1980-е. Гомеопатия и "Химия и жизнь"
(к 90-летию д-ра Татьяны Поповой)

Попова Татьяна Демьяновна, Киев
 

От автора сайта. В начале 1985 года журнал "Химия и жизнь", имевший репутацию по тем временам независимого и либерального издания, опубликовал статью известного киевского гомеопата Татьяны Демьяновны Поповой (р. 1930). Статья не осталась без внимания одного из многочисленных ненавистников гомеопатии — академика фармаколога Василия Закусова (1903—1986), поспешившего известить о "непростительной ошибке" секретаря ЦК КПСС Михаила Зимянина (1914—1995), курировавшего идеологические вопросы (наука, образование, культура, СМИ).

"Секретарю ЦК КПСС товарищу Зимянину М. В.

Глубокоуважаемый Михаил Васильевич!

Считаю необходимым довести до Вашего сведения, что в журнале опубликована статья Т. Д. Поповой 'Попасть в десятку', в которой примитивно и демагогически пропагандируется гомеопатия — антинаучное учение, основанное на порочных принципах 'подобия' и 'потенцирования', которое остается неизменным со времен его создателя Самуила Ганеманна (1755—1843). Непонятно, как редколлегия журнала (главный редактор акад. И. В. Петрянов-Соколов) могла допустить такую непростительную ошибку, опубликовав столь порочную статью...

В. В. Закусов, действительный член Академии медицинских наук СССР".

О произошедшем далее можно узнать из приводимой ниже рецензии на "Очерки о гомеопатии" Т. Д. Поповой (1988), в которые вошла и обсуждаемая статья, писателя и журналиста Ольгерта Либкина (род. 1939), сотрудничавшего в те годы с "Химией и жизнью". Опубликованы также появившиеся в журнале справки о гомеопатии и отзывы читателей на поднятую тему.

Т. Д. Попова

Попасть в десятку
Заметки врача-гомеопата

("Химия и жизнь", 1985, № 2, стр. 82–87)

Даты склоняют нас к раздумьям и к подведению итогов. Четверть века назад я начала работать в гомеопатии. Двадцать пять лет я занимаюсь этой необыкновенной терапией, наблюдаю результаты — и нахожусь в состоянии постоянного восхищения.

Сначала хорошие результаты воспринимались бездумно, с детской щенячьей радостью: прогнозы многих болезненных состояний были мне неведомы, и успехи в трудных случаях воспринимались как должное. Понимание настало позже.

Надобно сказать, что вся гомеопатия, будучи непростой терапевтической системой, имеет единый принцип назначения лекарств — принцип подобия. А его следствие — это применение веществ в малых дозах.

Принцип подобия

Смысл его заключается в том, что врачи-гомеопаты назначают для лечения малые дозы тех самых лекарственных веществ, которые в больших дозах вызывают у чувствительного здорового человека сходные симптомы. Например: репчатый лук, когда мы его едим, может вызывать жжение, слезоточение, боли в животе; в виде гомеопатического препарата он способен снимать те же явления — скажем, при сезонном катаре. Яды змей поражают сердечно-сосудистую и кроветворную системы, а в малых дозах могут быть полезными при гипертонической болезни и капилляротоксикозе. Свинец вызывает невриты, он же их лечит.

В характеристиках лекарств, которыми мы пользуемся, непременно есть сведения, во-первых, о реакции организма на вещество в большой дозе и, во-вторых, об особенностях телосложения, конституции тех людей, у которых эти реакции наиболее выражены. В конце концов, лук вреден далеко не всем, и к ядам змей или свинцу у людей разная чувствительность.

Гомеопат, подбирающий лекарство, сопоставляет симптомы заболевания с лекарственными характеристиками, которые составляют специальное гомеопатическое лекарствоведение. В начале своей врачебной работы я заучивала их наизусть и жила как омела на дереве за счет знаний, добытых и осмысленных предыдущими поколениями гомеопатов. Но за явными успехами следовали столь же очевидные промахи, даже в случаях, которые казались понятными, более того, похожими на те, что ранее приносили удачу. Пришлось учиться снова — наблюдать, систематизировать, размышлять над прогнозами. Только соединение знаний чисто гомеопатических с общемедицинскими (и, кстати, многими иными) может сделать так, что чудо исцеления станет повторимым, а значит, предсказуемым и доказуемым, и назначение лекарств будет сознательным актом, а не простой примеркой того или иного вещества к тем или иным симптомам. В гомеопатии (а разве только в ней?) простая подгонка "симптом — лекарство" или даже "болезнь — лекарство" — это второй сорт, а первый — "больной — лекарство".

Конан Дойл был врачом

Приняв закон подобия, я многие годы ищу способы целенаправленного врачевания. Круг поисков расширяется, и они становятся все более увлекательными, будто в рассказах о Шерлоке Холмсе. Уверена, что врачебное мышление сыграло немалую роль в творчестве Конан Дойла.

И при постановке диагноза, и при назначении лечения врачи часто ищут аналогии. Каждый врач знает легенду о законе парности случаев: редкое заболевание, трудный больной заставляет вспоминать, был ли подобный случай в практике, какова была врачебная практика, какой она принесла результат. Не свои, соседние, может быть, и далекие области знаний как нельзя лучше возбуждают нашу мысль, помогают ей прокладывать нетрафаретные пути.

Однажды студент-медик спросил у меня, что почитать по гомеопатии, кроме нескольких известных ему руководств. Мой ответ — научно-популярную литературу, желательно разнообразную,— показался ему шуткой.

Знания в любых областях человеческой деятельности, будь то наука, искусство или даже ремесло, делают врача лучшим специалистом. Выдающийся терапевт академик Н. Д. Стражеско интересовался, смотрели ли его младшие коллеги мхатовские спектакли. Искусство во всех его проявлениях может питать врачевание.

