро. На ганемановский способ определения было обращено особое внимание в "Анналах" Крелля4

Далее (стр. 283) Ганеман указал xopоший, точно наложенный метод очистки селитры, на основании весьма различной


1 Uebersetzt von Hahnemann, I, S. 214.
2 Handbuch der Pharmacologie, Halle, II, S. 275.
3 "Crell's Annalen", 1784, S. 124.
4 1791, II, S. 30, Anm.

— 25 —

растворимости селитры и поваренной соли в холодной и горячей воде. И в настоящее время очистка ее производится все еще на основании тех же принципов.

Для приготовления рвотного камня он выступил против бывшего в употреблении способа и требовал приготовления оного посредством кристаллизации, как это уже делали и раньше Бергман и Лассоне. Приготовление рвотного камня производилось в то время весьма различными способами, сообразно с чем было различно и качество препаратов. Предписания Бергмана были до Ганемана зарыты в груде различных способов приготовления. Монро (I, 310) жалуется: "3 грана одного препарата по силе часто равняются 6 и 7 гранам другого". Еще в 1795 г. (следовательно, через 8 лет после появления соответствующего сочинения) Гуфеланд делает в журнале фармации Тромсдорфа1 предложение выписывать рвотный камень из одного источника, из столицы, вследствие большого различия в различных сортах этого камня; то же самое применялось когда-то по отношению к териаку и митридату. Уже в 1784 году2 Ганеман высказывался за кристаллизацию рвотного камня, для того "чтобы мы могли, наконец, получить во врачебном искусстве надежную норму для силы действия этого средства". Если бы в 1784 году кристаллизировали по его настоянию, то не было бы позднейших жалоб. В настоящее время это средство добывается из альгаротова порошка и посредством кристаллизации, как это рекомендовал Ганеман. И в других местах он обращает внимание на важное значение кристаллизации и увещевает аптекарей покупать по возможности лишь одни кристаллизированные соли, а не в порошке, как это часто случалось, так как в первом случае будет легче определять подделки. Везде, где не так легко открыть подделки, Ганеман ратует за личное приготовление препаратов самому. Современная ему критика отзывалась об этом труде следующими словами: "Сочинение это не требует особой рекомендации;


1 Bd. III, St. 2, S. 83
2 Demachy's "Laborant" II S. 118 u. 119.

— 26 —

из приведенных оттуда мест всякий врач и аптекарь сам признает всю его важность и необходимость"1.

Профессор Бальдингер настоятельно рекомендовал этот труд2: "Книга эта чрезвычайно важна и необходима каждому практическому и особливо окружному врачу, на обязанности которого лежит ревизия аптек… Многому хорошему учит эта важная и необходимая книга, которую я не могу достаточно рекомендовать".

Одиннадцать лет спустя сочинение это еще рекомендовалось в журнале фармации Тромсдорфа аптекарям для усвоения познаний в аптекарских товарах3.

В том же самом сочинении Ганеман в первый раз изложил свое учение о так называемой пробе вина: позже он описал последовательный ход своего изобретения более подробно в "Химических анналах Крелля"4.

Вино нередко подслащали свинцовым сахаром, относительно которого существовало убеждение, что при потреблении его в таком виде оно кроме колик и "контрактур" влечет за собою сухотку и медленную смерть. Поэтому против виноторговцев, фабриковавших таким способом вина, существовало сильное возбуждение, и они подвергались строжайшим наказаниям. Общеупотребительный способ распознавания примеси свинцового сахара, введенный официально в большинстве государств, был так называемый способ вюртембергской пробы вина, известный еще с 1707 года. Приготовление его состояло в том, что варили 2 части сернистого мышьяка, 4 части негашеной извести и 12 частей воды на вольном огне. Получалось, следовательно, "мышьяковистая серная печень", которую клали в вино. Темный осадок служил доказательством, неблагоприятным для виноторговца. Присутствие свинца производило муть, хотя она получалась и от других металлов, например, от железа. Если железо в ненормально большом колличестве содержалось в вине, вслед-


1 Neue medicinische Litteratur von Schegel und Arnemann. Leipzig. 1788 Bd. I, St. 3, S. 34.
2 Medicinisches Journal 1789 St. 21. S. 33.
3 1798. Bd. 5. St. 2. S. 272.
4 1788 I. St. 4. S. 291-306.

— 27 —

-ствие попавшего в него железного инструмента или оставшегося во время чистки сосуда куска цепи или вследствие торчавших внутри бочки железных гвоздей, отчего часть железа могла разложиться в вине, то виноторговец становился жертвой такого способа иcследования. Ганеман приводит пример, как один виноторговец по фамилии Лонго (Longo) попал под суровое следстие, понес большие потери и убытки вследствие того, что вюртембергская проба давала в его вине осадок. Благодаря старательному расследованию двух аптекарей, в данном случае в конце концов удалось доказать, что вино не содержало никаких следов свинца, а было лишь немного железа. Подобного рода ошибки случались довольно часто. Недоставало простого реактива, который давал бы возможность различать в растворах железо от свинца и вообще отделять растворенные металлы удовлетворительным образом друг от друга. Воспользовавшись случаем, когда предстояло подвергнуть большое количество виноторговцев вюртембергской пробе, Ганеман решился произвести опыты, с целью найти более совершенный способ распознавания.

И вот с большой тщательностью наблюдая градусы температуры, количества и условия растворимости, он производит ряд опытов при помощи обыкновенных средств, производящих осадок в свинцовых растворах, и ищет границы реакции, чтобы установить наичувствительнейшую. В конце концов, он применил и воду, насыщенную серно-печеночным воздухом (сероводородом), т.е. серноводородистую воду, которую он еще при "отравлении мышьяком" признал лучшим реагентом на металлы. Ганеман взял 2 унции вина, в котором было растворено 1/30 грана свинцового сахара, и добавил к этому две чайные ложки серноводородистой воды; жидкость окрасилась в желто-коричневый цвет. Четыре капли серной кислоты не только не уничтожили окраски, но сделали цвет еще более темным.

Затем он производил ту же реакцию с соответствующим раствором железного купороса. Появился "оливково-зеленоватый цвет с голубоватым отливом", заметно более темный, чем в предыдущем опыте, но зато одна капля серной кислоты немедленно уничтожала всякую окраску, "вино же снова получает

предыдущая часть  Предыдущая часть  содержание Содержание   Следующая часть следующая часть