Д-р Эдвард Гамильтон (Англия)

Flora Homœopathica

Лондон, 1852

Украïнський гомеопатичний щорiчник, 2018, XV, cтр. 84–92

DRYOBALANOPS CAMPHORA1
(The Camphor-tree)


КАМФОРНОЕ ДЕРЕВО

Синонимы. Dryobalanops Camphora, Colebr., Dryobalanops aromatica, G#228;rtn. Shorea, Camphorifera, Rosb. Pterygium teres.

Иностранные названия. Фр.: Camphre. Итал.: Canfora. Исп.: Alсanfor. Нем.: Kampher. Гол.: Kamfer. Швед.: Kamfert. Дат.: Campher. Русск.: Камфора. Санскрит: Carpura. Араб.: Cafúr. Хинди: Capur. Малайз.: Kapur-barus.

Отряд. Guttiferæ. Polyandria. Monogynia.

Общие характеристики. Чашечка однолистная, постоянная, увеличена до выпуклой верхушки, с пятью боковыми длинными ложными лепестками. Венчик пятилепестковый. Коробочка трехклапанная, однокамерная. Семена одиночные. Завязь перевернутая, без периспермы.

Особые характеристики. Верхние листья чередующиеся, нижние противоположные, эллиптические, заостренные с притупленными кончиками, цельные. Черешки листа короткие. Прилистники в парах, шиловидные, рано опадающие.

История. Камфора была неизвестна древним, но арабские медики Авиценна и Серапион говорят о ней, называя ее кафор (Kaphor). Шпренгель2 (Hist. de la Méd., t. ii, р. 238) считал, что самое раннее сообщение о ней сделал Симеон Сет3 (De Aliment. Facult.). Никакое другое лекарство не использовалось так много при различных болезнях, как камфора, она входила почти в каждый рецепт, и ее рекомендовали от совершенно противоположных по своему характеру недомоганий: лихорадок, воспалительных заболеваний, экзантем, маний, меланхолии и других форм психических расстройств, при спастических поражениях, раздражениях мочевых и половых органов, отравлениях, хроническом ревматизме и подагре, холере, как внешнее средство от целого ряда заболеваний.

Большой интерес представляют следующие замечания, взятые из введения Ноака и Тринкса к статье о камфоре в Ноm. Arzneimittellehre. Согласно Зунделину (Handbuch Spec. Heilmittel., 2-е изд., стр. 146) и др., камфора вызывает истечение крови из носа, ушей, почек и матки, но Рихтер (Соm. Pharmacol., vol. iii, р. 370) рекомендовал ее против кровотечений, a Этмюллер вылечил с ее помощью опасное маточное кровотечение. Нейман (Spec. Pathol. et Therap., 2-е изд., vol. i, стр. 106, 797) писал:

Было показано, что камфора вызывает потение; тем не менее мы видим среди людей с острым ревматизмом, которые сильно потеют без облегчения состояния, что это потение прекращается, как только они принимают камфору,

и вновь:

Действие несомненно; сильный пот и лихорадка почти сразу прекращаются; величайшее потогонное средство уменьшает потоотделение.

Грейнер, наряду со многими другими, рекомендовал ее от гипергидроза. Зимерлинг наблюдал обильное потоотделение после использования камфоры.

Шмукер хвалил камфору как профилактическое средство против гидрофобии (Schneider's Warnh. aus d. Wünd. Arz., vol. ii, стр. 114). Зелле сделал ее ингредиентом своего снадобья от бешенства. Г. А. Рихтер (там же, стр. 375) отмечал, что она, по-видимому, очень помогает при симптоматической гидрофобии, а Аликс утверждал, что с помощью камфоры вылечил гидрофобию (Оbs. Chir., Fasc. iii. стр. 177; E. Krügelstein, Die Gesch. d. Hundwuth и т. д., стр. 555). Брумвелл рассказал о собаке, у которой были проявления гидрофобии после того, как ей дали камфору (Med. Observ. and Inquir., vol. vi, стр. 229; Мюррей, там же, стр. 476). У животных, на которых Карминати и Менгини экспериментировали с камфорой, сначала появлялось головокружение, а затем ярость, оцепенение, ужас, хрип в горле, вздохи, визг, пена у рта, дрожание, судороги и даже эпилепсия (ср. Мюррей, там же, стр. 475, 480, 487, 504, 517, 519 и т. д.). Перейра (Materia Medica, vol. ii, стр. 792) упоминал, что растворенная в масле камфора вызывала тетанические судороги у собак. У Пуркинье и Александера были судороги при глотании камфоры. Симмонс наблюдал у маньяка, которому он давал камфору в постепенно возрастающих дозах, приступ эпилепсии, хотя после припадка пациент пришел в чувство (Richter's Chir. Biol, vol. vii, р. 771). Тем не менее камфора приобрела хорошую репутацию при спастических заболеваниях, столбняке, эпилепсии и пляске святого Витта. Мюррей говорил о камфоре: "Spasmos solvit" (лат. разрешает спазмы. — Прим. авт. сайта) и "Epilepticis bene multis opem fert" (лат.помогает многим людям с эпилепсией. — Прим. авт. сайта; там же, стр. 485, 496); он даже цитировал случай (Lockeri Obs. Pract., стр. 42), где длившаяся три года эпилепсия была излечена камфорой. То, что камфора вызывает воспаление органов, известно так же хорошо, как и то, что она прекращает их. Бартес рекомендовал ее в качестве противовоспалительного при распространении воспалений: "In inflammationibus internis summo cum fructu propinari, quotidie videmus" (лат. мы ежедневно видим, как ее дают с фруктами при внутренних воспалениях. — Прим. авт. сайта; Spielmanni Instit. Mat. Med., Argentor, 1774, стр. 311). Дёрфурт отмечал:

