Д-р Клеменс Мария Франц фон Беннингхаузен

Клеменс Мария фон Беннингхаузен

Последняя работа Беннингхаузена

Allgemeine homöopathische Zeitung, B. LXVIII, S. 57
Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

С глубокой скорбью мы публикуем статью уже покинувшего этот мир нашего Нестора гомеопатии. Эта последняя его работа писалась им в те дни, когда над ним уже нависала тень смерти. Его труды оживлял дух смирения и истинного прогресса, что в наибольшей степени проявляется и в этой статье. Будучи одним из самых верных учеников Ганемана, он не верил, что труд последнего уже завершен. Он жаждал прогресса и работал для него, но искал его не снаружи, а внутри нашей особой науки, не в едких сатирических выпадах против других, от которых нередко терпел нападки, но в мягких и достойных наставлениях. Он осознавал, что преследует самые благородные цели, и без всякого эгоизма посвятил бóльшую часть своей жизни изучению и развитию нашей гомеопатии. Новым, но, к сожалению, последним доказательством тому будет этот труд, который мы не могли не сопроводить несколькими вступительными словами, так как это будет последнее сообщение нашего любимого коллеги, демонстрирующее юношескую энергию и неослабевающую страсть к работе, которые воодушевляли мудреца на восьмидесятом году жизни. Поэтому мы приводим здесь не только обсуждаемую часть статьи, но всю ее целиком, ибо она содержит много интересных деталей.

Уважаемый друг и коллега!

Ускорив публикацию моей небольшой статьи о регистрационном журнале врача и поместив ее среди самых интересных работ (а не среди приложений) в Вашем уважаемом "Альгемайне хомёопатише цайтунг", Вы тем самым показали, что осознаёте важность предостережения, содержащегося в ней. Не нужно говорить Вам, ревностному приверженцу и помощнику нашей юной и многообещающей науки, как радует меня Ваше признание моих трудов. Чем больше становится у нас лжеучителей и чем громче они кричат о том, что их мудрость основана только на опыте, тогда как они сами зрелого опыта не имеют, тем более неотложным, как я полагаю, будет долг старых приверженцев, воспитанных в нашей науке, не опускать в бессилии рук, но бесстрашно предостерегать, советовать и обучать.

Я полностью осознаю этот долг, поскольку я, вероятно, единственный из оставшихся старейших учеников нашего ушедшего мастера, и потому что мои дни сочтены. В начале следующего марта я вступлю в 80-й год жизни, а Вам известно, что Пифагор не считал людей в этом возрасте живыми, даже если они еще не умерли. Поэтому я должен использовать с наибольшей пользой то краткое время, что осталось мне. В связи с этим я занял нынешние долгие вечера написанием новой статьи для Вашего журнала, которую Вам и отправляю. В статье "Старые и новые вопросы" я попытался показать, опираясь на доступные источники, прогресс, которого наша наука достигла с момента возникновения и который многие молодые гомеопаты пытаются отрицать. Возможно, как раз пришло то время, чтобы вновь указать на эти бесспорные факты и привлечь внимание наших молодых (и также, возможно, и некоторых старых) коллег к немаловажной странице истории гомеопатии. Пусть же эти слова найдут своих непредвзятых слушателей.

Печать моего "Лечения лихорадок", рукопись которого находится в руках моего издателя Густава И. Пурфюрста, продвигается ужасающе медленно, и я лишь недавно получил десятый лист. [С сожалением добавим, что он не дожил до завершения публикации этой работы.] Этот труд может вызвать интерес у многих, поскольку он не только основывается на принципах чистой гомеопатии, но и приводит много фактов из практики, которые нелегко найти в любой другой монографии.

Поскольку Вы, несомненно, получаете все гомеопатические статьи и журналы, я просил бы Вас об одолжении кратко сообщать мне, какие из журналов этой страны благосклонно или неблагосклонно, но сообщили о моих "Афоризмах гомеопатии", а какие их не заметили совсем. [Из-за задержки других журналов мы можем сообщить лишь о последних таковых, о чем весьма сожалеем.]

