Д-р Эдвард Гамильтон (Англия)

Flora Homœopathica

Лондон, 1852

Украïнський гомеопатичний щорiчник, 2018, XV, cтр. 115–119

COLCHICUM1 AUTUMNALE
(Common Meadow Saffron, Tuber Root, Naked Lady, Upstart)


БЕЗВРЕМЕННИК ОСЕННИЙ

Синонимы. Colchicum anglicum purpureum et album, Johnson's Ger. Em., 157. Colchicum commune, Raii Syn., 373. Colchicum vere prodiens, Camer. Epit., 846. Colchicum autumnale, Linn. Sp. Plant., 485; Willd., ii. 273; Flora Britt., Eng. Bot., ii. 133.

Иностранные названия. Фр.: Colchique, Tue-chien, Safran des Près. Итал.: Colchico, Giglio Matto, Strozzecane. Исп. и порт.: Colchico. Нем.: Zeitlose, Wiesen-saffran, Lichtblume, Spinnblume. Гол.: Tydloosen. Швед.: Tidlöse, Nakna Jungfur. Дат.: Nogne Jomfrue. Русск.: Безвременник.

Семейство, порядок. Melanthaceae, R. Brown; Hexandria, trigynia.

Общие характеристики. Чашечки нет. Венчик из одного лепестка, трубчатый, очень длинный, с несколько колоколообразным шестичастным отгибом. Тычинки вставлены в отверстие ростковой трубочки. Пыльники продолговатые, налегающие. Столбиков три, очень длинные. Семенные коробочки три, раздутые, вертикальные, соединенные у основания, многосеменные.

Особые характеристики. Листья плоские, широкие, копьевидные, вертикальные.

История. Εψημερον Теофраста, Κολχικον Диоскорида и Ερμεδακτυλος Павла Эгинского, как предположил д-р Адамс (Supplement to Dunbar's Greek Lexicon, Comment. on Paulus Ægineta) и другие комментаторы, идентичны нашему Colchicum autumnale. Перейра (Elem. Mat. Med., р. 628) считал, что Hermodactylus является одним из видов Colchicum, но не Colchicum autumnale. Миллер (Gardeners Dict., 1579) считал, что продаваемый в магазинах широколистный луговой шафран, который является автохтонным растением в странах Восточного Средиземноморья, это Hermodactylus. Александр Траллиан в своей работе "De Podagra" рекомендовал Hermodactylus как средство от подагры и других заболеваний как самостоятельно, так и в смеси со скаммонием, имбирем и другими ингредиентами. Он также отмечал, что привычное использование этого лекарства учащает приступы этой болезни у пациентов, что также характерно для Colchicum, и подтверждено сэром С. Скудамором (Treat. on Gout and Rheumatism, 3rd edit., стр. 197).

Похоже, что он был хорошо известен в XIII веке, и из-за предполагаемых достоинств в лечении подагры и ревматизма суставов получил название Anima articulorum, "душа суставов". Он был основным ингредиентом всех спецификов для лечения подагры; знаменитая лекарственная вода (Eau médicinale) должна быть обязана своими достоинствами препарату из этого растения2.

По словам Проспера Альпини, египтянки ели огромное количество корней Colchicum, чтобы набрать вес, называя их Hermodactyles, но г-н Поме (Histoire des Drogues) считал их плодом большого дерева; он, однако, признавал их пользу при параличах, подагре и т. д.

Это одно из тех растений, чьи уникальные мощные эффекты в телах животных привлекли внимание д-ра Штёрка, надеявшегося, что дав его в очень малых дозах или должным образом, он превратит его в лекарство, не только безопасное, но и способное избавить от расстройств, при которых обычные средства неэффективны.

Sunt multi qui in abstractissimis processibus chemicis quaerunt ex metallis medicamenta, et negligunt ea quae tellus largitur offer, quas naturae provida sponte paravit et quae corpori nostro sunt longe magis analoga" (лат. Многие ищут лекарства из металлов в абстрактнейших химических процессах и пренебрегают теми, что приготовила земля, которые природа создала спонтанно и которые гораздо ближе нашему телу. — Прим. авт. сайта) (Störck, Libell. De Colch. Autum.).

