Обсуждаем вопросы гомеопатического лекарствоведения

Аптечное дело, 1957, 2, 43–51

От редакции. В 1956 г. в нашем журнале была опубликована статья проф. В. П. Калашникова "Фармацевтические вопросы гомеопатического лекарствоведения" ("Аптечное дело", 1956, т. V, № 2, стр. 9–12). Статья публиковалась в порядке обсуждения, и за истекшее время в редакцию поступило несколько статей.

Редакционная коллегия решила опубликовать все полученные статьи, сократив их лишь в той части, где встречаются повторения или не имеющие особого значения сообщения.

Мы считаем нужным начать публикацию со статьи старшего консультанта Центральной гомеопатической поликлиники Московского областного отдела здравоохранения врача Н. М. Вавиловой, поскольку ее ответ на статью проф. В. П. Калашникова обсуждался и был одобрен на общем собрании врачей-гомеопатов Москвы 17 мая 1956 г. Таким образом, мысли, изложенные в статье Н. М. Вавиловой, являются мнением коллектива.

Image

I. Н. М. Вавилова. К вопросу о гомеопатии

В обращении к врачам проф. В. П. Калашников на первом месте поставил вопрос об архаичности гомеопатической номенклатуры лекарственных средств и о необходимости пересмотра ее с целью унификации с номенклатурой Государственной фармакопеи СССР.

Мы придерживаемся пока существующей гомеопатической номенклатуры, поскольку она имеет международный характер и поскольку мы пользуемся иностранными гомеопатическими руководствами. Но мы согласны с автором, что номенклатура должна быть унифицирована и устаревшие термины следует заменить современными. При издании отечественной гомеопатической фармакологии это будет учтено. Кстати, необходимо отметить, что тенденция к переходу на современную номенклатуру имеется уже в последнем издании немецкой фармакопеи Вильмара Швабе (W. Schwabe, Homöopatisches Arzneibuch, 1950).

Далее В. П. Калашников интересуется чисто гомеопатическими препаратами, не применяемыми в официальной медицине, и называет ряд лекарственных средств, относительно которых требуются разъяснения врачей-гомеопатов.

Отвечаем на эти поставленные автором вопросы.

Разница между серной печенью известковой (Calcium sulfuratum) и серной печенью калийной (Kalium sulfuratum) состоит в том, что они применяются при различных заболеваниях. Известковая печень играет большую роль в терапии нагноительных процессов, а калийная печень применяется в гомеопатии редко, преимущественно при лечении некоторых кожных заболеваний.

Известковый кальций (Calcarea ostrearum) добывается из средней части раковины устрицы. Являясь продуктом животного происхождения, этот препарат по своему составу отличен от химически чистого углекислого кальция; он считается близким к соединениям кальция, содержащимся в организме человека. Его действие на организм здоровых людей хорошо изучено, и поэтому он применяется в гомеопатии.

Химический состав растений связан с почвой и климатом, и действие на организм человека дикорастущих растений может значительно отличаться от действия культивируемых. В гомеопатии изучалось действие только дикорастущих растений, чем и объясняется их применение.

В Mercurius solubilis Hahnemanni (NH2Hg2NO3) действуют два высокоактивных вещества — ртуть и амидонитрат, которые, по-видимому, и обусловливают быструю лечебную эффективность этого препарата и связанную с этим большую его популярность. Растворимым этот препарат называется потому, что при кипячении ртути в разведенной азотной кислоте происходит частичное растворение ртути. Препарат этот зарубежный, так же как и змеиные яды.

Отсутствие точности в дозировке путем применения совочка или "на кончике перочинного ножа" в гомеопатии не имеет большого значения, поскольку прием лекарства имеет своей целью только вызвать раздражение соответствующих рецепторов нервной системы. Никаких иллюзий в отношении усиления лекарственной силы с ростом разведений у гомеопатов нет. Действие лекарств, помимо их специфических свойств, определяется функциональным состоянием больного организма, и при известных условиях меньшая доза лекарства может давать больший лечебный эффект, т. е. проявлять как бы бóльшую силу (потенцию).