Продолжая сообщение о Cocculus, о котором я писал в последний раз, могу теперь доложить, что он мало на что годен, хотя недавно я все же лечил нескольких пациентов с тяжелым тифом, которым требовалось это лекарство, и оно привело к улучшению. Из характерных симптомов, которые я обнаружил во всех случаях, когда Cocculus был показан и помог, лишь два симптома присутствовали постоянно, а именно 1. обесцвеченный стул, который отходит только днем, неважно, жидкий он или нормальный и 2. Пациенты ночью, как и у Nux vom., имеют отличный сон и чувствуют себя гораздо лучше, чем днем. Поэтому в "Чистой Материи медике" (том I, стр. 172, 3-е изд.) для симптома 204 круглые скобки следует убрать.

Несомненно, Вы обеспокоены повсеместным распространением сикоза, причиной которого, по мнению Вольфа, является вакцинация. Мне бы хотелось знать, какие причины этому видят другие коллеги в Лейпциге. Что касается меня, то я по сути полностью согласен с Вольфом в том, что касается хронических миазмов, хотя по-другому подхожу к лечению таких болезней. Но это может быть связано с тем, что мы редко встречаем чистый неосложненный и полностью первичный сикоз, и что Thuja настолько же не в состоянии излечить всю болезнь, насколько сера или ртуть, если применять только их, способны погасить хронические болезни другого рода. Однако я все более убеждаюсь в том, что многие ганемановские антипсорические лекарства в той или иной степени принадлежат к сфере сикоза и способны в полной мере проявить свое действие лишь там, где имеется сикотическая почва. То, что я говорил в прошлом году (на нашей встрече), все более подтверждается, и я думаю, что этот вопрос заслуживает тщательного изучения. Я мог бы привести несколько случаев с пациентами и их излечением, которого удавалось добиться, основываясь на этом принципе, что достаточно интересно.

Бумага снова заканчивается, и оставшегося места мне хватит лишь чтобы просить у Вас прощения за излишнее многолословие и поблагодарить за благосклонность ко мне.

Ваш,
К. ф. Беннингхаузен

А теперь мы приведем эту статью.

Старые и новые вопросы

Было бы весьма несправедливо осуждать занятого врача, который после утомительного дня может для отдыха пропустить стаканчик вина в компании друзей или сыграть роббер в вист. Для образованного человека может больше подойти иной отдых, нежели бутылка и карты, хотя никого нельзя ни к чему принуждать, и всякому позволительно следовать своим вкусам.

Но помимо своих рабочих часов, в большей или меньшей степени занятых ищущими помощи больными, он порой найдет и свободные минуты, которые профессия обязывает посвятить умножению и совершенствованию знаний в избранном им занятии. Это более всего лежит на совести врача не только потому что его наука постоянно развивается, но и потому что немалую часть он должен держать в памяти, а значит, постоянно освежать.

Мы с известной долей точности узнаём врачей, облегчающих себе задачу, по их рецептам. Если один аллопат почти всегда назначает хинин, другой — препараты йода, а третий — бикарбонат натрия или иное модное лекарство, то и гомеопат нередко пробует Aconitum, Nux vom., Pulsatilla или другой полихрест без достаточных на то показаний. Там, где это происходит, можно с уверенностью говорить, что мы имеем дело с "рутинной" практикой, которая никак не должна идти рядом с прогрессом нашей науки. Это случается именно тогда, когда врач посвящает свой досуг одному лишь удовольствию или иному занятию, чуждому его профессии.

Однако для врачей обеих школ частым извинением может быть то, что их средства в основном расходуются на учебу в университете и не позволяют приобрести библиотеку, которая обеспечит их необходимым для совершенствования. У молодых гомеопатов возникают трудности и в том, что многие работы, ранее появившиеся в их области, не переиздаются и поэтому не могут быть приобретены, а значит, что они не могут наблюдать за постепенным развитием гомеопатии, очень интересным. Самыми важными работами являются старые труды основателя гомеопатии, которые впоследствии увидели свет в улучшенных и дополненных изданиях, И здесь я особо выделяю "Органон", "Чистую Материю медику", "Хронические болезни", и также среди них мы можем назвать "Fragmenta de Viribus Medicamentorum Positivis". Как известно, имеется пять изданий "Органона", три издания двух первых томов Материи медики, два издания последних четырех томов, а также два издания "Хронических болезней", все они изданы самим автором.

