Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Происхождение гомеопатии. Ганеман как врач

Санкт-Петербург, 1889

— 45 —

Ганеман как врач

Врачебное искусство при появлении Ганемана

Для того, чтобы судить о врачебной деятельности Ганемана, необходимо сделать несколько больший обзор относительно состояния врачебного искусства во время его выступления, так как ныне существующие методы исследования, основанные на точном естествознании, в то время были неизвестны. Понятия о явлениях в здоровом и больном человеке втискивались в системы, выдуманные отдельными головами на основании отдельных наблюдений и приспособленные к воззрениям данного времени и к новым открытиям.

Так, например, Л. Гофман (1721—1807) нашел, что наибольшее количество болезней происходит от гнилых и кислых соков, которые удалялись из тела или испарялись "антисептическими" или "подслащивающими" средствами. Штолль (1742—1788) учил, что болезни находятся под влиянием преобладающего расположения, которое определяется "лихорадками, происходящими от погоды и от эпидемических причин". При всех болезнях врач должен обращать наибольшее внимание на состояние "первых путей"; от гастрических нечистот, в особенности от желчи, происходит наибольшее число болезней. Удаление этой материи, посредством введения рвотных и слабительных средств, было первым способом лечения. Если недоставало очевидных признаков желчи в испражнениях, в наружном виде, во вкусе больного, то существовала скрытая желчь "bilis latens". Прописанные слабительные и рвотные средства служили доказательством такого предположения. Рядом с этим боролись с "скрытыми воспалениями", в чем заключалась большая опасность при многих болезнях. По свидетельству А. Ф. Геккера1 учение это считалось одним из самых блестящих улучшений врачебного искусства, и врачи всей Европы стекались в Вену, для того чтобы изучить "счастливую методу Штолля". Другой врач пишет2: "Штолль — величайший из находящихся в живых клиницистов. Он, как того и заслуживает, находится


1 Die Heilkunde auf ihren Wegen. Erfurt und Gotha, 1819.
2 Medicin. Literat. für prakt. Aerzte, von Schlegel. Leipzig 1787 XII. S. 99.

— 46 —

в большом почете и состоит пользующим врачом всех тех в Вене, которые мыслят хоть несколько просвещенным образом".

Кэмпф (1726—1787) доказывал, что наибольшее количество болезней гнездится в нижней части живота и происходит от "инфарктов". "Под словом инфаркт я понимаю противоестественное состояние кровеносных сосудов, в особенности воротной вены и маточных сосудов, когда таковые там и сям наполняются, набиваются и расширяются, сначала замедляющейся в обращении, затем останавливающейся, плохо перемешанной, испорченной, лишенной своей жидкости густой, вязкой, желчной, полипной и затверделой кровью; или когда сгущенная сыворотка вместе с только что упомянутой кровяной гущей скопится в них, а также и в железах, в клетчатке и в пищеварительных путях, сгниет, высохнет и примет различные виды порчи..."

"Эти инфаркты не щадят ни возраста, ни пола, ни темперамента... даже грудные дети не освобождены от них... Я мало могу припомнить болезней и случаев, которые не происходили бы первоначально от инфарктов, как, например, эпилепсия, катаракта, темная вода, болезни слуха, легочная чахотка, болезни брюшной полости, страдания мочевого пузыря, всякие сыпи, рак, цинга, лихорадка, ветреная немощь, водянка, желтуха" и т. д.

Для удаления инфарктов употребляли промывательное из Taraxacum rad. — Graminis — Saponaria — Card. bened . — Fumaria — Marrub. alb. — Millefol. — Chamomill. — Verbasc. — ржаных и пшеничных отрубей; кроме того, прибавлялись подходящие травы, вываренные в дождевой или известковой воде.

"Без вреда для здоровья можно ежедневно употреблять 2-3 промывательных в течении нескольких лет... Иногда потребна работа и терпение Геркулеса, для того чтобы вымести такую поразительно накопленную, застарелую, несокрушимую трясину и преодолеть окаменелые, точно заклинившиеся перерождения крови"1.

Один врач писал2: "Я вылечил многих больных, принявших


1 Joh. Kämpf, Oberhofrath, erster Leibarzt etc., für Aant Aerzte und Kranke bestimmte Abhandlung von einer neuen Methode, die hartnäckigsten Krankheiten etc. Zweite verw. u. verb. Aufl. Leipzig 1786. 576 S.
2 Bei Q. W. C. Müller, Joh. Kämpf, Abhandlung etc. Leipzig 1786. S. 86.