На собственном опыте я убедилась, как изобразительное искусство научает видеть человеческое тело, разгадывать взаимосвязь психики и сомы. Из всех жанров меня более всего привлекает портрет. Особенно интересны портреты тех, о ком я знаю что-либо или с кем знакома. Художник фиксирует характерное, не замечаемое большинством людей, он часто гипертрофирует, что вызывает мысли о патологии, а патология — это уже поле моей профессиональной деятельности. Полотна Гогена, Пикассо, Гуттузо помогают, например, лучше понимать показания к таким гомеопатическим препаратам как фтористый, углекислый или фосфорнокислый кальций, платина, баптизия, потому что для фтористого кальция показана диспластичность, асимметрия костного скелета, для углекислого — округлый гигантизм, для фосфорнокислого — вытянутость, грациозность форм; платина лучше действует на высокомерных, заносчивых людей, а баптизию прописывают при лихорадочных состояниях. Художник научает врача видеть эти особенности в своих пациентах, а значит, быстрее помогать им.

Редкий спектакль — разве что совсем плохой — не бывает для меня полезным в профессиональном отношении. Особенно люблю Шекспира, он очень щедр. Так ярки и логичны характеры его героев, что невольно хочется прописать Офелии фосфорную кислоту, леди Макбет — чилибуху, а Отелло — какой-нибудь препарат ртути.

Постижению характера человека помогает и музыка: любовь к ней не случайна, пристрастия к той или иной музыке соответствуют каким-то особенностям человека, а это облегчает разгадывание патологии. "Натриевые" субъекты, к примеру, приходят в экстаз или плачут от классической музыки, а джаз их только утомляет.

Светский разговор

Врачу-гомеопату полезен разговор не только о болезни. Как-то после нескольких неудачных назначений мне удалось все же помочь пациенту, когда я услыхала его рассказ о том, с каким вожделением в один из военных годов он смотрел на скелет селедки, валявшийся под забором. Любовь к соленому — показание для одного из гомеопатических препаратов. Можно было просто спросить об этом — любите или не любите? — но не всегда догадаешься спросить. Непринужденная беседа и спокойное наблюдение — прекрасные источники для профессиональных размышлений.

Как-то я осматривала четырехлетнего ребенка с температурой под сорок. Источник лихорадки был неясен — никаких болезненных явлений. Наблюдая за малышом, я заметила, что он все время старается сесть на подушку. Зачем? "Как ты не понимаешь, — ответил он, — мне же больно сидеть". В ягодичной складке оказался малюсенький прыщик — головка созревающего абсцесса...

Врачебная наблюдательность приходит с опытом и постепенно формирует врачебную интуицию, порой так поражающую не только пациента, но и начинающего врача.

Вот впечатление от одной из консультаций моего отца, тоже врача-гомеопата. На приеме — сорокалетняя женщина, только что выписанная из больницы с банальными диагнозами: хронический холецистит, колит, неврастенический синдром. Ее болезненный облик и жалобы казались мне более серьезными, но понять, где кроется беда, я не могла. Быстрота, с которой отец обнаружил опухоль придатков матки, меня потрясла: обследование в стационаре подтвердило диагноз. К тому времени у отца был тридцатилетний врачебный стаж.

В гомеопатии большое внимание уделяется собеседованию с больным. Добрые взаимоотношения между больным и врачом всегда способствуют успеху лечения. Надо обязательно учитывать мнение больного о его болезни, особенно о ее происхождении! Как бы странно ни выглядела его непрофессиональная концепция, именно в ней нередко и обнаруживается ключ к раскрытию патологии. И в то же время больному полезно понять, как, в каком направлении действует врач: тогда психологически он готов для лечения.

Пациент хорошо сотрудничает с врачом только в том случае, если он полностью уверен в серьезном и доброжелательном отношении. Тип повышенного оптимизма далеко не всегда импонирует больному и может не только не успокоить, но даже насторожить его. Псевдооптимистический тон свойствен обычно врачам, плохо умеющим прогнозировать. Гомеопатия нередко дает хорошие результаты именно в трудных случаях, и, может быть, поэтому врачу легко впасть в излишне оптимистический тон.

Далеко не всегда удается с первого раза проследить истоки патологии, и, к сожалению, не так часто, как хотелось бы, больному становится лучше после первого визита к врачу. А это так досадно — ведь больной хочет, чтобы исцеление явилось незамедлительно. Если же первая попытка не достигла цели, он часто не предпринимает вторую. Мои старания увеличиваются, когда я вижу, что пациент, не получивший сразу облегчения, вновь приходит ко мне,— и мы продолжаем совместное расследование его болезни.

Мал золотник...

Удивляют пренебрежительные высказывания о гомеопатии и ее методе со стороны людей, мало осведомленных о ее сущности. Чтобы вершить суд, недостаточно знать, что это лечение микродозами по принципу подобия, и вряд ли надо с иронией цитировать работы Самуэля Ганемана, основателя метода: вне контекста их смысл легко исказить, да и можно ли отрывать высказывания от современного им уровня естествознания? Ганеман умер более 140 лет назад, и за эти годы изменилась вся медицина, в том числе и гомеопатия. Что, если бы мы взялись судить о современной химии по цитатам из учебников начала прошлого века?

В самой природе имеются примеры мощного действия малых количеств веществ; кто не знает о гормонах или, скажем, о ферментах — природных катализаторах. Болезнь делает организм более чувствительным, и поэтому может случиться так, что малые воздействия вызывают ответ, в то время как большие только угнетают. А если правильно назначить лекарства, то результат действия сверхмалых доз — в соответствии с законом подобия — на удивление разителен и стоек. И тем более досадно, когда не попадаешь в центр мишени.

По представлениям гомеопатов, большие и малые дозы физиологически действуют противоположно. Величина доз колеблется в значительных пределах — в зависимости от природы вещества и индивидуальной чувствительности организма. Вообще же понятие "малая доза" относительно. К примеру, широко используемая в медицине белладонна входит в состав многих успокаивающих препаратов, но в больших дозах она вызывает сильное возбуждение. Казалось бы, все понятно: успокаивающая доза — малая, возбуждающая — большая. Но у отдельных субъектов с повышенной чувствительностью к белладонне успокаивающая ("малая") аллопатическая доза действует как возбуждающая ("большая"). Истинно малой она становится в гомеопатических дозировках. Так что деление доз на "большие" и "малые" условно, и определения эти говорят скорее о направлении, о векторности действия.

