Д-р Карл Боянус

Д-р К.Боянус

Гомеопатия в России.
Исторический очерк


Москва, 1882

— 315 —

методе. Таким образом, стало быть, д-р Гаузен и беcприcтpacтие соблюдал, и невинность сохранял.

В примечаниях к четвертой ведомости д-р Гаузен повторяет то же, что говорил и в прежних ведомостях, т.е. что при гомеопатическом способе излечение шло довольно медленно. Свежие шанкры при употреблении внутрь Calcareae jodatae и наружной перевязке корпией с деревянным маслом очищались, и хотя довольно медленно, но приходили к заживлению; перемежающиеся лихорадки, при которых давались попеременно Nux vom и Ipec, хотя не скоро, но тоже уступали действию лекарств, но сифилитические сыпи, особенно на голове, при внутреннем и наружном употреблении Calс jod оказывались упорнее; при употреблении же меркуриальных втираний и умываний по аллопатическому способу они излечивались гораздо скорее. Вообще из слов д-ра Гаузена можно вывести заключение, что один из существенных недостатков гомеопатии есть медленность в излечении если не всех болезней, то по крайней мере перемежающихся лихорадок и сифилиса. На это мы можем заметить, что хотя скорость излечения и составляет одно из достоинств всякого врачебного метода, но только при том условии, если она сопровождается и прочностью излечения. Насколько бывает прочно у аллопатов излечение лихорадок хинином и сифилиса меркурием — это всем известно, и мы решительно не понимаем, каким образом д-р Гаузен после собственного откровенного признания об отравляющем действии меркурия может отдавать ему преимущество перед другими средствами, как, например, Calcarea jodata?

Пятая ведомость и примечания к ней подписаны д-ром Селиным, заступившим место Гаузена. Исчисляя роды болезней, которыми страдали больные в гомеопатическом отделении, д-р Селин указывает, между прочим, на цингу, рожу, жабу, плеврит и говорит, что страдания эти являлись или как осложнения уже существовавших болезней, или сопровождали их с самого начала. Таким образом, слова д-ра Грауфогля, что болезни осложнялись заразительными началами, возникшими в больнице, оказываются совершенно справедливыми. Относительно гомеопатического лечения д-р Селин заявляет, что месячное его наблюдение, так же как вероятно и наблюдения в предшествовавшие месяцы, не открыли в нем особенно успешных результатов, и что напротив, все сколько-нибудь серьезные больные лежат в гомеопатическом отделении более долгое время, чем в госпитале

— 316 —

аллопатическом, и что легкие формы болезней, как, например, перемежающиеся лихорадки (!), ревматизм (!), катар дыхательных и пищеварительных органов, излечиваются не скорее, чем и в других отделениях при хорошем гигиеническом содержании без всяких лекарств. По поводу лечения сифилиса д-р Селин говорит: "Следует заметить, что д-р Грауфогль давно уже бросил употребление меркуриальных препаратов у больных, одержимых сифилисом, на основании будто бы замеченного им, что значительное число не только подобных больных, но и больных вообще, поступивших в гомеопатическое отделение, носят на себе признаки злоупотребления меркуриальными препаратами, почему для этих больных назначается лишь Calс jodat 1 или 2 разведения". Выражение "будто бы" очевидно показывает, что факта отравления меркурием д-р Селин не признает, как будто факт этот создался в воображении д-ра Грауфогля. A свидетельство его коллеги Гаузена, что "в теле остается вредное влияние меркуpия"? Вот уж подлинно: из одной печи, да разные хлебы... Далее д-р Селин говорит, что "шанкры, бубоны и другие венерические болезни, по опытам многих специалистов, сделанных в сифилитическом отделении Гельсингфорского госпиталя, излечивались при самом индифферентном способе, при соблюдении только соответствующих гигиенических правил". Но для чего же тогда так упорно держится у аллопатов обычай начинать и кончать лечение сифилитиков меркурием? Будь справедливо, наконец, то, что в Гельсингфорском госпитале не практикуется меркуриальное лeчeниe, то имел ли бы право д-р Гаузен утверждать, что сифилис общепринятым аллопатическим меркypальным способом излечивается скорее, нежели гомеопатическим?

При шестой ведомости никаких примечаний нет, а говорится только, что по случаю отъезда д-ра Грауфогля с гр. Адлербергом гомеопатическое отделение 25 июня было закрыто, а находившиеся в нем больные, сообразно роду их болезней, размещены по другим отделениям госпиталя.