Помимо предполагаемых специфических свойств при подагре, он был применен Маклеодом, Уиганом и др. при ревматизме и ревматической подагре (Lond. Med. Gazette, vol. xxi, 30.VI.1838 г.), Штёрком при водянке (l. c.), Хейденом при воспалительных нарушениях вообще (Pract. Observ. on the Colch. Autumnale, 1820), д-ром Гастингсом при хроническом бронхите (Treat. on Inflam. of Mucous Membrane of the Lungs), д-ром Левиным при лихорадке (Edin. Med. and Surg. Jour., 1837), Ширманом при сифилисе, Уильямсом при венерических узлах, г-н Рейвеном — при истерии, ипохондрии, хорее и судорогах (Lond. Med. and Phys. Jour., 1817), Эллиотсоном при почесухе, Фогтом при роже, Мюллером при ревматической головной боли, Перейрой при гуморальной астме и других хронических бронхиальных поражениях (Elem. Маt. Med., p. 625), Рултоном при лейкорее, Шёнлейном при артритном кардите, и т. д.

1. Поперечный разрез семенной коробочки, демонстрирующий семена

Описание. Многолетник. Цветет в сентябре-октябре. Луковица твердая, напоминающая тюльпан, бороздчатый с одной стороны. Листья связкой, копьевидные, тупые, цельные, темно-зеленые, гладкие, фут или более длиной и от одного до двух дюймов шириной. Цветов несколько, поднимаются от корня и появляются последовательно, бледно-фиолетовые, иногда белые, трубочка от пяти-шести до восьми-десяти дюймов в длину, белого цвета и окружена у основания двумя или тремя оболочками. Ветвь разделена на шесть отчасти неравных продолговатых вертикальных вогнутых сегментов. Почка у основания луковицы заключена в одну общую оболочку и окружена зачатками будущих листьев. Столбики, как и тычинки, нитевидные, доходят почти до основания трубочки. Рыльца линейные, отогнутые назад, с каналами, покрыты пухом. Плод овальный, состоит из трех раздутых многосеменных капсул. Семена круглые, беловатые, полированные. Цветы появляются в сентябре, листья и плоды только весной (Baxter)3.

Географическое распределение. В большинстве регионов Европы, Малой Азии и Северной Америки.

Места обитания. На влажных плодородных лугах. Сибторп (Prod. Flor. Græc.) нашел его в Греции, но только на горах Парнас и Тимфраст на высоте от трех до четырех тысяч футов. В Великобритании он в основном растет в Глостершире на влажных лугах, в Хэмпшире на влажных лугах, в Оксфордшире около Кумбе, Хейторпа, Стэнтон-Харкорта, Эшфорда-Миллса, между Хедингтоном и Бартоном, недалеко от Оксфорда, на лугах рядом с Верхним Хейфордом, Лифилдом, Вичвудским лесом рядом с Филкинсом и недалеко от Брэдвелла, в Беркшире рядом с Эпплтоном и Камнором, в Саффолке у Малого Стонхэма, в Стаффордшире в Уэстонском парке, у Трента, недалеко от Бертона, в Саффолке возле Бангая, как пурпурные, так и белые разновидности, в Уорикшире у замка Бромвич, в Вустершире на берегах Северна, на влажных лугах между Алвечерчем и Реддичем, в Уилтшире рядом с Девизесом, разновидность белого цвета, в Йоркшире около Ротерхэма, Ричмонда и т. д., в Шотландии около Аллоа.

На рынки Лондона, по словам д-ра Перейры, поставляют главным образом из Глостершира, Хэмпшира и Оксфордшира.

Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Стебель (луковица), собранный в надлежащий сезон, имеет размер каштана и внешне напоминает луковицу обычного тюльпана; Colchicum сразу можно отличить от иных лиловых луковиц по его твердости, тогда как луковица тюльпана и др. состоит из пластинок или чешуй. Он закруглен с одной стороны, несколько сплюснут и рифленый с другой; имеет два слоя, внешний — коричневого цвета, внутренний — красновато-желтый. Внутри белый, мясистый и твердый, содержит млечный сок, который очень опасен и имеет едкий горький вкус (Pereira, Elem. Mat. Med., 3rd edit., pt. l, vol. ii.)

Сбор стеблей (луковиц). Стебель двухлетний. Сначала появляется в конце июня или начале июля, цветет осенью и производит листья весной, а семена в июне следующего года, затем он начинает сжиматься, становится жестким и наконец исчезает в течение весны или лета. Активность стебля варьируется в разные сезоны года. Обычно считают, что она самая большая, когда стеблю около года, то есть около июля, между увяданием листьев и прорастанием цветов молодого стебля; в этот период стебель полностью развит и не исчерпал себя производством молодого (Id., l. c.).

