Проф. Гернси П. Уоринг (США)

Гомеопат Гернси П. Уоринг

Идеальное излечение, пациент и лекарство

The Homoeopathic Recorder, 1905, vol. XX, p. 4–9

Перевод Зои Дымент (Минск)
Уоринг Гернси Пенни (1852—1918) — профессор Материи медики в Ганемановском медицинском колледже Чикаго, член Международной Ганемановской ассоциации, автор многочисленных статей в гомеопатической периодике.




Философия гомеопатии, примененная к выбранной для этой статьи теме, является очень важным фактором для идеального излечения.

Излечить больного — это задача каждого уважаемого и добросовестного врача. Идеальное излечение основано на философии, провозглашенной Ганеманом.

В первом и втором параграфах, в самом начале "Органона", заявляется полно и ясно, что "высшим и единственным предназначением врача является возвращать больному здоровье" и "излечение должно быть быстрым, мягким, прочным, достигаемым кратчайшим, надежнейшим и безопаснейшим способом".

Излечение подразумевает существование болезни. Болезнь содержит в себе намек на здоровье. Здоровье — это нормальное и упорядоченное состояние жизненной силы, или жизненных явлений, как ныне принято формулировать в так называемой научной школе практики.

Формулируя это фундаментальное положение в обратном естественному порядке, мы понимаем, что для здоровья нужна нормальная деятельность жизненной силы, приводящая к нормальному функционированию физического и материального организма. Болезнь же имеет свое начало и длительную причину в беспорядке жизненной силы, и тяжесть болезни пропорциональна этому беспорядку.

Излечение — это восстановление порядка, следовательно, возвращение к здоровому состоянию. Если возвращение к здоровью является долговременным, излечение идеально. Если оно не долговременное, то это только выздоровление, пациент все еще болен, и последуют рецидивы.

Почти все результаты в традиционной практике медицины и слишком часто в нашей собственной работе таковы, что больной выздоравливает, чтобы снова заболеть. Природа без вмешательства и без посторонней помощи может сама лечить так же, и часто лучше.

Для прочного выздоровления необходимо удалить и уничтожить все расстройство и вызывающие его причины. Тогда и только тогда имеет место идеальное излечение.

Целью настоящей статьи не является рассмотрение обычных повседневных выздоровлений. Американский институт [гомеопатии. — Прим. перев.] и родственные ему общества, поддерживающие американскую медицину в бесконечной цепочке выздоровлений и рецидивов, подробно обсудили этот вопрос.

Пациенту и всем людям нужно прочное излечение — идеальное излечение.

В этой статье речь идет об идеальном излечении, и я верю, что председатель предотвратит любое ее обсуждение, не соответствующее этой цели. У нас есть возможность обойтись без "ремонтников и смешивателей" [в оригинале "fixers and mixers". — Прим. перев.], которые готовы принять временное облегчение и выздоровление и быть несомненно удовлетворенными ими.

Два существенных фактора определяют идеальное излечение: пациент и лекарство.

Пациент на самом деле играет важную роль в излечении, гораздо более важную, чем думает большинство из нас. Обычно мы знаем и понимаем связь между пациентом и излечением, но пренебрегаем инструктированием пациента и объяснением ему его собственного влияния на излечение.

Естественная ошибка, вытекающая из такого пренебрежения, приводит к тому, что мы ожидаем слишком многого от лекарства. Действие лекарства ограниченно и непродолжительно. Действия пациента для оздоровления и поддержания своего здоровья ограничены только его смертью.

Информация о том, чтó пациент может и должен делать, заполнит энциклопедию. А то, что может и должно сделать лекарство, можно сформулировать в одном параграфе.

От пациента требуется, чтобы его привычки и окружение были в ладу с Природой, поддерживали ее и никогда не вмешивались и не противостояли ей, дабы жизненная сила могла восстановить и поддерживать здоровье.

Что в философии Ганемана понимается под лекарством?