Один из краеугольных камней гомеопатии — предварительная оценка чувствительности данного больного к данному лекарству. По некоторым особенностям конституции и типу нервной деятельности можно предугадать возможную реакцию на лекарство, но пределы, в которых колеблется чувствительность, очень велики. Один и тот же медикамент в одном и том же количестве может и лечить, и приводить к лекарственной болезни. Лечебными дозами бывают и десятки граммов, и следовые количества, едва улавливаемые современными фармакологическими методами.

Все разнообразные воздействия лекарственных веществ можно свести к немногочисленным вариантам:

  1.  интоксикация (в крайнем случае приводящая к гибели);
  2.  лекарственная болезнь — без лечебного эффекта или одновременно с ним;
  3.  лечебный эффект с кратковременным вредным действием медикамента, которое преодолевается защитными силами организма (так называемое лекарственное обострение);
  4.  лечебный эффект без вредных побочных действий;
  5.  отсутствие как лечебного, так и вредного действия.

Понятно, что каждый врач (и каждый больной) предпочитает четвертый вариант, который означает, что лекарство избрано верно и доза определена правильно. Иными словами, лекарство подошло для данной болезни у конкретного индивида.

В гомеопатии это возможно тoгда, когда верно определена чувствительность больного к веществу.

Лекарственные загадки

Есть классические медицинские парадоксы: отвар крапивы, популярное кровоостанавливающее средство, может усилить кровотечение, а димедрол, назначаемый при аллергиях, вызывать аллергические реакции. Гомеопатов такие парадоксы не удивляют; более того, они помогают иногда найти необходимое лекарство, пользуясь законом подобия. Если крапива в больших дозах, принятых в фитотерапии, усиливает у пациента кровотечение, то для его прекращения можно выписать препарат крапивы в гомеопатических дозах.

Эффективные, не повреждающие систем организма лекарства, нужно искать в дозировках, уменьшенных по сравнению с теми, которые вызывают вредные побочные действия; если же организм излишне чувствителен к лекарственному веществу, то гомеопат вправе рассчитывать на действие того же вещества, но в значительно меньших дозировках. Вообще же избыток побочных действий у современных медикаментов свидетельствует не о том, что они сами по себе не хороши, а о том, что они недостаточно еще изучены: действие на какую-либо систему или механизм может быть исследовано досконально, но как насчет реакции целостного организма? Что с вариациями индивидуальной чувствительности?

Однако надо ли уповать исключительно на современные и суперсовременные препараты с длинными химическими названиями и формулами, приводящими в трепет? Розы намного дольше сохраняют свежесть в воде с добавкой лимонной кислоты. Привычно мысль скользит дальше — лечим ли мы и людей кислотами? Да — фосфорной, серной, соляной, азотной, уксусной, молочной, плавиковой, борной и т. д. Кислотные препараты влияют на физиологическую систему соединительной ткани, а она, по мнению академика А. А. Богомольца, наряду с нервной системой обеспечивает реактивность организма. Не потому ли даже такие тяжелые болезни как большие коллагенозы, поддаются гомеопатическому лечению?

Мне доставил большое удовольствие рассказ моей коллеги об удачном назначении щавелевой кислоты при кожном заболевании. Врачи расценивали его как аллергическое и безуспешно лечили многими средствами. В беседе с врачом больной сказал, что единственное средство — он его нашел сам — это несколько яблок ежедневно. К счастью, коллега знала, что с наступлением яблочного сезона в анализах мочи значительно чаще обнаруживаются соли щавелевой кислоты. Выписанная в виде гомеопатического препарата, эта кислота вполне заменила яблоки...

В наше время...

В наше время довольно часто встречается повышенная чувствительность к какому-либо химическому веществу, например к соединениям фосфора, меди, свинца. Среди этих же или родственных им соединений и следует подчас искать лечебное средство.

Много лет назад ко мне на прием пришла молодая женщина с жалобами на исхудание, слабость, сухость кожи, потерю аппетита, боли в области желудка, вялость кишечника. У нее был диагностирован гипоацидный гастрит, но обычное в таких случаях лечение не помогало. Профессиональная патология исключалась, однако картина болезни так была похожа на отравление алюминием, что я все-таки задала вопрос — не было ли у нее контакта с этим металлом? Ответ все разъяснил: да, она несколько раз пользовалась алюминиевой краской. Гомеопатический препарат, содержащий алюминий, восстановил здоровье этой женщины.

Есть люди, которые могут долго работать, скажем, с цветными металлами и при этом вполне хорошо себя чувствуют; другие же вынуждены быстро оставить профессию. Принцип подобия позволяет заранее определить, кому именно угрожает то или иное профессиональное заболевание. Особенно полезным может оказаться гомеопатическое понимание конституции. Осматривая больного и беседуя с ним, врач-гомеопат определяет принадлежность человека к определенному типу по особенностям его конституции, и типы эти именуются по названию средств, которые полезны данному больному ("фосфорный", "кальцийный", "кислотный" и т. п. типы). Зная действие на организм лекарственного вещества в большой дозе, часто удается прогнозировать возможные, еще не наступившие заболевания. Так, с точки зрения гомеопата лицам "фосфорной" конституции не следует выбирать профессию, связанную с электричеством, рентгеновским или иным излучением, "кальцийным" субъектам опасно переохлаждение, а "кислотным" не показана работа в гальваническом цехе.

Весь мир — аптека

Гомеопатические лекарства готовят из веществ растительного, животного и минерального мира. Любое вещество может воздействовать на организм, важно только выведать — как именно.

Впрочем, "любое" — это слишком много: число лекарств может стать астрономическим. Возникает естественная потребность в порядке. Более всего порядка в минеральном мире, и потому Периодическая система Менделеева служит источником вдохновения не только для химиков и физиков, но и для врачей и фармакологов. У элементов, находящихся в одной группе Периодической системы, более сходны показания к применению, чем у находящихся в разных группах. То же справедливо для различных соединений какого-либо элемента. Действие на организм, конечно, не есть простая сумма действий составных частей, но круг влияния все же будет очерчен (это прослеживается, скажем, на традиционных гомеопатических препаратах кальция — углекислого, фосфорнокислого, сернокислого, фтористого и т. д.). Такой подход позволяет прогнозировать действие новых препаратов с оглядкой на химических соседей, и это часто укорачивает необычайно долгий и трудоемкий поиск лекарственного вещества.