Д-р Кристисон выразил некоторые сомнения относительно правильности сбора стеблей в июле, потому что хотя в этот период они были максимально плотными, твердыми и богатыми крахмалом, но в следующем апреле он нашел сморщенные стебли в новых побегах такими же, если не более, горькими; он цитировал анализ Штольце, чтобы показать, что хотя октябрьский стебель дает 2%, мартовский стебель дает 6% горького экстракта. Но в цитате есть ошибка, препятствующая выводу, который должен быть сделан. Штольце обнаружил, что октябрьский стебель содержит 2,17% горького экстракта и что мартовский стебель содержит 5,91%, сладкого экстрактивного вещества в сочетании с экстрактом ряда горечей, и он пришел к выводу, что октябрьский стебель гораздо активнее и содержит более горький экстракт, чем весенний (Id., l. c.).

Перед тем как высушить стебель, его нужно разрезать поперек на тонкие ломтики, предварительно удалив сухое покрытие. Ломтики должны быть быстро высушены в темном проветриваемом месте, тепло не должно превышать 170° F (Battley, Lond. Med. Repos., xiv. 429). Покойный д-р A. T. Томпсон рекомендовал сушить ломтики на чистой белой бумаге без искусственного тепла; единственное возражение против этого — требуемое время.

По д-ру Линдли (Flora Med., р. 589), на рынок поступает некоторое количество стеблей куста, уже давших цветы, которые затем были обломаны, и все же их продают по лучшей цене.

Квин (Pharm. Ноm.) и Яр (Ноm. Pharm. and Posol.) советовали собирать стебли куста весной, но Перейра рекомендовал июль как период их наибольшей активности и возражал против плана сбора д-ра Кристисона в октябре. Сок должен быть выжат из стеблей, а затем приготовлен таким же образом, каким готовится для всех свежих растений.

Физиологические эффекты. На животных. Colchicum действует на многих животных как сильный яд. Говорят, что крупный рогатый скот, который кормится на лугах, где есть это растение, поражают семена, которые прилипают к оболочке желудка, производя в нескольких точках их прилипания воспаление, что приводит к смерти, а несколько свиней, съевших много луковиц, которые были выкорчеваны и помещены во двор, умерли в мучительной агонии, и при вскрытии желудок каждой из них оказался лопнувшим (Taylor on Poisons, art. Colchicum).

Сэр Эверард Хоум (Phil. Trans., 1816) экспериментировал на нескольких собаках. Он вводил 160 капель винной настойки в яремную вену собаки; вся сила движения мгновенно терялась, и влияние на пульс было поразительно; вначале оно не ощущалось, через 10 минут пульс был 84, через 20 минут — 60, через час — 115, и через два часа — 150. Дыхание было в начале очень медленным, а далее при нарастании пульса таким быстрым, что его вряд ли можно было сосчитать. Было много поноса и рвоты, и смерть наступала через пять часов. После смерти желудок обнаруживали повсеместно воспаленным.

Орфила (Toxicol. Gén., 3rd. edit., vol. II, р. 257) постоянно давал луковицы Colchicum, собранные в июне, собакам, не получая никакого эффекта. Поэтому он считал, что климат и сезон влияют на его вредные свойства. Говорят, что он безвреден для лошадей, но г-н Вудворд в "Британских растениях по Визерингу" (l. с.) писал, что на пастбище, где были несколько лошадей, трава была ими начисто выщипана даже под листьями, но ни один лист (безвременника. — Прим. перев.) не был тронут.

На человеке. Штёрк (Libellus de Rad. Golch. Aut.) обнаружил, что при разрезании свежих частей на ломтики, выделяющиеся из них едкие частицы раздражали ноздри, глотку и дыхание, а кончики пальцев, которые эти ломтики держивали, были сильно онемевшими; сок, нанесенный на две минуты на кончик языка, делал эту часть неподвижной и почти бесчувственной в течение шести часов; что в количестве меньше грана, посыпанный крошками хлеба и принимаемый внутрь, он вызывал тревожные симптомы, жгучий жар и боль в желудке и кишечнике, затруднение мочеиспускания, тенезмы, жажду, полную потерю аппетита и т. д., которые были значительно облегчены подкисленной смесью макового сиропа; что настой трех гран корня в четырех унциях вина, медленно выпитый, вызывал щекотание в гортани и короткий сухой кашель, вскоре после этого жар в мочевых путях и обильное выделение бледной мочи, без ощутимого воздействия на другие органы тела; что если унцию нарезанного корня добавить в фунт уксуса на 48 часов и бутылку часто встряхивать, то корень становится безвкусным, а уксус — едким, раздражает ротоглотку и вызывает кашель.

