Д-р Евграф Дюков

Д-р Евграф Дюков

Медицина и медики — аллопаты и гомеопаты

Харьков, 1911

Ч. II

Уже сама идея, которой руководятся аллопатические представители прививочного лечения и предупреждения болезней, чревата необычайными последствиями, если только она будет упорно проводиться и осуществляться в жизни. Это идея насильственно аллопатического, противоестественного воздействия и воспитания организма: снабдить извне организм, больной или могущий еще заболеть, готовыми противоядиями (антитоксинами), способными, по предположению, уничтожать или мешать в организме действию ядов (токсинов) существующих или будущих болезней. Но осуществление этой идеи на оборотной своей стороне имеет отрицание естественной самодеятельности организма, пренебрежение воспитанием и развитием в нем природных сил сопротивления и реактивного защитного отпора внешним неблагоприятно действующим на организм причинам и условиям, без чего вообще он не может сохранять ни своего здоровья, ни вести борьбу за свое существование в болезнях, ни совершенствоваться в своем развитии. Ему вообще угрожает как раз то, что бывает с любым органом или частью организма, когда они устранены от обычной и свойственной им деятельности и ведут праздное существование без работы: угрожает атрофия, увядание, декадентство физическое и жизненно-органическое. Такая медицина и медицинское воспитание на этом пути сделали уже немало вреда человечеству. Хотят, например, чтобы организм не простужался, и для этого защищают его от этой простуды греющими шарфами, фуфайками, набрюшниками, валенками, закупоривают его тщательно в помещении, где нет форточек и не бывает ни малейшего "сквозного" ветерка, а в результате получается как раз легкая простужаемость вследствие изнеженности организма, постоянные катары, воспаления, а с ними и доктора. Стремятся к тому, чтобы человек во что бы то ни стало ежедневно имел стул, и для этого предписывается "следить внимательно за желудком" посредством касторки, ревеня, каскары, апенты и т. д., в итоге же постоянные вздутия, запоры и проч. вследствие развившейся от частого искусственного раздражения атонии и ослабления естественной жизнедеятельности пищеварительного тракта. Рекомендуют питаться лишь "легкой" и "легковаримой" пищей и очень бывают рады, если, положим, ребенок с первых дней и до трехлетнего возраста пьет много молока или питается одним "молочным" и относится с отвращением ко всякой другой пище, а в конце концов диспепсия при всяком отклонении от привычной "легкой" пищи, то запоры, то поносы, то касторка, то вяжущие, худоба и захирелость.

Таких примеров противоестественного воспитания можно привести множество, и все они могут доказать одно, что применение извне защищающего и противодействующего аллопатического принципа к лечению и предупреждению болезней есть верный и прямой путь к увяданию органической самодеятельности и вырождению физическому. И вот такую же перспективу для человечества готовит и идея изгонять и предупреждать разные болезни прививками сывороток, эмульсий и детритов, которыми рассчитывают производить оздоровление организма по способу осреднения яда извне вносимым противоядом, помимо участия в этом живых усилий и живого сопротивления самого же организма. Это такая же безусловно вредная метафизическая идея, как и идея лечения и предупреждения заразных болезней микробоубивающими средствами. Эта противомикробная терапия ныне закончила уже свою историю и бесчисленными жертвами отравленных и убитых людей действием противомикробных средств показала лишний раз всю неразумность и всю тщету попыток лечить болезни путем внешнего аллопатического противодействия. Но терапия сыворотками и прививками у аллопатов идет по тому же пути, по которому шла противомикробная терапия.

Разница только в применяемых средствах. Раньше причину болезни объясняли прямым влиянием микробов и на этом основании пытались лечить ее микробоубивающими средствами, теперь причину болезни приписывают микробным ядам (токсинам) и соответственно этому стремятся лечить эти болезни вносимыми извне в организм противоядами (антитоксинами) животных сывороток и прививок. Но если, таким образом, направление дела в том и другом случае одинаково, то признавая всегдашнюю неизменность естественной логики природы, конечные результаты дела должны быть неизменно одни и те же, т. е. терапия "противоядных" животных сывороток и прививок даст в итоге такой же неуспех, какой дала и терапия прежними химическими противоядами и разными минеральными микробоубивающими средствами. И что это верно, на то имеется уже в настоящее время масса красноречиво говорящих данных, как бы ни старались ими пренебрегать и оставлять без внимания.

