Проф. Джеймс Тайлер Кент (США)

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Действие препаратов и противодействие жизненной силы

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

Оригинал здесь


Возможно, все гомеопаты помнят ценную работу д-ра Данхэма, трактат о науке гомеопатии под названием "Первичные и вторичные симптомы препаратов как указатели на величину дозы". Возможно, все помнят подобный трактат за авторством д-ра Хейла о его вымышленном законе выбора потенции. C момента публикации этих работ гомеопаты часто обращаются к параграфам "Органона" Ганемана, в которых разбирается эта доктрина, а именно § 63 и 64, а также § 115, который так же важен относительно этого предмета, как и первые два. Следует изучить § 65, поскольку в нем приводятся примеры действия лекарств и реакции организма, иллюстрирующие доктрину, описанную в вышеупомянутых параграфах.

Поскольку главной целью д-ра Данхэма было опровергнуть доктрину д-ра Хейла о том, что первичные и вторичные симптомы служат достаточным основанием для выбора дозы, и поскольку это не является целью моей работы, мы можем изучить эти параграфы и рассмотренные в них доктрины под другим углом, полагая, что д-р Данхэм привел достаточно доказательств для опровержения глупости.

§ 62
Как пагубные результаты паллиативного или антипатического лечения, так и наоборот, благоприятное действие гомеопатического метода, можно объяснить следующими соображениями, к которым я пришел на основе многочисленных фактов, никем до меня не обнаруженных, хотя они, так сказать, находились в пределах досягаемости, были совершенно очевидны и могли бы сослужить неоценимую службу медицине.

§ 63
Каждое лекарство и каждая сила, действующая на человеческую жизнь, более или менее искажает жизненную силу, и вызывает в человеке определенные изменения, которые могут длиться как долгое, так и короткое время. Эти изменения называются первичным действием. Хотя эти изменения одновременно вызваны и действием лекарства, и жизненной силой, они по большей части относятся к силе, воздействию которой мы подвергаемся. Но наша жизненная сила всегда стремится раскрыть свою энергию в борьбе против (внешнего) воздействия; эффект, являющийся результатом этого действия, присущего нашей жизненной силе для сохранения самой себя и зависящий от ее непроизвольной реакции, носит название вторичного действия или реакции.

§ 64
Пока продолжается первичное действие искусственной болезнетворной (лекарственной) силы на здоровое тело, жизненная сила играет чисто пассивную роль, поскольку она вынуждена подчиниться воздействию внешней силы и позволить этой силе модифицировать себя. Но, как видится, через некоторое время эта сила некоим образом пробуждается. Соответственно, если существует состояние, прямо противоположное первичному действию или эффекту, полученному жизненной силой, последняя проявляет склонность развивать это состояние (вторичное действие, реакцию), которое пропорционально как своей собственной индивидуальной энергии, так и степени воздействия, навязанного внешней болезненной или лекарственной силой; но раз в природе не существует состояния, противоположного первичному действию, жизненная сила заявляет о своем превосходстве, уничтожая навязанные ей извне изменения (лекарственные изменения), замещая их своим индивидуальным нормальным состоянием (вторичное действие, лечебное действие).

§ 115
Среди первичного действия определенных препаратов можно найти многие симптомы, которые в свою очередь или при определенных условиях являются противоположными некоторым симптомам, появивившихся ранее или позднее. Однако этих обстоятельств недостаточно, чтобы мы стали рассматривать их в качестве последующего эффекта, или действительного результата реакции жизненной силы. Они лишь составляют перемежающееся действие различных пароксизмов первичного действия и называются перемежающимися эффектами.

После должного рассмотрения этих разделов я пришел к выводу, что у препаратов существует лишь одно действие — они вызывают болезнь. То, что считается вторичным действием, это действие жизненной силы, которое всегда направлено на излечение организма.

Если мы подобно Данхэму ограничим основу назначения так называемым первичным действием, необходимо определиться в понимании того, что считается первичным действием. Это касается изучения симптомов, которые возникают после того, как назначение было сделано и лекарство подействовало. Это также касается изучения симптомов, которые появляются через долгое время после окончания испытаний лекарства на здоровом человеке. Эти реактивные симптомы часто указывают на то, что происходит, и говорят нам, излечим ли пациент; часто показывают, что действие препарата является не лечебным, а вредным.