Только тот, у кого есть все эти разные издания и кто может сравнивать их друг с другом, будет способен в полной мере понять, как благодаря гениальному Ганеману за несколько лет (то же самое произошло и с ботаникой благодаря работам Линнея) с потрясающей воображение скоростью, одновременно отсеивая ненужное, развилось знание о гомеопатических лекарствах, и как первозданная конструкция, изначально довольно скудная, постепенно приобрела самые удивительные формы.

Некоторые приверженцы нашего нового развивающегося метода лечения могут найти в этих заметках о новом и старом весьма интересные положения, которыми в последнее время нередко пренебрегают, что может вызвать желание посвятить этому предмету немного своего свободного времени. Очень хотелось бы, чтобы и эти работы нашли предназначенное для них свое скромное место.

Atropa Belladonna L.

Это первое лекарство, описанное в "Чистой Материи медике".

I. Число симптомов в разных изданиях такое:

а. Во "Fragmenta" от 1805 года представлен 101 симптом собственно автора и 315 симптомов, собранных другими исследователями. Всего 416 симптомов.
b. В "Чистой Материи медике" от 1811 года 176 симптомов автора и 474 симптома других исследователей. Всего 650 симптомов.
с. Во втором издании "Чистой Материи медики" от 1822 года 380 симптомов автора и 1042 симптома других исследователей. Всего 1422 симптома.
d. То же, третье издание от 1830 года. Симптомы разных исследователей не разделены, всего 1440.

Можно считать, что этого достаточно для испытания лекарства, поскольку с 1822 по 1830 годы, то есть за восемь лет, число симптомов увеличилось всего лишь на 18, тогда как за 11 лет с 1811 по 1822 годы их число увеличилось более чем вдвое.

II. В том, что касается частей растения Belladonna, которые подвергались испытаниям, мы читаем следующее:

а. Во "Fragmenta": "Сок целого растения, высушенного на солнце". Только в дополнительных заметках других исследователей мы видим у двенадцати авторов "из ягод", у одного "из корня", у одного "в воде", и у одного "из листьев", тогда как другие не оставили заметок на этот счет.
b. В первом издании "Чистой Материи медики" мы читаем: "Свежеотжатый сок из листьев, либо сгущенный на солнце, либо смешанный с равными частями спирта".
с. Во втором издании: "Свежеотжатый сок целого растения в начале цветения, смешанный с равными частями спирта".
d. В третьем издании то же, что и во втором.

Из этого становится очевидно, что характерные и самые надежные симптомы получены из сока целого растения или листьев, но не из ягод. Из этих оригинальных испытаний Belladonna следует, что нет оснований отдавать предпочтение ягодам для изготовления лекарств, и нельзя даже сравнивать последние с соком зеленого растения, и вызывает удивление, что Йенихен, будучи таким строгим во всем остальном, изготавливал свои высокие потенции не только из сока листьев (200, 400, 800, 900, 1100 и 2000-е потенции), но и из ягод (1000, 1600 и 2000-е потенции). Однако мои собственные наблюдения показали эффективность препаратов из ягод, и когда возникала необходимость повторять лекарство в более высоких потенциях, я нашел в нескольких случаях полезным чередовать препараты из листьев и из ягод.

Дополнительные слова "во время цветения" относятся к наблюдению, что в этот период сок обладает наибольшей силой.

