Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Борьба против распространения гомеопатии

Санкт-Петербург, 1889

— 271 —

размеры, которых она никогда уже более не достигала. Чтобы получить верное понятие о положении дела, мы должны возвратиться к тому времени.


В июле 1831 года в "Журнале Гуфеланда" высказывается опасение, чтобы холера, достигшая благодаря русско-польской войне границ нашего отечества, не перешла через эти последние, и врачи высматривают в арсенале оружие, чтобы сделать сильное нападение на этого убийственного врага, стараясь отыскать "более сильные средства, чем применяемые до сих пор". Ведь существует еще Аurum muriaticum, кислородный газ, древесный уголь, хинин, "ибо холера всего более схожа с перемежающейся лихорадкой", мы имеем еще поглощающиеся средства "для поглощения яда в первых путях", "поэтому рекомендуются поглощающиеся средства" — Ol. Cajeputi, масло внутрь и т. д. Со страхом можно прочесть: "В холерных трупах находятся переполненные кровью сосуды в правой полости сердца и в полой вене, а также в легких, селезенке, печени и проч.". Мы говорим "со страхом" можно прочесть, потому что если в трупах находили скопление крови, то у живых людей, на основании строгих "научных" принципов, следовало пускать кровь. Но ведь на основании "науки", нельзя же дойти до того, чтобы при холере пускать кровь; ведь знают же они и пишут в том же месте: "Кровь черна и густа, как деготь, содержит мало сукровицы и в конце концов делается подобной каше… все тело и даже язык становятся холодными, как лед"; можно было бы скорее ожидать, что кровь будут прибавлять, чем выпускать.

Сомнение было, однако, непродолжительно, потому что вскоре после того было напечатано извещение из Poссии: "Больному немедленно, не теряя ни минуты времени, стараются пустить кровь, чтобы удалить соразмерное его состоянию количество крови". "Во всех случаях это средство считалось действительным". Внутренним средством служил, между прочим, также каломель в соединении с опием. Следует второе извещение, "написанное благоразумным врачом". Кровопускание, пиявки, рожки, горчичники

— 272 —

стоят здесь на первом плане, кровопускание приводится в этом извещении положительно, как первое и последнее средство.

В следующей тетради делаются дальнейшие предложения для излечения холеры. Во-первых, "рвотное", к чему Гуфеланд прибавляет: "Это предложение, конечно, заслуживает полного внимания".

Представьте себе положение Ганемана, смотревшего на все эти приготовления. Некий д-р М. Майер (аллопат) в Берлине рассчитывает так: "Несмотря на многочисленных противников ганемановского предохранительного средства против скарлатины, я знаю, что в его пользу говорят не только следующие лица, как Берндт, Дюстервег, Формей, Блох, Шенк и проч.1, но я сам (что, конечно, в глазах других может иметь мало веса) в течение своей 10-летней практики много раз успешно испытывал его. Еще недавно д-р Рюттель во время эпидемии скарлатины нашел, что 4 грана белладонны на 1 унцию воды, когда опасность еще далека и лекарство принималось 12–14 дней, составляет надежное предохранительное средство. Но когда зараза была очень близко и даже в самом доме, то несмотря на лекарство скарлатина появлялась, но в значительно слабейшей степени".

"Чем менее я могу себе уяснить это благотворное влияние белладонны при скарлатине, тем более можно возлагать на нее надежд при холере", как на предохранительное средство, "успокаивающее раздраженное при холере солнечное сплетение (plexus solaris)".

"Сохрани меня Бог от моих друзей", — вероятно думал Ганеман, когда вообще ему попадалось на глаза такое предложение.

Другие являлись и советовали опий, воздержание от всяких напитков, "что, конечно, представляло печальное зрелище


1 Исключительно аллопаты, к которым он бы мог присоединить еще имена Гуфеланда и проф. Мазиуса в Pоштоке и др. Сравн. Hufelands Journal Jahrg. 1812. St. 5. S. 120 — 1814. St. 5. S. 44 — 1813. St. 1. S. 123 — 1820. St. 2. S. 3–24, где собрали успешные опыты многих аллопатов. —1820. St. 2. S. 3–14. — 1823. St. 4. S. 3–17. — 1831. St. 2. S. 108 — 1832. St. 3. S. 109 — 1835. St. 6. S. 24.

— 273 —

при мучительной жажде", цинк, висмут, мускус с камфарой, ипекакуану, валериану, летучую соль, олений рог, углекислый натр, перечную мяту, арнику, коломбо, Cascarilla с Naphta и Opium, Tinct. aromatica, Calam. arom., холодные окачивания и опять-таки пиявки, рвотные и хину, вследствие "сродства с перемежающейся лихорадкой".

