Проф. Джеймс Тайлер Кент (США)

Проф. Джеймс Тайлер Кент

Направление мысли, необходимое для понимания и сохранения гомеопатии

Перевод Андрея Полошака (Брянск)

Оригинал здесь


Важно избегать мыслей, которые разрушают фундаментальные принципы гомеопатии.

Я бы хотел, чтобы мои друзья остерегались некоторых моментов, уводящих нас от мыслей Ганемана. Предмет и цель нашей ассоциации есть истинная гомеопатия; сохранение направления мысли ганемановских умозаключений.

За все время практики я не испытывал стимула отклониться от его доктрин.

Он использовал 30-ю потенцию и говорил, что некоторые виды пациентов неизлечимы — те, которые прошли лечение, подавившее их нарушения. Однако опыт последних лет, вместе с тридцатью годами врачебной практики и изучения предмета, показал, что такие случаи можно излечить, используя более высокие потенции и не отклоняясь от инструкций Ганемана.

Отклонение от ганемановских методов являет собой наибольшую опасность для сегодняшних учеников. Для иллюстрации давайте представим пациента, у которого уже есть или развивается туберкулезный коксит. Следуя плану Беннингхаузена, мы должны найти лекарство, исследовав случай в следующем порядке: 1 — пораженная часть тела; 2 — симптомы части тела; 3 — модальности этих симптомов; и 4 — сопутствующие симптомы; и куда же это приведет?

Пациент с туберкулезным кокситом думает о нем, как о болезни, которую следует вылечить, а врач отталкивается от этой болезни в своем поиске лекарства. Вы поймете, что это противоречит рассмотрению самого пациента. Это противоречит словам Ганемана о том, что единственной обязанностью врача является лечение пациента, противоречит его учению о создании картины пациента на основе совокупности характерных симптомов.

Он никогда не рекомендовал использовать сопутствующие симптомы пораженных частей тела. Сопутствующие симптомы следует принимать во внимание только в связи с объективным состоянием.

Изучайте пациента и все, относящееся к пациенту. Если вы не поймете это, вы не поймете ганемановский способ лечения больных. Настоятельно рекомендую вам отказаться от сопутствующих симптомов, поскольку они уводят нас от мысли, которую подчеркивал Ганеман.

У пациента с туберкулезным кокситом может болеть колено, могут быть проблемы с мочевым пузырем или головная боль, возникающая, как он говорит, от запора. Из-за чего же возникает запор?

Возможно, об этом не подумали. Какие симптомы считать сопутствующими?

Таким образом, сосредотачиваясь на части тела, вы теряете ганемановскую мысль, необходимую для существования гомеопатии.

Сосредотачиваясь на процессах, происходящих в одной части тела, затем на сопутствующих симптомах и затем на модальностях, как это рекомендовано в предисловии Беннингхаузена, вы далеко уходите от направления мысли Ганемана, и такие методы разрушают гомеопатию.

Если бы этот метод был успешным, я бы не противился ему, но он не соответствует методам Ганемана, не ведет к характерным симптомам пациента.

Что нам нужно, так это легко и быстро прийти к тому, что характеризует пациента.

Если вы работаете с другой целью, вы отклоняетесь от мысли, что нужно идти от центра к периферии, и идете за другой мыслью. Всегда следует идти от центра к периферии, от первого к последнему, от более важного к менее важному. Я думал в этом направлении на протяжение 25 лет, и считаю необходимым насаждать этот подход, чтобы сохранить идею гомеопатии.

1. Центр человека — это его симпатии, то, что он любит. Если симпатии изменились, то человек заболел, заболел его разум, самый центр. Мы видим это, работая с теми, кто угрожает убить себя или кого-то другого. Верная жена, замечательная женщина, будучи здоровой, не имеет причин плохо относиться к своему мужу, но внезапно начинает испытывать к нему отвращение, не хочет, чтобы он прикасался к ней.

Это симптом самой сокровенной части человека, он не равен симптомам кожи или ногтей на ногах. Если же следовать другому плану, то это лишь сопутствующий симптом. Симпатии, любовь, не всегда проявляются лишь в мозгу человека.