Проф. В. П. Калашников указывает еще на отсутствие у некоторых врачей культуры в оформлении рецептов. Правильно, но это мелочь, которую легко исправить, и не c этого надо начинать. Нельзя не считаться с фактом, что гомеопатический метод лечения достаточно себя зарекомендовал не только за рубежом, но и среди населения Советского Союза.

Отсутствие контроля за продукцией гомеопатических аптек давно беспокоит врачей-гомеопатов; контроль должен охватывать также и выполнение технических условий по лекарственному сырью. В работе наших аптек многое надо улучшить, например, следует механизировать приготовление порошков и разведений, насыщение лекарственным раствором гранул и т. д. Следует ввести новые формы: таблетки и ампулы для подкожных и внутривенных инъекций некоторых лекарственных средств.

Лекарства должны отпускаться в стеклянной упаковке, а не в картонной, к стенкам которой прилипают гранулы, что придает гомеопатическому лекарству запах клея и картона. На склянках должны быть красивые этикетки с напечатанными на них названиями лекарств. Для того чтобы качество гомеопатической продукции действительно было на высоте, необходимо, чтобы в ГАПУ был высококвалифицированный специалист, который занимался бы всеми вопросами гомеопатической фармации и смог бы наладить и биологическую стандартизацию этих средств.

Мы выражаем также пожелание, во-первых, провести на гомеопатические лекарства снижение цен, которые по неизвестным нам причинам непомерно высоки, и, во-вторых, организовать в некоторых обычных аллопатических аптеках продажу стандартных гомеопатических лекарственных средств.

Мы не противопоставляем гомеопатию терапии официальной медицины; мы знаем границы гомеопатического метода и применяем его там, где он дает определенный эффект. Отсутствие объединяющего центра, научно-исследовательских организаций, печатного органа, специальной литературы — все эти ненормальные условия искусственно тормозят развитие гомеопатии в Советском Союзе и создают ту отчужденность между официальной медициной и гомеопатией, которая правильно отмечена автором. Этому антагонизму, вредному с точки зрения интересов общества, надо положить конец.

Необходимо знакомить общественность через печать с гомеопатическим методом лечения, надо открыть двери клиник для гомеопатии, чтобы ученые сами могли принять непосредственное участие в разработке ее проблем на базе советской науки. Мы, гомеопаты, считаем, что медицина должна быть единой по своим общим принципиальным установкам, но она должна включать в себя различные методы лечения, отвечающие многообразию болезненных процессов.

Image

II. А. А. Михайлов (Харьков). К вопросу о гомеопатической фармации

В то время как вопрос о гомеопатической системе врачевания неоднократно поднимался на страницах медицинской печати, вопрос о производстве гомеопатических препаратов впервые поставлен на обсуждение.

Поскольку гомеопатические аптеки находятся в ведении ГАПУ и на этот вид медикаментов существует большой спрос, имеются все основания для того, чтобы уделить гомеопатической фармации должное внимание.

В гомеопатической врачебной практике редко применяются лекарственные средства в том виде, в каком их выпускает медицинская промышленность, и почти совсем не применяются препараты, получаемые синтетическим путем. Все природные лекарственные средства минерального, растительного и животного происхождения в гомеопатической фармации принято считать основным (первичным) материалом. Из этих первичных материалов готовят настойки, порошки, растворы с определенным постоянным лекарственным содержанием, а эти основные лекарственные формы уже разводят по определенным правилам, описанным в гомеопатической фармакопее.

Из особенностей гомеопатической фармации надо отметить методы изготовления порошков (тритураций) и разведений (дилюций). Некоторые авторы критически относятся к возможности изменения характера действия лекарственных веществ при последовательном их разведении или раздроблении.

Фармакологические опыты акад. Н. П. Кравкова со многими лекарственными веществами показали, что по мере постепенного разбавления действие сначала уменьшается, а затем наступает неактивная зона, но при дальнейшем разведении действие возобновляется, иногда теряя свою первоначальную специфичность. Так, например, адреналин в концентрации 10-3 суживает сосуды, а в концентрации 10-32 расширяет их. Клинические опыты с серой показали, что только в состоянии высокой дисперсности сера является активной при фурункулезе.

