Д-р Наум Рудницкий (Самара)

Гомеопатия и ее научное обоснование


Самара, 1928 г.

ГЛАВА III
Индуктивный метод в анализе терапии физической и биологической

I. Терапия физическая

Хотя в терапии физической в настоящее время уже более или менее установлен принцип раздражения [1], но, стараясь устранить всякий намек на дедукцию, мы будем его игнорировать; мы просто будем анализировать фактические данные, сюда относящиеся и добытые неоспоримым опытом [2].

1. Ультрафиолетовая терапия. Обострение тех процессов, против которых она назначается, при сколько-нибудь неосторожной дозировке, составляет банальное явление; Jesionek же утверждает, что во всех случаях туберкулеза как внутреннего, так и хирургического, он мог видеть через 6–10 часов после сеанса освещения кварцевой лампы обострение воспаления в очаге, где бы последний ни находился. В частности, относительно финзеновского метода лечения волчанки, который послужил основанием для UV-ой терапии вообще и который первоначально в мыслях Финзена должен был действовать бактерицидно, в настоящее время пришли к заключению, что этот метод действует тем, что вызывает воспаление в хронически воспаленной коже.

2. Рентгенотерапия.

I. Рентгеновские лучи вызывают, как известно, развитие эпителиомы и карциномы [3], и вместе с тем рентгеновские лучи излечивают в ряде случаев рак.

II. Schiff и Freund получали после рентгенизации типичную высыпь lupus erythematoides. Как известно, Х-лучи применяются с успехом при этом кожном страдании.

3. Гидротерапия и термотерапия. Известно, какое распространение получили одно время холодные ванны при лихорадочных состояниях, а между тем "лихорадочный процесс, — говорит проф. М. П. Яновский ("Общая терапия"? стр. 138), — увеличивает обмен, выработку тепла и т. д., т. е. производит тот же эффект, что и холодная ванна, которая поэтому должна еще более усиливать вредное влияние лихорадки".

Да, наконец, и наш обыкновенный согревающий компресс, который мы обычно применяем при всяких хронических, а иногда и острых заболеваниях, в заболевшем органе вызывает явления гиперемии, т. е., другими словами, должен как будто бы обострить существующее воспаление.

Что касается термотерапии, то смысл применения ее при, например, артритах, проф. Граменицкий видит в том, что "мы стараемся... обострить вялый воспалительный процесс" и т. д.

4. Бальнео- и кренотерапия.

I. При лечении желчных камней и почечного песка минеральными водами вначале замечается обострение болей, а в дальнейшем полезное действие (Захарьин "Клин. лекц.", вып. III, стр. 42). И то же наблюдение относительно лечения желчных камней водами Виши сделал Huchard ("Tepапия в 20 средств"), указывая, что нередко на 8–10 день лечения может появиться приступ желчных колик. Частая провокация припадков желчных камней отмечена и ессентукскими врачами.

II. При употреблении воды Оберзальцбруннен Deterweger и Buffner нашли у здоровых уменьшение выделения мочевой кислоты; наоборот, у больных, страдающих мочекислым диатезом, увеличение выделения. ("Рук. к диетит. лечению" Leyden и Klemperer'a Т. II, стр. 139).

III. Обострение ревматических явлений в первое время бальнеотерапевтического лечения, которому, как известно, придают благоприятное прогностическое значение, также указывает на соответствующий характер действия.

Известно также, что при бальнеотерапии появляется болезненное ощущение в больных органах — рубцах, сращениях, инфильтратах и экссудатах, и даже в тех местах, которые уже давно не беспокоили больного, но когда-то подверглись заболеванию. Человек со здоровыми тканями на такие ванны не реагирует, а больной сильно.

В отношении, в частности, серных ванн, мы имеем следующее замечание специалиста (проф. Брусиловского): те реакции, которые наблюдают обыкновенно в начале лечения серной водой, дали повод приравнять это лечение к протеинотерапии (о смысле же протеиновой терапии см. ниже).