Страстное желание какой-то особенной еды — кислого, сладкого и т.д., является выражением симпатий пациента, но эти симпатии выражаются через желудок. Если симпатии начинают отличаться от нормальных, у нас появляется описание больной личности пациента.

Естественные темпераменты рассматривать не следует. Геринг ввел описание темпераментов в Материю медику, но их нет в прувингах.

Болезненные изменения в психике — это основа для назначения. Двигаясь к периферии, в первую очередь рассматривайте те препараты, которые имеют отношение к нарушениям симпатий. Ни один препарат вне этой группы не способен излечить пациента.

2. Второе, что следует рассмотреть при изучении пациента, это умственные функции, способность к рассуждениям и умозаключениям.

Поскольку многие из препаратов, подходящие нарушениям симпатий, подходят также и интеллектуальным нарушениям, вы затем рассмотрите те из них, что относятся к интеллектуальным нарушениям пациента, и таким образом сможете отбросить еще несколько препаратов.

Среди симптомов, относящихся к симпатиям, и симптомов, относящихся к интеллекту, некоторые являются обычными, и они менее ценны, чем более редкие симптомы. В первую очередь рассмотрите более важные, более странные симптомы.

3. Затем в изучении психики идут симптомы памяти, но они наименее важны.

Список препаратов так велик, что вы вряд ли сможете отбросить много препаратов из предыдущих списков.

Нарушения памяти — это самые обычные из психических симптомов.

4. Следующие по важности после психических симптомов, это общие физические симптомы. Общие физические симптомы нельзя излечить препаратами, не соответствующими психическому состоянию пациента.

Общие физические симптомы — это такие симптомы, которые относятся ко всему состоянию тела, в целом. Во-первых, следует рассмотреть отношение пациента к жаре и холоду. Он может быть очень жарким, желать холодных напитков, прохладного воздуха, прохладных компрессов, прохладной еды и легкой одежды; или же он может желать жары, ему не удается согреться.

Он может быть таким зябким, что можно говорить о нехватке жизненного тепла. Итак, какое это имеет отношение к тазобедренному суставу, почкам, печени, желудку или матке?

Никакого, однако, все это относится к человеку как к единому целому. Это общие симптомы целостного организма пациента и его состояния.

Его желание движения или покоя — это следующий по важности общий физический симптом. Возможно, пациент не может стоять или сидеть спокойно и перестает испытывать дискомфорт только во время ходьбы. В то же время его плечо может болеть сильнее, когда он двигает рукой; рука от плеча, и все, что относится к этой части тела, может испытывать ухудшение от движения.

Пациенту лучше во время ходьбы, но его плечу хуже от движения. Будет глупо пытаться разглядеть пациента за частью его тела.

У многих препаратов модальности части тела отличаются от модальностей пациента. В первую очередь рассматривайте то, что главнее; пациент главнее частей своего тела.

Также вы можете увидеть, что пациенту хуже от движения, и все его боли ухудшаются во время движения. Отношение к воздействию воздуха — еще одна общая физическая особенность.

Пациенту может быть лучше или хуже на свежем воздухе. Если пациент женщина, следует принять во внимание менструацию. Это не особенность, менструация — это функция организма, и женщина скажет, что ей хуже или лучше во время менструации, или хуже перед или непосредственно после менструации.

Пациент как единое целое может испытывать ухудшение или улучшение после еды; может чувствовать себя лучше или хуже после дефекации; это важные общие особенности тела. Этим состояниям сопутствуют два момента, и их следует различать, состояния тела, которые ухудшаются от различных модальностей, и частные ухудшения от них.

Среди состояний, относящихся ко всему телу, мы рассматриваем слабость, бледность и зачастую цвет выделений, если цвет относится к состоянию, которое говорит о симпатиях пациента. Какова кровь, такова и любовь.

Цвет выделений являет собой выражение состояния крови, например, если есть процесс распада, который делает их зелеными. Зеленый цвет выделений из влагалища, как при раке, указывает на состояние крови. Доброкачественное состояние выделений является обычным.

Если симптом обычен для всех или многих препаратов, он не имеет важности. Ганеман подчеркивает, что важны симптомы странные, редкие и особенные. Эти симптомы имеют наибольшую важность.