К особенностям гомеопатии относится вопрос о количестве применяемых средств, т. е. о дозах. Следует заметить, что вопрос о дозах лекарственных веществ в высоких концентрациях (начиная от 10-6 и выше) сводится к вопросу о степени дисперсности применяемого препарата, а не к весовому его количеству (или числу капель).

Общеизвестно действие ничтожных, обычно не поддающихся определению в весовых или объемных единица, количеств гормонов, ферментов, биостимуляторов и особенно токсинов на живой организм.

Ряд опытов показывает высокую активность некоторых лекарственных веществ, взятых в весьма ничтожных дозах. Однако возникает вопрос, где же предел высоким разведениям, при которых можно еще ожидать терапевтического эффекта.

Фармакологические опыты акад. Н. П. Кравкова на изолированных органах показали, что некоторые алкалоиды, гликозиды, наркотические жирного ряда, а также некоторые минеральные вещества обнаруживают ясное действие в ничтожных количествах, некоторые даже в разведении 10-32.

Известно, что туберкулин в разведении 10-16 вызывает у больных туберкулезом заметную реакцию при подкожном введении.

Пенициллин и грамицидин С обладают способностью в очень слабых разведениях (10-6 и выше) убивать многие бактерии, причем в отношении мощности своего бактерицидного действия они превосходят все до сих пор известные химические вещества.

Эти примеры показывают, насколько велика чувствительность организма к. чрезвычайно малым дозам лекарственных веществ.

Во многих терапевтических руководствах по гомеопатии (Юз, Фаррингтон, Штаупер, Френкель, Руддок, Соловьев и др.) для большинства гомеопатических средств указывается сравнительно невысокая концентрация, а именно: 10-3, 10-6 и в редких случаях 10-30, 10-60. Однако некоторые врачи-гомеопаты в своей практической работе применяют лекарственные вещества в разведении 10-200 и выше, доходя иногда до концентрации 10-2000, не имея для этого (насколько нам известно из доступной литературы) научно обоснованного экспериментального доказательства.

К особенностям гомеопатической фармации надо отнести также изготовление настоек из свежих растений.

Эта основная лекарственная форма имеет самое широкое распространение в гомеопатии. Из 900 упомянутых в фармакопее препаратов растительного происхождения около 800 настоек готовятся из свежих растений.

Один из наиболее важных принципов изготовления основных гомеопатических лекарственных форм состоит в том, чтобы лекарственное сырье по возможности меньше изменялось в процессе переработки.

Описанный способ изготовления настоек имеет ряд положительных сторон. Известно, что при высушивании растений под влиянием ферментов и других факторов во многих случаях происходит изменение действующих веществ. Например, только из свежих растений удается выделить ряд гликозидов сердечного действия.

Однако некоторые гомеопатические аптеки допускают изготовление некоторых настоек из сухих растений или же из соответствующих экстрактов, в то время как гомеопатическая фармакопея требует готовить их из свежих растений. Следует заметить, что каждый из этих видов настоек (настойка из экстракта, настойка из сухого растения, настойка из свежего растения одного и того же наименования) имеет свое самостоятельное значение. Думать, что они идентичны, неправильно.

Врачи-гомеопаты, кроме гомеопатических средств, применяют вакцины, сыворотки, антибиотики, эндокринные препараты и т. д., а также ряд вспомогательных средств. Эти средства не значатся в гомеопатической фармакопее.

Некоторые гомеопатические препараты в настоящее время широко применяются в научной медицине, например, боярышник, пустырник, магнолия, омела, бессмертник, лапчатка, лук, чеснок и т. д. Часть этих средств вошла уже в Государственную фармакопею СССР VIII издания.

В отличие от обычных аптек, гомеопатические аптеки до настоящего времени являются единственным местом изготовления лекарственных форм не только по индивидуальным прописям (рецептам), но и по фармакопейным (стандартным) прописям. Однако до настоящего времени аптеки не имеют отечественной гомеопатической фармакопеи. Отсутствуют также документации, обычно временно заменяющие фармацевтические статьи (ВТУ, ТУ), и другие указания и инструкции в отношении изготовления гомеопатических лекарств. Это приводит к тому, что в различных гомеопатических аптеках СССР в зависимости от местных условий одну и ту же основную лекарственную форму готовят по различным прописям, что не обеспечивает однородности выпускаемых гомеопатических лекарств.

