Д-р Эдвард Гамильтон (Англия)

Flora Homœopathica

Лондон, 1852

Украïнський гомеопатичний щорiчник, 2016, XIII, cтр. 95–97

ANGUSTURA
(кора галипеи лекарственной)


АНГУСТУРА

Синонимы. Galipœa cusparis, Decandolle. Cusparia febrifuga, Humboldt and Bonpland, Pl. Æquinoct, ii. 59, t. 57. Bonplandia trifoliata, Willd.. Galipœa officinalis, Hancock.

Названия. Фр.: Ecorce d'Angusture. Итал.: Angustura. Нем.: Angustura rinde. Дат. и швед.: Angusture. Исп.: Quina de Carony. Местное название: Orayuri.

Семейство, порядок. Rutaceæ — Diandria, Monogynia.

Общие характеристики. Чашечка пятизубчатая. Лепестков пять, неравные, два на 1/9 дюйма длиннее, чем другие, соединены у основания, отраженные, продолговатые, тупоконечные. Тычинки — четыре–семь, слегка прилипают к лепесткам, неравные, обычно от двух до пяти, стерильные. Нектарник чашевидный. Пестиков пять, которые затем соединяются в один, и формируют рыльце с четырьмя–пятью бороздками. Плодолистиков пять, содержащих две семяпочки, неподвижные, с отделенным внутриплодником. Семян по две в чашечке, одно часто бесплодно. Семядоли большие, рифленые. Листья чередующиеся. Цветоножки пазушные, многоцветковые.

Особые характеристики. Листья расщеплены на три части. Кисти на цветоножках, пазушные, верхушечные. Тычинок две. Нектарников (стерильные тычинки) пять.

1. Расширенные венчики
2. Чашечка
3. Столбики 4. Околоплодник
5. Пестик 6. Почка 7. Кора, вид снаружи 8. Кора, вид изнутри

История. Ангустура впервые стала известна в Европе в 1788 г., благодаря д-ру Эверу из Тринидада, и названа по имени городка Сан-Томе д'Ангустура на Ориноко. Eе ботанический источник был долгое время неизвестен, пока Гумбольдт и Бонплан не объявили об открытии растения во время своих путешествий по тропической Америке, и некоторое время предполагали, что целебная кора была получена из Bonplandia trifoliata (лат. бонпландия трехлистная. — Прим. авт. сайта), и под этим названием она упомянута в "Чистой Метарии медике" Ганемана, но д-р Ганкок, который несколько лет живет в районе, где получают эту кору, показал, что она получена из другого вида того же рода, который существенно отличен от растения, описанного Бонпланом и представляющего собой высокое величавое дерево шестьдесят–восемьдесят футов в высоту, тогда как по описанию Ганкока оно никогда не превышает в высоту двадцать футов.

Как лекарство эта кора пользовалась большим спросом в конце XVIII — начале XIX веков. Она имела почти такую же хорошую репутацию, как и хинная кора, и ее использовали как жаропонижающее при периодических и перемежающихся лихорадках, при адинамичной и продолжительной лихорадке, при общей релаксации и мышечной слабости, и при атонических состояниях желудка. Ее также давали для купирования профузных слизистых выделений и считали эффективной при хронической дизентерии и диарее, но, как это было с очень многими средствами старой школы, вследствие ее огульного использования при болезнях, к которым она не была специфична, ее стали использовать меньше, и в настоящее время в аллопатических прописях используют редко. Кристисон и другие авторы приписали это опасным подделкам с использованием коры Strychnos Nux vomica (лат. чилибуха обыкновенная, или рвотный корень. — Прим. авт. сайта).

