Д-р Сайрус М. Богер (США)

Сайрус М. Богер

Замечания о назначении лекарств

(из сборника "Исследования в области философии излечения", 1964)

Перевод Светланы Субботиной и Юлии Артемьевой (обе — Москва)
Богер Сайрус Максвелл (1869—1935) — прославленный американский гомеопат, автор нескольких книг и многочисленных публикаций, переработавший и расширивший труды К. ф. Беннингхаузена. Практиковал в г. Паркерсбург (Западная Вирджиния).

Оригинал здесь




Чем лучше мы знаем нашу первоначальную Материю медику, тем меньше мы испытываем потребность в новых и лишь частично испытанных лекарствах, несмотря на то, что лучшие гомеопаты время от времени были вынуждены прибегать к ним в особых случаях. Так, Ганеман однажды назначил Dictamnus при белях, а Беннингхаузен использовал Bursa pastoris при кровотечении. Первый также упоминает о Nux moschata в 1798, 1810 и 1829 годах, хотя монография Гельбига появилась лишь в 1833 г. Эмпирические назначения могут занимать определенное место в нашей работе, но место это должно быть весьма незначительным.

На самом деле удивительно, что некоторые врачи пытаются сделать невозможное — выполнить хорошую работу с помощью посредственного инструмента. Это заставляет любого усомниться в том, что они осознают величие той задачи, которую пытаются решить, или заподозрить их в готовности неоправданно рисковать человеческой жизнью.

Студентам следует не только учиться и затем практиковаться в использовании верных способов лечения, но также обладать навыками практического применения того, чему они научились. Они могут обладать хорошей подготовкой, однако нехватка правильных книг и справочников достойна сожаления. В нашем распоряжении имеются бесценные труды Ганемана, и мы должны суметь воспользоваться этим кладезем гомеопатических знаний, дабы действительно лечить, а не играть с болезнью.

Только благодаря своей гениальной Материи медике гомеопатия в состоянии справиться с любыми критическими случаями и выдержать любую бурю, не меняя основу своих действий. Одно это уже ставит открытие закона подобия в один ряд с величайшими открытиями человечества, а также печально дискредитирует столь свойственное обычной медицине непостоянство — предмет потехи остряков и отчаяния всего страдающего человечества.

Определение скрытых особенностей психики очень помогает нам в работе, поскольку они красной нитью проходят через все существо больного. Если он скрытный, спесивый, надменный, циничный, беззаботный, влюбчивый и т. д., то эти черты выдают его истинные пристрастия и в огромной степени объясняют его поступки, таким образом указывая на наиболее верное средство при его заболевании.

Разум, привыкший измерять неизмеримое, неохотно приспосабливается к нуворишам, будь то их мирское благополучие, социальные цели или духовное развитие. Его ясное, открытое мышление и непредвзятые суждения не привлекают нечестных людей. Такой разум вскоре развивает практически безошибочное чутье, указывающее верный путь.

Болезнь выражает себя посредством видоизмененных действий и представляет собой по-прежнему единое, хотя и искаженное движение. Ее не следует воспринимать как кучу бесссвязанных влияний, чем многие пытаются объяснить многочисленные и разнообразные способы лечения. Другими словами, такое мнение способствует неумелому обращению с тем, что возможно полностью понять только в его целостности. До тех пор, пока мы не научимся думать о человеческом организме как о совокупности сил, непрестанно движущихся в диапазоне от здоровья к болезни, мы не сможем понять, что значит излечивать болезнь.

Врач, привычно использующий лекарства особым образом, — единственный, кто не принадлежит специфистам и полифармацистам, которые быстро и заслуженно оказываются на помойке медицины.

Из всего вышесказанного вы можете заключить, что я не слишком жалую клинические эксперименты и эмпиризм, и что вы правильно поступите, оставив подобные вещи тем, кто к ним привычен. Чтобы вы не думали, что это лекция исключительно по философии, я замечу, что функциональная пубертатная аменорея хорошо поддается лечению Senecio aureus. Он так же эффективен, как и Pulsatilla, однако его модальность противоположна, и пациентке становится хуже от холода.

Крапивница в совокупности с бледным стулом и острицами указывает на Urtica urens, которая хорошо помогает в этом случае.

При Alumina стул по мягкости напоминает глину, при этом характерны запоры.

Отталкивающий запах рака поддается лечению Tellurium.

Наилучшим средством при раздражении, болезненности или воспалении почек наряду с острой болью в спине является Solidago virga aurea. Она хорошо помогает, если ее давать в высокопотенцированной дозе.

Сепсис и неровный пульс являются верными признаками Pyrogenium. Его также стоит рассмотреть в случаях, которые наши друзья-аллопаты называют скрытой очаговой инфекцией, когда, согласно замечанию Генри Аллена, хорошо подобранное лекарство не помогает.

Я мог бы исписать много страниц подобными примерами, но это не будет подлинной гомеопатической работой, которая должна использовать сведения о действии лекарств на отдельные части тела только для дифференциации. Мы также должны рассуждать в направлении сверху вниз, изнутри наружу и в порядке, обратном последовательности появления симптомов. Если симптомы исчезают в таком порядке, то наш долг следить, чтобы так оно и продолжалось, иначе мы собьемся с логичного и безопасного курса.

Работа с пациентом Работа с пациентом   оглавление книги Богера о гомеопатической философии Оглавление   Градация симптомов Градация симптомов