Наибольшую давность имеют за собой противооспенные прививки. Насколько вначале врачи встретили их энергичным сопротивлением, потребовавшим даже правительственного вмешательства для воздействия на ученую медицину, настолько же энергично они теперь советуются и применяются в качестве безусловно полезной оздоровительной и предупредительной меры врачевания. Однако же, несмотря на долголетнее существование этих прививок, они в научном отношении не выведены из положения простого эмпиризма и доказуются такой неудовлетворительной в смысле убедительности статистикой, что те же самые цифровые данные, рассмотренные в ином сопоставлении, оказываются говорящими в обратную сторону, т. е. не в пользу, но против оспопрививания, которое выходит мерой не только не предупреждающей оспенные заболевания, но способствующие прямо возрастанию смертности детской и общей. Имеющиеся по этому поводу, например, брошюры Уоллеса, наших русских докторов Бразоля, Ахшарумова дают достаточно оснований для того чтобы признать наличность весьма важных возражений и по существу самого вопроса, и по существу оспопрививательной статистики, которые, хотя и пренебрегаются врачами-прививателями, все же остаются нимало не опровергнутыми.

В таком же сомнительном положении находятся и прививки против собачьего бешенства, имеющие тоже довольно почтенную давность. Эти прививки у нас производятся на многих специальных так называемых пастеровских станциях и ежегодно многочисленному числу лиц. Но вот недавно выходит в свет брошюра профессора Зенца, в которой заявляется, что прививки против собачьего бешенства — одно из тех весьма опасных заблуждений, которыми так богата медицина, а прививочные пастеровские институты обвиняются в том, что они не предупреждают заболевания бешенством, но искусственно прививают его людям. Эта брошюра заставила другого профессора петербургского университета, Н. Н. Мари, задаться вопросом: почему оказались возможными эта брошюра и выводы ее автора? И отвечает: потому что "мы и до сих пор не имеем надлежащих статистических цифр, которые могли бы доказать непреложность благотворного влияния пастеровских прививок"; что "мы в настоящее время далеко не готовы к тому, чтобы опровергать или защищать" эти прививки, что "они и до сих пор не выведены из границ прискорбного эмпиризма, положенного в их основу", что, очевидно, в разрешении научных вопросов у нас все еще "влияют мода, увлечение, порыв"33.

А насколько пастеровские прививки, применяемые в настоящее время так широко на людях, на самом деле требуют пребывания их на положении еще подготовительных лабораторных работ, об этом может хорошо говорить нижеследующее сообщение, сделанное в Обществе харьковских ветеринарных врачей 5 декабря 1900 г.

Мне приходилось, — пишет докладчик, — видеть щенка понтера 6–7 месяцев, который, по словам владельца, покусан не был, и которому была сделана пастеровская прививка с целью предохранить его на будущее время от бешенства на случай покуса его бешеной собакой. Я видел его в сарае медицинского общества с признаками бешенства, которое отличалось от обыкновенного тем, что параличи шли сзади наперед (т. е. явилось несомненно от прививки). Второй случай был наблюдаем в клинике Харьковского ветеринарного института в бытность мою ассистентом клиники, когда была принята в клинику собака с признаками тихой формы бешенства, и которой за три месяца до поступления в клинику была произведена пастеровская прививка. Эта собака также покусана не была. Третий случай пришлось наблюдать года три назад, когда собаке, покусанной бешеной собакой в Петербурге, была сделана там же предохранительная пастеровская прививка, а спустя 5 месяцев эта собака, тотчас по приезду в Харьков со своей хозяйкой, обнаружила признаки тихой формы бешенства; находящимся совместно с этой собакой двум остальным, из которых одна была покусана упомянутой бешеной, а другая нет, была произведена уже в Харькове пастеровская предохранительная прививка. Спустя четыре месяца после прививки у одной и год у другой была наблюдаема картина тихой формы бешенства. Четвертый случай наблюдался в Харьковском ветеринарном институте, когда собаке сенбернарской породы с целью предохранить ее от бешенства была сделана предохранительная прививка в Харькове, а спустя 6 месяцев она пала от бешенства...

На основании этих данных автор доклада делает заключение, "что предохранительная пастеровская прививка собакам, по-видимому, удлиняет только инкубационный (скрытый) период" и что если бы на подобного рода факты врачи побольше обращали внимания, то может быть "число предохранительных пастеровских прививок как людям, так и собакам сократилось бы"34.