Обычные симптомы каждой группы — симпатий, интеллекта, памяти, общие физические — рассматриваются последними. Все это общие симптомы.

В первую очередь мы рассматриваем общие симптомы, и уже потом частные, двигаясь от центра к периферии. Вы можете собрать длинный список симптомов, не учитывая ярко выраженный комплект симптомов психики, и в этом списке не будет никакого порядка.

Что же делать, если в случае нет ни симптомов, связанных с симпатиями, ни интеллектуальных симптомов, ни общих физических симптомов, а лишь длинный список частных симптомов?

Когда пациент надлежащим образом обследован и остается только бумажная работа, тогда, как говорил Ганеман, бóльшая часть работы выполнена.

Если случай разобран надлежащим образом и выявлены все эти симптомы, будет легко составить на его основе короткий список препаратов. Это не короткий путь, короткого пути не существует. Это надлежащий путь, работа от центра человека к его периферии.

Когда вы дойдете до общих физических симптомов, вы, возможно, увидите, что лишь один из списка психических симптомов усиливается от жары. В этом случае нужно ли вам смотреть на частности? У вас есть весь человек целиком, а частности сами о себе позаботятся.

Каковы симпатии человека, таков и сам человек; все идет от центра к периферии. Если вы знаете симпатии человека, вы знаете, каким путем идет его болезнь.

5. Затем мы подходим к частностям, тому, с чем пациент приходит на лечение. Если мы снова посмотрим на пациента с туберкулезным кокситом, возможно, ни один из ваших препаратов не будет присутствовать в списке, соответствующем туберкулезному кокситу, что было бы исключено, если бы мы пошли иным путем.

Большинство пациентов с туберкулезным кокситом, которых я вылечил за последние двадцать пять лет, были вылечены препаратами, которых нет в списке туберкулезного коксита. Этот список содержит те препараты, которые, как было замечено, вылечили пациентов с кокситом, но препарат, которым я вылечил пациента с этой проблемой, может и не вылечить другого пациента с подобным кокситом; следовательно, его нет в списке, и этот симптом не считается клиническим.

Человеку с язвой прямой кишки посоветовали сделать операцию, чтобы уменьшить обильное кровотечение из прямой кишки. Перед операцией он захотел проконсультироваться со мной. Я нашел устойчивый психический симптом — пациенту все время было необходимо удерживать себя от самоубийства.

У Natrum sulphuricum был этот симптом, но не было язвы прямой кишки. Еще несколько симптомов, вместе с этим сильным психическим симптомом, привели меня к выводу о необходимости использования Nat-s, и с тех пор у пациента не было кровотечений.

Если у вас осталось полдюжины препаратов и вы еще не исследовали частности, то исследуйте их.

У этого пациента с кокситом вы можете обнаружить нарушения в работе печени, и следует принять во внимание все обстоятельства, связанные с этими симптомами, хотя другой метод классифицирует их как сопутствующие симптомы.

Если мы начнем с частностей, то где искать сопутствующий симптом? Работая над случаем по этому плану, вы можете прийти к совершенно разным спискам препаратов для разных частностей, но все эти частности принадлежат одному пациенту.

Начиная исследование с пациента, вы можете выбрать препарат, у которого не будет этих частностей, но этот препарат излечит пациента, и частности исчезнут.

В один холодный зимний день врач привел ко мне пациента и сказал, что долго пытался помочь ему, но так и не смог.

Больше всего пациента беспокоил сухой и отрывистый кашель, на основании которого врач назначил Arsenicum. Он сказал, что у молодого человека стабильно прогрессировало истощение, и что он думает, что я смогу помочь ему. Я посмотрел на молодого человека и заметил, что на нем не было пальто, хотя погода была очень холодная.

Спросив, почему на нем не было пальто, я узнал, что он никогда не мерзнет, но любит холодный воздух, чувствует себя лучше на свежем воздухе, склонен быстро ходить и работать, на протяжение некоторого времени у него прогрессирует истощение, и еще его беспокоит этот сухой, отрывистый кашель.