IV. Интересно еще остановиться на лечении углекислыми ваннами сердечных болезней; мы лично не склонны приписать здесь действие вдыханию СО2 или всасыванию его через кожу, но если мы станем на точку зрения большинства авторов, исходящих из этого мнения, то любопытно отметить данные токсикологии, что "первые угрожающие последствия отравления СО2 — это ослабление силы и частоты сердцебиений и угнетение всей папиллярной циркуляции (цит. по Day l. c. "Головные боли" и т. д.)

5. Электротерапия.

I. Касаясь токов низкого напряжения, приходится обратить внимание на следующие данные. Такая раздражающая процедура как фарадизация применяется с успехом не только при парестезиях кожи, но даже при невралгиях, т. е. при состоянии явного раздражения нервной ткани. И не иначе, как то же самое мы видим в применении гальванического электричества, также возбуждающего нервную ткань, при таких страданиях как судороги — факт, кстати сказать, перед которым в недоумении останавливаются все электротерапевты [4].

Еще более, может быть, демонстративные данные мы имеем в отношении ионофореза, но по причинам методологического характера коснемся их в приложении (см. 4-е приложение).

II. В отношении токов высокого напряжения мы имеем следующие данные: Smith [5] сделал наблюдение, что у рабочих, занятых в производстве, где получаются эти токи, последние вызывают бессонницу и беспокойство. И вот при артериосклерозе мозговых сосудов, сопровождающемся как раз этими симптомами, он от клетки Арсонваля получал наилучшие успехи. И тут же мы хотели бы отметить наше наблюдение в отношении другого вида токов высокого напряжения — статического электричества, а именно: статический душ, столь превосходно действующий при головных болях, нередко в тех случаях, когда у больных нет головной боли (а лечение предпринимается против других симптомов), вызывает головную боль.

6. Вибраторный метод (сейсмотерапия).

I. При дрожательном параличе, как известно, Шарко было рекомендовано дрожательное кресло, которое ему оказывало здесь наилучшие услуги.

В более новой литературе ("D. m. W." 1905, № 50) мы находим указания на применение такого же кресла при морской болезни от качки.

II. "Велосипедной езде, — говорит Furbringer ("Совр. клин." 1902, № 6–7), — приписывают в ряде случаев половое бессилие и ее же назначают при этой болезни".

7. Maccaж. Обычно смысл данного метода видят в оживлении крове– и лимфообращения и т. д. Что, однако, дело не заключается единственно в оживлении лимфо– и кровеобращения массируемых участков, это явствует из известных опытов, когда массаж здоровой ноги вызывал рассасывание экссудата на другой больной ноге. Объяснить это можно рефлекторным действием, вызванным массажем как раздражителем. Да оно само собой понятно, что когда мы давим, разминаем, колотим те или иные участки тела, то мы их раздражаем, а так как главным образом эти манипуляции направлены на мышцы, то, очевидно, массаж является раздражителем для мышц. Массаж, как известно, и оказывается наилучшим средством при хронических воспалениях мышц.

Приблизительно так смотрит на массаж и проф. Граменицкий: "Мы стараемся... вялый воспалительный процесс перевести временно в более острую форму".

Таким образом, и физиотерапия дает нам основание установить тот же странный принцип, на который мы натолкнулись в области фармакотерапии, если, правда, не во всех ее отраслях (как, например, в области термотерапии, в области индифферентных ванн), то в громадном большинстве их. Что касается бальнео– и кренотерапии, то относительно их см. отдельные замечания в приложении 4-м.