Описание. Galipœa officinalis (лат. галипея лекарственная. — Прим. авт. сайта) — это красивый кустарник, почти никогда не превышающий в высоту двадцать футов, обычно в среднем достигающий около двенадцать—пятнадцать футов, цветет в изобилии в августе и сентябре, семена созревают в октябре–ноябре. Диаметр довольно прямого ствола от трех до пяти дюймов. Ветви разбросаны, тонкие, гнутся и почти достигают земли. Кора ровная, серого цвета снаружи и желтого внутри. Листья по большей части чередуются на ветвях и состоят из трех листочков, держащихся на обычном черешке, почти той же длины, что и листочки. Листочки продолговатые, шесть–десять дюймов в длину, два–четыре в ширину, центральный длиннее боковых, гладкие и блестящие, ярко-зеленого цвета; если надломить листик, то появляется сильный запах, очень похожий на запах табака, от чего произошло название Orayuri, от yuri, табак. Цветы многочисленные, белые, имеют специфический запах, на длинных шипах (верхушечные и пазушные). Прицветник копьевидный, острый, парный.

Географическое распределение. Южная Америка, в областях Ориноко, Карони, Сумермо, Ури, Альба Грекия и Купапуи в Колумбийской Гвиане. Растет в изобилии в районе Сан Хоакин де Карони между 7 и 8° северной широты. Растет в плодородной почве, и лучше всего чувствует себя на высоте от шестиста до тысячи футов выше уровня моря.

Части, используемые в медицине, и метод приготовления. Кору импортируют плоской или в скатанных из коры трубочках два–восемь дюймов в длину и от половины до полутора дюймов в ширину, по толщине от одного до трех слоев, состоящих из эпидермиса и самой коры. Ее внешняя поверхность грязного серовато-желтого цвета, часто с небольшими участками со светлыми серыми пятнами и возвышениями, внутренняя поверхность тускло-коричневого цвета, а вещество коры желтовато-коричневое. Поперечный разлом гладкий и немного смолистый. Порошок серовато-желтого цвета, немного напоминает ревень, имеет специфический запах и горький ароматный пряный вкус; кора передает свои свойства воде, спирту и 50% водному раствору этанола. Раньше за границей ее очень часто подделывали предположительно корой Brucea ferruginea (лат. бруцея ржавая. — Прим. авт. сайта) или Brucea antidysenterica (лат. бруцея противодизентерийная. — Прим. авт. сайта), но теперь известно, что это была кора Strychnos Nux vomica, использование которой привело ко множеству трагических исходов. Ложная кора, кроме того, что менее пятниста, гораздо толще, перекрученней, напоминая сушеный рог, и выгнута наружу. Она гораздо более горькая на вкус и без аромата или пряности, внутренняя поверхность не разделена на пластинки, а поперечный разлом становится кроваво-красным при обработке азотной кислотой. Ганеман учил смешивать пятьдесят гран порошка коры ангустуры с тысячью каплями спирта при низкой температуре и полученную таким образом настойку использовать для приготовления различных разведений, как указано для приготовления других лекарств. Д-р Квин (Pharmacop. Homœop., р. 41) рекомендует приготовленную таким образом настойку оставлять на шесть дней и готовить только разведения вплоть до девятого, но не выше. Яр (Pharmacopœia and posology, амер. перевод, р. 129) советует три первые потенции готовить тритурацией, а не настаиванием с двадцатью частями спирта, что следует делать лишь в том случае, когда требуется сохранение в виде настойки1.

Отравляющее действие. Ганеман так комментировал результаты передозировки лекарства, приготовленного из этой коры:

Истинная кора, как описано выше, обладает также очень сильными лекарственными свойствами, так что когда ее получают свежей с дерева, как теперь делают, она, как и все другие очень сильные лекарства, способна приводить к серьезным последствиям, если ее назначают не к месту и в больших количествах. Ребенок шести с половиной лет, которому дали три чайных ложки отвара ангустуры, полученного из пяти унций коры и уменьшенного испарением до пяти унций жидкости, т. е. около полутора унции экстракта ангустуры, умер через два часа при следующих тревожных симптомах, полученных из сообщения Эммерта: дрожь, которая стала очень сильной через полчаса; столбнячные конвульсии при касании руки; веки широко раскрыты; остановившийся взгляд, глаза неподвижны; челюсти сжаты; губы широко раздвинуты, так что виден весь ряд передних зубов; напряжение некоторых мышц лица; конечности полностью вытянуты и тугоподвижны; позвоночник и голова откинуты назад; тело время от времени сотрясается и немного приподнимается от сильного удара, словно от удара электрическим током в спине; щеки и губы синие; дыхание прерывистое. Прошло шесть минут, ребенок дышит с большим усилием, щеки и губы бледные. Часто просит кофе. Глотание теплой воды вызывало столбнячные судороги. Пульс 200, спастический и неровный. Судороги иногда возникали сами по себе, иногда от шума или от контакта с чем-либо; ребенок постоянно вскрикивал от страха, что к нему прикоснутся. После столбнячных судорог глаза были закрыты, лицо и лоб покрыты пóтом; щеки и губы синие, стонет, но по всей видимости болей нет. Все тело гибкое и мягкое, глаза остекленевшие, судорожное дыхание через длительные интервалы. Через полчаса после смерти тело одеревенело. Через 24 часа при вскрытии вен кровь была жидкой и коричневатой, правое легкое бледное и эмфизематозное снаружи, внутри наполненное кровью. Левое было синим снаружи, черноватым при разделении долей, наполнено кровью. Другие факты также доказывают, что слишком сильные дозы ангустуры вызывают спастические конвульсии, головокружение, тревожность и потерю сознания. Д-р Вюрцнер сообщил мне, что четверо людей, каждый из которых принял десять–двенадцать гран экстракта ангустуры в форме пилюль, были поражены тугоподвижностью всех мышц тела, отчасти напоминавшей столбняк, с дрожанием челюстей, и неожиданно упали на землю, не потеряв при этом сознания.

Очень похожие симптомы, только гораздо слабее, описаны в прувингах этого лекарства на здоровых людях, т. е. ощущение слабости и жесткости всего тела. Жесткость и вытягивание конечностей. Напряжение в мышцах во время ходьбы. Ощущение паралича разных частей. Судорожные подергивания. Приступы судорог, вызванные главным образом прикосновением, во время питья, а также от шума, приводящие к посинению щек и губ. Трудное и свистящее дыхание. Стон и закрывание век. Спастические боли в ушах и скулах.

Ноак и Тринкс ("Handbuch der homöop. Arzneimittellehre", статья Angustura) приводят следующие клинические наблюдения. Ангустура имеет сильное влияние на двигательные и спинальные нервы. Ее успешно использовали при ревматизме с паралитическими состояниями, при столбняке со спазмами мышц спины, при раздражении позвоночника и при поражениях слизистой оболочки, поносе и дизентерии.

Антидоты. Кофе. Камфора не является противоядием мощному действию ангустуры.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Способ приготовления путем тритурации следующий: один гран лекарственного вещества, скажем, коры, добавляют к 99 гранам молочного сахара, все это перетирают в фарфоровой ступке в течение шести минут и обозначают это первой тритурацией; чтобы сделать вторую, один гран первой смешивают с 99 гранами молочного сахара и повторяют процесc, и третью тритурацию делают аналогичным образом, взяв за основу один гран второй. Чтобы сделать 4-е разведение, один гран третьей тритурации растворяют в бутылке, заполненной 100 каплями воды до 2/3 объема, и эту смесь дважды встряхивают так же, как это делается в процессе приготовления разведений со спиртом. Четвертое разведение лучше всего делать с водой или равными частями воды и спирта, так как молочный сахар нерастворим в чистом спирте, но все последующие разведения после четвертого следует делать с чистым спиртом.

Anacardium semecarpus Anacardium semecarpus   оглавление книги Э. Гамильтона Оглавление   Arnica montana Arnica montana