Д-р Евграф Дюков (г. Хороль Полтавской губернии)

Д-р Евграф Дюков

Медицина и медики — аллопаты и гомеопаты. Ч. VII


Харьков, 1911 г.

Метафизичность аллопатического рационализма и естественность гомеопатического закона подобия

Таким образом, аллопаты и гомеопаты, исходя из одной и той же точки зрения, имея одну и ту же разумную цель лечения — устранить болезнь в ее причине — идут для достижения этой цели различными путями. Аллопаты стремятся добираться до этих причин и бороться с ними прямо и непосредственно: своими противодействующими средствами и способами они думают уничтожать и осиливать их в организме таким образом, как осиливается у механика напор противоупором или уничтожается у химика кислое щелочным. Гомеопаты избирают путь уничтожения болезнетворных причин через посредство внутренних сил самого организма, в котором они своими подобнодействующими средствами поддерживают и возбуждают энергию жизни организма во всех тех местах его существа, где им ведется своеобразная самозащитная борьба... Для всякого медика нынешнего времени не нужно говорить, насколько последний путь лечения гомеопатов отвечает здравому смыслу и насколько он соответствует признанным теперь естественно-научным данным. И совершенно обратное по отношению к аллопатическому способу внешнего насилия и внешнего противодействия, который в современной науке уже не имеет никакой научной опоры для своего оправдания и существования. Аллопатический способ внешнего противодействия возник в те еще времена фантастической медицинской метафизики и умозрительной физиологии, когда организм считался состоящим из четырех "элементов" (воздуха, воды, земли и огня с соответствующими им четырьмя "первичными свойствами" — сухостью, сыростью, холодом и теплом) и из четырех "жидкостей" (крови, желчи, слизи и черной желчи), и когда о болезненных процессах думали, что они происходят то от "изобилия", то от "недостатка" в организме таких фантастических "жидкостей" и "элементов"... Соответственно этому, логично полагали лечить болезни то уменьшением воображаемого "избытка", то пополнением воображаемого же "недостатка" того или другого элемента или жидкости их "противоположностью", contrarium: жара — холодом, холодного — теплым, сухого — влажным, влажного — подсушивающим, и т. п. Способ этот авторитетом римского врача Галена, деспотически господствовавшим над медицинским миром в течение 14 веков, был прочно утвержден в медицине вплоть до времен Ганемана, а вне школы Ганемана по вековой привычке и косности мысли держится на практике до сих пор.

С принятием непреложным правилом терапии "contraria contrariis" лечебная медицина попала в пучину пресловутого врачебного "рационализма", где под видом этого рационализма или "разумности" и "здравого смысла" оказались попросту умничанье и мудрование, которым врачи аллопаты и предаются елико могут, придумывая за незнанием действительных причин заболевания различные якобы рациональные и разумные "показания" для мероприятий своего врачебного противодействия... Вследствие этого вся терапия аллопатов лишь мнимо рациональна, а на самом деле метафизична, умозрительна от начала до конца. В то же время в лице своих представителей "рационалистов", считая себя совершенно "научной", она продолжает по старой привычке отрицать и высмеивать как мистику так называемую жизненную силу и разумную целесообразность органического жизненного динамизма или, иными словами, действительную физиологию организма, т. е. именно то, что для "научного" врача есть действительно научное, рациональное и разумное вообще, и чем только он может руководиться при лечении болезней в частности. По этому именно непризнаваемому и отвергаемому аллопатами пути руководства законами жизненной органической динамики идет гомеопатическая медицина. Она как раз наоборот, в способности живого организма сопротивляться болезнетворным причинам и побеждать их, в наблюдении и изучении этих естественных приемов целебной борьбы и самозащиты, и, наконец, в сообразовании только с ними мер врачебных при лечении, видит и находит для себя все те рациональные и разумные показания, которыми должны обеспечиваться лечебные меры от умозрительного произвола и случайного гадания. И потому гомеопатическая медицина, как основанная на прямых и верных указаниях природы организма, представляет собой чисто физиологический и вообще естественно-научный способ лечения, который осуществляет давно высказанную Гиппократом классическую мысль "Natura sanat, medicus curat", т. е. природа сама врачует, врач же должен прислуживать природе, помогая ее целебным усилиям.