Любители трав и траволечения, число которых в последние годы заметно выросло, считают почему-то, будто гомеопатия — просто разновидность фитотерапии. Это не так. В моих прописях примерно половина препаратов минерального происхождения (хотя в гомеопатической фармакопее, узаконенной в Советском Союзе, 2/3 препаратов — из растений). Что ж, каждый врач вправе избрать собственную ориентацию в выборе лекарственных средств, а мне импонирует ориентация на химические свойства. "Попова, — говорил мне школьный учитель, — если хотите стать врачом — учите химию!"

Почти все гомеопатические руководства отмечают более глубокое действие на организм минеральных препаратов. В прошлом веке известный гомеопат В. Шюсслер использовал в своей практике лишь 12 минеральных препаратов (он называл их тканевыми средствами). Это были препараты калия, натрия, кальция, магния, фосфора, кремния. Судя по тому, что мы знаем сейчас о минеральном балансе — неплохой набор.

И все же я не уверена, что когда-нибудь удастся полностью перейти на химические препараты, а в ближайшее время это определенно невозможно. Тем более, что многие растительные и животные препараты детально изучены и дают хороший эффект. Однако ж и здесь надо ориентироваться в классификации и систематике. Естественно ожидать, что действие на организм препаратов, полученных из растений или животных одного семейства, будет иметь больше черт сходства, чем у принадлежащих к разным семействам. Зная, что красавка, паслен, табак, перец, принадлежат к одному семейству Пасленовых, что коровяк — двоюродный брат наперстянки, а препараты ботропс, ная, кроталюс и випера готовятся из яда змей, врач быстрее разберется в лечебных эффектах этих средств.

Паустовский говорил, что писательство — это состояние, а не занятие. А я скажу то же о врачевании.

Моя область врачевания — гомеопатия — для меня больше, чем профессия. Это мой образ мышления и видения. Мое ухо даже само слово "гомеопатия" воспринимает отчетливее других слов.

Повседневная жизнь, чтение книг, даже кинофильмы и телепередачи дают пищу для размышления о гомеопатии. Мне приятно было узнать, что отец Пьера Кюри занимался гомеопатией, что экспедицию Стэнли сопровождал врач-гомеопат. Когда по телевизору показывали снаряжение "Тигриса", я так жалела, что в аптечке команды не было гомеопатических препаратов! А когда читала описание предсмертных часов Пушкина, огорчилась, что В. И. Даль, бывший в то время с поэтом и знакомый с методом гомеопатии, не предпринял попытки гомеопатического лечения. Хирургическое вмешательство и сегодняшние фармакологические средства могли бы спасти поэта, но тогда их не было, а гомеопатия была.

О гомеопатии сегодня спорят, часто ее ругают. Обычно ругают тем сильнее, чем меньше о ней знают. С одной стороны, в немногочисленные гомеопатические поликлиники так трудно пробиться (если б метод был фикцией — рвались бы, стояли бы в очередях?), но, с другой стороны, гомеопатией пренебрегают. А жаль — это действенный лечебный метод. И теоретические его основы далеко не идеалистичны, как иногда думают; надо только спокойно и доброжелательно в них разобраться.

Долгая гомеопатическая практика не раз предоставляла мне примеры удивительных и быстрых выздоровлений. Конечно, если попасть в десятку...

Вторгаемся в спорную область...

(стр. 87–88)

Гомеопатия, от греч. homos (похожий) и pathos (страдание). Сходство страданий. Так называется способ врачевания недугов, изобретенный доктором Ганеманом, причем больные врачуются самыми малейшими приемами лекарств, возбуждающими в здоровом человеке одинаковые припадки с врачуемой болезнью. Теория этого лечения основана на латинской пословице: similia similibus curantur (подобное подобным лечится).

Новый словотолкователь, 1879 г.

Система д-ра Ганемана, впервые обнародованная в конце XVIII ст., в одно время имела много сторонников, но постепенно с успехами "аллопатии" приходила в упадок.

Новый полный словарь иностранных слов, 1912 г.

...§ 7. Врачом-гомеопатом или гомеопатом-стоматологом, или гомеопатом-ветеринаром может быть человек с дипломом государственного высшего учебного заведения, который прошел специальные курсы по гомеопатии и применяет в своей практике закон подобия.

Из статуса Международной медицинской гомеопатической лиги (учреждена в Роттердаме в 1925 г.)

Принципы, положенные в основу гомеопатии, не получили убедительного клинического и экспериментального подтверждения.

Советский энциклопедический словарь, 1979 г.

Гомеопатические методы лечения никогда не подвергались объективной оценке. Ни один гомеопат не понимает, каким образом ему удается иногда добиться поразительных результатов. Сторонние наблюдатели видят в гомеопатии лишь мистику и псевдонауку, и поэтому нет ничего удивительного в том, что они ее отвергают. Необходимо рассеять эту завесу недоверия и подвергнуть строго объективной оценке систему лечения, учитывающую отличие одного больного от другого.

Journal of the Royal College of General Practitioners, 1980, v. 30, p. 312

Имеют ли гомеопатические лекарства побочные действия и противопоказания к применению?
Вредных побочных действий у гомеопатических лекарств не отмечено. Аллергических явлений они также не вызывают. Гомеопатические средства воздействуют на защитные механизмы организма, повышают его реактивность, не угнетая функций других органов и систем. Химиопрепаратов, т. е. лекарств, действующих непосредственно на возбудителя заболевания, в гомеопатической фармакопее нет.

Все ли заболевания могут лечиться в гомеопатическим кабинете?
Гомеопатическому лечению не подлежат опухолевые процессы, инфекционные и венерические заболевания.

Возможно ли совмещение гомеопатического лечения с иными видами лечения?

Принципиальных возражений нет. Возможность сочетания решается в каждом случае отдельно.

Рекомендуется при гомеопатическом методе лечения особая диета?