II. Биологическая терапия

1. Протеинотерапия. Этот вид терапии, как известно, и послужил для Бира поводом к тому, чтобы выступить в защиту гомеопатии, ибо это есть лечение раздражением, вызывающее обострение болезненного процесса. Бир очень подробно разбирает этот вопрос, почему к этому автору мы и отсылаем интересующихся,

2. Вакцинотерапия. Вакцинотерапия, может быть, демонстративнее, чем что-либо другое, выявляет тот принцип, который намечался в терапии лекарственной и физической, ибо здесь мы лечим туберкулез туберкулином, акне и фурункулез — стафилококковой вакциной, гонорею — гонококковой вакциной, и т. д. Но наиболее демонстративными в данном отношении являются пастеровские прививки, поскольку можно верить время от времени появляющимся сообщениям о симптомах бешенства, вызванных данными прививками (например, случай, описанный Гейденрейхом в "Вопр. нервно-психич. медиц." 1904, № 1).

3. Серотерапия. Если исходить из положения, что серотерапия есть лечение антитоксинами, то, конечно, в отношении ее нельзя говорить об упомянутом выше принципе. Однако за последнее время, особенно в связи с крушением эрлиховской теории боковых цепей, данный взгляд встречает с разных сторон различные возражения (напомним, например, про высказанное мнение, что одинаковое действие с антидифтеритной сывороткой имеет и простая сыворотка), и некоторые данные удивительно подходят под тот принцип, который проглядывает в предыдущих методах. Так, в известном руководстве Л. С. Розенталя [6], мы встречаем следующие строки: "Миотоксическая сыворотка (Patricelli) получается путем иммунизации животных мышечной тканью и содержит поэтому цитоксины для мышечных клеток. Однако известно, что те самые яды, которые в больших количествах отравляют, в малых дозах, наоборот, действуют возбуждающим образом. Patricelli рекомендует поэтому небольшие дозы этой сыворотки для повышения мышечной деятельности при различных функциональных заболеваниях мышц". Сюда же надо отнести наблюдения Белановского, который видел увеличение количества кровяных шариков у малокровных, подвергавшихся лечению малыми дозами гемолитической сыворотки.


ГЛАВА IV
Закон подобия и вопрос о малых дозах

I. Закон подобия

Если бы мы теперь захотели резюмировать содержание предыдущих двух глав, то должны были бы прийти к следующему заключению. Приблизительно в 70 случаях [7] применения лекарств внутрь в громадном большинстве случаев наружной лекарственной терапии, в очень многих видах физической терапии и, наконец, особенно демонстративно в терапии биологической может быть усмотрен один принцип, имеющий быть формулирован так: "При том или ином страдании, при том или ином симптомокомплексе действует целебно тот агент, который в состоянии сам вызвать данный симптом или болезненное состояние".

На первый взгляд такого рода принцип покажется нам чудовищным, ибо он противоречит всем нашим представлениям, всосанным нами на скамьях нашей alma mater. В самом деле, ведь нельзя не признать, что наше мышление привыкло к совершенно иному пониманию: при запорах давать слабительное, при воспалении с чувством жара прикладывать холод, при явлениях раздражения давать успокаивающие и т. д.

Так вот, по этому поводу нужно сделать следующее замечание. Эти сейчас названные мероприятия, как будто критикуемые, имеют на деле также свой rаison d'être, и именно в ряде случаев острых или в таких, где те или иные симптомы бурно выражены, т. е. в тех случаях, где показана "умеряющая симптомы" терапия. Но если этот принцип перенести и на случаи с течением не столь бурным, а тем более хронические — а такие случаи составляют в нашей практике громадное большинство — то здесь этот метод, получивший у нас выразительное название "паллиативного", нередко даже ухудшает дело, как это и отмечено многими хорошими наблюдателями.