Я спросил врача, почему тот не дал пациенту Lycopodium, поскольку этот препарат подходил пациенту, и тип пациента был противоположен типу Arsenicum. Lycopodium остановил кашель, пациент набрал вес и вылечился.

Когда я начинал работать, я пытался следовать плану Беннингхаузена, но это не помогало лечить пациентов. Вы можете последовательно давать разные препараты, не останавливаясь ни на одном, и через годы вы увидите, что пациенту не стало лучше, эти препараты не лечат его.

Очень чувствительным пациентам не следует давать слишком высокую потенцию. Если пациент сверхчувствителен, лучше всего начинать с потенции не выше 1М. Ее можно повторить дважды, или иногда трижды, и затем нужно использовать более высокую потенцию.

Каждую потенцию можно назначать дважды или трижды, и ее действие будет полезным. Иногда врачу придется снова начинать с низкой потенции и повторять всю серию. Такой подход, вероятно, позволит вам вылечить пациента, не меняя препарат.

Недостаточный успех плана Беннингхаузена привел меня к более глубокому изучению доктрин Ганемана. Это озарение снизошло на меня двадцать пять лет назад, и с тех пор я практикую этот подход. Начиная с пациента, как это описано выше, в каждой группе мы находим множество препаратов, которые можно отбросить, потому что они не имеют отношения к пациенту.

Особенно это касается частностей. Редко можно встретить препарат, присутствующий в списке всех частностей; вам следует опустить некоторые из них, но удостоверьтесь, что вы опускаете частности, а не общие особенности.

Можно опустить наименее важные симптомы. Начинайте с наиболее важных, и двигайтесь ко все менее вважным, пока не дойдете до совсем неважных. Если вы не пойдете по этому пути, ваша работа будет беспорядочной и породит путаницу.

Пациент приходит к вам с некоей жалобой, которую хочет вылечить. Обычно с нее не следует начинать, потому что вам нужно докопаться до самой основы. Каждый врач должен использовать собственный метод выявления симптомов.

Среди тех, кто работает в рамках современных ложных научных теорий, существует тенденция подбирать препарат по патологическим изменениям в тканях; препарат, покрывающий результаты болезни. Однако, если препарат не подходит патологии, но подходит пациенту, то он вылечит пациента.

В совершенстве овладев этим методом, вы сможете творить удивительные вещи. Следует понимать, что симпатии и мысли пациента распространяются по всему его телу; они находятся не только в его мозгу. Человек думает пальцами, глазами, кожей. Волевая система распространена по всему телу. Вы увидите, что сам пациент может страдать от нехватки жизненного тепла, но страдания отдельной части тела усиливаются от тепла; пациент зябкий, но части тела хуже от тепла.

Привязанности пациента выражаются через его физические симпатии, и он говорит, что не любит то или это. Эти вещи близки пациенту, близки его жизненным симпатиям; через них выражается сам пациент.

Метод Беннингхаузена не дает возможности отделить пациента от его частностей. Этот метод задержал развитие гомеопатии. Он скрыл ганемановскую гомеопатию, основанную на первичности пациента и выявлением странных, редких и особенных симптомов.

Эти симптомы не относятся к частностям (пораженным частям тела).

Вы вылечите воспаление любой части тела, если будете руководствоваться симптомами пациента, и неважно, способен ли таким образом выбранный препарат вызвать такое воспаление или нет.

Сегодня превалирует склонность считать, что пациент болен, потому что больна его печень, или желудок, или матка. Женщина посетит гинеколога и тот скажет ей, что все ее проблемы вызваны болезнью матки, курс местного лечения приведет матку в порядок, и женщина выздоровеет.

Местное лечение не улучшает состояние пациентки и она обращается к остеопату, который говорит ей, что корень всех ее проблем в позвоночнике, и лечение позвоночника избавит ее от всех проблем. Затем обследуются глаза. Да, говорит окулист, все беды идут от ошибок преломления; новые очки улучшат ее состояние. Затем она обращается к кардиологу, который уверяет, что она поправится, вылечив заболевания сердца.

Ни один из них не обратил никакого внимания на пациентку, но судил о ее состоянии по состоянию ее органов. Сам человек первичен по отношению к своим органам, он более глубок, чем его органы.