Производство основных гомеопатических лекарственных форм и препаратов на научной основе до настоящего времени не привлекало внимания научно-исследовательских аптечных учреждений (ЦАНИИ, ЦНИАЛ, ЦКАЛ, НИАС и др.). Состав многих наиболее распространенных средств еще недостаточно изучен. Мы еще не знаем точно действующих веществ ряда растений, например, брионии, лапчатки, пульсатиллы, боярышника, омелы и ряда других растений, широко применяемых в гомеопатии.

Устойчивость многих основных гомеопатических лекарственных форм при их хранении также еще недостаточно изучена.

У нас нет ни одного отечественного руководства по технологии производства гомеопатических препаратов, в котором были бы отражены работы наших научно-исследовательских институтов, организаций и лабораторий.

Гомеопатическая фармакопея немецкой фирмы В. Швабе выпуска 1924–1929 гг. не может удовлетворять запросы производства основных гомеопатических лекарственных форм в СССР.

Это ясно из следующего: 1. В фармакопею Швабе включено большое количество препаратов, изготовляемых из свежих растений, не произрастающих в нашей стране. Многие из них редко или вовсе не прописываются нашими врачами. Наряду с этим ряд препаратов отечественной флоры не значится в этой фармакопее, например, термопсис, солянка Рихтера, бисторта, желтушник, желтофиоль, периплока и многие другие.

2. Для многих препаратов принято устаревшее название. Например, глоноин, этиопс, антимоний, меркурий и другие, которые должны быть заменены рациональными названиями.

3. Контроль готовой продукции только по капиллярной картине во многих случаях недостаточен. Примером могут служить препараты, содержащие сердечные яды, где определение активности действия возможно пока только путем биологической стандартизации. Это обстоятельство требует биологического контроля не только при выпуске готовой продукции, но и при ежегодной проверке всех настоек, содержащих сердечные яды, чего нет в названной книге.

4. Разрешается хранение некоторых ядовитых веществ (как морфин, пилокарпин и др.) среди сильнодействующих веществ (список Б), в то время как согласно Государственной фармакопее СССР VIII издания, их нужно хранить как препараты, входящие в список А. Кроме того, допускаются к отпуску без рецепта врача все ядовитые вещества в концентрации 1:10 000. Следует заметить, что для некоторых ядовитых средств такая концентрация является высокой; например, в 10 г раствора скополамина в концентрации 10-4, отпускаемого без рецепта, скополамина содержится 0,001, что в два раза превышает высший одноразовый прием.

5. Проведенные нами (в 1927–1928 гг.) работы по капиллярному анализу многих гомеопатических настоек, изготовленных из отечественного растительного сырья, показали картину, отличную от описанной в гомеопатической фармакопее Швабе (образцы сохранены).

Все эти обстоятельства заставляют говорить о необходимости создать отечественную гомеопатическую фармакопею.

Для выполнения этой задачи необходимо, чтобы научно-исследовательские институты включили в свою тематику всестороннее исследование (химическое, фармакологическое и клиническое) гомеопатических препаратов.

Следует также заметить, что в наших медицинских и фармацевтических вузах слушатели не получают никаких сведений из области применения и производства гомеопатических препаратов. В большинстве случаев врачи и фармацевты знакомятся с гомеопатией лишь по различным литературным источникам или изустно.

Медицинские и фармацевтические вузы обязаны включить в свою программу вопросы, касающиеся гомеопатии. Отказ от научного исследования гомеопатических препаратов и подготовки соответствующих кадров приводит к тому, что эмпиризм все больше и больше наслаивается на эту своеобразную отрасль терапии. Практика показывает, что вместо подготовленных кадров растут кадры "любителей" гомеопатии.

Научная медицина вплоть до настоящего времени отрицательно относится к современной гомеопатии.

Существующий застой в области как применения гомеопатии, так и номенклатуры и технологии гомеопатических лекарственных форм, не может далее продолжаться.