III. Относительно длительности действия одной дозы Belladonna мы читаем:

а. Во "Fragmenta": "Ее сила длится минимум 58 часов и максимум 72 часа". (В "классической" работе Ноака-Тринкса от 1843 года длительность действия малых доз при болезнях указывается как 2, 4, 6, 8, 12 и 24 часа!)
b. В первом издании "Чистой Материи медики" мы читаем: "На основании не оставляющих сомнения экспериментов я заключаю, что действие длится свыше 11 дней". И сразу после этого наш внимательный исследователь добавляет такие слова: "Нет ни одного другого лекарства с таким же долгим действием, которое работает при столь многих меняющихся (двойных и тройных) чередующихся состояниях, как Belladonna. И ни об одном из этих чередующихся состояниях нельзя сказать, что оно лежит вне первичного действия".
с. Во втором издании "Чистой Материи медики" есть такие слова на эту тему: "В вышеописанной минимальной дозе, подробности о которой мы приведем ниже, Belladonna, если это требует состояние пациента, несет целебное действие даже при самых острых заболеваниях, хотя, с другой стороны, она не менее действенна и при глубоких хронических заболеваниях, поскольку длительность ее действия превышает три и более недели".
d. В третьем издании мы находим те же слова, но с двумя важными добавлениями, которые мы здесь выделили курсивом: "В той же минимальной дозе Belladonna, когда она является подходящим гомеопатическим лекарством, будет иметь целебное действие даже при самых острых заболеваниях (при которых она производит действие с той быстротой, которая согласуется с природой болезни), а также, с другой стороны, она будет не менее действенной и при хронических болезнях, где ее время действия даже в минимальной дозе возрастет до трех и более недель.

Читая эти недвусмысленные строки нашего великого мастера наблюдения, чьи утверждения никто не сможет подвергнуть сомнению, должно показаться странным, что в течение промежутка времени в двадцать пять лет (с 1805 по 1830 годы) длительность действия одной дозы возрастала в той же пропорции, в какой происходило уменьшение ее размера, что мы будем наблюдать в наше время.

Как же можно это сопоставить с безрассудными утверждениями многих наших гомеопатов?

IV. В том, что касается слов о размерах дозы, мы находим здесь такой же прогресс, как и в только что приведенном утверждении о длительности действия.

а. Во "Fragmenta" мы не находим никаких высказываний об этом или каком-либо другом лекарстве относительно самого подходящего размера дозы.
b. Столь же мало мы находим по этому вопросу и в первом издании "Чистой Материи медики". Практики того времени, вероятно, назначали целые капли крепких настоек или самые низкие разведения. Похоже, что спустя пятьдесят лет это снова входит в моду.
с. И только во втором издании мы видим следующие слова Ганемана: "Наблюдения сотен пациентов вынуждали меня все больше понижать дозу до дециллионного разведения и видеть в минимальнейшей части капли достаточное количество, чтобы раскрыть любое целебное свойство данного лекарства". За этим следует хорошо известное описание приготовления дециллионного разведения (по сотенной шкале), каждое разведение должно встряхиваться десятью встряхиваниями рукой сверху вниз.
d. Это предложение о наблюдении за достаточным размером дозы повторяется дословно в третьем издании, и лишь добавлено пояснение о том, что автор понимает под "малой частью капли": "Назначая одну гранулу размером с маковое зерно (триста таких гранул весят один гран [0,062 грамма. — Прим. перев.]), смоченную этим раствором, мы даем менее тысячной части капли дециллионного разведения, оживленную (потенцированную) встряхиванием. Одной такой каплей можно увлажнить более тысячи гранул".

Эти слова правдивого основателя нашей школы настолько просты и опираются на столь многочисленные и проверенные годами факты, что мы не можем усомниться в точности последних, даже если не можем воспроизвести их с помощью собственных наблюдений. Конечно, и в низких разведениях или матричных настойках те или иные лекарства обладают сильным действием. Но поскольку все без исключения лекарства являются субстанциями, делающими человека больным, а значит, вредоносными, то "без сомнения желательно использовать его в дозе не большей, чтобы вызвать только лечебный эффект, ожидаемый от каждого лекарства". Теперь, когда многие исследователи путем многочисленных и длительных экспериментов выяснили, что малые дозы высоких динамизаций, если их назначать по законам гомеопатии, действуют не только столь же сильно, но даже длительнее низких потенций, может показаться несомненным и рациональным, что этот прогресс гомеопатии приведет к ее самому обширному распространению. Необходимо добавить несколько слов о недоказанном и абсолютно лживом утверждении, будто Ганеман в последние годы жизни вернулся к большим дозам и низким разведениям. Ответ заключается в новом, противопоставленном старому, взятому из периода младенчества нашей гомеопатии, и об этом мне нельзя промолчать, поскольку источники информации об этом доступны совсем немногим.