Вопрос решается в зависимости от заболевания в каждом случае индивидуально, категорических общепринятых запретов нет.

Каковы методы диагностики врача-гомеопата?
Они ничем не отличаются от общепринятых методов. Для постановки диагноза врачу-гомеопату необходимы те же исследования больного, что и любому другому врачу.

Кем может быть выписан рецепт на гомеопатическое лекарство?
Любым врачом, знающим метод.

Как долго могут сохраняться гомеопатические лекарства?
При правильном хранении в темном прохладном месте таблетки и гранулы пригодны в течение двух лет, спиртовые растворы до десяти лет.

Из памятки лечащемуся гомеопатическим методом, Киев, 1981 г.

Аптеки гомеопатические: № 1, 2-я Владимирская 21/9; № 2, просп. Шестидесятилетия Октября, 5; № 3, ул. Герцена, 15; № 4, ул. Богдана Хмельницкого, 15; № 5, Ленинский просп., 67; № 6, Садово-Сухаревская, 8; № 7, 1-я Владимирская, 47.

Список абонентов Московской городской телефонной сети, 1982 г.

Понимая, что вторгаемся в спорную область, не будем давать оценок и кратко изложим факты, приведенные в журнале "Сельское хозяйство за рубежом"... В нескольких небольших хозяйствах попробовали лечить бесплодие свиней двумя гомеопатическими препаратами, применяемыми для подобных целей при лечении женщин; один препарат растительного происхождения, другой — животного. В результате лечения почти все свиньи (общим числом несколько десятков) благополучно забеременели...

"Химия и жизнь", 1983, № 5

"Биологическая концепция основ гомеопатии"; "Применение гомеопатических средств при экспериментальной интоксикации"; "Влияние гомеопатических лекарств на экспериментальные опухоли"; "О применении хроматографии для контроля гомеопатических лекарств"; "Гомеопатические обострения"; "Идентификация гомеопатических растворов методами спектрометрии и флуоресцентного анализа"; "Сравнительное изучение кислот"; "Нейрофизиология и гомеопатия".

Из программы Международной гомеопатической конференции, Вена, 1983 г.

Нельзя допускать существования гомеопатии в атмосфере некоей замкнутости и загадочности. Следует, может быть, вновь вернуться к тщательной проверке гомеопатических лекарств и методов лечения. А заодно и посмотреть внимательно, без предвзятости, кто эти люди — 130 практикующих сегодня гомеопатов? Какова их квалификация, уровень компетентности? Может быть, они действительно обладают средствами, способными увеличить мощность современной медицины? Тогда давайте возьмем на вооружение. И если вдруг выяснится, что гомеопатия вообще способна помочь человечеству в сохранении здоровья, тогда восстановим ее полностью в правах.

"Tpyд", 10 ноября 1983 г., интервью члена-корреспондента АМН СССР
Э. Н. Ванцяна

Столица сегодня и завтра. Принято решение об отводе земельного участка на шоссе Энтузиастов (Перовский район) для строительства здания гомеопатической больницы на 150 коек.

"Вечерняя Москва", 12 сентября 1984 г.


Из писем в редакцию

Вторгаемся в спорную область...

("Химия и жизнь", 1985, № 9, стр. 74–76)

Под таким заголовком в "Химии и жизни" была напечатана  подборка материалов, которая  сопровождала статью,  посвященную гомеопатии ("Попасть в  десятку", 1985, № 2).  Многочисленные отклики читателей (их было более ста)  свидетельствуют о том, что существует серьезный интерес к проблеме, но до сих пор нет единого  мнения о гомеопатии даже среди специалистов. С одной стороны, в Москве строится  гомеопатическая больница и для нее  готовятся кадры врачей-гомеопатов, с другой стороны, медицинские энциклопедии утверждают, что лекарства, применяемые в  гомеопатии, не дают  положительных результатов...

Ниже напечатаны выдержки из присланных нашими  читателями писем. В подборку  включены все отрицательные отзывы (их было три) и некоторая часть положительных. Вопрос о гомеопатии остается открытым; для его окончательного решения нужны не восхваления и не обвинения, а серьезные физико-химические, биологические и медицинские исследования.

Итак, рискуем еще раз  вторгнуться в спорную область.

...В № 2 опубликована статья Т. Д. Поповой, посвященная основным вопросам такой  важной (и почему-то до сих пор спорной) области  фармакологии как гомеопатия. Эта статья, по существу, о роли  микроэлементов в жизнедеятельности  организма.

Занимаясь проблемой  злокачественного роста с различных точек зрения, доступных  физику, я знаю, что мизерные  количества того или иного вещества зачастую являются если не  причиной, то во всяком случае признаком болезни. Не мною установлено, что никель, хром, бериллий, мышьяк и т. д.  являются прямой причиной рака. Это типичные микроэлементы  (кобальта, например, приходится 10-9 г на грамм ткани).  Избыток золота в спинномозговой жидкости в количестве 10-10 служит признаком  паркинсонизма. И это неудивительно, так как огромное число  биохимических реакций  контролируется микроэлементами,  входящими в активные центры  ферментов. Цинк, например,  участвует в 120 реакциях  ферментативного катализа.

Возвращаясь к статье, могу сказать, что ее автор на моих глазах попала в десятку: через несколько недель после  назначения трехлетнему ребенку  курса гомеопатического лечения, у него исчезли признаки астмы. Я привел случай с ребенком потому, что многие  неосновательно утверждают, будто  гомеопатическое лечение помогает только тем, кто в него верит. В данном случае  психологический эффект должен быть  исключен, так как речь идет о  малыше, который отрицает все  лекарства с помощью крика...

В 1983 г. во Флоренции  состоялась первая  Международная конференция по  бионеорганической химии, в 1985 г. в  Португалии будет вторая.  Бионеорганическая химия — это наука о взаимодействии  микроколичеств металлов с нуклеиновыми кислотами и белками, с нуклеотидами и аминокислотами. К  сожалению, у нас эта область науки находится в зачаточном состоянии. "Химия и жизнь" сделала бы замечательное дело, начав систематически печатать статьи о бионеорганической химии и ее практических  приложениях, хотя бы к  гомеопатии.