Image

III. Г. Д. Новинский (Москва). Спорное в гомеопатическом лекарствоведении1

В статье В. П. Калашникова имеются некоторые неправильные положения. Так, неправильно указание В. П. Калашникова, что многие названия гомеопатических средств — средневековые: глониоин (вместо нитроглицерина), хлорал (вместо хлоралгидрата), меркурий (вместо ртути) и т. д.

Самуил Ганеман, основатель гомеопатии, жил не в средние века, а с 1755 по 1843 г. Следовательно, он применял средства, которые были известны в то время. Другое дело, что названия многих этих средств можно заменить современными, но разве только в этом дело?

Гомеопатические названия ряда известных средств можно сохранить как указывающие, что их применяют лишь при гомеопатическом лечении. Неправильно В. П. Калашников (а еще ранее Ю. А. Благовидова, "Аптечное дело", 1953, № 1) так ополчился на то, что гомеопатическая фармакопея требует длительного растирания лекарств при изготовлении порошков. В этом способе приготовления гомеопатических порошков В. П. Калашников видит "крупный грех" гомеопатов.

Однако нам думается, что длительное растирание порошков вполне рационально.

Превращение лекарств в пылеобразное состояние содействует лучшему их усвоению организмом при приеме их per os. Этот способ приготовления порошков можно лишь приветствовать, и его бы следовало распространить и на аллопатическое приготовление их.

Верно ли, что гомеопаты применяют лишь малые дозы лекарств? Нет, не верно. Они применяют ряд лекарств, например, ледум, рус и брионию, совсем не в гомеопатических дозах.

Гомеопаты прописывают охотно многие свои лекарства в виде очень маленьких крупинок (по 8 крупинок 3 или 4 раза в день). Не проще ли было бы изготовить более крупные крупинки и принимать их по одной крупинке 3–4 раза в день? Я думаю, что последнее предложение нерационально. Чем меньше крупинки, тем лучше они всасываются.

Было бы, конечно, очень полезным, если бы ряд лекарств в аллопатических аптеках тоже готовили в виде крупинок, особенно те, которые применяются в малых дозах, — люминал, белладонна, атропин и др.

Почему же аллопатам не заимствовать то, что есть рационального в гомеопатии? Мы считаем, что медицина должна в конце концов впитать в себя все то полезное, что имеется в гомеопатии, разумеется, после строгого критического отбора2.

Однако совершенно ошибочно утверждение некоторых гомеопатов, что лишь они одни умеют правильно лечить своими средствами (Юз, Фарингтон, Дункель и др.). В 1926 г. наш известный ученый проф. В. Д. Шервинский правильно развенчал этот неверный взгляд3.

Image

IV. М. Д. Тауглих (управляющая Центральной гомеопатической аптекой № 1 Москвы) и Н. Р. Березина (лаборант той же аптеки).
О деятельности гомеопатических аптек

Проф. В. П. Калашников коснулся весьма актуальных вопросов, затрагивающих необходимость коренного улучшения деятельности гомеопатических поликлиник и аптек, а также вопросов подготовки кадров. Однако мы считаем, что автор осветил некоторые положения неверно, и находим полезным в порядке обсуждения высказаться по затронутым им вопросам.

В номенклатуре гомеопатических средств насчитывается около 700 наименований, из которых врачи-гомеопаты в настоящее время широко применяют не 80–100, как указал проф. В. П. Калашников, а до 350 и больше наименований. В нашей аптеке имеется гомеопатическая фармакопея Willmar Schwabe изданий 1924, 1929 и 1950 гг.

Названия лекарств на этикетках при отпуске больным пишутся на русском языке, причем перевод делается с латинского на русский путем замены латинских букв русскими, например: циннабарис, а не киноварь, антимоний, а не сурьма. Русские наименования позволяют больным получить в ручной продаже то, что может быть отпущено без рецепта.

Упомянутое в статье проф. В. П. Калашникова цитварное семя носит в гомеопатии то же название, как и в аллопатии, а 50% раствор камфоры именуется Camphora Rubini, подобно тому как имеются таблетки Бехтерева, капли Иноземцева, капли Боткина и ряд других средств, носящих имя авторов, их предложивших, и эти капли носят имя д-ра Рубини4.