В последние годы, как известно, особенно широкое распространение получили противодифтеритные прививки. И увлечение ими считается обыкновенно весьма основательным ввиду того, что до прививочного времени смертность при лечении дифтерита была 40–50%, а со времени прививок — всего 20–25%, т. е. процент смертности понизился наполовину. Разве это, говорят, не красноречивое доказательство благотворности и действитeльнocти прививочного лечения? Так обыкновенно говорят, но все это далеко не так верно, как кажется. Уменьшение процентов смертности наполовину со времени прививок может доказывать также и то одно, что лечение в допрививочное время было вдвое хуже, вреднее, убийственнее, чем со времени прививок. В допрививочное время дифтеритных больных, как известно, настойчиво лечили прижиганиями и мазаниями в горле и заставляли принимать внутрь сильнодействующие микробоубивающие и жаропонижающие средства, причем мазания и прижигания только крайне ожесточали и усиливали основной местный процесс, микробоубивающие средства, нимало не губя микробов, убивали всю жизнедеятельность больного организма, а средства жаропонижающие парализовали его сердце и нервную систему своим токсическим влиянием. Это несомненные причины страшной смертности тех больных, которые подвергались лечению в допрививочное время. С применением прививок весь означенный арсенал этого охото-микробного и жароуничтожающего лечения сразу был оставлен, и естественно, что смертность тотчас же сильно понизилась в своей цифровой напряженности. Цифры пониженной смертности при прививках могли бы говорить о несомненной и безусловной "полезности" и "благодетельности" прививочного лечения как такового только тогда, если бы они могли оставлять позади себя проценты смертности при лечении дифтеритных больных другими средствами, и в том числе обычными гомеопатическими средствами, при которых, например, проценты смертности никогда не поднимались выше 3–7%. С другой стороны, против безусловной полезности и благотворности противодифтеритных прививок имеются уже многочисленные отрицательные свидетельства со стороны самих же врачей господствующей школы. Для примера приведем хотя бы то, что говорит о них д-р Серковский, бывший ассистент гигиенической лаборатории Харьковского университета.

В настоящую минуту, — говорит он35, — необходимо считаться с многочисленными указаниями на вредное влияние сыворотки и установить известные показания и противопоказания для впрыскивания этого сильнодействующего средства!.. Указания многочисленных авторов представляют нам массу фактов очень вредного влияния сыворотки на организм человека... Хорошо, если бы это вредное действие ограничивалось так называемыми сывороточными сыпями, лихорадкой, болями в суставах и расстройством общего самочувствия; к сожалению, наблюдаются более опасные явления и смертельные случаи. Сюда надо отнести семь смертных случаев, сопоставленных Rottstein’ом, далее случаи Froelich'a (носовые кровотечения, паралич нёба, белок в моче), L. Rosenberg'a (общее отравление) и др. Д-р Variot видел в дифтеритном бараке Bretonneau в парижской больнице Trousseau около 15 случаев смерти, наступившей после впрыскивания сыворотки... Сюда же относятся случаи Soltman'a, Gratiol'a, Hofihor'a... Кроме вышецитированных, наблюдали смертельный исход непосредственно в зависимости от сыворотки Kortright, Kerley, Enyon, В. Смагин и много других. Winters считает сыворотку опасным средством, того же мнения и С. Calleja, Gottstein, Hansemann, Kotht, Stintznig, Wolte и др... Еще более убедительны смертельные случаи, наступающие после впрыскивания сыворотки с предохранительной целью, где дело идет со здоровыми организмами и, следовательно, смерть может быть обязана только отравляющему влиянию самой сыворотки... Без сомнения, что многократно была прививаема сыворотка с предохранительной целью многочисленными врачами и без всякого вреда для организма, но с пользой ли?

Еще далеко не установлена сущность действия сыворотки на организм человека... Многие авторы, из которых называем Widerhofer'a, Гамалею, Kossel'я, Goebel'я, Шокарева, указывают на то, что впрыскивания сыворотки не предохраняют от возвратов дифтерита, а некоторые заявляют даже, что при сывороточном лечении возвраты как будто стали появляться чаще и второе заболевание нередко бывает тяжелее первого... Ernst видел вследствие применения сыворотки бóльшую смертность, чем при прежнем лечении.

В Финляндии умирала целая треть дифтеритных больных… Опубликованы случаи, когда пленка оставалась на месте несколько недель подряд, несмотря на неоднократное впрыскивание сыворотки; в другом случае пленка продолжала разрастаться, в третьем появились новые на месте отставших... Emmerich заявляет, что животные, пользованные противодифтepитным противоядом, легче погибают от заражения стафилококками и стрептококками и т. д. По Д. Михлину, смерть от паралича сердца после дифтерита наблюдается теперь чаще, чем в досывороточный период36.


ПРИМЕЧАНИЯ

33 Русский врач, 1904 г., № 11.
34 Ветеринарное обозрение, 1901 г., № 21, 943.
35 Вестник общественной гигиены, 1900 г., стр. 1415.
36 Практический врач, 1909 г., № 27, стр. 487.



предыдущая часть Предыдущая часть    содержание Содержание    Следующая часть следующая часть