Болезнь была выше определена как беспорядок в жизненной силе, излечение является восстановлением порядка, следовательно, лекарство должно быть посредником, способным превратить этот беспорядок в порядок. Не беспорядок материального организма, а беспорядок жизненной силы. Когда жизненная сила восстанавливается до нормальной активности, сразу же начинается нормальный жизненный процесс нормального функционирования, от которого зависит восстановление материального организма.

Мысль и учение этой философии таковы: восстановление жизненной силы происходит благодаря мгновенному изменению или ряду таких изменений — это прямое действие лекарства.

Восстановление материального организма является непрерывным процессом, длящимся часы, дни, месяцы или годы, — это прямое действие жизненной силы.

Действие лекарства имеет много общего или совпадает с восстановлением жизненной силы, но никак не связано с восстановлением материального организма. Активная сила лекарства нематериальна по своему характеру и должна быть такой, чтобы воздействовать на нематериальную жизненную силу. Действие в этом плане похоже на мгновенный импульс, а не на продолжительный контакт, как происходит на материальном уровне. Представление о том, что принятое лекарство остается где-то в человеческом организме, чтобы действовать в течение указанного времени, является ошибкой, основанной на материализме, и не имеет отношения к гомеопатической истине. С этой распространенной ошибкой связана глупость назначения слишком больших доз и слишком малого выжидания, пока восстановленная жизненная сила выполнит свою часть работы. Эта ошибка — предположение, что лекарство сделает больше, нежели только восстановит жизненную силу одним импульсом, — приводит к тому, что многие хорошие врачи думают, что лекарство "не сработало".

Правильное лекарство никогда не терпит неудачу в излечимых случаях, но врач постоянно терпит неудачу из-за этой распространенной ошибки. Он дает повторные дозы одного лекарства или слишком рано его меняет, не говоря уже о чередовании лекарств или составных таблетках, которые не имеют права проникать в гомеопатическую практику даже с черного вход.

Следовательно, лекарство, полезное для лечения больного, является единственным средством, и только таким, которое через мгновенный импульс восстановит жизненную силу до нормальной деятельности. Любое средство, способное создать такой импульс, становится лекарством.

Врач-гомеопат придерживается закона выбора лекарств и находит такое лекарство. Если же гипнотизер, последователь Христианской науки, божественный целитель или сам Христос лечит больных, используемые средства должны быть способны восстановить жизненную силу — создать мгновенный импульс, нематериальный характер которого несомненен.

Глупостью было бы отрицать, особенно во многих случаях психических и нервных жалоб, что существуют другие лечебные средства, помимо лекарственных препаратов. Быстрый рост немедицинских культов, которые лечат больных, является естественным результатом такой глупости. Высший идеал врача — излечить больного, каждое известное лекарство должно быть в его арсенале, и тогда не будет места немедицинским культам, которые процветают по соседству с нами.

Участие пациента в излечении — второй фактор, как было сказано выше, — начинается сразу же после введения лекарственного средства и продолжается до тех пор, пока все симптомы болезни не будут окончательно устранены; это единственное доказательство излечения.

Импульс, созданный лекарством, был необходим для восстановления жизненной силы. Лекарство не может сделать ничего с того момента, как жизненная сила вновь в порядке. Если по какой-либо причине случается беспорядок, показано повторение того же лекарства или назначение другого.

Как только жизненная сила восстановлена, восстанавливаются процессы нормального функционирования, и если привычки и окружение пациента не мешают и не противодействуют, во всех излечимых случаях должно произойти излечение.

Но это маленькое слово "если" во фразе "если привычки и окружение пациента не мешают и не противодействуют" говорит о мире печали и разочарования. Почти бесконечной печали пациента и парализующего разочарования у врача.

Жить в конфликте с усилиями Природы поддержать здоровье — это медленное, но верное самоубийство. Требования общества, моды, бизнеса, скверная привычка неправильно есть, спать и дышать, проклятие привыкания к вредным средствам, включая отравляющие ликеры и табак, пагубные и безнравственные сексуальные привычки как замужних, так и одиноких — вот лишь несколько из множества худших и постоянно возникающих преград на пути к идеальному излечению.