Говорят, что камфору с большим успехом применяли при всех воспалительных заболеваниях с быстрым и живым пульсом и трудностями кровообращения (Dissert. On Camphor, Wittenb. and Zerbst, 1793, стр. 211).

Камфора (camphora)
1. Околоцветник и коробочка
2. Коробочка, поперечный разрез
3. Завязь

С другой стороны, Жоффруа упоминал, что камфора предрасполагает кровь к воспалению (vol. ii, стр. 781). Мюррей (там же, стр. 370) рассказывал, что Карминати и Менгини обнаружили при вскрытии животных, умерщвленных камфорой, воспаление оболочек головного мозга, легких, сердца, сосудов и кишечника, а сам добавил на стр. 477: "Protractiori autem actione inflammat tam partes, in quarum immediato contactu est, quam alias remotiores" (лат. длительным действием больше воспаляет части, на которые действует непосредственно, чем те, что удалены. — Прим. авт. сайта). На стр. 494, однако, он снова писал: "Levat et eximie internas inflammationes" (лат. излечивает и самые глубокие воспаления. — Прим. авт. сайта). Путо называет камфору специфическим средством от всех рожистых воспалений, и многие другие врачи вплоть до настоящего времени были согласны с ним (Mélanges de Chir., стр. 180). Фогт тем не менее считал, что повсеместно известно, как вредно нанесение камфоры на активно воспаленные рожистые участки, и это относится также к роже, сопровождающей раны и язвы. Хорн говорил, что при некоторых воспалениях камфора и правда действовала благотворно, но писал, что следует иметь в виду, что большинство воспалений, независимо от того, сопровождались они лихорадкой или нет, происходят от уменьшения жизненной силы (Handb. d. Pract. Pharm., Berlin, 1805, стр. 222). Предположим, что это действительно так, тогда почему при большинстве воспалений назначаются кровопускания, что менее всего соответствует уменьшенной жизненной силе? Cталь (Materia Medica, Dresden, 1744, vol. i, стр. 78) продемонстрировал, что камфора вызывает нагноение. Сообщения Карминати, Менгини и Орфилы о вскрытиях доказывают, что она вызывает разъедание и гангренозные язвы. П. Т. Шнейдер, Паулюс и др. прямо говорят о том, что она вызывает воспаление, омертвение и гангрену, но какое лекарство для гангренозных опухолей хвалили больше, чем камфору? Было обнаружено, что камфора — важное средство при воспалительных, а также нервных лихорадках, и лихорадках при брюшном тифе. В этом отношении Мюррей говорил (там же, стр. 485): "Quamvis calidæ indolis sit, in quibusdam febribus tamen eminet" (лат. хотя горячая по природе, она используется при лихорадках. — Прим. авт. сайта) и (стр. 492) "De inflammatoriis febribus præcipue sub ea pulsus velocitate vigoreque et stasi sanguinis, quæ tum obtinet, dubitari posset, si ratiociniis unice inhærere fas esset. Ast metum jam minuit explorata Camphoræ in inflammationibus externis discutiendis virtus" (лат. в отношении воспалительных лихорадок, скорости и силы пульса и состояния крови наблюдаемых при них, сомнительно, следует ли придерживаться одних рассуждений. Но эти опасения уже уменьшены изученной способностью камфоры уничтожать внешние воспаления. — Прим. авт. сайта). По словам Фр. Хоума (Clin. Vers. Trans., Leipzig, 1781, стр. 40), нельзя ожидать какой бы то ни было пользы от использования камфоры (которая очень хорошо помогает при заболеваниях воспалительного типа) при нервной лихорадке как болезни противоположного, то есть противовоспалительного, характера; поэтому он заключил, что при нервной лихорадке камфора будет даже вредной. Штолль, Фогель, Рейль и многие другие придерживаются противоположного мнения. Поэтому Фридлендер называет камфору поистине выдающимся средством при злокачественных гнойных лихорадках и при брюшном тифе. Йорг в своем Materein. Künf. Heilmitt., стр. 271, выразился следующим образом:

Поскольку камфора обладает свойством раздражать мозг и провоцировать скопление в нем крови, она, несомненно, часто сильно вредила при сыпном тифе, когда он протекал преимущественно с воспалением мозга.

Известно, что камфора возбуждает апоплексические, ступорозные состояния, но также известно, что ее использовали для их устранения. Гунниус цитировал случай глубочайшего сопора, излеченный инъекциями камфоры в средние вены (Hufeland's Journal, vol. xxii, st. 4, стр. 44). Но Г. А. Рихтер наблюдал (там же, стр. 380):

Вообще говоря, камфора должна использоваться с определенной осторожностью при апоплексии, поскольку в больших дозах она действует почти наркотически.