По ведомостям умерших в гомеопатическом отделении значится 5 человек. Все они были вскрыты. Любопытно посмотреть, какие это были больные. О первом д-р Гаузен сообщает следующие сведения: "В полковой лазарет он поступил 23 ноября 1871 года, а 16 декабря в госпиталь — весьма исхудалый, малокровный, с многочисленными фистулезными язвами на ягодицах вблизи заднего прохода; прежде страдал сифилисом, впоследствии открылось

— 317 —

и страдание легких. После полуторамесячного страдания в аллопатическом госпитале он 2 февраля 1882 г. был передан в гомеопатическое отделение с диагнозом бугорчатки легких. 25 февраля он умер; по вскрытии трупа в обоих легких оказались многочисленные большие и малые каверны, а в толстых кишках несколько круглых язв" (Вед. I). Второй умерший, как значится в ведомости, поступил в аллопатический госпиталь 22 декабря 1871 года; по словам д-ра Гаузена, он "был одержим хронической ломотой в суставах, не совсем чистым звуком толчков сердца, общей слабостью, бледностью кожи и кашлем — был неоднократно болен в продолжении прошедшей осени". В гомеопатическое отделение был передан 26 января 1872 г., после 36-дневного пользования в аллопатическом госпитале, с диагнозом "бугорчатка легких с экссудатом и хроническая ломота". Умер 11 марта, вскрытие показало: "Оба легкие эмфизематозные, приросшие к грудной клетке, насквозь усеянные то изолированными, то в группы соединенными туберкулами; в верхушке левого легкого три каверны, в сердце в артериальных клапанах ряд плоских разращений, сердечная сумка содержала до 5 унций водянистой жидкости; селезенка увеличена и дряблая" (Вед. II). Третий умерший поступил в гомеопатическое отделение в апреле месяце, прямо ли из команды, или также из аллопатического госпиталя — неизвестно. Диагноз: "Катар желудка и затвердение выхода оного". Вскрытие показало: желудок плотно сросшийся с левой долей печенки и грудобрюшной преградой — очевидно, давнего происхождения; при входе желудка две язвы с острыми краями, проницающие до мышечной оболочки, величиной в 50 сантимов, затем рубец при выходе и кроме того еще две язвы тут же по соседству (Вед. III). Четвертый умер от хронического воспаления вертлужной впадины, распространившегося до колена, к чему присоединилась еще и лицевая рожа. При вскрытии оказалось довольно значительное гнойное отложение под левой ягодичной мышцей (Вед. IV). Результат вскрытия пятого, умершего по госпитальной диагностике от воспаления плевры и острого отека легких, в ведомости не означен, так как, по словам д-ра Селина, о том было сообщено "в общем месячном отчете госпиталя". Почему в этом случае было допущено отступление от принятого порядка остается неизвестным, и мы очень сожалеем, что лишаемся через то возможности сравнить госпитальных врачей с результатами

— 318 —

вскрытия, которое, как читатели могли заметить из вышеприведенных примеров, так блистательно подтверждало искусство их и опытность в этой области медицины. Недаром же д-р Грауфогль так настоятельно открещивался в этом случае от всякой солидарности с своими сослуживцами. Из приведенных примеров можно видеть также и то, какими больными было снабжаемо гомеопатическое отделение, и что д-р Грауфогль был совершенно прав, жалуясь на то, что его наделяли самыми сложными и неизлечимыми случаями, а между тем в каждой ведомости упоминается о том, что лечение и поправление хронических больных идет медленно.

Хотя гомеопатическое отделение при Гельсингфорском госпитале было закрыто только 25 июля 1872 г., однако ж Финляндский военно-окружный инспектор д-р Загорянский еще 16 июня, следовательно за месяц до того, вывел свои заключения о гомеопатическом способе лечения и донес о том конфиденциально рапортом Главному военно-медицинскому управлению. Не станем говорить о том, что заключение это было бы правильнее сделать по совершенном окончании опытов гомеопатического лечения; рапорт д-ра Загорянского мог обусловливаться общепринятым порядком третных донесений, но почему сообщению своему он счел нужным дать характер конфиденциального, т.е. не подлежащего оглашению, это остается загадкой. На рапорте д-ра Загорянского значится: "Донесение за № 1826". Отпуска с этого последнего предписания в делах Главного военно-медицинского управления нет; если предположить, что Главный военно-медицинский инспектор просил д-ра Загорянского именно о конфиденциальном сообщении, то опять-таки остается непонятным — к чему такая мера?

Ведь надобно же было доносить военному министру.

Донесение д-ра Загорянского от 16 июня 1872 г. № 420 было таково:

"Из производящихся более четырех месяцев опытов лечения по гомеопатическому методу в Гельсингфорском военном госпитале позволительно сделать следующие выводы:

1) Легкие острые болезни, излечивающиеся большей частью силами природы, излечиваются и гомеопатическими лекарствами.