Направляющим и руководящим принципом такой гомеопатической, помогающей терапии является закон подобия, закон уподобления мер и способов врачебного искусства мерам и способам естественного самоврачевателя — природы, а возможность практическая осуществления этого лечебного закона у кровати больного положена правилом Ганемана "similia similibus", т. е. правилом выбирать лекарства по сходству картины лекарственного действия с картиной болезни. Сходство между этими картинами указывает, что данное средство способно влиять в организме на те именно части, которые во время болезни возбуждаются защитными силами организма для его оздоровления, и что оно поэтому как раз то целебное средство, которое необходимо данному больному.

Закон подобия — основание научной правильности в медицине

Закон подобия гомеопатии — это тот нормальный ключ медицины, которым дается возможность отмыкать секретный ларчик всякого заболевания. Врач, например, может иметь такой случай заболевания, где ни причин, ни условий его возникновения он совершенно не знает и не может определить, а так обыкновенно бывает в огромном большинстве случаев. Но закон подобия не позволяет врачу сбиваться на этом темном пути, чтобы достигнуть противопричинного лечения для данного случая. Закон подобия предписывает врачу собрать и выяснить возможно полно всю наличность проявления заболевания, а затем подыскать в лекарствоведении в ряду различных средств такое, которое по картине влияния на организм будет наилучшим лекарством для больного, так как оно наиболее может содействовать и помогать организму в этом случае... С другой стороны, врач может иметь перед собой целую аптеку средств, практическая пригодность которых еще совершенно неизвестна. Закон подобия и здесь выводит врача на ясную и определенную дорогу, указывая, как уже наперед определить целебную пригодность каждого данного средства. Врач испытывает по указанным правилам свойства этих средств на здоровом организме, отмечает результаты такого испытания в виде той или иной картины соответствующих проявлений и изменений в отправлениях и ощущениях организма, а затем, руководясь законом подобия, он по этой картине лекарственных свойств наперед уже может сказать, в каких случаях заболевания то или иное средство будет сходнодействующим, а следовательно, и подходящим лекарством.

Таким образом, гомеопатический закон подобия, играющий роль как бы определенного математического уравнения, к которому можно подвести и решить каждый частный случай заболевания и определить целебное значение каждого отдельного лекарственного средства, вполне правоспособен быть таким руководящим принципом медицины, который упраздняет из медицинской практики всякий умозрительный произвол и гадательный эмпиризм и объединяет собой все подготовительные медицинские науки, необходимые для целей лечения, без какового объединения немыслимы цельность и единство медицины как науки. В настоящее время при господстве в медицине аллопатического принципа, между главнейшими медицинскими науками, наукой о болезнях (патологией) и наукой о лекарствах (фармакологией) нет никакого обязательно необходимого взаимоотношения и связи; мало нужным даже оказывается у постели больного знание этих наук, место которых здесь занимает просто рецептная книжка с готовыми прописями и назначениями, которые выбираются по вкусу каждого врача. При гомеопатическом принципе такое нелепое положение с этими науками упраздняется, ибо обе эти науки объединяются воедино и каждая получает полное свое значение, взаимно связываясь невозможностью без того достигнуть нужной цели лечения. Распространяемое аллопатами мнение, что гомеопатия отрицает "все медицинские науки", предвзято, совершенно ложно и фактически может относиться к самим же аллопатам, у которых хотя много и часто говорится о "научности" и "науке" в их медицине, но на самом деле эта медицина живет в резком логическом разладе сама с собой: ее теория — фармакология, анатомия, диагностика и проч. — идет сама по себе, а ее практика бредет в одиночестве тоже сама по себе, без пути и порядка, без обязательного друг с другом единения и даже постоянно друг другу логически противореча. Ничего подобного этому нет в гомеопатической медицине. Здесь чтобы с успехом провести лечение по закону подобия, т. е. чтобы с успехом выбрать нужное лекарство путем установления возможно полного сходства между картиной болезни и картиной лекарственной, врачу необходимо, с одной стороны, возможно полное обследование случая заболевания во всех его проявлениях, объективных и субъективных, а с другой стороны — такое же тщательное разыскание подобной картины в лекарствоведении, ибо чем лучше и точнее будет найдено сходство картин болезни и лекарства, тем правильнее будет подобрано лекарство и будет лучше результат. Все это заставляет врача-гомеопата в целях установления наилучшего сходства и подобия между картиной лекарственного действия и болезнью обращаться и опираться и на патологию, и на диагностику, и на анатомию, и на патологическую анатомию и т. д., о лекарствоведении же нечего и говорить. Последнее в противоположность тому, что наблюдается у аллопатов, является для гомеопата-врача необходимейшей настольной справочной книгой, к которой ему постоянно приходится обращаться, чтобы отыскать наиболее подходящее лекарство по сходству картины его действия с картиной лечимой болезни.