Академик АН Грузинской ССР,
лауреат Государственных премий СССР
Э. Л. АНДРОНИКАШВИЛИ

Прочитала в вашем журнале статью "Попасть в десятку". Много впечатлений возникло у меня. И много вопросов, на  которые, увы, я не могла найти нигде ответа. Я по образованию медицинский работник, с  большим уважением отношусь к  гомеопатическому методу лечения заболеваний, не требующих экстренной медицинской  помощи. Но литературу по  гомеопатии ни в магазинах, ни в  библиотеках не найти...

С. И. МИХАЙЛОВА,
Москва

Современные гомеопаты  охотно называют официальных  врачей аллопатами. В глазах  неискушенных это уравнивает шансы, и остается непонятным, почему одни врачи имеют все (аллопаты), а другие такие же врачи (гомеопаты) находятся на положении изгоев. Между тем ничего загадочного нет. Современный врач не может руководствоваться никакими схоластическими доктринами. Понятия аллопатии или гомеопатии, возведенные в догму,  ничем не отличаются от  религиозных догматов: они в принципе непроверяемы. В этом их  притягательная сила для  современных гомеопатов, хотя они  яростно это отрицают, обвиняя  оппонентов в непонимании.

Современные гомеопаты  обязательно подчеркивают, что идут в ногу с прогрессом науки  вообще и медицины в частности. Т. Д. Попова признает таблицу Менделеева — чем не прогресс для гомеопата... Кроме того, утверждается, что современные гомеопаты берут из гомеопатии только ее рациональные зерна. Например, индивидуальность подхода к больному, отказ от "безумных разведений" по Ганеману. Все это так, но при чем здесь гомеопатия? Кто станет сейчас возражать против  индивидуализированной терапии?

Далее, современные  гомеопаты ненавязчиво доказывают, что они хоть чуточку, но  квалифицированнее, чем обычные врачи: они имеют такое же  образование и сверх того знают еще нечто. Да, они иногда  квалифицированнее участковых врачей. Им не надо мотаться по участку, считать больничные листы, сталкиваться с  подвыпившими пациентами и т. д. У них больше возможностей для  повышения квалификации. И  наконец, самая характерная черта выступления современных  гомеопатов — обилие эмоций и  отсутствие аргументов...

Доктор медицинских наук
А. Е. УСПЕНСКИЙ,
ВНИИ общей и судебной психиатрии
им. В. П. Сербского МЗ СССР

...В № 2 для меня оказалась подарком статья "Попасть в  десятку". Т. Д. Попова затронула необыкновенно интересную  тему, почти загадку до сих пор. У меня еще и личное отношение к этой теме как у биолога, увлеченного фитотерапией и вопросами физической культуры.

Излагаю конкретную просьбу и надеюсь, что буду не одинока: нельзя ли попросить автора продолжить разговор о гомеопатии на страницах журнала? Удивительно интересным представляется мне подход к индивидуумам с точки зрения типов по минеральному обмену. Хорошо бы подробнее написать об этом.

В. С. КАСАТКИНА,
Пущино

...Больной, обратившийся к  гомеопату за помощью, неизбежно оказывается обманутым,  независимо от того, сознательно или несознательно врач-гомеопат прописывает ему лекарства,  лишенные целебных свойств. Как можно себе представить возрастание силы действия лекарства с уменьшением его концентрации? Ведь_лри достижении нулевой концентрации она должна стать бесконечно большой!

Оценки гомеопатии обывателями и клиницистами диаметрально противоположны. Очень часто больной обращается к гомеопатам после того, как начал лечиться средствами научной медицины. Когда наступает выздоровление, слава целителя достается тому, кто завершил лечение, хотя перелом произошел до обращения к гомеопатам...

Остаюсь в глубоком убеждении, что необходима не популяризация гомеопатии, а разоблачение ее антинаучной сущности.

А. Г. ТРОЩЕНКО,
Ленинград

...Гомеопатию многие отвергают как лженауку, сомневаются в действенности ее средств лечения; некоторые же ею увлекаются. Мне как фармацевту и химику по образованию и преподавателю по роду деятельности гомеопатия импонирует некоторыми из своих граней. Это прежде всего более оправданная, чем в "аллопатии",  возможность выявления и лечения аллергических заболеваний, а также отсутствие токсичности. Использование в гомеопатии веществ растительного и животного происхождения, содержащих в малых количествах биологически активные вещества, не может привести к аллергическим заболеваниям и интоксикации, что выгодно отличает их от большинства применяемых ныне лекарственных препаратов. Есть основания считать, что в малых дозах и органические, и неорганические лекарственные вещества действуют как регуляторы биохимических процессов, не встречая сопротивления организма и включаясь в обмен веществ.

Конечно, было бы наивно предполагать, что современная медицина массово перейдет на использование гомеопатических лекарственных средств и принципов, однако изучить рациональное зерно, понять механизм противоположного действия лекарств с изменением дозы (а в научной литературе есть немало тому примеров) и использовать эти возможности в терапии больных, чувствительных к лекарствам, следует.

Зав. кафедрой фармацевтической химии
Киевского института усовершенствования врачей
профессор Н. П. МАКСЮТИНА

...Я инженер-химик, о гомеопатии слышала когда-то, что "они лечат травками"; как выяснилось, не больше знали и мои коллеги. Статья Т. Д- Поповой буквально открыла нам глаза. Хотелось бы еще что-то почитать о гомеопатии.

Г. П. ВОРОНИНА,
Казань

...Много лет назад я очень страдал от геморроя, временами не мог ходить. Приехал как-то в Москву, а ходить не могу. Брат говорит — сходи к гомеопату. Кое-как дополз. Гомеопат назначил лечение. Стал ходить. Через два дня уехал, лечение продолжал. И забыл про болезнь. Через 30 лет опять заболел. Полечился той же мазью дней пять — и снова все прошло.

Вот гомеопатическая мазь календула появилась в обычных аптеках, а остального по-прежнему нет.

