Проф. Джеймс Тайлер Кент (США)

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Сикоз

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

Оригинал здесь


Продолжая изучать миазмы, мы рассмотрим сикоз, который получил свое название благодаря одному из характерных для него симптомов, а именно склонности к образованию бородавок.

Вы можете спросить, почему вы так мало слышали о сикозе.

Дело в том, что об этом миазме вообще известно очень мало.

Ганеман и Беннингхаузен начали разбирать эту тему; обсуждение ее следует продолжить, и тогда она будет раскрыта.

Время от времени вы можете видеть и слышать, что современный врач видит тень сикоза, но сам предмет удается наблюдать очень редко.

С одним исключением, насколько мне известно, в медицине старой школы этот предмет нельзя наблюдать вообще, он погружен в полную тьму.

Исключением этим является д-р Неггерат, считающий, что муж, вылеченный (?) от гонореи, может передать латентную гонорею своей жене, поскольку, по его мнению, нельзя избавить организм от гонореи.

Это источник постоянного недомогания, частая причина ранней смерти, частая причина бесплодия.

Болезнями, развивающимися вследствие сикоза, являются острый и хронический периметрит, метрит (воспаление матки), воспаление придатков и так далее.

Если женщина забеременеет, то у нее случается выкидыш, или же она может родить только одного ребенка; в исключительных случаях двух или трех.

Из 81 женщины забеременела 31, и лишь 23 выносили и родили ребенка.

Сам того не зная, этот врач поддержал доктрину Ганемана и его последователей. Основа была заложена Беннигхаузеном.

Естественно, вы спросите, как мы узнали о сикозе, узнали, что такой миазм существует?

Из большого количества собранных мною случаев я могу привести лишь несколько, потому что мы ограничены во времени. Я буду рассказывать по памяти.

Много лет назад ко мне пришел человек с болезненным серо-зеленым лицом, которое выглядело даже страшнее, чем при хлорозе. Железы в паху были увеличены, он сильно потерял в весе, у него были ригидные суставы и очень болезненные воспаленные ступни ног. В прошлом у него была гонорея, которую лечили уколами, и выделения исчезли. С тех пор он принимал тонизирующие средства, но безрезультатно.

Это был мой первый полноценный случай гонорейного ревматизма. Я начал читать литературу по предмету, но остался ею недоволен. Я смог найти лишь крохи информации. Нет необходимости говорить, что я провалил этот случай. Этот человек стоял передо мной так же, как он стоит сегодня. Я снова видел его, на костылях. Мне все еще мерещится его лицо, навсегда отпечатавшее картину миазма в моей памяти. Я вижу, как он совершенно больной входит ко мне в кабинет и выходит из него, получив неопределенные советы и назначения. Его землистая кожа и сутулая спина, его пустые бегающие глаза с мольбой о помощи, и я, называющий себя врачом.

Вообще-то он согрешил, отсюда и заражение, но что есть его грех по сравнению с грехом того невежды, который подавил выделения, и грехом профессии, которая поощряет такое невежество, нетерпимость и неверие — все то, что препятствует исследованиям и правильному мышлению?

Следующий случай, встающий передо мной, это молодой булочник. Он был вынужден оставить работу и лечь в больницу. После того как он проболел восемнадцать месяцев и не мог работать, его бывший работодатель пришел ко мне и попросил сделать что-нибудь для этого брошенного всеми молодого бедняги. Когда я увидел его, он ходил на коленях. Подошвы ног были так воспалены, что он не мог встать на них. Его тазобедренный сустав утратил гибкость, у него было множество ревматических симптомов, он был совершенно разбит. Все эти симптомы появились после подавления гонореи. Я вылечил этого парня. Через некоторое время после начала гомеопатического лечения его гонорея вернулась, и когда она была излечена, у него не было больше проблем.

Человек, страдающий от сильнейшего хронического насморка, который мучил его с нарастающей силой на протяжении 11 лет, получил Calcarea в очень высоком разведении, и быстрое излечение насморка привело его к гомеопатии, но не более чем месяц спустя он сообщил, что у него появились выделения из мочеиспускательного канала, и сказал, что заражения у него быть не могло. Он сообщил, что 12 лет назад страдал от гонореи, но предполагал, что ее вылечили, поскольку в лечении использовались уколы очень сильного лекарства.

Д-р Вессельхофт сообщает о крайне интересном пациенте, которого шесть лет беспокоило головокружение. Д-р Вессельхофт сделал назначение, и головокружение прошло, но — обратите внимание! — у пациента проявилась гонорея, подавленная много лет назад.