Единственные подлинные слова, которые Ганеман сказал на эту тему, приведены мной в "Нойес архив фюр ди хомёопатише хайлькунст" (1844, т. I, № 1, стр. 69, под названием "Три предостережения Ганемана"). В этой статье мы найдем дословно приведенные (стр. 80 и далее) строки из последнего письма моего незабываемого учителя и друга от 24 апреля 1843 года (то есть за два месяца и несколько дней до его кончины), подписанного его уже дрожащей рукой, где он лично написал дату и мое имя для отправки письма. В этом письме, которое я, как и другие его письма, храню с особой бережностью, он по моей просьбе рассказывает о двух своих последних излечениях. Вначале он назначал Belladonna и Hyoscyamus x (30-я потенция) в дозе размером в одну гранулу самой низкой динамизации, но помимо этого, одну гранулу надо было растворить в семи столовых ложках воды и встряхивать, а из этого раствора одна столовая ложка была перемешана в бокале воды, и из последнего надо было принимать только раз в день (по утрам) одну кофейную ложку. Через несколько дней из этого первого бокала надо было взять одну кофейную ложку раствора и перемешать ее во втором бокале воды, а из него принимать лекарство, прибавляя каждый день по одной кофейной ложке, но тоже один раз в день. Для других назначавшихся лекарств (Sulphur, Mercurius и Acidum nitricum) использовались новые динамизации, о которых будет рассказано в следующем издании "Органона". Мне известно, что они требуют меньше времени и труда для приготовления и в сущности представляют собой наши нынешние высокие и высочайшие потенции, но, будучи связанным словом чести, я пока не вправе сообщать об этом. Эти потенции давались также в дозе размером в одну гранулу, либо разведенную в таком же количестве воды, либо просто посредством вдыхания. Благодаря этим еще неизвестным минимальным дозам удалось добиться улучшения у обоих пациентов за сравнительно короткое время. В первом случае речь шла об остром заболевании мозга, а во втором о сложном хроническом заболевании. Особенно любопытно, что специфическое действие этих лекарств, и даже их первичное действие, можно отчетливо различить по течению болезни.

Тех, кто подвергает сомнению или даже отрицает эти и тысячи других фактов, сообщенных заслуживающими доверия людьми, только потому что они не в состоянии их объяснить, нельзя ни в чем убедить, и пусть они остаются пребывать в своем грубом материализме, который не может a priori осознать, что одна искра способна поджечь целый город и спалить его дотла, а верит лишь наглядной демонстрации этого факта. Нет смысла доказывать слепому, что существует солнечный свет, а глухому — что существуют раскаты грома: оба, к сожалению, будут отрицать это, потому что их понимание и восприятие органов чувств не простираются дальше определенных границ.

V. Что касается антидотов Belladonna, то за исключением случаев отравления, эта тема становится актуальной там, где это лекарство давалось в слишком больших дозах.

a. "Fragmenta" ничего об этом не говорят.
b. В первом издании "Чистой Материи медики" Ганеман уверяет нас, что уксус, который раньше считался, а теперь почти что повсеместно считается антидотом ее патологического воздействия, не только не облегчает, но даже усиливает это воздействие. С другой стороны, Tartarus emeticus, если его давать как рвотное средство, когда было проглочено некоторое количество ягод Belladonna, большое количество крепкого кофе, а затем Pulsatilla, вино и Camphora упоминаются в числе полезных средств, однако лишь последнее, вероятно, является таковым. Ганеман говорит и о других средствах, но я коснусь этого в сообщении о третьем издании, которое заново формулирует старые издания, дополняя их на основе поздних наблюдений.
c. Во втором издании повторяются замечания о токсичном действии уксуса, что подтверждается наблюдениями Штапфа. С другой стороны, больше не упоминается Tartarus emeticus, поскольку, вероятно, его превосходят Camphora или Opium, если нужно вызвать рвоту после питья крепкого кофе, который в данном случае действует антипатически, а щекотание горла перышком, чтобы вызвать рвоту, указано вполне достаточным. Помимо этого, среди антидотов упоминаются сок мака (Opium), Hyoscyamus, вино, Pulsatilla и сернокальциевая известь (Hepar sulph. calc.) как средства, способные воспрепятствовать различным патологическим эффектам Belladonna.
d. Третье издание "Чистой Материи медики" в предисловии к главе о Belladonna содержит большой отрывок о показавших себя наиболее эффективными антидотах этого лекарства. В скобках я добавлю свои собственные наблюдения.