Если исходить из учения старых мастеров, то никогда не следует назначать препарат на так называемые вторичные симптомы. Фактически это верно, но чтобы полностью понять применимость этого утверждения, следует провести всестороннее исследование действия и противодействия (реакции на действие).

Симптоматическая картина, основа для назначения, должна быть составлена из болезненных ощущений, которые подвергают опасности жизнь или здоровье, а реакция есть доказательство исправления жизненной силы; отсюда важно знать всю мощь этих целительных сил.

В некоторых случаях большие дозы сильнодействующих препаратов действуют слишком интенсивно, их действие глубоко и длится долго; такое действие можно наблюдать особенно у потенцированных препаратов.

Те симптомы, что часто ошибочно принимают за вторичные, на самом деле исходят от высокопотенцированных препаратов, и являются первичным, или прямым, действием используемых препаратов.

Более динамическое действие длится дольше и представляется вторичным по отношению к более токсическому действию, но это лишь видимость.

Например, человек, часто принимавший мышьяк, начинает выглядеть как отравленный этим ядом, в этом мы видим истинное действие препарата. Пока прием вещества продолжается, стимулирующее действие грубой формы мышьяка поддерживает нервные силы человека, но стоит только прекратить прием, как наступает жуткий кризис. Именно здесь реакция (если она вообще будет) проявит себя, но часто бывает так, что жизненная сила полностью подавлена привычкой к токсичному действию мышьяка. Жизнь спасет только Arsenicum.

То же самое верно относительно токсического и вызывающего привыкание действия опиума и других препаратов. После продолжительного употребления опиума наступает такое ослабление жизненной силы, что за отказом от наркотика неминуемо следует диарея, делающая прием опиума необходимым.

В таких случаях кажется, что динамис наркотика фактически захватил место жизненной силы.

Мы видим, как под воздействием малых доз симптомы развиваются в противоположную сторону.

У некоторых испытателей Opium развивается запор, у других — диарея. Таким образом, то, что кажется первичным действием у одного человека, может показаться вторичным у другого. У одной семьи, находящейся под моим наблюдением, после малой дозы Opium развивается диарея у каждого ее члена, в то время как для большинства испытывающих Opium характерен запор, который, видимо, является первичным действием препарата. Жизненная сила пытается противостоять первичному вмешательству внешних сил, поэтому реактивные проявления во многих случаях противоположны. Следовательно, если действие Opium начинается с диареи, оно закончится запором.

Это дает нам, по крайней мере в некоторых случаях, замечательную пищу для размышлений и выводов.

Далее, если мы с помощью наблюдений попытаемся измерить реактивный отклик здорового организма, то увидим, что он всегда сильнее, чем первичное воздействие, что и описано в § 65.

§ 65
Примеры (a) (первичного действия) видны каждому.

Рука, которую погрузили в горячую воду, сначала гораздо горячее, чем другая рука, которую не погружали в воду (первичное действие), но вскоре после того, как ее вынули из воды и хорошенько высушили, она снова становится холодной, и в конце концов гораздо более холодной, чем другая рука (вторичное действие). За теплом, полученным вследствие физических упражнений (первичное действие) следует озноб и зябкость (вторичное действие). Человек, который разогрелся, выпив много вина (первичное действие), на следующий день обнаруживает, что даже малейшее дуновение ветра ощущается им как слишком холодное (вторичное действие). Рука, на некоторое время погруженная в ледяную воду, сначала гораздо бледнее и холоднее другой руки (первичное действие); но если вынуть ее из воды и тщательно высушить, она не только станет теплее другой руки, но даже "загорится" и покраснеет (вторичное действие). Крепкий кофе в первую очередь стимулирует работоспособность (первичное действие), но оставляет после себя ощущение тяжести и дремоту (вторичное действие), которое продолжается длительное время, если только мы снова не выпьем этой жидкости (паллиатив). После возникновения сонного состояния или скорее глубокого ступора, достигнутого с помощью опиума (первичное действие), следующей ночью будет очень трудно уснуть (вторичное действие). За запором, вызванным опиумом (первичное действие), следует диарея (вторичное действие); после стула, вызванного слабительным (первичное действие), случается запор, длящийся несколько дней (вторичное действие). Именно так жизненная сила противопоставляет свою реакцию первичному действию сильнодействующих доз лекарства, которые оказывают мощное воздействие на здоровое состояние организма, вызывая прямо противоположное состояние, если она, конечно, в состоянии это сделать.