Вначале, когда пациент только приобретает вредные привычки, эти преграды для исцеления могут существовать только как возбуждающие беспорядок причины, и если их устранить, здоровье может быть восстановлено без лекарств. Позже, однако, развивается хроническое состояние, которое само по себе становится предрасполагающей причиной. Это конституциональное состояние — кульминация всех неправильных действий и неправильной жизни людей, нарушающих известные установленные законы, от которых зависит здоровье.

Это Ганеман называл псорой, и будь это дефект расы или приобретенный во время жизни пациента, он становится серьезным препятствием на пути успешного лечения — препятствием, которое необходимо исправить и устранить до того, как можно будет рассчитывать на идеальное излечение.

Устранение этих препятствий, когда они служат только возбуждающими причинами, является делом исключительно пациента. Врач, который стремится добиться идеального излечения, не должен и, вероятно, не станет делать назначений до тех пор, пока жизнь пациента не будет скорректирована, насколько это возможно, в соответствии с требованиями здоровья. Плацебо и исправление повседневной жизни — это первый и лучший рецепт в таких случаях. Если симптомы постепенно исчезают, лечения не требуется. В случае, если лекарство было назначено в соответствии с симптомами и возбуждающими причинами, удаляемыми одновременно, и получен тот же результат, что и выше, врач будет обманут, не зная причину излечения. Но в этом не вся глупость. Если он сообщает о таком случае, он дурачит нас, прочитавших о типичном излечении. Мы, конечно, не знаем о возбуждающих причинах, ведь о них редко сообщают. Из-за халатности врача и глупости пациента, не устранившего эти возбуждающие причины, немедицинское лечение умножается и крепнет. Христианская наука, доуиизм [Доуи Джон Александр, 1847—1907,  американо-австралийский евангелистский проповедник исцеления молитвой. — Прим. перев.]  и т. п. получают свои результаты в значительной степени, если не полностью, поскольку исключают из повседневной жизни пациента беспорядочный прием грубых лекарств и привычки, враждебные здоровью.

Устранение предрасположенности или хронических причин — это совсем другое. Когда псора укоренилась, никакие поверхностно действующие средства не произведут ничего, кроме временного облегчения. Ганеман после двенадцати лет упорных исследований, экспериментов и наблюдений дал первое решение этой трудной задачи. Требуется назначение лекарства такого глубокого действия, которое способно воздействовать на унаследованный конституциональный миазм. Этой частью лечения занимается врач, и успех будет пропорционален тому, насколько практика врача согласуется с философией антипсорического лечения Ганемана.

Тщательно подобранное лекарство внесет свою лепту в излечимых случаях. При условии, что пациент честно выполняет свою часть работы, произойдет реакция, которая позволит уничтожить псору и ее потомков, сифилис и сикоз.

Резюме

1. Здоровье — это нормальная деятельность жизненной силы, состояние порядка.

2. Болезнь — это ненормальная деятельность, или расстройство жизненной силы, состояние беспорядка.

3. Излечение — это восстановление порядка, возвращение к состоянию здоровья.

4. Излечение включает выздоровление, но излечение может значительно отстать от выздоровления.

5. Идеальное излечение подразумевает полное устранение и уничтожение беспорядка и всех причин, его вызывающих.

6. Лекарством должно быть средство, способное исключительно и единственно привести беспорядочную жизненную силу в упорядоченное состояние.

7. Жизненная сила восстанавливается мгновенным импульсом или последовательностью импульсов.

8. Материальный организм выздоравливает в непрерывном процессе, это исключительная функция восстановленной жизненной силы.

9. То, что может и должно сделать лекарство, ограниченно и кратковременно.

10. То, что пациент может и должен делать для излечения, имеет огромное значение и продолжается в течение всей жизни пациента. Поэтому участие пациента в излечении первостепенно.