Согласно д-ру Льюинсу (Edin. Med. and Surg. Jour., v. xlvii, р. 345), небольшие дозы, часто повторяемые, вызывают слабость, ощущение недомогания и головную боль. Д-р Барлоу (Cyclop. of Pract. Med., v. 2, р. 371) видел двадцать эвакуаций стула от одной дозы Colchicum, без соответствующей им слабости. Вуд и Баш (United States Dispensatory, 3rd edit.) отметили сильное слюноотделение в результате небольших доз Colchicum. Его главные эффекты в малых и повторяющихся дозах, как представляется, это склонность стимулировать действие секреторных органов, особенно слизистой оболочки кишечника, и вырабатывать пот (Per., l. с.).

В больших дозах Colchicum действует как сильный яд, и зарегистрированы многие смертельные случаи. Г-н Фередей (Lond. Med. Gazette, vol. X, р. 160) сообщает о случае отравления двумя унциями вина из семян Colchicum, принятого по ошибке за ром. Примерно через полтора часа после его приема началась острая боль в кишечнике, сопровождавшаяся обильной рвотой желтой жидкостью, тенезмами, медленным и слабым пульсом. Боль была описана как пронзающая ножом, язык был естественным, лицо обеспокоенным, его черты заостренные, щеки, губы и веки — багровые; ощущение, что теряет конечности при ходьбе; рвота нарастала, выделяемая жидкость была похожа на кофе, и пациент умер через сорок семь часов после приема яда. На вскрытии лицо, шея и передняя часть грудной клетки были покрыты багровыми высыпаниями. Желудок и кишечник были покрыты густой вязкой бесцветной слизью. Между мышечной и перитонеальной оболочками находилась излившаяся кровь, реберная плевра была сильно покрасневшей, сердце — дряблым, и легко распадалось на части; были обнаружены два красных пятна, одно в желудке, а другое в тощей кишке. Кровоподтеки наблюдали на поверхности легких, сердца и диафрагмы.

Д-р Оливье (Annales d'Hyg., 1836, v. II, р. 394) описал два случая. В первом — постоянная рвота, но без поноса, пульс нитевидный и медленный, сильная жажда, сильные судороги в подошвах, интеллект не затронут, никаких судорог или тетанических спазмов. Пациент умер через двадцать два часа. Во втором случае симптомы начались вскоре после приема яда. В животе были сильные боли, присутствовала частая рвота, но не было поноса; затрудненное дыхание, зрачки не расширены, похолодание кожи, нет тетанических спазмов, но есть судороги в подошвах, пульс небольшой, интеллект не нарушен. Смерть наступила через двадцать семь часов. Сосуды мягкой мозговой оболочки были сильно инъецированы, желудок аваскулярен.

Человек проглотил большое количество семян Colchicum; вскоре он ощутил жжение в горле, последовали тошнота с рвотой, сильными коликами и частым поносом, затем затруднение дыхания и выделение кровавой мочи. После смерти трупные пятна были обнаружены в желудке и двенадцатиперстной кишке (Pharmac. Times, Jan. 23, 1847).

Человек в возрасте пятидесяти шести лет, слабой конституции и страдающий от хронического ревматизма, проглотил по ошибке полторы унции Vinum Colchici; через полчаса возникли сильная боль в животе, тошнота со рвотой и постоянным поносом, часто бесконтрольным; эти симптомы продолжались всю ночь и бóльшую часть следующего дня, после чего понос был остановлен, но тошнота продолжалась; на следующий день после приема яда больной был охвачен очень сильной жаждой, которая продолжалась до смерти; боли в желудке и кишечнике были исключительно острыми; к вечеру возник бред, и он умер следующим утром. При вскрытии в кишечнике не обнаружили следов воспаления, желудок был гиперемирован (Edin. Journ., April 1818).

Сьюзен Лэйн, тридцати лет, хорошего здоровья и конституции, была примерно на втором месяце беременности. Прочитав в газете, что женщина была арестована за аборт, приняв луговой шафран, она решила избавиться от бремени с помощью аналогичной меры. Она купила растения на два пенни и сделала настой, который приняла натощак рано утром 10 марта 1827 года. Меня вызвали к ней около 16 часов 11 марта. Из расспроса выяснилось, что выкидыш случился прошлым вечером. Я нашел ее в совершенно безнадежном состоянии: конечности были холодными, и все ее тело, особенно руки, ноги и лицо, были синевато-багровыми. Остекленевший взгляд указывал на надвигающуюся смерть, дыхание было ускоренным, и пульс не ощущался на сонных артериях, сердце билось слабо. Несмотря на это, ощущения не были нарушены, и она объяснила мне, что она сделала, свои мотивы к этому, и что произошло в результате приема яда. Сказала, что через полчаса желудок стал болеть, начались схватки и тяжелый понос, который продолжался, не ослабевая. Ей не оказывали медицинскую помощь, и с самого утра она так мучилась от боли и поноса, что ночью совсем не спала. Я назначил большие дозы коньяка и специй, но никакого эффекта не было; она умерла через два часа после того, как я пришел. Вскрытие провели на следующий день; все внутренние органы были найдены здоровыми, за исключением того, что слизистая оболочка желудка и кишечника была сильно воспалена на всем протяжении (Dillon, Stephenson and Churchill's Med. Bot., vol. ii.).