Состояние органов — это результат более глубокого расстройства. Необходимо двигаться от первого к последнему, от начала к концу — только так можно понять идею гомеопатии. Именно поэтому мало кто видит такие результаты лечения, которые демонстрируют мои пациенты.

Длительный опыт в результате позволяет стать экспертом в сборе симптомов и предположениях о том, что им предшествовало; вы сможете без наводящих вопросов сделать так, что пациент сам все расскажет.

Вы можете увести пациента от основной темы и сделать так, что он раскроет самый центр случая. Вы станете экспертами в использовании репертория и этот навык будет улучшаться год за годом в течение всей вашей жизни. Это дело всей жизни, прекрасное дело, стоящее того, чтобы посвятить ему жизнь.

Из всех частных симптомов женщины менструальные симптомы наиболее близки к общим; они близки жизни женщины.

Сексуальные симптомы, особенно желания и отвращение, аналогичны общим симпатиям и антипатиям. Важно понижать значимость ценность частных симптомов. Определение степени соответствия симптомов части тела общему состоянию пациента — это вопрос размышлений.

Симптомы, наблюдающиеся во многих частях тела, являются более общими, чем те, которые относятся только к одной части: например, выделения одинакового характера из разных частей тела. Состояние крови аналогично симпатиям пациента. Лишь несколько препаратов препятствуют свертыванию крови, но этот симптом заслуживает большого внимания. Крови свойственно сворачиваться и несвойственно не сворачиваться.

Многие критикуют использование термина "общие симптомы", но это слово лучше всего подходит для нашей задачи. Наша мысль заключается в систематическом доминировании, от центра к периферии.

Это ганемановская система, развитая и поставленная на более научную основу. Отец-основатель сумел проникнуть в нее без чрезмерных размышлений и изучения. В ней есть много трудностей, которые следует разъяснять. Чтобы разъяснить их, необходимо изучать гомеопатию, а затем изучать человека. Помня об этих вещах, мы размышляем над ними, затем выбираем полезное и используем его на практике.

Результат восхищает вас, вы в восторге от него. Таким образом, он переходит на более глубокий уровень разума, и его уже нельзя забыть. Вы применяете гомеопатию и ваша любовь к ней растет, а какова любовь, такова и жизнь. Если вы любите гомеопатию, она становится частью вас; вы становитесь сосудом, наполненным истиной.

Истина распространяется, усиливаясь тысячекратно, распространяется из вашего внутреннего мира. Мы идем от центра к периферии и воспринимаем человеческие болезни как гармоничное развитие от центра к конечностям.

Если ваша жизнь не пропитана этой философией и вы лишь держите ее в памяти, то она не является частью вас, она всего лишь сопровождает вас. Если перед вами появится объект, достойный большего восхищения, вы можете забыть о гомеопатии. Но ничто не восхитит вас больше, чем гомеопатия, если она стала частью вас.

Однажды на свете жил бедняк, больной калека, художник, и кто-то из нас решил дать ему шанс. Я дал ему лекарство и сказал, что если ему станет лучше, чем было, он может не возвращаться.

Некоторые из нас объединились и уплатили крупную сумму денег для проживания этого человека в Париже в течение нескольких лет. Прошло много времени, и он вернулся с подарком собственного изготовления, сработанным из мрамора, прекрасным произведением искусства.

Я сказал ему, что его работа отличается от моей: она очень красива, но не приносит отдачи, в то время как растрепанный бедняк-калека, которого я сумел вернуть к нормальной жизни, вернулся ко мне с благодарностью и принес с собой тепло полнокровной жизни.

Его холодный мрамор, изначально грубый и неровный, после всего того труда, который он в него вложил, так и остался холодным, безответным предметом.

Симптомы и особенности трудных случаев с неблагоприятным прогнозом Симптомы и особенности трудных случаев с неблагоприятным прогнозом   Оглавление "Малых трудов" Дж. Кента Оглавление   Направление мысли, необходимое для работы с гомеопатической Материей медикой, или Рациональное использование целительных агентов Направление мысли, необходимое для работы с гомеопатической Материей медикой, или Рациональное использование целительных агентов