Здесь мы видим недвусмысленное заявление о том, что в больших дозах она производит как бы апоплексию, но при использовании с осторожностью, то есть в небольших дозах, ее применение приводит к излечению! Камфора — признанное главное средство от мании и меланхолии, тем не менее утверждается, что во многих случаях она возбуждала или усугубляла обе эти болезни. Симмонс излечил с помощью камфоры маньяка, причем это произошло после того, как сначала она вызвала обострение его состояния. Куллен (Mat. Med., пер. Ганемана, Leipsic, 1790, vol. ii, стр. 338) описал случай безумия (но не астенического типа), где излечение произошло с помощью камфоры, а Ганеман отмечал в связи с этим, что видел два подобных случая, но что нескольким больным, страдавшим меланхолическим безумием в сочетании с общей слабостью и медлительностью во всем теле, камфора не помогла. "Adversus maniam fere specifici titulum obtinuit Camphora" (лат. против мании камфора служит почти спецификом. — Прим. авт. сайта) — "affirmat tamen Kinnear quod saltem frigidis corporibus conveniat, calidis contra et plethoricis noceat et morbum omnino augeat" (лат. однако Киннир считает, что она подходит по меньшей мере холодным натурам, тогда как вредит горячим при плеторе, и вообще усиливает болезнь. — Прим. авт. сайта; R. A. Vogel, Hist. Mat. Med., новое изд., Francof. et Lips., 1764, стр. 312). Мы читаем у Сталя (там же, стр. 79): "Камфора была полезна тем, кто страдает от френита и неистовства". Но Кварин говорил: "Sunt qui magnas doses non ferunt sine acceleratione nimia pulsus, congestionibus ad caput, convulsionibus et phrenitide lethali" (лат. Есть те, кто не переносит большие дозы без избыточного ускорения пульса, конгестии в голове, лихорадки и смертельных конвульсий. — Прим. авт. сайта; Method Medend., Febr., стр. 57). Согласно Пинелю, Эскиролю и др., камфора помогает при определенных типах психических расстройств, но вредна в других случаях. У Мюррея (там же, стр. 504) имеется следующий пассаж: "Non miror aliquos Camphora sumta in majorem furorem raptos, vel quietos ante jam repente delirasse vel convulsivos fuisse, prout ille æger, cujus Carminati meminuit, ex scabie retrogressa maniacus" (лат. меня не удивляет, что камфора, принятая в состоянии ярости, приводит или к безумию, или к конвульсиям перед тем, как успокаивает, что мы видели у упомянутого Кармати выздоровевшего несчастного безумца. — Прим. авт. сайта).

Борсиере ди Канифельд предлагал применять камфору там, где нервная чувствительность снижена, а не там, где усилена раздражительность; в отношении этого Фридлендер отметил:

Но кто же не знает, что при маниях чувствительность всего тела уменьшается, поскольку она увеличена в месте своей основной локализации, в мозге. Если в этом состоянии назначить камфору, то безумцев одолеет совсем неистовое безумие.

Т. Ленгард говорил:

Трудно поверить, что врачи могут быть настолько слабоумны, что пропишут камфору пациентам с безумием; камфора лишь сделает последних еще неистовее, еще сильнее повредит их разум и усугубит их меланхолию (Dörffurt, там же, стр. 232).

Согласно Нейману (там же, vol. iv, стр. 451), пожалуй, нет другой мании, которую было бы так же легко подавить в самом ее начале, как послеродовую манию, которая иногда возникает при родах, и сделать это можно с помощью камфоры. Согласно Краусу (Philos. Pract. Pharmacol., Goett., 1831, стр. 478), рекомендация камфоры при судорогах в родах, при мании, особенно нимфомании, а также при болезнях семенного раздражения в целом, равно и как при наркомании, особенно от употребления опиума, являются продуктом угодливой слепой веры. При использовании камфоры Зимерлинг наблюдал "интоксикацию второй степени". Явления, которые камфора вызывает в организме, имеют удивительную схожесть с явлениями, которые вызывают спиртовые растворы. Баркхаузен ("Observations on Drunken Madness", Bremen, 1828, стр. 112) тем не менее отмечал, что камфора часто с успехом используется при белой горячке. Он и сам использовал ее в таких случаях. Кварин (там же, стр. 57) предостерегает от использования слишком больших доз камфоры, поскольку она, помимо прочего, вызывает и "oculos torvos imflammatos" (лат. жестокое воспаление глаз. — Прим. авт. сайта) Мюррей (там же, стр. 495, 523) хвалил ее при воспалениях глаз и век, в чем многие соглашаются с ним, например, Мост (Encyclop. Pocket Vocab. of Pract.. Pharm., Rostock and Schwerin, 1841, стр. 209), который советовал использовать камфору от "недавней и старой Ophthalmia catarrhalis и rheumatica". Согласно Моро, при ophthalmia militaris камфора действует поочередно стимулирующе и успокаивающе, вызывая в той части, с которой она вступает в контакт, тепло, покраснение и такую жгучую боль, что глаз немедленно наполняется слезами, и хотя временно появляются жжение и слезы, покраснение и раздражение исчезают, а глазное яблоко возвращается в нормальное состояние (Annales d'Oculiste et Gynécologie, vol. i, livr. 20, в Schmidt's Annuary, vol. xxviii, № 1).