И затем тут должна быть введена следующая коррекция. Немало таких средств, которые имеют репутацию успокаивающих, на деле являются раздражающими, как это мы, например, видели при анализе наружных лекарственных средств и как это в высшей степени демонстративно показывает нам физиотерапия: обертывания и т. н. согревающие компрессы в гидротерапии (куда как значительный компонент входит раздражающее действие холодной воды), приложение анода в электротерапии (теперь никто не сомневается, что анод не "успокаивает", а раздражает, хотя и менее, чем катод), "болеутоляющее" действие ультрафиолетовых лучей на деле, как известно, имеющих резко раздражающее действие на клетки, "успокаивающее" действие вибрации и т. д., и т. д. Впрочем, что говорить об этих агентах, если, как мы видели выше, некоторые авторы (Goldscheider, Anstie) склонны и морфий считать собственно за возбуждающее средство. Если бы мы хотели себе уяснить причину смешения понятий, которая вырисовывается из данных, только что приведенных, то видели бы ее в том, что "успокаивающее" или "болеутоляющее" действие есть ведь понятие клиническое, которое нисколько не предопределяет того, как средство действует физиологически на данную ткань или орган, что забывали, отождествляя клиническое действие с физиологическим, в результате чего получились превратные понятия (подробн. ниже).

Но вернемся к нашему выше провозглашенному принципу. Так или иначе, противоречит ли вышеприведенный принцип всему тому, что вошло в основу нашего медицинского мышления и что принято нами за догму, или не противоречит — но перед нами прошел целый ряд — более сотне фактов (да еще таких крупных), а с фактами, как говорится, не спорят — в том, понятно, случае, если другого толкования они не имеют; из первой же главы мы имели случай убедиться, что другое толкование (т. е. принцип физиологической регуляции) для лекарственной по крайней мере терапии [8] оказывается неприемлемым. Dura lex, sеd lex, говорили римляне в политических вопросах, а тем более (хотя бы первое латинское слово и было употреблено в русском смысле) оно применимо в вопросах научных: "Если, — говорит нам наука, — вы не понимаете данного закона, то ищите ему объяснения, но нельзя отвергать закон только потому, что нам его трудно себе представить". По счастью, мы даже можем дать научное объяснение этому закону, но, повторяем, если бы мы даже и не имели такого объяснения, все же это не меняло бы дела, и мы должны были бы принять этот закон, который можно назвать законом подобия в действии лечебных агентов. Объяснение этого закона на основании соображений, указанных в предисловии, мы помещаем в приложении (см. прил. № 1).

Тут мы хотели бы воспользоваться случаем, чтобы подчеркнуть разницу между своими аргументами в пользу принципа подобия и другими аргументами, часто приводимыми для этой цели; мы последними не пользуемся, потому что эти фактические данные могут встретить иное толкование. Конечно, они представляют известный интерес, и поэтому мы их приведем сейчас, хотя базироваться на них можно лишь с осторожностью. Именно, в качестве аргументов справедливости гомеопатических взглядов приводится народные средства: при ожоге помогает горячий воздух, при озноблении — растирание снегом; кафры, например, лечатся от укуса скорпиона тем, что позволяют ему уколоть второй раз в то же самое место. Далее, по мнению иных, по гомеопатическому принципу происходит прекращение насморка после подкожного впрыскивания больному его собственного носового отделения, прекращение кашля после впрыскивания больным их собственной мокроты, а затем аутосеротерапия, аутогемотерапия и аутоуринотерапия. По мнению такого клинициста как Hamburger, под принцип гомеопатии подходит лечение прогрессивного паралича и рассеянного склероза прививками малярии, а по Г. Я. Гуревичу, из коего мы заимствовали часть означенных данных, сюда же можно отнести и способ местного лечения дифтерии пиоцианазой. Однако если еще в упомянутых народных средствах можно усмотреть принцип "клин клином вышибай", то во всех остальных механизм терапевтического действия представляется настолько сложным, что усмотреть здесь закон подобия, а тем более базироваться на них, мы лично отнюдь не решились бы.