В гомеопатической аптеке, как и на любом другом производстве, требуется механизация, которая сейчас отсутствует. Объем производственной работы аптеки весьма значителен, например, ежемесячно готовится 21/2 тонны крупинок, 1/2 тонны порошковых смесей. Московские гомеопатические аптеки пропускают в год свыше 5–6 млн рецептов. За последние годы объем работы московских аптек возрос во много раз. Обращаемость больных в аптеки доходит до 3000–3500 человек в день. Возрастающая с каждым днем обращаемость больных в гомеопатические поликлиники и аптеки свидетельствует о несомненном тяготении больных к гомеопатическому методу лечения.

Приготовление порошковых смесей в гомеопатии имеет свою особенность: порошки не просто смешиваются, а тщательно растираются. Считается, что в результате растирания и разведения лекарственных веществ обнаруживаются их новые свойства.

Применение сит в нашей работе при приготовлении растираний не достигает цели, так как аптека использует в виде основы сахарную пудру (subtilissimo pulverata). Совершенно правильно В. П. Калашников отмечает отсутствие объединяющего центра, научно-исследовательских лабораторий, контрольно-аналитических лабораторий, отсутствие нужной новейшей литературы, отсутствие стационаров для курирования больных и т. д.

Безусловно необходимо фармацевтическим вузам и научно-исследовательским институтам и организациям включить в план работ изучение гомеопатических лекарственных средств, разработку контроля качества лекарств, используя, например, капиллярно-люминесцентные анализы для высоких разведений, ввести стандартизацию лекарств. Крайне необходима механизация и усовершенствование изготовления лекарств по стандартным формулам для снабжения гомеопатических аптек. Особая нужда ощущается в тритураторе, приборе для тщательного растирания порошковых смесей.

В настоящее время в Центральной гомеопатической аптеке № 1 используется изготовленная электромеханическим производством "ЭМП" Московского городского отделения ГАПУ РСФСР машина для встряхивания и насыщения гранулей. Аптека пользуется машинкой для разливки жидкой фасовки, а также вибрационным аппаратом для потенцирования экстемпоральной рецептуры, но всего этого, конечно, совершенно недостаточно.

Весьма важен вопрос о снабжении гомеопатических аптек, так как в номенклатуре гомеопатического лекарственного сырья имеется, кроме отечественного сырья, много лекарственных растений, которых по климатическим условиям нельзя культивировать в СССР.

Пора Ученому медицинскому совету Министерства здравоохранения СССР вплотную подойти к решению наболевших вопросов гомеопатического лекарствоведения и принять меры к наведению должного порядка в гомеопатических учреждениях.

Image

Заключение. Публикуя статью проф. В. П. Калашникова, редакционная коллегия, как и автор статьи, не ставили перед собой задач обсуждать сущность гомеопатии, ее основные законы и положения. Нашей целью было привлечь внимание специалистов к состоянию фармацевтических вопросов гомеопатического лекарствоведения. Как видно из опубликованных выше материалов, наши авторы правильно в основном поняли поставленные в статье проф. В. П. Калашникова задачи и дали развернутые ответы, рекомендации и советы.

Из четырех опубликованных статей наибольший интерес представляют первые две. Между прочим, по времени поступления статей в портфель редакции первой поступила рукопись А. А. Михайлова. Чтобы не возвращаться более к ней, скажем, что она поступила одновременно с опубликованием статьи проф. В. П. Калашникова и в ней по сути дела освещены те же вопросы, но лишь в иных формулировках. Надо подчеркнуть, что одновременное затрагивание фармацевтических вопросов гомеопатического лекарствоведения двумя авторами независимо друг от друга, уже само по себе свидетельствует об актуальности этих вопросов и, значит, о своевременности их постановки на страницах журнала "Аптечное дело".