При оталгии, — говорит Краус (там же, стр. 479), — от общепринятого обычая помещать камфору в уши можно ожидать только ухудшения состояния, и обычно так и происходит.

То, что камфора вызывает слюноотделение, подтвердили эксперименты Винченцо Менгини (Comment. De Bononiens, Scient. et Art. Instit., стр. 199), но хорошо известно и то, что она устраняет слюноотделение, в частности, ртутное. Фридлендер называет специфическое действие камфоры на меркуриальное слюноотделение и болезненное мочеиспускание после применения шпанской мушки фиктивным, и добавляет:

Специфическое воздействие есть не что иное, как действие вещества на образования тела, и это действие всегда является стимулирующим в соответствии с органическими законами животной жизни; следовательно, камфора должна, скорее, усиливать, чем сдерживать действия обоих вышеуказанных веществ; между тем, если это так, то указанный феномен должен происходить вследствие иного исцеляющего принципа камфоры.

Факт, обсуждаемый Фридлендером, установлен, и (как частично это подтверждено выше) его объясняет принцип гомеопатии. Камфора вызывает воспалительное раздражение мочевых органов. Согласно Скудери, камфора вызывает болезненное мочеиспускание (Annali Univers. di Med., 1829, Giug.). Кроме того, Эммерих и Геберден также наблюдали у двоих больных болезненное мочеиспускание после применения камфоры. Тем не менее Camphora заработала прекрасную репутацию в качестве средства от болезненного мочеиспускания, особенно если оно вызвано применением шпанской мушки. Мейсон Гуд (Study of Medicine, 4-е изд., Лондон, 1834, vol. IV, р. 350) называет камфору мочегонным и седативным средством, и потому ее часто используют с большой пользой от болезненного мочеиспускания, особенно если оно вызвано применением шпанской мушки. Роб. Виллис (Diseases of the Urinary System) считает, что без камфоры невозможно обойтись при воспалениях, вызванных шпанской мушкой, и что она служит основным средством при ревматических воспалениях почки. Хоум (Clinical Ехреr. и др., стр. 33) следующим образом высказывается об антидотирующем действии камфоры при болезненном мочеиспускании, вызванном применением шпанской мушки:

Я хотел бы, чтобы мы всегда могли руководствоваться таким верным опытом в искусстве приготовления лекарственных средств.

С другой стороны, Йорг (там же, стр. 269), основываясь на своем опыте, высказывает следующее мнение:

Камфора способна принести совсем небольшую пользу при воспалительном раздражении мочевыделительных органов, вызываемом шпанскими мушками, независимо от того, применяют ли их внутрь или наружно.

У Жофруа (там же, стр. 779) мы читаем следующее:

Это правда, и не нужно отрицать, что есть люди, у которых естественная способность ослаблена и подавлена слишком долгим использованием камфоры; с другой стороны, есть множество людей, кто пользовался этой смолой для подавления похотливых желаний, но в результате этого жаловались, что эти желания мучали их гораздо больше.

Согласно Хоппе (System of Pharm., Leipzig, 1837, vol. ii, р. 213), камфора вызывает чувственные поллюции и значительно усиливает мочевые и детородные органы, но когда есть слабость и вялость, она снимает чувствительность и раздражительность. Нейман (там же, стр. 156) отмечает:

Считается, что камфора специфически снижает половую силу, но тем не менее мы читаем в сообщениях наблюдателей, что они пробовали это на себе, и обнаружили, что она эту силу увеличивает (сравните это с Мюрреем, там же, стр. 518).

Йорг (Handb. d. Krankh. d. Weibes, 2-е изд., Leipzig, 1821, стр. 242) помещает камфору почти наравне с главными стимуляторами и говорит:

И далее, мы также знаем наверняка, что камфора не обладает особой способностью снижать сексуальное желание, как полагали некоторые авторы и как до сих пор воображают простолюдины, и поэтому полезность этого лекарства в вышеупомянутой болезни (нимфомании) опровергается. Может случиться, однако, что камфора поможет и при нимфомании, но это может быть лишь тогда, когда она носит характер слабости, и когда детородная система уже не раздражается так сильно.

Но тогда, когда еще существует какое-то раздражение, и вследствие того, что камфора в то же время является великим стимулятором, не будет ли существующее раздражение еще более усиливаться при ее использовании? И если она тогда тем не менее оказывает хорошее действие, не происходит ли это по принципу гомеопатии? Фогт (Pharmacodyn., там же, стр. 509) рекомендовал камфору при заболеваниях мочевых и детородных органов, при наличии повышенного раздражения в этих областях. Гуфеланд (Enchirid Med., Berlin, 1836, стр. 282) высоко оценивает использование камфоры при нимфомании, сатириазе и онанизме:

Она, — пишет он, — по-настоящему специфический антафродизиак, и я видел даже атрофию яичек, возникающую из-за постоянного внутреннего и внешнего ее применения.