Из этих примеров, которые привел нам учитель, — а нам всегда следует как можно тщательней держаться этих примеров — мы можем сделать вывод, что реактивное действие всегда сильнее первичного толчка.

Если бы не это реактивное усиление естественных проявлений, излечение было бы совершенно невозможным, и можно сказать: горе тому, чья жизненная сила не реагирует на губительное воздействие извне.

Подобные наблюдения не так ценны, если используются сильнодействующие дозы лекарств в грубой форме.

Пропорционально почти полному отсутствию детализации первичного действия, мы будем наблюдать и отсутствие детализации реактивного действия жизненной силы.

Тонкие симптомы часто отсутствуют благодаря величине примененной дозы; за грубой дозой препарата последует очищение желудка (без особенностей), и когда начинается реакция, запор, паралич кишечника подавит все тонкие ощущения, а неопределенное действие и реакция на него почти не имеют выражения.

Это урок нашим испытателям и ограничение ценности подобных грубых прувингов.

Сторонники такого действия должны понять, что здесь мы не найдем указаний для индивидуализации.

Если следовать букве текста, мы наблюдаем, что в каждом определенном случае реактивное действие, как правило, является противоположным первичному действию, или стремится противопоставить себя первичному толчку, будь он ожогом, обморожением, действием лекарства или постоянной болезни — это становится понятно, если тщательно перечитать § 65.

Симптомы или проявления реакции обычно можно найти в патогенезе препарата, вызывающего первичный толчок. Эта реакция работает в пределах источника, вызвавшего первичный толчок. Другими словами, эта реакция ограничена сферой препарата, вызвавшего первичное действие. У одного испытуемого Opium вызывает запор (первичное действие), и в реакции мы наблюдаем диарею. У другого испытуемого первичным действием будет диарея, а реакцией — запор (см. § 65 "Органона").

У здорового человека реакция всегда будет сильнее первичного толчка. Другими словами, симптомы, проявляющиеся у одного человека в качестве первичного действия, у другого проявляются как реактивное действие жизненной силы; поскольку действие жизненной силы в попытке противостоять внешнему воздействию должно быть прямо противоположным, и все подобные реакции находятся в границах действия лекарства или болезни, против которого действует или реагирует жизненная сила.

Какие бы симптомы и проявления ни присутствовали в реакции, их все можно найти в патогенных симптомах той сущности, которой противостоит эта реакция. Не может быть реакции вне действия определенной сущности, будь то болезнь или препарат.

Не следует предполагать, что на этом можно построить доктрину, на основе которой мы можем говорить о симптомах, которые в действительности не были вызваны. Я хорошо понимаю, что перед принятием эта доктрина будет подвергнута критике, но пока что изучение прувингов привело к тому, что я считаю ее фактом.

Чтобы понять действие препаратов как первичное действие, не следует пытаться изучать его на больных людях, но нужно выбирать здоровых людей, которые принесут больше пользы, рассказывая о своих наблюдениях и ощущениях.

Также, чтобы понять реакцию, следует сравнить то, что мы видим у здоровых людей, с тем, что в разной степени проявляется у больных людей. Если мы начнем изучать первичное действие через прувинг препарата на здоровом человеке, мы естественным образом избежим эффекта сильнодействующих лекарств и многому научимся. Как уже было сказано, мелкие детали поглощаются сильным действием, но мы можем наблюдать, что некоторые симптомы продолжают повторяться с удивительной точностью, некоторые из них появляются на первый, третий, пятый, седьмой и девятый дни, на протяжение многих недель, и точность их повторения удивительна. Особенно это заметно, если прувинг проводится на дозах, не меньших, чем упоминаемая Ганеманом тридцатая потенция.

Если сравнивать действие потенций, оказанное на здоровых испытателей, с сильным действием (материальных доз), которое быстро проходит, то мы увидим удивительное разнообразие симптомов и длительность эффекта после назначения препарата. Даже через много недель после прувинга мы видим, что симптомы появляются или возвращаются на седьмой, четырнадцатый и двадцать первый день. Лично я наблюдал такое у здоровой женщины, принимавшей участие в прувинге Cenchris; четыре месяца спустя у нее оставались менструальные симптомы, повторяющиеся каждые месячные с совершенным постоянством; этот симптом сейчас является подтвержденным и ценным. Если бы этот симптом проявился как реактивное действие (как мы его называем), он бы озадачил философа вопросом: почему так долго не проходит действие десятитысячной потенции?