Мы уже отмечали причину того, что статья врача Н. М. Вавиловой опубликована впереди других. Как видно, Н. М. Вавилова, соглашаясь с основными положениями статьи В. П. Калашникова, вначале дает исчерпывающие ответы на ряд вопросов, поставленных в его статье, далее четко и ясно констатирует ряд положений, которые могут быть и должны быть изменены, поскольку в нашей стране функционируют гомеопатические аптеки. Эти аптеки нуждаются в документации как для приготовления, так и тем более для контроля качества лекарств и сырья; не менее важным является оснащение гомеопатических аптек необходимыми приборами и аппаратами для возможно более полного механизирования процессов изготовления гомеопатических лекарственных форм. Очень остро обстоит дело с кадрами, которые у нас нигде и никем не готовятся. Таким образом, к работе над гомеопатическими лекарствами нередко привлекаются случайные люди.

Еще острее стоит вопрос о каком-то научном центре, направляющем, собирающем и связывающем в одно целое функции гомеопатических аптек. С этими требованиями Н. М. Вавилова выступает не в единственном числе. Надо прислушаться, надо как следует разобраться в этих требованиях. Все авторы подчеркивают отсутствие научных обоснований, безнадзорность, застой и рутину во многих вопросах гомеопатического лекарствоведения (номенклатура, процесс приготовления лекарств, отсутствие стандартов, технических условий и другой технической документации, бесконтрольность выпускаемой продукции и т. д.).

Считаем нужным отметить, что Г. Д. Новинский в своей статье почему-то настойчиво старается разубедить В. П. Калашникова (а также и Ю. А. Благовидову), как будто в статье имеются какие-то нападки на гомеопатию вообще, чего не было. Затрагивался вопрос о необходимости максимальной рационализации фармацевтической части гомеопатического лекарствоведения (например, номенклатуры и др.). Мы не можем согласиться с Г. Д. Новинским и в отношении нерационально производимого растирания порошков вручную, причем мерилом измельчения является затрачиваемое (на измельчение) время. Получается впечатление, что автор против механизации процессов растирания. Можно было бы возразить автору и по ряду других более мелких вопросов, но они будут решены самой практикой.

Надо также сказать несколько слов и о последней статье провизора М. Д. Тауглих и Н. Р. Березиной, заглавие которой не соответствует ее содержанию. Нам очень хотелось бы иметь подобную статью, освещающую деятельность гомеопатических аптек, но в материале авторов этого нет (или, вернее, есть, но крайне мало, несколько строк). Жаль, что авторы не рассказали, откуда гомеопаты получают, например, яды змей и как их идентифицируют и проверяют, где и кто изготовляет специфические гомеопатические химикалии, кто, где и по каким документам и под каким контролем производит эссенции из свежих растений. На эти вопросы авторы не дают ответа, а приводят сведения о гомеопатической фармакопее, имеющихся в ней методиках и т. д., что представляет значительно меньший интерес. Как расценить утверждение авторов, что гомеопаты применяют "до 350 и больше наименований" лекарственных средств? В недавно изданном Медгизом руководстве по гомеотерапии Т. А. Гранниковой приведено всего лишь 80 (!). У читателя может создаться впечатление, что авторы статьи защищают архаическую гомеопатическую номенклатуру и одновременно принцип писания латинских названий русскими буквами.

Вопрос о гомеопатии в нашей стране будет, конечно, решаться органами здравоохранения совместно с высококомпетентными научными организациями.

Обсуждение показало, что существуют "наболевшие вопросы" и, следовательно, необходимо продолжать обсуждать фармацевтические вопросы гомеопатического лекарствоведения. — Ред.

Примечания

1  Эта и следующая статья во многом повторяют материалы, освещенные в предыдущих статьях, вследствие чего она публикуются в значительно сокращенном виде. — Ред.
2  Правильно, по нашему мнению, писал по этому поводу крупный немецкий клиницист проф. A. Bier в своей работе "Каково должно быть наше отношение к гомеопатии", 1927, стр. 51.
3  Проф. В. Д. Шервинский, Малые дозы и гомеопатия Терапевтический архив, 1926, 9, стр. 14.
4  Далее авторы статьи полемизируют с проф. В. П. Калашниковым по вопросам, касающимся отдельных гомеопатических препаратов, что нами опущено. — Ред.

Статья В. Калашникова Предыдущая публикация