По словам Зелле (Medic. Clin., 5-е изд., Berlin, 1789, стр. 606), частое использование камфоры ослабляет детородную функцию, поэтому в прежние времена ее рассматривали в монастырях как так называемое средство для целомудрия. Иоганн Христиан Штарк (Handb. z. Kennt. u. Heil. in N. Krankh., Jena, 1800, vol. ii, стр. 129) заверял, что при похотливости многого можно достичь с помощью средств, в числе прочих содержащих камфору. Согласно Фридлендеру, камфора "как известно" не приносит особой пользы при нимфомании. Идея о том, что камфора способна снижать активность половых органов и что она может, следовательно, напрямую принести пользу при болезнях, которые характеризуются повышенной чувствительностью этих органов, возможно, восходит, по словам Йорга (Material., etc., стр. 268), к легендарным временам медицины, "из которых, правда, мы и в настоящее время еще не вышли окончательно", и по крайней мере в этом последнем пункте он совершенно прав. Свойство камфоры способствовать рассасыванию уплотнений было во многих отношениях оценено и доказано, однако Лёзеке в своей Materia Medica (6-е изд., 1790, стр. 162) писал:

Она часто вызывает уплотнение желез, особенно при подтвержденных рожистых воспалениях, она изгоняет едкое вещество, которое вызывает подагру и боли в конечностях, из тех частей, которые могут выдержать ее вирулентность, в жизненно важные органы, и поэтому часто приводит к максимально быстрому сокращению времени жизни.

И тем не менее, разве камфору не предлагали, наоборот, использовать в качестве превосходного средства при летучем ревматизме? Ко всем эти разногласиям остается добавить, что камфору сочетали с другими средствами, которые известны тем, что мешают ее работе и являются противоядием для нее: опиум, ртуть, шпанские мушки и селитра. Что касается последней, то Скудери специально отмечал, что она снижает эффект камфоры (Arch. Génér. de Méd., 1829, vol. xxvi, № 9, стр. 143). Если эта комбинация была сделана преднамеренно, то давайте прочтем, что писал об этом Шёне (Pract. Pharm., Berlin, 1815, vol. i, стр. 117):

Соединения со ослабляющими лекарствами, такими как селитра и т. д., которые рекомендовались в прежние времена, надо считать глупостью. Кто может поступать так абсурдно, чтобы объединять два противоположных средства, когда действие одного аннулирует действие другого? Если кто-то считает, что камфора действует слишком сильно, то лучше не давать ее вообще, но если будет сочтено, что ее применение необходимо, следует начинать с наименьшей дозы, и тогда уж точно можно будет избежать ошибок. Для детей гран можно разделить на несколько частей, но при этом все еще можно быть уверенным, что полученный эффект будет принадлежать именно этому средству.

Это как раз то, чему учил Ганеман, и если бы этому курсу следовали с давних пор, то фармакология двухтысячелетней медицинской науки теперь была бы в лучшем состоянии, нежели то, которое мы имеем сейчас; был бы получен достоверный опыт, все пустые гипотезы были бы отброшены, и можно было бы избежать того огромного вреда, который был нанесен в результате незнания медикаментов и их широкомасштабного и совершенно бесполезного применения. Если бы камфору всегда применяли в надлежащих небольших дозах, то не было бы причин так много жаловаться на обострение болезней, особенно с учетом того, что ее удивительно часто использовали на таких стадиях болезней, которые она сама вызывала ранее. Горн упоминал (там же, стр. 224), что нет лекарства, применение которого так часто встречается с таким множеством идиосинкразических препятствий, как у камфоры, при этом он имеет в виду не что иное, как гомеопатические обострения, которых можно избежать только подбором подходящих небольших доз.

Вышеприведенное сравнение приводит к следующим выводам:

1. Двухтысячелетняя наука о медицине не имеет оснований гордиться своими основами фармакологии, где наблюдается такая вавилонская путаница, такие абсолютные противоречия, такие обрывочные, частичные, извращенные понятия и абстракции, как те, которые были представлены вниманию читателя, когда наилучших наблюдателей обвиняют в обмане и искажении фактов.

2. Камфора — средство, которое в полной мере воздает честь гомеопатии, поскольку оно лучше всего зарекомендовало себя при тех самых болезнях, которые оно точнее всего может воспроизводить своим воздействием, как о том свидетельствуют отравления, анализы вскрытий, эксперименты на здоровых и больных организмах и наблюдаемые при таких болезнях излечения и обострения.

3. Только врач-гомеопат может иметь в своем распоряжении достаточные показания к применению медикаментов, когда опыт, полученный у больничной койки, и положительные симптомы совпадают в такой удивительной степени (как у камфоры), "где говорит сама Природа, а не предрассудки или капризы гипотез".

Описание. Dryobalanops Camphora — величественное лесное дерево, достигающее огромной высоты. Камфору находят в больших количествах в полостях древесины ствола и крупных веток, но ее так высоко ценят китайцы, что, по словам Кристисона, она редко попадает в нашу страну, а то, что можно встретить у нас, это продукт камфорного лавра, Laurus Camphora4. От одного дерева можно получить 11–22 фунтов продукта. Молодые деревья не дают камфоры, но выделяют на разрезе маслянистую субстанцию.