Воспользуемся, однако, здесь случаем указать — для поддержки выведенного нами чисто индуктивным путем принципа подобия — на то, что логика вещей приводила к нему время от времени весьма крупные имена, начиная от Гиппократа, который даже формулировку дал для этого принципа совершенно недвусмысленную, а именно: "Aequalia aequalibus curantur". Далее, в 1835 г. Lux выставил принцип, что все заразные болезни содержат в собственном контагиозном материале средство для излечения, и назвал этот принцип изопатией. Труссо, как мы видели из предыдущей главы, фактически следовал ему в своих назначениях, a Huchard был очень близок к признанию гомеопатии (см. ниже). В новейшее время защитником данного принципа выступил известный фармаколог Hugo Schultz, несколько лет тому назад еще более известный Abderhalden (правда, не в научной статье, а в прусском ландтаге), и, наконец, это уже лишнее упоминать, — Bier, который данный вопрос сдвинул с той мертвой точки, на которой он до сих пор стоял.

Значит ли это, что этот выведенный нами закон обнимает решительно всю нашу терапию? Конечно нет; мы имеем, во-первых, опо– или органотерапию, которая действует по принципу заместительной терапии; далее, диетотерапию, действующую опять-таки по иному принципу; среди физических методов лечения мы имеем некоторые виды, которые трудно подвести под принцип раздражения, лежащий, как мы увидим ниже (см. прил. 1-е) в основе закона подобия (как, например, действие теплых ванн). О лекарственной терапии и говорить нечего: метод лечения слабительными и глистогонными действует по принципу удаления причины (sublata causa tollitur et morbus); то же, по-видимому, нужно сказать о сальварсане при возвратном тифе [9]. Главным образом некоторые, правда, немногие, вещества действуют по принципу физиологической регуляции, как, например, морфий при болях, снотворные при бессоннице, нитриты при angina pеctoris. Все это, доказывая, что в нашей терапии существуют и другие принципы, кроме закона подобия, тем не менее не может умалить того факта, что этот последний является главенствующим законом терапии.

Лечение по закону подобия, если употребить греческий термин (подобный — homoios, лечу — pateomai), иначе может назваться гомеопатическим [10], и тогда мы вспоминаем, что уже свыше 100 лет существует врачебная школа, так себя и называющая, которая именно данный принцип и ставит в основу своей терапии. Другими словами, оказывается, что эта основанная великим, но не признанным в свое время [11] немецким врачом Ганеманом, подвергавшаяся со стороны официальной науки гонению и насмешкам "секта", на деле пришла к истинным научным выводам на сто лет раньше нас. Тогда у нас возникает мысль: а может быть, не столь же бессмысленным является и другой одиозный для нашего мышления главный принцип этой секты или школы — закон действия малых доз.

II. Вопрос о действии малых доз

Как сказано, второй принцип гомеопатии заключается в действии маленьких или мельчайших доз, причем однако здесь нужно подчеркнуть, что гомеопатия имеет в виду не столько малые дозы сами по себе, сколько малые дозы, полученные путем последовательных разведений, так называемого потенцирования; другими словами, гомеопатия считает, что вовсе не все равно растворить, скажем, 1 грамм белладонны в 1000 г воды, или поступить так: 1 грамм названного вещества развести в 10 г воды, отсюда взять 1 г жидкости и его развести в свою очередь в 10 г и так проделать еще раз (тогда это называется 3-е десятичное разведение или растирание). Кстати сказать, обычно у гомеопатов в ходу не такие скромные разведения, а несравненно более сильные; так, вместо десятичных разведений гораздо чаще применяется сотенные и, например, 6 и 12 сотенные разведения встречаются сплошь и рядом, а некоторые доходят в этом отношении до умопомрачительных цифр.

Итак, ставится вопрос: имеются ли основания для того чтобы признать реальность действия таких минимальных доз и разведений, причем этот вопрос расчленяется на следующие три частных вопроса: 1) есть ли физические основания для того чтобы считаться с такими ничтожными разведениями, 2) есть ли основание, чтобы признать за ними физиологическое действие, и 3) существуют ли наблюдения, говорящие за действительное их терапевтическое значение.