Ф. Ф. ЛЕНГВЕНС,
Углич

...Мои профессиональные интересы лежат вне медицины, и о гомеопатии до прочтения статьи в "Химии и жизни" я имел представление довольно туманное. Первым достоинством статьи я бы назвал ясное, логичное описание основ интересного медицинского феномена — наверное, за последние годы впервые в научно-популярной литературе. Компетентность — вот что привлекает в статье, а это достигается обширными профессиональными знаниями и любовью к своему делу. Каждый человек обязан честно и добросовестно работать на своем месте, однако, к сожалению, встречаются еще врачи, для которых медицина — не дело жизни, а надоевшее ремесло, иногда не очень хорошо освоенное...

Сейчас вспыхивают как лесной пожар самые разные "модные" принципы лечения. Люди лечатся сами, исходя, увы, из обрывочных, часто искаженных представлений и о методике лечения, и о том, что именно надо конкретному больному. Вред этого очевиден. Статья "Попасть в десятку" научно обосновывает нетрадиционный метод лечения, выступая при этом за медицину и против шарлатанства.

Кандидат филологических наук
В. Л. ГОПМАН,
Москва

...О "принципе подобия", как принято говорить в народе, "клин клином вышибают", известно на Руси с древнейших времен: больному с высокой температурой рекомендовали горячую баньку с березовыми веничками. Здесь все понятно: высокая температура улучшает кровообращение, активирует выработку антител, с пóтом выделяются токсические продукты. Да и современная медицина не всегда отвергает "принцип подобия": вспомним, что хронические формы туберкулеза не без успеха лечили туберкулином, продуктом жизнедеятельности туберкулезной палочки. Но это не имеет ни малейшего  отношения к гомеопатии.

Предположим, у больного тромбоз коронарной артерии, развился обширный инфаркт миокарда. Согласно "принципу подобия" больному надо дать в гомеопатических дозах рутин, викасол, хлористый кальций, тем более, что он выглядит как-то "кальциевато". Об исходе такого лечения говорить не приходится. У другого больного — ущемление камня мочеточника. Муки и страдания. Но вместо мощных спазмолитиков, анальгетиков и т. д. врач-гомеопат пропишет больному в микродозах мочевину, кальций, магний и, конечно, соли ортофосфорной кислоты, благо у больного был "фосфорнокислый экстерьер". Нетрудно догадаться, куда бы послал больной такого исцелителя.

Эти примеры можно было бы продолжать. Я тоже, как и д-р Попова, работаю врачом, но свою работу считаю не состоянием, а обязанностью и долгом. И помогают мне в работе не полотна живописцев, а постоянная учеба и труд, днем и ночью.

Врач В. В. КАНДАУРА,
Зачепиловский район
Харьковской обл.

...Мне лично ни разу не приходилось обращаться за помощью к гомеопатии, но я всегда чувствовал к ней интуитивную симпатию, хотя знал только, что гомеопатия лечит малыми количествами лекарств. Теперь же, как мне кажется, я понял ее сущность. Может быть, я ошибаюсь, но не сродни ли гомеопатия науке, заложенной Пастером, Кохом и другими великими умами? Я имею в виду введение в организм небольшого количества микробных токсинов и выработку вследствие этого антител, предохраняющих организм от инфекционных заболеваний.

Или, например, лечение аллергических заболеваний введением в организм очень малых количеств тех же металлов. С этим я немного знаком, сам веду ограниченные исследования в этой области. Небольшая часть моих работ касается создания лекарств против аллергических заболеваний от платины и палладия при промышленном синтезе соединений этих металлов. Мы вводим в организм ультрамалые количества и предотвращаем заболевания. Внутрикомплексные соединения, которые мы используем, постепенно и в очень малом количестве высвобождают ионы, против которых организм вырабатывает антитела. Это тоже, по-видимому, гомеопатия или близко к ней, не так ли?

Поэтому мне представляется очень странным, что столь простую в своей основе идею гомеопатии не понимают некоторые адепты медицины. Особенно важно развивать гомеопатию сейчас, когда мы используем огромное количество химикатов, именуемых лекарствами. Я ни в коем случае не считаю, что химиотерапия не нужна; если бы ее не было, медицина была бы отброшена на столетие назад. Но я согласен с автором в том, что мы должны стремиться лечить людей минимальными концентрациями и количествами лекарств всюду, где это только возможно.

Академик АН Латвийской ССР
Ю. А. БАНКОВСКИЙ

Об эффективности гомеопатических средств говорят многочисленные примеры из повседневной практики. Однако в литературе опубликованы только отдельные отзывы, сравнения, сопоставления этого и других методов лечения. Необходима более широкая, соответствующая современному уровню  медицинской науки, объективная оценка метода, что и должно стать одной из задач организуемой в Москве гомеопатической больницы.

Руководитель лаборатории ВНИИ гигиены и токсикологии пестицидов, полимеров и пластических масс
доктор медицинских наук МЗ СССР, профессор Е. И. СПЫНУ


Весь мир — аптека

("Химия и жизнь", 1988, № 8, стр. 61–62)

Т. Д. Попова. Очерки о гомеопатии. Киев: Наукова думка, 1988.

Очерки о гомеопатии Т. Поповой

"О гомеопатии сегодня спорят, нередко ее ругают. Обычно ругают тем сильнее, чем меньше о ней знают". Это — цитата из вступительной главы, она называется "Попасть в десятку". Давний и внимательный читатель "Химии и жизни" вспомнит, возможно, что это также цитата из статьи Татьяны Демьяновны Поповой "Попасть в десятку", которая печаталась в № 2 за 1985 год.

В медицине время от времени творятся чудеса, по сравнению с которыми хирургия без скальпеля или гипноз по телефону — так, пустяки. Разве не чудо, что в нашей стране более тридцати лет не выходили книги по гомеопатии, не печатались статьи в научных журналах — на сей предмет существовало вето. Врачи-гомеопаты принимали больных, аптеки готовили лекарства, но вслух — ни-ни. Такая была гласность и открытость внутри врачебного сообщества.

Если не ошибаюсь, публикация в "Химии и жизни" оказалась первой после очень долгого перерыва. То было за два месяца до апрельского пленума ЦК КПСС, после которого в мировой обиход стали входить понятия "перестройка" и "гласность".