Закон подобия гомеопатии, выводя таким образом лечебное знание на путь правильной методичности под направляющим влиянием прочно установленного в науке жизненного явления — самолечения и самозащиты организма живыми силами в нем заключенными, ставит этим лечебную медицину на положение действительно научного знания и делает его положительной наукой, способной к дальнейшему непрерывному и правильному развитию.

Закон подобия — общий закон лечебной медицины

Само собой разумеется, что если закон подобия выдвигается и ставится законом терапии или лечебного искусства, то он должен удовлетворять обязательному для всякого закона условию всеобщности, т. е. должен обнимать собой всю область терапевтического искусства, должен играть роль общего руководящего принципа, направляющего врача во всех отделах его лечебной практики.

Последняя, как известно, разделяется на два главнейших отдела: во-первых, на отдел предупреждения, профилактики, и, во-вторых, на отдел лечения болезней. Этот второй отдел, т. е. лечение болезней, в свою очередь распадается на три рода лечения: на лечение механическое, имеющее целью воздействовать на организм как механический снаряд ("наружная", "хирургическая" медицина по обычной номенклатуре), на лечение жизненно-динамическое, имеющее воздействовать на жизнедеятельность организма ("внутренняя" медицина по старому определению), и на лечение душевно-психическое, воздействующее на "душу" и тот "дух жив", которым определяется личность живого человеческого существа и движется и направляется вся его органическая "механика" и "динамика" при прохождении им своего жизненного поприща ("психиатрическая" медицина).

Метафизическим рационализмом и эмпиризмом аллопатической системы для целей одного только "внутреннего" лечения создан целый ряд так называемых methodus medendi, или методов лечения, соответственно разнообразным умозрительным показаниям и целям аллопатического противодействия. Таковы эти методы: отвлекающий, изменяющий, послабляющий, мочегонный, потогонный, разрешающий, противовоспалительный, жаропонижающий, микробоубивающий и т. д. В гомеопатии все эти измышления врачебно-аллопатической метафизики, все эти умозрительные цели и методы лечения, им отвечающиe, не признаются действительно разумными основаниями и способами положительной и научной терапии. В гомеопатии существует только один общий метод лечения — по закону подобия, который, являясь естественно-физиологическим, жизненным методом лечения, основанным на строго установленном в науке физиологическом явлении самозащиты и самоврачевания органических существ живыми силами, им присущими, есть и может быть единственным рациональным и научным методом терапии.

Понятно, что претендуя на единство и универсальность, гомеопатический метод лечения по закону подобия должен иметь в медицине общее значение, должен обнимать собой не только одну "внутреннюю" лекарственную медицину, но и все остальные отделы терапии: профилактику, или предупредительную медицину, медицину механо-хирургическую и медицину душевно-психическую. На самом деле так и есть.

Часть VI книги д-ра Дюкова Часть VI    Содержание книги д-ра Дюкова Содержание   Часть VIII Часть VIII книги д-ра Дюкова