Во время этих приготовлений холера уже перешла границы нашего отечества и врачи начали действовать. Профессора приняли на себя руководство лечением; врачи-аллопаты, как всегда, были послушны. Поэтому послушаем также такого руководителя, проф. лейпцигского факультета д-ра Морица Гаспера, как он поучает в "Журнале Гуфеланда" за сентябрь 1831 г.

Удостоверив, что ни в одной болезни не были предложены и применяемы столь противоположные средства, он пишет: "Почти во всех странах, за очень малыми известными нам исключениями, было удостоверено, что только в высшей степени редких случаях больные холерой выздоравливали без лекарств", в подтверждение чего он приводит свидетельства семи "и мн. др." врачей. Затем следует изложение патологии холеры на основании научных принципов. На этом основании "черное густое состояние крови", во всей венозной сосудистой системе, застои крови почти со всех внутренних органах, в мозгу, легком, печени, затем задержание испарения кожи и застой желчи — все это доказывает, "что кровообращение устремилось от наружных органов к внутренним и тем нарушило отправления этих последних". Застой крови в сердце парализует это последнее; "застоями черной крови в мозгу объясняются наблюдаемые во время болезни симптомы оцепенения, глухоты, головокружения, шума в ушах и расширения зрачка", потому что Броди (Brodie) и Биша (Biсhat) опытами и наблюдениями доказали, что "такая кровь задерживает отправления мозга подобно наркотическому яду". Эти застои крови по своей степени всегда соответствуют силе явления. Застоями крови в легких объясняются страх, тяжелое дыхание и проч. Действительно, легкие задохнувшихся всегда переполнены такой черной кровью; также и вдыхание выделяющегося из каменного угля вещества вызывает такие же симптомы

— 274 —

и влечет за собой столь же быструю смерть, как и от газов, развивающихся в рудниках".

"Если мы сделаем теперь один шаг вперед и сравним действие некоторых ядов на наш организм, то получим некоторое понятие о холере".

Он упоминает подробно об опытах Фонтана над ядом гадюки и пр. Мажанди (Magendi ) и Делилли (Delille) над ядом упаса, об опытах Броди и проч., и проч., чтобы показать, "что большинство ядов и зараз сначала проходит по крови, а потом уже производит расстройство нервной системы". Затем, рассмотрев отношения известных зараз к известным органам, как, например, холерного яда к слизистым оболочкам желудка и кишок, автор объявляет, что холера есть болезнь, которая переносится через посредство воздуха, людей и предметов и производит разложение крови, "отчего запекшаяся кровь в фибрин или черная углеродистая кровь скопляется во внутренних органах, сильно расстроенная нервная система производит судороги и проч., а также вызывает отделения, в особенности в слизистой оболочке желудка и кишок, вследствие чего являются понос и рвота".

Далее следует определенный план лечения:

1) "Удаление скопившейся крови из внутренних органов", и

2) "Удаление или уничтожение вредного действия скопившихся в кишечном канале болезненных веществ".

Первому показанию соответствуют "в начале болезни, пока лучевой пульс еще не перестал биться, обильные (!) кровопускания", раздражение кожи и возбуждающие средства.

Для выполнения второго показания служат: каломель, касторовое масло, рвотные, всасывающие средства, кислоты.

В заключение оказывается "что вообще кровопускания вместе с применением наружных и внутренних возбуждающих средств, служат первыми и главными средствами".

Наконец, для удовлетворения требований "науки" предложен длинный ряд средств "против отдельных симптомов".

Фр. Гофман, Фатер (Vater), Соваж (Sauvages) и другие являются защитниками пользы кровопускания; около 60 авторов и многие большие медицинские общества настоящего времени служат

— 275 —

опорой этой научной терапии. Все они согласны с тем, что кровопускание в начале есть превосходнейшее средство.

Мы не будем утомлять слишком долго читателя подробным описанием врачебного лечения холеры; это в высшей степени безотрадная тема, которой, впрочем, было необходимо коснуться для выяснения положения. Для ознакомления мы приведем лишь отдельные места из этого "рационального" сочинения.

"Это один из таких случаев, когда вместе с Лихтенштедтом нельзя не заметить, что при многократных кровопусканиях этот больной может быть был бы спасен".

"У одной женщины в 26-м случае (женщина умерла) можно было с трудом выпустить чайную чашку густой, клейкой, свернувшейся крови. Почему не была открыта другая вена?".

"Господин фон Лодер в Москве отвергает кровопускание при этой болезни:

а) потому что это последнее не имеет воспалительных свойств,

б) потому что кровопускание ослабляет".

"Трудно поверить, чтобы такой почтенный человек мог высказывать подобные утверждения под видом достаточно основательных. Разве мы не приносим пользы кровопусканием при приливах крови к благородным органам, как, например, при асфиксии и пр., когда нет никакого воспаления? Но еще страннее второе основание, будто кровопускание ослабляет жизненную силу. Кровопускание, наоборот, может оказывать укрепляющее действие, в чем нетрудно убедиться не только при воспалении благородных органов, когда человек лежит как бы разбитый параличом, при воспалении сердца, при воспалении легких, при крупе и проч., но тот же факт обыкновенно бывает и при холере, что многократно подтверждали как лучшие практикующие врачи, наблюдавшие и лечившие холеру, так и больные, после того, как им было сделано кровопускание".