а) Данные из области физики

Спектральный анализ способен обнаруживать хлористый натр в десятимиллионных долях миллиграмма, что соответствует 7-му гомеопатическому разведению.

Вода, бывшая 3/4 минуты в соприкосновении с медной пластинкой (считающейся нерастворимой в воде), ускоряет реакцию окисления сернистой кислоты в 80 раз по сравнению с чистой водой.

Всякому известно, как мало надо пахучего вещества для того чтобы обонять; большое пространство, например, оказывается наполненным запахом, т. е. в атмосфере этого пространства всюду находятся частички пахучего вещества, между тем как убыли вещества мы не можем констатировать. Отсюда можно себе представить, до какой степени делимости может дойти то или иное вещество, чтобы вместе с тем оказывать действие (в данном случае на наш обонятельный аппарат) [12].

4. И наконец, давно уже известные данные следующего рода: чем то или иное вещество приведено в менее сложное, более тонкое состояние, тем больше в нем накопляется энергии, как это мы видим при образовании воды изо льда, пара из воды и, наконец, кислорода и водорода из последней; а как велика энергия этих двух газов, видно из образования гремучего газа при их соединении.

б) Данные физиологические

1. Bardеt, Weil и Robin нашли, что коллоидальные металлы — золото, серебро и платина, будучи введены в ничтожном количестве, например 0,00006, даже у здорового человека влияют на обмен веществ, не говоря уже о больном, где действие их несравненно сильнее т. е., другими словами, где они действуют в несравненно бóльших разведениях (Вершинин. Новые пути в фармакологии "Р. вр." 09 № 38).

2. Туберкулин вызывает у больного туберкулезом заметную реакцию при подкожном введении в разведении 1:1016.

3. У Siegel'я вещество из группы камфоры действовало на сердце морских свинок в разведении 1015, у Abel'я препарат мозгового придатка в разведении 1011 вызывал в матке морской свинки сильные сокращения, а у Gross'a адреналин действовал на сердце лягушки (патологическое) в разведении 1 на 100 млн.

4. Усиление действия с увеличением дисперсности иллюстрируется демонстративно на таком сравнительно малоактивном веществе как кремневая кислота (см. ниже обсуждение вопроса о способе действия минеральных вод), а равно и на цитируемых там же данных Spengler'a об оптимуме действия лизинов и антитоксинов.

5. Далее, интересные данные проф. Jäger'a, штутгартского зоолога и физиолога, который, работая с помощью хроноскопа — прибора, позволяющего проследить влияние различных моментов на нервную систему, — доказал этим путем разницу в действии на последнюю чистого алкоголя и сотенного разведения аконита (или других веществ) в алкоголе (Jäger. Die Neuranalyse u. s. w., цитир. по проф. Бутлерову).

6. И наконец, едва ли не самое важное данное — то именно, которое более всего заставило встрепенуться врачебную мысль, — это известные опыты Кравкова, который, пропуская через сосуды изолированных органов растворы, представляющие разведение 1/108 (и даже для некоторых алкалоидов до 1/1032), тем не менее мог обнаружить их заметное действие. Кравков, кстати сказать, сравнивает те разведения, которые он употреблял, с разведением 1 грамма лекарственного вещества в бассейне Ладожского озера.