Точный возраст, когда это дерево начинает давать камфору, неизвестен, но молодые деревья дают масло, обладающее многими свойствами камфоры. У местных жителей есть особый способ простукивания деревьев, чтобы узнать, есть ли внутри камфора.

Деревья разрезают до сердцевины примерно в 18 футах от земли, пока не будет видна камфора, и таким образом могут быть изуродованы сотни деревьев, пока не будет обнаружено то, в котором содержится камфора в количестве, оправдывающем труд по уничтожению огромного дерева. Надежные источники утверждают, что некоторые из этих деревьев на острове Лабуан достигают 250 футов в высоту. Когда удается найти такое дерево, его срубают и разрезают на куски длиной около шести футов, которые затем расщепляют. Камфора находится в сердцевине, занимая пространство толщиной в человеческую руку. Ниже описан способ получения камфоры из камфорного лавра.

В Японии корни и древесину этого дерева (Laurus Camphora) измельчают и кипятят в воде в железном сосуде, к которому приделывают глиняную камеру с соломой; камфора возгоняется и осаждается на соломе.

В Китае измельченные ветви погружают в воду, а затем кипятят до тех пор, пока камфора не начнет прилипать к палочке, используемой при помешивании; затем жидкость процеживают и отстаивают, в результате чего камфора сгущается. После этого в медную миску помещают чередующиеся слои превращенной в мелкий порошок сухой земли и полученной как описано выше камфоры, накрывают это другой перевернутой миской, замазав линию соприкосновения мисок водонепроницаемой замазкой, и возгоняют содержимое.

Торговцам известны два вида камфоры (Camphora crudus): 1. голландская, или японская, камфора, предположительно поступающая из Батавии (старое название Джакарты, столицы Индонезии. — Прим. ред.), и 2. обычная сырая камфора, импортируемая из Сингапура и Бомбея и в основном производимая на о. Формоза (в настоящее время — о. Тайвань — Прим. ред.).

Очищенная камфора встречается в виде больших полусферических или выпукло-вогнутых лепешек с отверстиями посредине. Она полупрозрачна, имеет кристаллическую зернистую природу, сильный не лишенный приятности ароматный запах и ароматный горький вкус, приносящий ощущение охлаждения через некоторое время после употребления. Она твердая при обычных температурах, мягкая и несколько тягучая, но ее можно легко превратить в порошок добавлением нескольких капель очищенного спирта. Она испаряется в воздухе при обычной температуре, но в закрытой бутыли, подвергнутом воздействию света, она возгоняется и кристаллизуется на стенках. Она легко воспламеняется на воздухе и горит пламенем с выделением большого количества сажи. Она легче воды, ее удельный вес составляет 0,9857. В воде ее растворяется очень мало. Камфора легко растворяется в спирте, но выпадает в осадок, если к раствору добавить воду. Камфору легко узнать по запаху, и она не чернеет при горении.

Географическое распределение. Восточный архипелаг. В лесах Борнео, Лабуана и Суматры.

Физиологическое воздействие.

На растения. Раствор камфоры оказывает на растения такое же вредное влияние, как и ее летучие масла; он разрушает подвижность сократительных частей, не возбуждая их, а для того чтобы уничтожить мясистые растения и папоротники, достаточно одних лишь паров этого раствора.

На животных. Пары камфоры вредны для насекомых (за исключением моли, которая уничтожает шерсть). Для амфибий (лягушек) вредны пары, которые вызывают странные движения, учащенное дыхание, дрожь и оцепенение. Для птиц и млекопитающих она чрезвычайно вредна, если давать ее в слишком больших дозах. У собак она вызывает тетанические спазмы с сильными судорогами сродни эпилепсии, за которыми следуют бесчувствие и смерть (Орфила, Тох. Gén., vol. i). Скудери из Мессины (Annal. Univers. di Med., vol. xxxvi, p. 102) подтверждает это и отмечает, что судороги сопровождались крайним возбуждением, которое заставляло животных бегать взад и вперед без видимой причины, словно они находились в маниакальном состоянии. Он также обнаружил, что почти у всех были затронуты мочевыделительные органы, и в большинстве случаев имелось болезненное мочеиспускание.

На человека. Симптомы, которые она вызывает в избыточных дозах у человека, наблюдались нечасто; ее влияние совершенно непредсказуемо и временами оказывается чрезвычайно вредным, а иногда совершенно безвредным. Это наркотически едкий яд; ее наркотические эффекты были показаны г-ном Александером (Experimental Essays, р. 128, 1763), который в ходе экспериментов над собой едва не умер от этого яда. После того как в ходе его экспериментов стало понятно, что один скрупул (1 скрупул = ⅓ драхмы = 20 гранов = 1,296 г. — Прим. перев.) не оказал никакого воздействия и не вызвал никаких конкретных симптомов, он проглотил два скрупула, смешанные с сиропом из роз; через двадцать минут он стал вял и апатичен, через час у него закружилась голова и наступили забывчивость и спутанность сознания, все предметы дрожали у него перед глазами, а в голове бурлил поток беспорядочных мыслей; в конце концов он потерял сознание, и в этом состоянии у него наблюдались приступы сильных судорог и маниакальное безумие. Эти тревожные симптомы прошли от рвотного средства после того, как д-р Монро обнаружил, что именно являлось предметом экспериментальных исследований его пациента, но некоторое количество разнообразных поражений чисто психического характера продолжалось и некоторое время после этого. Рвотное средство позволило вывести всю или почти всю камфору, принятую за три часа до этого.