— 47 —

более пяти тысяч кишечных клистиров, прежде чем они совершенно избавились от инфаркта".

Кэмпф рекомендовал свой метод также и "для продления жизни".

Кэмпф нашел много приверженцев среди врачей, которые рукоплескали ему и благодарили его за его изобретение. "Вот опять сочинение, которым немцы могут гордиться... Да будет же принесена автору благодарность, теплая благодарность и от меня"1. Другой2 судил об этом так: "Метод Кэмпфа заключает в себе слишком много общепризнанно выгодного, для того чтобы когда-нибудь, по крайней мере у разумнейшей половины, потерять свое заслуженное значение... Это всеми читаемая книга". Одновременно жалуются на многие "испорченные" (gesudelte) перепечатки и неподлинные издания3.

Геккер в приведенном месте удостоверяет, что многие больные употребляют такие промывательные тысячами и что клистирный метод много лет свирепствовал среди врачей, больных и здоровых.

"Сгущения, завалы и запоры" во всевозможных органах составляли одну из главных причин многих болезней, так что много лет спустя один гомеопат мог писать, хотя и в ярких красках, следующее4: "Завалами, сгущениями и застоями объясняется, почему мы из десяти рецептов видим на девяти Александрийский лист, винный спирт, львиный зуб, ревень, нашатырь, пырей, ртуть и сурьму, ибо эти средства попали в подозрение, что они, наподобие щетки, песка, метлы и веника, освобождают трубки и каналы человеческого тела от его нечистот. Румян ли больной или бледен, толст или худ, чахоточен или одержим водянкой, страдает ли он отсутствием аппетита или волчьим голодом, поносом или запором, это все равно: у него сгущения и завалы, и он должен потеть, и его должно слабить, он должен сморкаться и рвать, терять кровь и слюноточить. При виде стоящих в раздумии врачей, поверь, что если они думают не


1 Medicin. Literat. von. Schlegel. Leipzig 1785. S. 34 u 35.
2 Neue liter. Nachrichten. für Aerzte etc. Halle 1787. S. 319.
3 Medic. Journ. von Baldinger. 1787. XI. S. 25.
4 "Die Allöopathie" 1884, № 19.

— 48 —

о воспалении, то о сгущении". Для иллюстрации приводится высокоуважаемый писатель Шейдемантель1. Он сообщает, что один студент был избавлен от меланхолии тем, что во время морского путешествия он сильно испугался от столкновения двух кораблей. Объяснение: "Может быть, у сего меланхолического студента были запоры во внутренностях нижней полости живота, которые разрешились, когда корабль столкнулся с другим и произвел очень сильное потрясение в этом студенте".

В конце девятидесятых годов начала, кроме того, распространяться в Германии система шотландца Джона Браун (John Brown) (1736—1788). Браун выступил с большой уверенностью. По его собственному мнению, он первый поднял врачебное искусство до степени настоящей науки, которая скоро получит наименование "учения природы". На основании сего последнего, каждый человек обладает большей или меньшей степенью возбудительности. Здоровье зиждется на правильной степени возбуждения. Болезнь происходит или от избытка возбуждения (стения) или от недостатка возбуждения (астения). Задача врача состояла попросту в том, чтобы умерять слишком сильное и укреплять слишком слабое возбуждение. Поэтому все болезни, равно как и врачебные средства, были разделены на два соответствующих класса — "стенических" и "астенических". В страданиях, основанных на избытке возбуждения, употребляли средства, "оттягивающие раздражения", в следующей последовательности пo степени их действия: кровопускание, холод, рвота, слабительное, испарина. В страданиях, основанных на недостатке возбуждения, предписывались возбуждающие (стенические) средства, по степени их целительной силы: мясо, тепло, предупреждение рвоты, послабления, испарины посредством мясной пищи, пряностей, вина, движения; затем, при более сильной степени болезни, летучие возбудительные средства: мускус, летучие щелочи, камфора, эфир, опий2. Хину прибавили лишь последователи Брауна. Знание строения и отправлений организма имело лишь второстепенное значение, так как все состояло в раздражении и в степени возбудимости. "Простота, —


1 Die Leidenschaften als Heilmittel betrachtet. Hildburgsbaasen 1787.
2 Cpas. B. Hirschel, Geschichte des Brown'schen Systems. Dresden und Leipzig 1846 г. cтp. 37.