Гарибель в своей "Истории растений из окрестностей Ахена" сообщал, что слуга умер, принимая от перемежающейся лихорадки цветы, которые считали полезными при этой болезни.

Х. П. проглотил около унции настойки Colchicum в 21.00 на полный желудок, а в 5 часов, через восемь часов после приема, началась рвота; поскольку желудок был опустошен, приступы рвоты нарастали по силе и продолжались с регулярными интервалами трижды в час в течение двенадцати часов; с шестого часа тяжесть рвоты постепенно снизилась. Кислый острый вкус во рту с большей или меньшей степенью горечи, сильные жар и сухость рта и горла, сдавление груди, дыхание быстрое и затрудненное, сильная боль в желудке и кишечнике, частые опорожнения и похолодание конечностей, во время пароксизмов сильная дрожь всего тела и резкая боль в голове, впоследствии тяжелый упадок сил (сообщено автору пациентом).

Использование в гомеопатии. Этот препарат Ганеман не испытывал. Согласно Ноаку и Тринксу (Handbuch für Ноm. Arzneimitt.), Colchicum полезен для сангвинистичных конституций и флегматично-меланхоличных темпераментов. Также особенно ценен для худых раздражительных истеричных и ипохондричных индивидов с выраженной предрасположенностью к поту и повышенной кислотности, с ревматизмом и катаром. У пациентов со светлой нежной кожей, которые потеют от малейшей причины, с повышенной раздражительностью. При болезнях, возникающих во время состояния атмосферы, предрасполагающему к ревматическим поражениям. При ревматических и подагрических расстройствах, как острых, так и хронических. Меркуриальные ревматизм и подагра. Водянка. Анасарка после острой экзантемы. Асцит. Водянка суставов. Эпидемическая милиария (потница). Птиализм, ревматическая зубная боль с дергающими рвущими болями, с чувством онемения и судорог в суставе челюсти, сильная болезненность при сжатии зубов, ночное обострение болей. Икота. Вызванная газами колика у истеричных и ипохондричных особей. Дизентерийная диарея. Хроническая дизентерия. Эпидемическая желудочная дизентерия, хуже осенью. Слизистый геморрой. Болезни мочевого пузыря и почек. Паралитическая слабость мышц мочевых органов. Болезненное мочеиспускание и задержка мочи. Астматические поражения. Спазмы в груди (Ruckert). Плеврит с серозным выпотом (Wurm). Начинающийся гидроторакс (Ruckert). Тахикардия. Ревматическая рвущая боль в плечевых суставах.

Антидоты. Против больших доз уксус и мед (Штёрк). Нашатырный спирт, от шести до восьми капель, в сладкой воде (Шёнляйн). К гомеопатическим дозам — Cocculus, Nux vomica, Pulsatilla.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 От Колхис, области в Азии, где он растет в изобилии.
2 Другие считают, что главным ингредиентом в специфическом средстве Хюссона (Eau médicinale) является Rhododendron crysanthum; эффекты французского лекарства абсолютно те же, что и от настоя этого растения, которое сибиряки и русские считают безошибочным средством для лечения хронического ревматизма и подагры (см. Paris, Pharmacologia, 9th ed., p. 122).
3 "Семена проводят всю зиму в корневище, весной они вырастают на плодоножке и созревают ко времени уборки сена. Не может ли очень большая длина стеблей в некоторой степени объяснять задержку в созревании семян? Поскольку это растение цветет в конце года и, вероятно, его семена не успевают вызреть до наступления зимы, которая их уничтожит, Провидение создало его таким образом, чтобы эта важная функция могла осуществляться в глубине земли, вне досягаемости обычного воздействия мороза. Поскольку семена прячутся на такой глубине, на которой, как известно, они не могут расти, не менее восхитительна предусмотрительность, поднимающая их над поверхностью земли, когда они достигнут совершенства, чтобы они могли бы посеяны в надлежащее время" (With., Brit. Plants).

Coffea arabica Coffea arabica   Оглавление книги Э. Гамильтона Оглавление   Cucumis colocynthis Cucumis colocynthis