Эти и подобные случаи, о которых я могу рассказать, позволяют нам понять основания того гигантского миазма, который мы называем сикозом.

Давайте начнем такими словами: сикоз — это конституциональная и заразная болезнь, начало которой иногда, хотя и не всегда, проявляется в виде гонореи.

Существуют два особых вида выделений из уретры. Один относится к сикозу, другой — нет. Они похожи, но вы можете делать все, что вам заблагорассудится, с одним из них, не вызвав сикоз, а можете остановить, не излечив, другой, и получить конституциональный миазм.

Эти выделения, похоже, даны человеку природой в качестве отдушины, и как только выделения блокируются, начинаются проблемы.

Ревматизм — лишь первая тень миазма, его часто можно наблюдать сразу после подавления выделений, но иногда он появляется через месяцы.

Один из моих пациентов жестоко страдал от боли в спине и ишиалгии, которые начались после подавленных выделений. Этот человек корчился от удвоенной боли — невралгии и боли в седалищном нерве; эта боль была разрывающей по своему характеру, и он чувствовал ее всем телом. Непрерывное движение облегчало его боль; в состоянии покоя находиться было невыносимо. Он страдал много дней, пока я не нашел его препарат.

Этот вид ревматической невралгии редко сопровождается сильными опухолями, боль ощущается как тянущая и разрывающая, и кажется, что она идет от оболочек нервов и сухожилий.

Бородавки и кровоточащие наросты особенно характерны для поздних проявлений этого миазма. Я лечил гонорейный ревматизм и не видел бородавок, но у других пациентов, состояние которых было более запущенным, бородавки присутствовали.

Пациент обратился ко мне по поводу астмы. Я дал ему лекарства, которые, казалось, на некоторое время помогли ему, но я не смог его вылечить.

Целый год я работал над этим случаем. Я знал, что до этого у него была гонорея, но не видел связи между гонореей и астмой. В то время я не понимал природу болезни.

Наконец я назначил Natrum sulph, потому что он, как казалось, подходил его симптомам. Он полностью убрал астму, но через некоторое время в области гениталий начали появляться бородавки.

Опыт показывает, что если вывести, сжечь такие бородавки, за этим последуют конституционные болезни. Я не стал сжигать их. Я дал ему Thuja, которая дополняющее средство к Natrum sulph, и подходила пациенту. Бородавки исчезли и вернулись его старые гонорейные выделения, которые, как обычно в подобных случаях, было труднее всего вылечить.

Вернувшиеся выделения часто не поддаются лечению, их можно устранять годами, поскольку миазм обосновался глубоко в организме, и выделения исчезнут только тогда, когда мы вылечим этот миазм.

Лечение таких выделений методами лечения хронического уретрита — самое опасное и негомеопатическое лечение.

Видите ли вы что-нибудь в этих фактах в свете того, чему я вас научил, и видите ли вы связь этих фактов друг с другом?

Если бы я подавил выделения, вернулась бы его старая астма. Я не знаю, почему это так, и никто не станет меня в этом винить.

Я видел много подобных вещей. Моя практика была такой, пока я не познакомился с лучшим способом, и я знаю, о чем я говорю. Из моего рассказа вы видите, что вначале я заметил проблески истины, но велика та область, которую еще предстоит исследовать вам.

Проявления сикоза часто очень похожи на проявления сифилиса и псоры, когда эти миазмы латентны или подавлены. В начале всех этих трех миазмов присутствуют ноющие боли, которые очень похожи друг на друга. Затем, после того, как результаты болезни становятся очевидными, потому что начинаются изменения в тканях, картина каждого из миазмов проявляется рельефно.

При сифилисе, когда поверхностные высыпания загнаны внутрь, в конечном счете подвергаются атаке нервные центры, клетки костей и надкостницы.

Псора по своей натуре является более общей. Она поражает кожу и все части тела.

Сегодня я считаю, что сикоз — такой же глубокий миазм, как и сифилис, так же деструктивно действующий на кровь, отсюда и анемичный вид, восковая жирная кожа, красные гладкие бородавки на краях слизистых оболочек ануса и гениталий, шатающиеся зубы, чрезвычайное нервное напряжение, чахоточное состояние, катары всех слизистых оболочек, эпителиома и истощение.

Некоторые говорят, что если сикоз такой глубокий миазм, то не следует ли взять вирус гонореи и испытать его действие на человеческий организм, чтобы вызвать болезнь в том виде, в котором мы можем ее изучить? Это было сделано.

Это вещество — Medorrhinum, и студенты, имеющие доступ к моему кабинету, знают, что благодаря д-ру Свону, у меня есть достаточно отчетов прувингов Medorrhinum.