Д-р Эркхорн из Нового Орлеана принял три драхмы в малых дозах в течение трех часов, но единственным результатом этого были сильный жар, сердцебиение, учащенный пульс и приятное чувство опьянения; затем наблюдалась влажность кожи, после чего наступил глубокий сон в течение нескольких часов, сопровождавшийся сильным потоотделением, и наконец наступила большая слабость (American Journal of Medical Science).

Ее локальное действие, вероятно, раздражающее. Кусочек камфоры, который держали во рту в течение получаса, вызвал покраснение, жар, опухание и болезненность слизистой оболочки и, вероятно, если бы эксперимент продолжали намного дольше, могло бы развиться изъязвление.

Камфора в больших дозах вызывает расстройство умственных способностей, внешних чувств и воли. Наблюдаемые при этом симптомы — усталость, головокружение, спутанность мыслей, нарушение зрения, шум в ушах, сонливость, бред или оцепенение, а также судороги. По способности вызвать оцепенение камфора напоминает опиум, но отличается от последнего тем, что чаще вызывает бред и судороги. Воздействию камфоры также приписывали эпилепсию.

Камфора обладает своеобразными свойствами, снижающими половое влечение. Этот эффект часто вызывается ее запахом. "Camphora per nares castrat odore mares" (лат. вдыхание камфоры перебивает запах мужчин. — Прим. авт. сайта). Когда ее принимают в большом количестве грубого порошка, она часто вызывает боль в желудке, тошноту и рвоту, действуя как раздражитель, но при сильном измельчении и в растворенном виде она вызывает наркотические симптомы, такие как головокружение, оцепенение, помутнение зрения, спутанность сознания и бред.

Использование в гомеопатии. Наблюдения Ганемана.

До сих пор врачи использовали камфору, не зная ее настоящего действия, в особенности потому что обычно они назначали ее либо в смеси с другими лекарствами, либо одновременно с ними, или, что еще хуже, во время изменения болезненных симптомов. В том, что наблюдал Александер, практически нет чистых влияний камфоры, и наблюдения были описаны лишь в общих словах.

Действие камфоры вызывает недоумение, и его трудно изучать даже у здорового субъекта, потому что первоначальное воздействие часто быстро чередуется с реакцией жизненной силы, так что во многих случаях трудно различать первичные и последующие эффекты.

Камфора не менее озадачивает и удивляет в отношении результатов своего влияния, поскольку она уничтожает сильные действия множества различных растительных средств, а также шпанской мушки и различных минеральных и металлических веществ. Поэтому она, по-видимому, оказывает своеобразное общее патологическое действие, которому мы не будем давать точного названия, чтобы не запутаться и не дойти до того, что наши наблюдения будут основаны уже не на опыте, а мы сами окажемся подвержены ошибкам воображения.

Как я ранее сказал, опыт показывает, что камфора устраняет слишком сильные воздействия большого количества лекарств, независимо от того, были ли они даны не к месту или в слишком больших дозах, но это обычно происходит только в силу ее первичного действия и просто как паллиатив. Поэтому когда ее используют для этого, то прием необходимо повторять часто в малых дозах каждые пять или пятнадцать минут, или, если это необходимо сделать срочно, то следует каждые две или три минуты давать каплю насыщенного спиртового раствора, ⅛ часть грана, смешанную с двумя драхмами чистой воды, или ее можно также вдыхать в виде раствора каждые несколько мин. Гран камфоры, растворенный в восьми каплях спирта, смешивается с 400 гранами воды комнатной температуры и посредством взбалтывания из этого получают окончательный раствор, несмотря на мнение авторов Материи медики, которые утверждают, что камфора нерастворима в воде.

Быстрота, с которой действие камфоры прекращается и с которой ее симптомы следуют друг за другом, делают ее непригодной для лечения хронических жалоб.

Поскольку воспаление кожи, называемое рожей (распространяющееся в виде лучей чистого красного оттенка и исчезающее на мгновение при нажатии пальцем), является лишь одним симптомом заболевания, происходящим от внутренних причин, и поскольку нанесение камфоры на кожу дает несколько сходный эффект, ее локальное применение может быть полезно при расстройствах, наступающих стремительно и сопровождаемых рожей, при условии, что существует аналогия между ее симптомами и предъявляемыми жалобами.