2) Гомеопатическое лечение остается без всякого благотворного влияния на лечение хронических внутренних болезней, хотя по отчетам и показаны один или два случая выздоровевших от бугорчатки, но это были или просто легочный катар, или даже

— 319 —

и бугорчатка в начальном периоде, несколько облегчившиеся в субъективных припадках с наступлением благоприятной погоды, но физические признаки болезни и при выписке больных остались в неизмененном состоянии.

3) Венерические первичные (мягкие) язвы уступали лечению и переходящие в нагноение воспаления паховых желез по вскрытии заживали.

4) Что же касается до различных форм конституционального сифилиса, то они упорно противостоят лечению; из числа таковых показаны выздоровевшими за февраль месяц те, которые до передачи в гомеопатическое отделение пользуемы были обыкновенными средствами, как-то: меркуриальными втираниями, цитмановым декоктом и препаратами йода.

5) Если вопрос о том, не вредно ли гомеопатическое лечение в трудных хронических болезнях, довольно щекотлив, то он положительно может быть решен относительно хирургических случаев, требующих деятельного лечения. Так, например, в гомеопатическом отделении пользовался более двух месяцев одержимый, по определению доктора Грауфогля, болезнью тазобедренного сочленения (luxatio spontanea): когда он умер, то при вскрытии тазобедренный состав найден был в совершенно нормальном состоянии, а между ягодичными средним и малым мускулом найдена обширная нарывная полость, из которой гной опустился вниз и образовал над бедренными мыщелками другую полость и проникнул частью в коленный сустав. Другой больной с воспалением надкостной плевы нижнего конца лучевой кости, вблизи шиловидного отростка, выражавшимся твердой опухолью и темной краснотой, был пользуем доктором Грауфоглем с декабря месяца; после образовавшегося нагноения и позднего вскрытия нарыва образовалось несколько фистулезных отверстий, присоединился рожистый процесс всей конечности; наконец, с обширной язвой на вышеозначенном месте, покрытого фунгозными антоноогневыми наращениями, и с присоединившимся к тому страданием легких, больной передан в пользование ординатору госпиталя уже в то время, когда упущено благоприятное время и для оперативного лечения.

К этому долгом считаю присовокупить, что в прошедшем месяце доктор Грауфогль доложил командующему войсками, что у некоторых из больных его отделения обнаружился тиф — от миазмы в стенах, по его предположению, хотя в отделении этом,

— 320 —

совершенно отдельном от прочих, никогда тифозные больные не лежали, а также и цинга, и потому он находит крайне необходимым вывести этих больных в палатки, и когда была поставлена палатка, он приказал вывести в одную 3 или 4 больных, которых неблагоприятный исход не подлежал сомнению, но ни у одного из них никаких тифозных явлений не было, а только признаки изнурительной лихорадки; дальнейшее лечение этих больных он продолжать не хотел.

Наконец, в письме от 9 сего июня, командующий войсками предложил мне сделать распоряжение, чтобы в гомеопатическое отделение назначаемы были только больные одержимые острыми болезнями и не иначе как по соглашению с состоящим при этом отделении ординатором доктором Креблем".

Вследствие этого рапорта Главный военно-медицинский инспектор 27 июня 1872 г. № 6325 донес военному министру:

"Имею честь почтительнейше довести до сведения Вашего Высокопревосходительства, что из донесений о результах, производящихся по распоряжению командующего войсками Финляндского округа с Высочайшего соизволения опытов гомеопатического лечения больных в Гельсингфорском военном госпитале, за 4 истекшие месяца усматривается:

1) Всех больных с разнородными болезнями, пользовавшихся в гомеопатическом отделении, было 68; из них выздоровело 33, переведено в другие отделения 10, умерло 4, осталось к 1 июня 19.

2) Легкие острые болезни, излечивавшиеся большей частью силами природы, уступают и гомеопатическим лекарствам.

3) Гомеопатический способ лечения остается без всякого благотворного влияния при хронических внутренних болезнях.

4) Первичные венерические язвы уступали лечению и воспаления паховых желез, переходившие в нагноение, заживали по вскрытии.

5) Что же касается различных форм конституционального сифилиса, то oни упорно противостояли гомеопатическому лечению и из числа таковых больных показаны за февраль выздоровевшими те, которые до передачи в гомеопатическое отделение пользуемы были обыкновенными средствами, как-то: меркуриальными втираниями, цитмановым декоктом и препаратами йода.

6) Общиий вопрос о том, не вредно ли гомеопатическое лечениe в трудных хронических болезнях, решается свойством болезни, но он положительно может быть решен относительно хирургических случаев, требующих деятельного лечения. Так,


предыдущая часть  Предыдущая часть   Следующая часть История гомеопатии в России