в) Данные клинические

Вопрос о том, действительно ли наблюдались случаи терапевтического действия от гомеопатических доз, является особенно щекотливым по следующим основаниям: во-первых, пока еще идет вопрос о том, признавать ли гомеопатию или нет, мы не можем ссылаться на обширную казуистику гомеопатических авторов, как бы уважаемы сами по себе они ни были (как, например, Юз, Нэш), как бы чудесны ни были результаты, ими сообщаемые; во-вторых, все те случаи, которые приходится наблюдать практическому врачу, когда время от времени к нему является больной и сообщает, что вот, мол, у вашей братии я лечился долго и безуспешно, а гомеопат своими крупинками меня быстро вылечил, все эти случаи могут быть сведены, по крайней мере обычно сводятся, на случайное совпадение или влияние внушения; в-третьих, аргумент ex juvantibus является в медицине одним из наиболее шатких. Таким образом, в то время как первый принцип гомеопатического учения, закон подобия, вытекал самым естественным, самым неоспоримым путем из фактов, для второго принципа — поскольку мы пока что не можем считаться с опытом гомеопатов — у нас еще нет настолько многочисленных данных для того чтобы мы могли говорить о законе, формулируемом так: малейшие или мельчайшие дозы, тончайшие разведения оказывают выраженное терапевтическое действие. Сказать, однако, чтобы в нашей обычной практике мы совершенно не могли найти указаний на действие малых доз, во много раз меньших, чем наши обычные дозы, также нельзя. Особенно это относится к двум видам физической терапии: ионофорезу и, затем, кренотерапии. В ионофорезе мы имеем дело с введением в организм таких мельчайших количеств лекарственного вещества, которые уже приближаются к гомеопатическим, как это показывает, например, расчет Leduc'a для йода.

Так, по данным этого автора, количество йода, вводимого при помощи ионофореза в 1 минуту при силе тока в 1 МА будет 0,078 млгр., т. е. при обычной силе в 20 МА и продолжительности в 20 мин. оно будет 0,078 x 20 x 20, т. е. около 0,3 млгр. Сравнивая это количество с тем, которое больной принял бы, если ему давался, например, йодистый калий в количестве хотя бы 4,0–200,0, нельзя не видеть, какое ничтожное количество лекарственного вещества вводится ионофорезом.

И как бы для того чтобы еще демонстративнее выявить сказанную сущность ионофореза, т. е. его отношение к гомеопатической дозировке лекарств, авторы, работавшие с ионофорезом, подчеркивают, что чем более разведен раствор, применяемый при этой процедуре, тем лучше.

Что же касается кренотерапии, то тут имеют быть поставлены следующие два вопроса. 1. Должны ли мы приписывать действие таких источников как Виши, Карлсбад, Ессентуки, только веществам, содержащимся в них в более или менее крупных количествах, как, например, двууглекислый, хлористый, сернокислый натр, или также и другим, растворенным здесь в ничтожных, едва учитываемых количествах? и 2-й вопрос: чему мы должны приписать действие так называемых индифферентных источников — не играют ли роль и в их действии те почти неучитываемые количества веществ, которые в них растворены?

Так, например, во многих минеральных водах содержится ничтожное количество или следы кремневой кислоты (в пятигорском нарзане, например, 0,0454). Можем ли мы не придавать ей значения в терапевтическом отношении? Вряд ли на этот вопрос можно ответить отрицательно, если иметь в виду следующие весьма интересные данные, заимствованные нами у Г. Я. Гуревича. Кремнекислый натр Natrium silicicum обнаруживает известное физиологическое действие в дозе 1/4–1/2 гр., но высокодисперсный Siliquid Böhringer'a уже в разведении 1:2000 дает резкие феномены, a Silistren, где данный препарат разведен еще в большей мере, в количестве всего нескольких капель per оs может у некоторых больных вызвать очень тяжелые явления.

Биологическая и, в частности, иммунная терапия равным образом оперирует с дозами, приближающимися к гомеопатическим. "Оптимум действия лизинов и антитоксинов, — говорит Spengler, — обыкновенно лежит между миллионным и стомиллионным разведением крови... этих фактов нельзя объяснить с помощью наших обычных представлений... и объясняются они лишь тогда, если принять, что в высоких разведениях происходит атомистическая диссоциация" ("Врач. газ." № 6, 1909 г.).

