Проф. Джеймс Тайлер Кент (США)

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Целительный принцип

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

Оригинал здесь


Жизненный принцип, который наполняет все простые и сложные организмы и субстанции, проявляет себя различными способами и в разных обстоятельствах.

Крупица мускуса, семнадцать лет пролежавшая на открытом воздухе, постоянно доступная всем, кто входил в ее атмосферу, сохранила и свой вес, и свою способность воздействовать на обоняние. Жизнь протоплазмы можно наблюдать с помощью микроскопа — она движется, и это можно видеть. Группа инертных субстанций, выдающимся представителем которой является кварц (Silica), демонстрирует свою жизненную силу, когда на нее воздействуют элементы животного и растительного царств, путем изменений в элементах этих царств.

Таким образом, эта группа демонстрирет нам, что в так называемых инертных субстанциях есть жизнь. Все известные человеку субстанции обладают жизнью в большей или меньшей степени, пропорционально сложности их организации; их порядок становится все выше и, наконец, мы приходим к образу Творца всего живого.

Является ли человек высшим существом?

Нет; высший — Бог, создатель жизни и всего живого.

Мы видим, как физическое тело теряет индивидуальную жизненную энергию, и его элементы немедленно заявляют о собственной индивидуальной жизненной силе, каждый о своей; они трудятся как пчелы, пока бесформенная масса не трансформируется в исходное состояние — пыль.

Действие живых и инертных тел и субстанций, равно как и воздействие на них, можно повсеместно наблюдать в природе.

Извлечение пользы из этого жизненного урока — злободневное требование; ответив на него, мы сможем измерить целительный принцип или жизнь и природу искажения жизненной силы, идиосинкразию, которую следует иcправить или, если угодно, излечить.

Смешение этих сил осложняет жизнь и усложняет лечение.

Мы видим, как жизнь и смерть смешиваются друг с другом, и в итоге одна поглощается другой. Если бы жизнь была совершенной и чистой, мы наблюдали бы полное отсутствие смерти. Мы видим совершенное равновесие между жизнью и смертью.

Это условие становится необходимым для любого воспроизводства и питания, посредством которых мы наблюдаем жизнь — существующую и воздействующую на своего носителя.

Мельчайший дефект в жизненных операциях создает трения, что приводит к быстрому износу, перегреву механизма; смерть наступает, и небольшой дефект превращается в грозное чудовище; однако грозными являются лишь результаты его деятельности, поскольку нам известно о существовании мягчайшей силы, которая, будучи правильно примененной, устраняет изначальный дефект, и вся огромная машина вскоре возвращается к нормальному функционированию.

Этот дефект может быть, а может и не быть идиосинкразией.

Сниженная сопротивляемость обычным воздействиям является идиосинкразией.

Раньше мы говорили: "Этому пациенту нельзя давать каломель", потому что он так восприимчив к ее действию, что малейшая доза вызывает слюнотечение и приносит большой вред.

Люди часто бывают восприимчивы к субстанции, которая принесет им огромную пользу, если учесть положительные и отрицательные аспекты жизни.

Лечение часто представляет собой такое же пагубное воздействие, что и болезнь. Если принять избыточную дозу жизненной энергии причины болезни, в результате мы получим болезнь, но если сфера жизненного плана этой же причины будет возвышена до такого качества, что станет корригирующей, то пагубное влияние превращается в лечение.

У лекарства должен быть тот же посредник, что и у причины болезни; когда он попадает в организм, он должен воздействовать на те же рычаги.

Запах определенной субстанции вызывает болезнь. Такое действие можно наблюдать, когда человек на большом расстоянии вдыхает запах стелющегося сумаха (Rhus). У некоторых людей роза вызывает болезнь. Такое наблюдается у художника, который страдает от резкой боли, вызванной запахом его кисти, даже когда он работает на свежем воздухе, или же подобная резкая боль может возникнуть, когда он спит в свежевыкрашенной комнате. Если столь малое количество вызывает у него болезнь, не будет ли разумным экспериментом попытка достигнуть такого тонкого качества, которое позволит его организму при необходимости сопротивляться этому запаху? Если "ошибка" в организме может быть исправлена, он выздоровеет, и к нему вернется сопротивляемость, а это и есть защита.