Поэтому будет разумным заключить, что все симптомы, возникающие после приема назначенного препарата, являются истинными симптомами препарата, являются первичным и особым действием этого препарата, независимо от того, возникли ли они на первый день или много месяцев спустя. Привычки и особенности, навязанные прувингом, наблюдаются у испытателей годами. Эти особенности считаются симптомами, и такой же препарат излечивает их в аналогичных условиях, поэтому их следует считать фундаментальным первичным действием препарата; это болезнь, навязанная препаратом.

Далее, если мы попытаемся разобрать действие препарата, после которого не следует очевидной противоположной реакции организма, мы увидим еще более замечательный эффект. Если мы возьмем человека на последней стадии туберкулеза и назначим ему препарат, который излечил бы его, пока он еще был излечим, мы увидим замечательные, потрясающие вещи. Мы замечаем, что после назначения такого препарата пациенту становится хуже, болезнь начинает развиваться быстрее, и неаккуратно используя такой препарат, мы прежде времени отправим пациента в могилу. В таком случае мы видим отсутствие реакции. Мы видим долгий первичный толчок, который объединяется с болезнью, и вместо того, чтобы лечить ее, толкает пациента к могиле. Мы наблюдаем то, чего не видели в реакции здорового организма, длительное ухудшение от первичного действия препарата, объединившегося с болезнью; отсюда можно сказать, что горе тому, чей организм не реагирует.

Мы наблюдаем такое состояние вещей в неизлечимых случаях болезни Брайта, туберкулеза, рака, когда лекарство, достаточно глубокое, чтобы вылечить пациента ранее, сегодня является ядом. Далее, мы видим, что лекарства, помогающие облегчить невыносимые страдания этих неизлечимых больных, подобны лишь некоторым симптомам этих страданий.

Таков пример первичного действия препарата, которому не противодействует жизненная сила. При здоровой реакции жизненная сила изменяет первичные проявления, и некоторые путают это с вторичным действием назначенного препарата, особенно в прувингах.

Соответственно, для того чтобы многое узнать о внутренних механизмах, мы должны рассмотреть первичное действие, которому не противостоит реакция.

Снова посмотрите на периодичность, наблюдаемую в симптомах. Периодичность, следующая за действием препарата, и которую следует изучать как особенность препарата, также может быть изучена в составе причины болезни.

Что верно относительно действия препарата, также верно и относительно действия болезни. Наиболее подходящий способ изучения болезней и их действия также подходит для изучения действия препаратов, их поведения. Возьмем, например, перемежающуюся лихорадку. Ее приступ состоит из озноба, жара и потоотделения. Первичное действие причины этой лихорадки наблюдается во всех последующих проявлениях приступа, в которых реакция жизненной силы с помощью или без нее уверенно противостоит причине болезни.

Стоит принять во внимание непостоянную природу некоторых симптомов, свойственных таким препаратам как Ignatia, для которых характерны крайности, противоположности и чередование симптомов. Эти симптомы меняются самым странным образом, и тем не менее это проявления болезни единственного препарата.

Уверен, что я едва коснулся важной части истины, которой еще предстоит появиться в наших размышлениях о том, как работает природа.

Знать признаки действия препарата — это важная часть дороги к истине, и такое знание полезно, поскольку новый препарат или повторение старого будут часто менять наше знание о сути наблюдаемого действия.

Сегодня хорошо известно, что реакция благотворна, если симптомы со стороные психики улучшаются, и общие ощущения говорят об общем телесном улучшении, даже если отдельные симптомы стали болезненней.

Успешный врач — это тот, кто знает многое о признаках реакции и знаках природы.

Хорошо известно, что хронические симптомы, привнесенные в организм или препаратами, или хроническими миазмами, целиком и полностью лежат на совести недостаточной реакции жизненной силы.

Неизлечимые результаты болезни неизлечимы по двум причинам:

Во-первых, разрушение тканей организма.

Во-вторых, недостаточная реакция жизненной силы.

Последний пункт можно также разделить на врожденную слабость и приобретенную ослабленность.

Но поскольку такое деление внутренних осложнений — тема для отдельного разговора, я завершаю описание предмета этой статьи, надеясь, что ей уделят должное внимание и выявят достаточно ее слабых мест, чтобы осветить истину еще ярче.

Темпераменты Темпераменты   Оглавление "Малых трудов" Оглавление   Назначение препарата Назначение препарата