— 49 —

— говорит Браун, — к которой приведена врачебная наука, так велика, что врач, подходя к постели больного, должен выяснить только три вещи. Во-первых, общая ли болезнь или местная; во-вторых, если болезнь общая, стеническая ли она или астеническая; в-третьих, в какой она степени возбуждения. Если он выяснил себе эти три пункта, то ему остается только установить лекарственные показания и план лечения, приводя таковой в исполнение посредством соответствующих средств"1. Диагноз был делом второстепенным.

Вместе с Брауном возросла и основанная Шеллингом естественная философия (Naturphilosophie)2 и высоко воспарилась над всяким низменным мышлением. Она обхватывала и объясняла все явления из абсолюта. О влиянии ее на медицину можно себе составить понятие, рассматривая следующие ее положения: "Рот жует, желудок переваривает, оба посредством одинакового действия растительности; разница в их проявлениях есть только отголосок их различных механизмов". — "Живая материя есть отпечаток или изображение абсолютной природы; с другой стороны, сама абсолютная природа есть абсолютная жизнь и первообраз организма". — "Жизнь есть причина; явление и существование суть ее суждения. Жизнь как причина бессмертна, потому что бессмертная причина есть жизнь". — "Жизнь есть бесконечное, болезнь — конечное, а излечение должно быть рассматриваемо как синтез (третья степень) обеих". — "Зараза есть магнетический момент динамического процесса, господствующего в организме". После изложения того, что сущность заключается в понятии магнита, "имеющего связь с тождественным полюсом", значится далее: "Только этим образом мы получаем истинную идею заразы и полное разъяснение процесса, так долго не признаваемого"3.

Одним из выдающихся натуральных философов был Генрих Стеффенс, "глубокий, богатый познаниями мыслитель"4. В журнале Окена "Isis" (1822, стр. 123) его даже сопоставляли с Аристотелем, Гумбольдтом, Гёте, Тревиранусом, Океном


1 К. Sprengel, Geschichte der Heilkunde. Halle 1828. V. 1. S. 455.
2 Erster Entwurf eines Systems der Naturphilosophie. Jena u. Leipzig. 1799.
3 Cp. Hecker l. с.
4 Heckers Annalen Bd. II. S. 353.

— 50 —

и др. Он написал сочинение "Основы философского естествоведения для своих лекций". Берлин 1806 года. (Grundzüge der philosophischen Naturwissenschaft zum Behufe seiner Vorlesungen). Coчинение это было "источником, из которого черпал целый ряд натурально-философских книг", и давало следующее наставление на стр. 189–191: "Чувство есть тождественность внешнего колебания и внутреннего бытия, а следовательно тождественность нервной и мускульной системы. Единство внутреннего фактора и разность внешнего дает осязание; разность внутреннего и единство внешнего — ощущение тепла".

"Слух есть тождественность относительно неорганического в организации и ее внутреннего бытия, следовательно, тождественность нервной и костной системы".

"Голод есть внутреннее напряжение претворения в степени массы, в противоположность к внешней, поэтому и чувство голода в верхнем устье желудка".

И так далее, стр. 186: "Анимализация есть одно с созданием объекта. Проявление внутреннего есть впечатление. Нет анимализации без впечатления. Впечатление в степени универсальности есть чувство; впечатление в степени индивидуальности — сознание".

Стеффенс положил свою книгу "в Дельфийском храме высшей поэзии". И в действительности многие из этих людей вращались почти постоянно в облачных высях, а человек, об исследовании которого шло дело, оставался на земле. Но парящие в вышине блаженствовали в райском существовании. Они были выше всяких споров. "Истинная натуральная философия", говорить Стеффенс, "прекращает всякий спор мнений и гипотез против других мнений и гипотез и не может поэтому иметь противников". "Правдивое слово", — замечает по этому поводу рецензент1. Истинная натуральная философия все знала г все объясняла: "Натуральная философия имеет первенство познания, потому что она есть познание познания или познание, возведенное в высшую степень"2.

Достойна удивления была та определенность, с которой, не задумываясь,


1 Heckers Annalen Bd. II , стр. 414.
2 Стеффенс, там же, стр. 16.

предыдущая часть  Предыдущая часть   содержание Содержание   Следующая часть следующая часть