Если кто-то предложит химический антидот, будет разумным уточнить, что именно мы хотим антидотировать, поскольку количество вещества, известного как причина болезни, настолько мало, что его нельзя рассмотреть под микроскопом, его невозможно растворить, и тем не менее оно оказало мощное действие, приведшее к болезни человека.

Не каждый человек подвержен такому воздействию.

Скорее всего, здоровый человек подвержен ему в меньшей степени; отсюда заражение (а это именно заражение) могло произойти только вследствие нехватки здоровья или состояния болезни.

Следовательно, эта очевидная идиосинкразия является болезнью.

Был ли этот человек болен до приступа колики? Был ли он болен до того, как заболел? Что есть болезнь?

Иногда понимающий врач видит целительное лекарство в случайных симптомах.

Организм животного обычно может сопротивляться действию грубых веществ, в то время как их малое количество может вызвать в нем болезнь, в особенности это относится к инертным, нерастворимым веществам.

Наблюдалось, что негативное состояние можно усилить, принимая большие дозы этого же яда.

Человек становится более чувствительным к Rhus после того, как был им однажды отравлен. Если действие, о котором мы узнаём по симптомам, практически идентично, то причины должны быть очень близки друг к другу, поэтому люди, восприимчивые к яду Rhus, в равной степени восприимчивы к целительному или коррегирующему воздействию. Очевидно, что Rhus в некоторых случаях излечивает отравление Rhus, но на самом деле он лечит пациента, потому что тому был очень нужен Rhus или схожая сила (dynamis) еще до отравления. Доза, вызвавшая болезнь, была слишком большой, чтобы излечить, поэтому пациент и заболел. Высокопотенцированный Rhus вылечил его от той болезни, которой он страдал до отравления, и нынешняя болезнь также немедленно прекратилась, поскольку нормальная жизненная реакция победила ее причину. Такой пациент, принявший дозу, которая не вызовет болезнь у здорового человека, но сделает больного еще более больным, выздоравливает через несколько дней. Следовательно, Rhus вылечил не отравление Rhus, а восприимчивость пациента к отравлению Rhus.

Насколько сильно это состояние отличается от состояния, возникающего при отравлении большой дозой вещества, морфина или другого грубого лекарства, при котором требуется специфический для него антидот?

В одном случае пациент отравлен, потому что он болен, а в другом он болен, потому что отравлен; он не был восприимчив к лекарству, которое вызвало его болезнь, и испытывает действие этого лекарства, лишь принимая его в токсичных количествах.

Здесь снова встает вопрос положительного и отрицательного состояния человека как системы, в которой человек может быть неспособен защитить себя как от лечения, так и от причины болезни, равно как и неспособен противостоять лечению в той же мере, что и причине болезни.

Лечение и причина болезни — это разные плоскости одной сферы.

Что есть пагубное влияние, в его общепринятом смысле, и что есть лечение — все это лишь непреодолимое действие некоторой неизвестной нам энергии, случайное или намеренное.

Мы видим, что Rhus излечивает пациента от чувствительности к Rhus как намного раньше, так и намного позже самого отравления.

Это не изопатия, и излечено не действие Rhus, а пациент; случайное отравление просто показало наблюдательному врачу, что Rhus — один из показанных препаратов, к которым чувствителен пациент; следует хорошо понимать, что пациент всегда чрезвычайно чувствителен к нужному ему препарату.

Соответственно, эта чувствительность — центр комплекса симптомов, рассмотренного с гомеопатической точки зрения.

Отрицательное состояние тела, наблюдаемое и используемое электрологом или гипнотизером, демонстрирует множество фактов.

Месмерист своими особыми движениями действует на субъекта, находящегося в отрицательном состоянии, таким образом, что лишает того ощущений; можно проколоть его язык иглой, можно управлять им как бесчувственным автоматом, но субъект, находящийся в положительном состоянии, так легко не сдастся, потому что в нем нет достаточной негативной составляющей, которая позволила бы влиять на него подобным образом.

Некоторые могут противостоять месмеристу с помощью незначительного сопротивления, другие же сразу попадают под контроль и теряют сознание. В этом состоянии возбуждаются силы организма, а ткани не изменяются.

Может ли болезнь изначально быть сильнее этого воздействия?

Болезни не нужно быть сильнее. Она не сильнее, но в то же время все изменения в тканях являются результатами болезни.

Если помнить об этом, то покажется странным, что люди изучают патологическую анатомию, чтобы найти средство исправления нарушений энергии, жизненной силы.