В начале мы снова видим описание патологического действия уксуса, о которых говорится вместе с подтверждениями Штапфа. (Я также наблюдал это несколько раз у пациентов, которые, следуя чьим-то советам, прикладывали ткань, смоченную уксусом, чтобы облегчить головную боль, покраснение и отек руки).

Сок мака смягчает приступы паралича и боли в животе, а возможно, также и сонливость, вызванную приемом Belladonna. (Я и коллеги наблюдали, что последнее средство всегда вызывает эти состояния, а первое не всегда. Возможно, по причине того, что уксус также не действует на эти состояния и уж точно не действует на большинство патологических эффектов сока мака, он поэтому не полностью соответствует гомеопатическому принципу).

Оцепенение, ярость и неистовство при отравлении вином быстро облегчаются несколькими дозами белены (Hyoscyamus). (Относительно верности первого утверждения я вспоминаю, как это лекарство спасло и полностью излечило пациента, несколько дней страдавшего бешенством, получавшего Belladonna в избыточных аллопатических дозах и уже находившегося на пороге смерти.) Несколько коллег нашли полезным вино. Для борьбы с первым симптомом иногда может быть показан дурман (Stramonium).

Слезливость с ознобом и головной болью, если они нарастают, быстро исчезнут от малой дозы Pulsatilla (но иногда быстрее от малой дозы Coffea, которая в этом случае действует гомеопатически, а не антипатически, особенно если причиной, как это нередко бывает, является повышенная нервная чувствительность).

Если пациент проглотил ягоды Belladonna, следует сначала выпить большое количество крепкого кофе, чтобы аллопатически вернуть в прежнее состояние раздраженный желудок, а затем следует пощекотать горло перышком, чтобы ягоды вышли наружу со рвотой (это случается редко, если сначала принимался Tartarus emeticus). После этого потребуется несколько доз Hyoscyamus, желательно в возрастающих потенциях и малых количествах. Если ягоды вышли наружу, но рвота не прекращается, то поможет Nux vomicа, который будет подходить гомеопатически.

Отек, напоминающий рожистое воспаление, вызванный Belladonna, быстро устраняется Hepar sulph. calc. (или Lachesis, если он синеватый и прозрачный, или Aconitum, если это сопровождается сильным жаром и беспокойством).

Camphora обладает большой антидотирующей силой при некоторых болезненных состояниях, вызванных Belladonna.

Во главе всех антидотов против болезненных состояний, вызванных Belladonna, несомненно стоит белена (Hyoscyamus nig.). Но помимо упомянутых случаев, бывают ситуации, когда потребуются Moschus или Sepia, не исключая и некоторых других лекарств, которые по своим доказанным симптомам более гомеопатически подходят для тех или иных редких заболеваний, поскольку в их гомеопатическом действии содержится также и антидотирующая сила, являющаяся еще одним целебным свойством лекарства. Исходя из этого, мы пришли к заключению, что лекарство, способное антидотически умерить или погасить действие большинства или очень многих лекарств, обладает и другими многосторонними свойствами, а потому должно вызывать у нас особый интерес. Я чувствую, что должен предложить заново рассмотреть этот факт, особо указав на Camphora, которую, если верить опыту, можно использовать как антидот для двух третей наших лекарств. Я также вынужден заявить, что все разносторонние свойства этого лекарства можно распознать только путем использования его в высоких и высочайших динамизациях, в чем меня убедил богатый опыт. Я видел отличные результаты не только от моей обычно назначаемой 200-й потенции, но и от 1 000-й потенции Camphora Йенихена при болезнях, которые были осложнены использованием многочисленных неподходящих и сильнодействующих лекарств. Считается, что действие этого лекарства длится пятнадцать минут, но я видел, что оно иногда может действовать более сорока восьми часов, и я также находил его показанным после промежуточной дозы Opium, причем эффект был самым благоприятным. Этими наблюдениями нельзя пренебрегать, поскольку мы видим слишком много пациентов, перегруженных аллопатическими лекарствами, когда требуется именно помощь такого рода.