Гаспер утверждает, что "почти все врачи, имевшие случай наблюдать холеру или, что еще важнее, все те, которые дали себе труд сравнить все результаты различных способов лечения, в этом отношении согласятся с нами". И в этом, конечно, он прав. В это печальное время появилось более 300

— 276 —

сочинений о холере, из которых многие были написаны профессорами. Неизвестно ни одного сочинения, написанного профессором, в котором бы говорилось против кровопускания при холере. "Если уменьшают количество крови, — говорит проф. Гаспер, — то дают возможность сердцу снова сокращаться, причем, что пожалуй еще важнее, может снова начаться окисление и отделение углерода крови, так что артериальная окисленная кровь может быть распределена в других органах".

Ведь это было "научно", так что ни один гомеопат в своей "невежественной дерзости", как они называли, не мог пошатнуть этого… "Малые кровопускания, как кажется, не приносят никакой пользы", и это обстоятельство именно и подало повод некоторым врачам, которые из страха угрожающей слабости решались выпускать только 6–8–10 унций, возбудить недоверие к кровопусканию и объявить его бесполезным. Следует сделать большое отверстие в жиле, через которое кровь могла бы свободно вытекать для того, чтобы больной почувствовал действительное облегчение".

"Обильно пускать кровь" повторяется по крайней мере в 10-ти местах этого чисто "научного" сочинения, украшенного всеми медицинскими познаниями того времени. "Пиявки" и "кровопускание" попадаются читателю на каждой странице; советуется даже применять раскаленное железо в области желудка.

Каковы же были результаты? По словам проф. Гаспера, они были всегда благоприятны в тех случаях, когда делали… сильные кровопускания. А так как обыкновенно аллопаты следовали этому совету, то общий результат должен был бы быть благоприятным, с чем плохо согласуется то, что, по словам "Журнала Гуфеланда" и других, более половины холерных больных погибало.

Статистические доказательства Гаспера: 1 294 холерных больных, не пользованных врачебным лечением, умерли все без исключения. Из 14 651 случаев, "пользованных медицинским лечением", умерло только 62/3%.

Из других 1 507 холерных больных, которые не имели медицинской помощи, умерло 1 255. Следовательно, эта последняя группа была счастливее первых 1 294 человек, которые вдруг

— 277 —

все без исключения погибли. Из этого до очевидности ясно, что гомеопаты с своими ничтожными дозами могли получить в результате своего лечения только холерные трупы.

Доклад с подлинными свидетельствами 100 врачей объявляет кровопускание, т.е. обильное кровопускание, лучшим средством для пресечения и излечения холеры. Уже Скотт (Scott) сказал, что "обморок при кровопускании во время холеры является благоприятным признаком".

"Упадок сил не является последствием потери крови, а наоборот, эта последняя восстанавливает силы; но с другой стороны, упадок сил может легко появиться в том случае, если оставлено хоть малое количество крови".

И всему этому верили. Ведь это должно было быть так, потому что было доказано "научно". Ведь на стр. 38 говорится: "Черная кровь (какая наблюдалась при холере) действует подобно наркотическому яду". Следовательно, чем больше удаляют наркотического яда, тем легче должно становиться телу. И как это сумасбродный гомеопат не мог этого понять!

"Корбин был один из первых, применявших с огромным успехом кровопускание при холере. Из 100 больных он потерял только двух старых хилых людей".

"Аннеслей из 50 больных не потерял ни одного, потому что вовремя пускал кровь". Об Аннеслее мы имеем сведения, которые плохо согласуются с показаниями Гаспера1. Он рассказывает, что прежнее лечение холеры внушало ему ужас, а потому он решил действовать по указаниям природы. Затем следует его лечение 13-ти холерных больных. В первом случае больному, пока он не был передан Аннеслею, было сделано 3 кровопускания без всякого успеха. Аннеслей делает ему кровопускание в четвертый раз, но кровь не показывается, больной умирает. Во втором случае снова кровопускание и опять смерть. Таким образом он лечил 12 больных и всех пришлось вскрывать, так как они умерли. Тринадцатый, офицер, отказался наотрез от кровопускания. Аннеслей снял с себя всякую ответственность


1 Ueber die asiatische Cholera nach Beobachtungen und Leichenöffnungen, übersetzt von G. Himly, 1831. — Rosenberg, Fortschritte und Leistungen der Homöopathie. Leipzig. 1843. S. 221.

предыдущая часть  Предыдущая часть   содержание Содержание   Следующая часть следующая часть