При сибирском гриппе камфора, которую дают, как только наступает лихорадочный жар, действует лишь как паллиативное средство, но здесь оно является ценным средством, потому что это краткосрочное расстройство. В таких случаях ее дают в частых постепенно увеличивающихся дозах. Она не уменьшает продолжительности заболевания, но значительно снижает его силу и безопасно его завершает (одна слабая доза Nux vomica часто гомеопатически излечивает эту жалобу за несколько часов). Когда большая доза камфоры вызывает опасное состояние, надлежащим противоядием является опиум, поскольку камфора — мощная кислота при отравлениях опиумом; таким образом, эти два вещества уничтожают друг друга. Не странно ли после этого, что мы часто встречаем их вместе в одной и той же прописи?

Клинические наблюдения. Ноак и Тринкс. Головокружение. Утрата сознания и похолодание тела, по-видимому, суть первичные симптомы от дозы камфоры, и указывают на сниженный приток крови к тем частям, которые далеки от сердца, тогда как прилив крови к голове, жар головы и т. п. — симптомы, которые столь же четко указывают на [усиленную] реакцию жизненных сил, как и первые ее симптомы означают их ослабленное действие. Внезапно возникшие небольшие и недавние воспаления могут быть прекращены с помощью смягчающих, охлаждающих эффектов камфоры, но этого никогда не происходит со старыми воспалениями. Продолжительный прием камфоры часто вызывает стойкую офтальмию, что находится в соответствии с постоянством реакции, присущей организму.

Я (Ганеман) не стал бы отрицать гомеопатичности внешних применений камфоры к воспаленным глазам в острых случаях, но не могу рекомендовать ее по той причине, что никогда не использую наружные средства при лечении офтальмии.

По Ноаку и Тринксу, камфора, равно как и бром, является самым летучим лечебным средством и отличается скоростью, с которой ее эффекты исчезают, а за первичными симптомами идут вторичные. Она особенно показана, когда уменьшена или отсутствует чувствительность нервной системы, когда мышечные волокна поражены паралитической слабостью, когда способность организма, и особенно капилляров, к раздражению снижена. Она особенно подходит для рыхлых, тучных, особенно ревматических, катаральных конституций и для флегматического и меланхолического темпераментов, для лиц с холодными конечностями, медленным дыханием и вялым пульсом; тем, кто подвержен переменам погоды, а также достигшим преклонного возраста и страдающим затяжной болезнью. Камфора восстанавливает восприимчивость организма к лекарствам и должна быть заменена другими подходящими средствами, как только жизненная энергия будет восстановлена. Камфора — главное противоядие для ряда растительных лекарств. Ее успешно использовали при многих заболеваниях. Среди прочего: катаральные поражения, эпилепсия, болезни с отеками, общие и локальные астенические воспаления, как острые, так и хронические, пассивные воспаления, особенно ревматического и рожистого типа. Она может быть использована для профилактики ряда тяжелых заболеваний, особенно катаральных, в продромальном периоде, когда общее недомогание и озноб предвещают приближение лихорадочного состояния. Тиф на втором этапе. Азиатская холера на холодном этапе, с вязким потом. Согласно Лобеталю, камфора является специфическим средством при азиатской холере, пока тело имеет естественный цвет, даже если температура тела очень низка. На стадии асфиксии Ганеман рекомендует Carbo veget. и Secale cornut., с частым использованием ледяных таблеток. Purpura senilis с признаками гангрены в пальцах ног. Белая горячка. Головная боль, вызванная промоканием ног, простудой или внезапной сменой температуры, сопровождаемая катаральными поражениями органов дыхания. Меркуриальный птиализм. Диарея с коликами (особенно когда холера эпидемична), с симптомами частых ознобов или ощущением, будто холодный воздух проходит через пораженные части. Воспалительное раздражение мочевых органов. Грипп. Сильные судороги в груди, вызванные чрезмерными эмоциями, и т. д.

Антидоты. Этилнитрит, кофе и спирт усиливают эффект камфоры. Камфора усиливает действие селитры. Согласно опыту Ганемана, камфора не служит противоядием к сильному действию Ignatia. Опиум — противоядие для камфоры, а камфора чудесно спасает при отравлении опиумом. Камфора является противоядием ряду растительных препаратов, особенно таких, которые оказывают сильнодействующий эффект и вызывают рвоту и диарею, бледность лица, холодность конечностей и потерю сознания. Когда камфора используется как противоядие, ее следует давать в часто повторяющихся дозах.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Камфора встречается во многих растениях, но в больших количествах ее содержат только два растения, а именно Dryobalanops Camphora и Laurus Camphora, или камфорный лавр, который ранее считали единственным источником поступавшей в продажу камфоры.
2 Курт Поликарп Йоахим Шпренгель (нем. Kurt Polykarp Joachim Sprengel, 1766—1833) — немецкий ботаник, врач, филолог и историк науки. — Прим. перев.
3 Симеон Сет (ок. 1035 — ок. 1110) — византийский ученый, переводчик и чиновник при императоре Михаиле VII Дукасе, автор четырех оригинальных произведений на греческом и одного перевода с арабского. — Прим. перев.
4 Ныне дело обстоит иначе. Сейчас к нам попадает большое количество камфоры с острова Борнео, а так как это наиболее чистый продукт, то у нас его применяют вместо камфоры из камфорного лавра.

Calendula officinalis Calendula officinalis   оглавление книги Э. Гамильтона Оглавление   Cannabis sativa Cannabis sativa