VI. Мы выйдем за рамки этой статьи, если я попытаюсь перечислить наиболее выдающиеся свойства Belladonna и сопоставлю их с симптомами, относящимися к ней. Если кто-то захочет прочитать об этом in extenso (лат. полностью, целиком. — Прим. перев.), то я адресую его к "Руководству по гомеопатической Материи медике" Ноака и Тринкса, о котором я уже упоминал, где в т. I, начиная со стр. 239, в соответствующей главе он найдет четыре страницы мелкого шрифта, которые полностью удовлетворят его жажду знаний.

Поэтому я перейду к заключению, в котором кратко сообщу о требованиях к полезному для нас симптому и тому, как симптомы надо изучать и учитывать относительно изменений во времени.

Нужен лишь беглый взгляд на "Fragmenta" и симптомы в них перечисленные, и на первое издание "Чистой Материи медики", чтобы убедиться, что всем известные вопросы quis, quid, ubi, quibus, auxiliis, cur, quomodo, quanto? в этих работах учитываются, но весьма ограниченно. Но из первых серий испытаний Ганемана было невозможно узнать, что почти каждое лекарство действует на многие части живого организма зачастую очень похожим образом, и что индивидуальные различия между разными видами действия почти всегда определяются разнообразными комбинациями симптомов относительно друг друга, а отчетливее всего их видоизменениями, которые вызывают различия во времени, положении тела и других обстоятельствах относительно облегчения или ухудшения жалоб. Ганеман говорит нам о глубоко укоренившимся предрассудке, что каждое лекарство влияет только на то или иное общее заболевание, и поэтому надо назначать несколько лекарств одновременно, чтобы они все соответствовали так называемым показаниям, и что этот предрассудок можно будет одолеть только очень медленно и постепенно.

Это легко объясняет, почему первые исследованные симптомы сопровождались таким скудным описанием характерных условий, и что большинство вторичных обстоятельств относилось именно ко времени, истекшему после приема лекарства, пока не появлялся изучаемый симптом. Только долгая практика и постепенно нарастающее число схожих показаний разных лекарств все более усиливали стремление обращать внимание на эти различия и изучать их с величайшей тщательностью.

Если мы, учитывая это, будем рассматривать ранние и поздние испытания, то легко обнаружим, что новые отличаются от старых в очень выгодную сторону, и что симптомы, добавленные позднее, содержат полезные добавления, удовлетворяющие наши потребности. Это особенно относится к лекарствам, рассмотренным Ганеманом во втором издании "Хронических болезней", которые были частично испытаны ранее, но для которых нет новых желательных для нас дополнений, хотя даже их не пощадили наши молодые спорщики, стремящиеся все переделать. Хочется пожелать нашим образованным, опытным и трудолюбивым коллегам, посвятившим себя очищению Чистой Материи медики, направить свою деятельность на эти дополнения, а не расточать свое время в погоне за несущественным и по большей части бесполезным цитированием! Каждый отдельный симптом, дополненный во всех направлениях, сам по себе уже может считаться диагнозом, представляющим характеристику лекарства, тогда как сотня неопределенных не связанных друг с другом симптомов, общих для многих лекарств, никогда не принесут нам пользы.

Image Лечение азиатской холеры   оглавление Оглавление   Стороны тела и сродство лекарств. Гомеопатические упражнения Стороны тела и сродство лекарств