Должно казаться странным, что ученый профессор со своим микроскопом все еще охотится за микробом, который вызывает холеру, желтую лихорадку и инфекционные болезни; желая уничтожить причину болезни, он ведет поиски среди ее результатов.

С тем же успехом можно исследовать под микроскопом зерно пшеницы, чтобы выяснить, какой высоты будет росток, и появится ли он вообще; поскольку линзы так и не смогли обнаружить жизненную искру в пшеничном зерне, вряд ли они сослужат хорошую службу в постижении природы жизненной энергии причины болезни или целительной силы.

Патологическая анатомия является промежуточным этапом, в то время как внешний образ, составленный с помощью образов чувств, являет собой совершенное подобие первичного состояния; истинная болезнь и этот образ соответствуют друг другу, и только здесь мы видим ясную гармонию. Изучение патологической анатомии никогда не укажет на препарат, который вылечит болезнь человека, равно как изучение коры сумаха не раскроет причины, по которой его жизненная сила является такой ядовитой и вызывает болезни.

С тем же успехом можно изучать под микроскопом корень аконита (Aconitum), чтобы увидеть действие, которое он оказывает на жизненную силу, как изучать патологию, чтобы понять, какая сущность ослабит ее и изгонит ее из человеческого тела.

Этим способом целительный принцип не найти.

Два минуса в сумме дают плюс.

Примите как данность, что существует минус-состояние, которое мы называем восприимчивостью.

Если применить силу лекарства, то мы увидим, что большое количество лекарства вызывает болезнь, и маленькое количество лекарства также вызывает болезнь; это очень малое количество не действует на обычных людей, но чувствительный человек заболевает; крайне малое количество все еще вызывает болезнь, пока мы не попадаем в плоскость, качественно подобную плоскости динамиса причины болезни, где и образуются эти два минус-состояния, болезнь не развивается, а восприимчивость незаметно устраняется.

Это наблюдается у тех, кто хотел вылечиться, сменив атмосферу, и они действительно излечивались: туберкулезники набирают вес на малярийных болотах.

Когда мы видим целительную силу коррегирующего агента, можно сказать, что два минуса в результате дали плюс, или здоровье, или исцеление.

Подобие подтвердило великий закон.

Особая атмосфера вызывает чувствительное состояние, и в результате человек заболевает холерой или натуральной оспой.

Если превалирует последняя болезнь, все незащищенные люди становятся восприимчивыми к ней, и ядовитое воздействие забирает жизнь у ее носителя, находящегося в отрицательном состоянии.

Если это ядовитое воздействие или причину ослабить до такой степени, что лишь наиболее чувствительный человек испытает неудобства при ее прувинге, то ужасную болезнь можно предотвратить.

Мне кажется, такая защита от оспы лучше, чем вакцинация. И вакцинация, и самостоятельное заражение — страшный яд для организма.

Кто осмелится рассуждать о грязи и не замечать тот факт, что так опасна естественная инфекция?

Если вирус оспы настолько неуловим, что даже будучи растворен в миллионе частей атмосферного воздуха, все еще представляет собой яд, кто же без надлежащего испытания на чувствительных людях может сказать, какое его разведение не вызывает болезнь?

Испытание, проведенное в то время года, когда не бушует оспа, не даст удовлетворительного ответа на этот вопрос, поскольку чувствительные люди попадаются не так часто. Испытание, проведенное на одном человеке, также не улучшит ситуацию. Испытание всех разведений Variolinum было бы огромным приобретением для нашей философии, поскольку прувинги болезнетворных продуктов помогли изучить наши хронические миазмы.

Д-р Финке положил хорошее начало исследованию действия Variolinum.

Те умники, что стоят в стороне и презрительно усмехаются, часто приходят после того, как истина найдена ценой больших жертв, и сообщают: "Я вам это и говорил". Эти люди часто полезны, поскольку они создают оппозицию, стимулирующую поиск фактов. У них есть свое место в мире, но они этого не знают, и часто скрывают свое сожаление о том, что они вообще родились, за насмешками над достойными людьми.

Основа будущего изучения Материи медики, или Как изучать лекарственные вещества Основа будущего изучения Материи медики, или Как изучать лекарственные вещества   Оглавление "Малых трудов" Оглавление   Язык репертория Язык репертория