Сейчас поясню, какое это имеет отношение к гомеопатии.

Разобрав обильную читательскую почту, редакция несколько месяцев спустя напечатала некоторую часть откликов "за" и все (числом три) отклики "против". Вернее, все, кроме одного. По той причине, что это письмо было адресовано не нам. Адресовано оно было "наверх" и являло собой не отклик, не полемический материал, а относилось к разряду документов, которые долгое время стыдливо называли "сигнал" вместо правильного — донос. Начиналось оно классическими словами "считаю необходимым довести до Вашего сведения", и вместо аргументов содержало эпитеты "антинаучный", "порочный", "непростительный", "примитивный".

Позвольте без экивоков. Покойный ныне академик АМН СССР В. В. Закусов 10 марта 1985 года сообщил бывшему секретарю ЦК КПСС М. В. Зимянину о том, что в журнале помещена порочная статья, противоречащая приговору, который вынесен гомеопатии в шестом томе Большой медицинской энциклопедии, каковая, надо полагать, является носителем абсолютной медицинской истины.

Если бы уважаемый фармаколог прислал в редакцию свое мнение о лечебном методе, не совпадающее с тем, что напечатано в журнале,— какая интересная могла бы получиться дискуссия! Так не случилось, и письмо двинулось по кругу, исключающему научные споры. Сперва оно попало к вице-президенту АН СССР Ю. А. Овчинникову, ныне также покойному, от него — к бывшему директору издательства "Наука" Г. Д. Комкову, потом, наконец, в журнал, где с тщанием готовились оправдательные бумаги — мол, вроде бы, Минздрав гомеопатию не запрещал, во многих странах, вполне цивилизованных, она тоже практикуется, и вообще "Вечерняя Москва" сообщала, что уже заложен фундамент гомеопатической больницы на шоссе Энтузиастов...

Объяснения отправились снизу наверх, со ступеньки на ступеньку, приобретая по пути своеобразный оттенок. Так, доктор исторических наук Г. Д. Комков 11 апреля 1985 года сообщал в Академию: "Согласно Вашему указанию, мною была предпринята попытка разобраться в причинах публикации статьи... пропагандирующей антинаучное учение гомеопатии". Не правда ли, своеобразный для историка способ разбирательства: заранее назвать учение антинаучным? Но дальше — еще интереснее: "Следует отметить, что это — не единственная подобного рода политическая ошибка". И стиль, и терминология, увы, хорошо знакомы... И долго еще в инстанциях приговаривали — а, это те самые, кто протаскивал на страницы нашей печати гомеопатию...

Тем временем больницу в Москве построили, ленточку перерезали, приняли больных. И многое другое произошло. Прокатилась волна публикаций по газетам — и таких, и этаких, но большей частью корректных. Гомеопатию в вину журналу ставить перестали. И книга Поповой вышла не как-нибудь тихо, бочком, а тиражом сразу в полмиллиона, и не где-нибудь, а в уважаемом академическом издательстве.

Гласность всюду необходима, в медицине же вдвойне и втройне, потому что парамедицина, немедицина, антимедицина в атмосфере безгласности и полного единства мнений процветает наилучшим образом, как ряска в стоячей воде. И калечит людей, прямо калечит и косвенно, подрывая их веру в научное знание. Пока мы повторяли друг другу, как много у нас коек на тысячу больных и сколько медперсонала на ту же тысячу, с охраной здоровья откатились на такое место в мире, что публично и признаваться неловко.

Прочитайте, пожалуйста, книгу "Очерки о гомеопатии", если при 500-тысячном тираже вы ее все же достанете. Эта книга истовая, книга, написанная убежденным человеком, для которого врачевание — не занятие, но, как говорил Паустовский, состояние, а гомеопатия — образ мышления. Почему-то мне кажется, что если бы все врачи, в какой бы области медицины они ни работали, имели такой же настрой и такое рвение, то при всех наших нехватках и упущениях мы не били бы сегодня в колокола по поводу избытка болезней и нехватки лекарств.

Книга, которую я вам рекомендую, не учебник и не лечебник. Это именно популярные очерки о минеральных, растительных и животных препаратах. Слова Парацельса "весь мир — аптека" вполне можно было бы поставить к книге эпиграфом. Не думаю, что ее чтение переубедит противников гомеопатического метода, но, может быть, оставаясь при своем мнении, они прислушаются к суждениям своих оппонентов.

Кстати, именно такое понимание проявили люди, которые, не будучи сами адептами гомеопатии, способствовали выходу книги. Я имею в виду академика-секретаря Отделения общей биологии АН УССР ботаника А. М. Гродзинского и ответственного редактора книги академика АН УССР врача К. С. Тернового.

...Так сбежались обстоятельства, что в тот день, когда я читал книгу Т. Д. Поповой, почта принесла брошюрку Сергея Сергеевича Аверинцева, вышедшую в "Библиотеке 'Огонька'" под роковым номером 13. Позволю себе привести из нее цитаты к случаю:

"Ссора исключает спор. Одно из условий той откровенности и прямоты, которых требует от нас время, это отказ принимать несогласного за врага. Интеллигенция должна выработать культуру несогласия..." И еще: "Нам бы научиться спорить, не подменяя мыслей апелляцией к страстям публики, а главное, простите, не жалуясь по начальству".

Столько лет гомеопатия занимала глухую оборону перед лицом превосходящих сил противника, столько лет пользовала больных, нередко с успехом, не жалуясь притом по начальству... Так может быть, она заслужила толику внимания со стороны академической науки? Практические врачи, наверное, не отказались бы от научного фундамента, который они сами не в силах подвести под свою лечебную систему. Но вместо помощи их то и дело упрекают в отсутствии фундамента — как если бы физика, который бреется электробритвой, упрекали в том, что он не познал до конца природы электричества.

Гомеопатии уже стукнуло двести лет. Можно считать, что проверку временем она выдержала — ведь многое из того, что появилось позже нее, уже рассыпалось в прах. А она ничего, идет своей дорогой. Так надо ли громоздить искусственные завалы и копать волчьи ямы?

О. Либкин