Читающему их может показаться, что испытуемые практически пожертвовали жизнью ради того, чтобы выявить действие этого миазма.

Испытания Medorrhinum показывают ревматизм, воспаленные подошвы ног, дневные головные боли, периодические головные боли, беспокойство, боли от рассвета до заката, которые так характерны для сикоза (боли сифилиса появляются ночью, от заката до рассвета), и множество более глубоких симптомов, которые можно найти в сикотических болезнях.

Этот прувинг подтверждает все, что я вам рассказал о сикозе — все, что мы можем узнать, изучая саму болезнь.

Многие случаи тяжелой астмы, развившейся в результате подавления гонореи, можно быстро вылечить с помощью Medorrhinum, и затем появляются симптомы сикоза.

Medorrhinum развивает подавленный миазм, делает его симптомы гармоничными и дополняющими друг друга. Он не лечит миазм. Он не лечит гонорею. Он действует как развивающий препарат, так же, как Psorinum и Syphilinum в случае с другими миазмами.

Приступы глубокого ревматизма часто идут от гонореи, хотя это не всегда заметно.

Ребенок может родиться с сикозом, если один или оба его родителя страдают от гонореи. У таких детей может быть детская холера, это изможденные дети. Я наблюдал такие случаи, и часто обнаруживал, что Medorrhinum — единственное лекарство, которое может спасти жизнь таких малышей.

Psorinum много раз вызывал жизненную реакцию после тифа, когда вся деятельность организма, его способность реагировать приостановлена, если в корне проблемы была псора; так и Syphilinum вызывает такую же жизненную реакцию, если деятельность приостановлена в результате сифилиса, препятствующего выздоровлению; так и Medorrhinum вызовет реакцию, если причиной медленного выздоровления является сикотический миазм.

Тщательное изучение прувингов и богатый клинический опыт позволяют мне с уверенностью говорить эти слова.

Psorinum не лечит псору, Syphilinum не лечит сифилис, Medorrhinum не лечит сикоз.

Я обнаруживал, что эпителиома, красный туберкулез, наросты в форме цветной капусты, бесплодие и эрозия происходят от сикоза. Часто в основе злокачественной анемии лежит гонорея.

Связь Picricum acidum со злокачественной анемией привела меня к мысли, что это сикотический препарат. Он может даже вылечить бородавки и гонорею, если, конечно, показан пациенту.

Считается, что воспаление радужной оболочки глаза это почти всегда результат сифилиса; неподавленный сифилис может вызвать такое воспаление радужной оболочки глаза. Гонорея вызывает его, только будучи подавленной.

В организме могут одновременно существовать один, два или все три миазма. Они могут осложнять друг друга.

Допустим, болезнь пациента начинается с псоры, затем его организм подвергается разрушительному действию сифилиса, наконец, ко всему прибавляется гонорейный миазм, и все это время пациента накачивают и подавляют лекарствами. Только подумайте, с каким осложнением нам придется иметь дело.

Ганеман признаёт, что один миазм сменяется другим. При сифилисе он назначает Mercurius, затем, возможно, на передний план выходит псора, и он видит, что пациенту показан Sulph, затем приходит сикоз, занимающий место одного из этих двух миазмов, и так далее.

Записывайте то, что видите, когда болезнь поворачивает вспять (например, когда пациент поправляется), и вы увидите все больше и больше деталей этих взаимоотношений. Не спешите делать назначение на вернувшиеся старые симптомы. Удостоверьтесь, что симптом вернулся надолго, ведь вы столкнетесь с плавающими симптомами. Старые симптомы приходят и уходят, не требуя дальнейших повторений препарата.

Если вы назначите новый препарат, когда в нем нет необходимости, вы испортите случай.

Никогда не делайте назначений на плавающую совокупность симптомов, дождитесь, пока она устоится. Ваша обязанность — понять, что вы делаете, прежде чем пытаться это сделать.

Миазмы — это основа всех хронических болезней.

Тот, кто видит в болезни Брайта только болезнь Брайта и не видит в ее основе глубокий миазм, видит не всю болезнь, а только окончание долгой вереницы симптомов, которые развивались много лет. Если вы подходите к лечению как обычный ремесленник, вы, возможно, вылечите острую болезнь, но умоляю, не беритесь за эти хронические болезни. Даже стараясь изо всех сил, вы будете совершать ошибки. Старайтесь разве что, чтобы их было как можно меньше.

Видите ли вы необходимость разобраться в сути проблемы?

Серии потенций Серии потенций   Оглавление "Малых трудов" Оглавление   Сифилис как миазм Сифилис как миазм