В фармакологической терапии мы имеем, например, способ лечения сифилиса мерколинтовым передником, когда больной надевает на грудь полоску ткани, пропитанной серой мазью, причем он поглощает в себя, конечно, лишь ничтожные количества ртути, a Thimm лечит сифилис приемом 1 раз в день каломеля по 1 мгр. Далее, все те данные, которые приведены выше относительно физического и физиологического действия малых доз, вполне определенно указывают, что последние могут оказывать физическое и физиологическое действие, откуда вытекает, что мы не можем отрицать за ними и возможности терапевтического действия. И тут мы должны повторить то же, что и выше: как бы нам ни казалось это невероятным, научное изучение велит нам считаться с фактами независимо от того, имеем ли для них объяснение, или нет (ниже см. приложение 2-е — впрочем, мы увидим, что есть и научные данные, которые могут объяснить это непостижимое для нас явление — физиологическое действие мельчайших разведений).

К сказанному следует сделать еще следующее существенное добавление.

Из предыдущего с очевидностью вытекает, что мельчайшие дозы могут оказывать действие, т. е. подтверждаются данные гомеопатической школы. Но этого мало: эта школа утверждает не только то, что такие дозы могут действовать, но она говорит, что эти дозы лучше действуют, чем более крупные. Есть ли данные для такого утверждения, причем под словом "данные" мы разумеем не разъяснение того, как это можно себе представить (такое разъяснение нами дано во 2-м приложении), но фактические наблюдения и опытные данные? Оказывается, что такие данные имеются, а именно в опытах Кравкова зачастую действие яда проявлялось все сильнее и сильнее по мере его большего разведения.

Выводы

Из тех двух основных принципов, на которых покоится гомеопатическое учение, первый принцип, закон подобия, постольку не может встретить возражения, поскольку мы, сами того не подозревая, по этому принципу в значительной мере и работаем в своих назначениях. Второй же принцип, действие малых доз, как мы видим, данным физики и физиологии не противоречит; отсюда вытекает, что теоретические базы для признания за гомеопатическим способом лечения права на научное обоснование имеются (разумеется, отбросив те фантастические наслоения, которыми в свое время данное учение обросло и от которых оно ныне освобождается).

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См. доклад автора на II физиотер. съезде.
[2] Здесь приведена лишь часть таковых; более подробное изложение читатель найдет в след. трудах автора: "Кварцевая лампа", 3 изд., "Лечение солнцем", 2 изд., "Вода, воздух и климат", 1926, "Лечение туберкулеза в 10 лекциях", 1927, "Способ действия гидротерапии" Acta medica 1927, Практические вопросы электротерапии. "Соврем. психоневрол.", 1927 г. дек.
[3] Об этом свидетельствуют Hallopeau. "J. de mal. cutan et syph." 1905 Oct. Mauture (Brit. M. Journ. 6 июня 1903), случай, недавно демонстрированный в Ленинград. рентген. институте, и много других.
[4] Если же будет принята та теория действия электрического тока, которая была развита нами (см. "Современная психоневрология", декабрь 1927 г.) и которая сводится к тому, что все электрические процедуры с токами низкого напряжения являются тоже своего рода Reiztherapie (подробнее развито в готовящемся к выходу в свет нашем "Руков. по физиотерапии"), то такого рода факты получают уже новое освещение.
[5] "Артериосклероз", Берлин, 140 стр.
[6] "Иммунитет и его значение для диагностики и терапии" (стр. 430).
[7] Эта цифра слагается из 68 случаев нашей таблицы и 3 случаев Bier'a, причем относительно Sulfur jodatum Bier'a при фурункулезе нужно сделать след. замечание: Bier приводит это средство лишь для доказательства действия малых доз, упуская совершенно из виду, что сера, как это видно из нашей таблицы и из данных других авторов (см. ниже), обладает свойством вызывать кожные поражения. (Ergo, кстати сказать, даже с точки зрения самого Bier'a, ищущего принцип similia similibus, совершенно лишне сводить действие этого препарата на проблематичное "усиление им функции кожи", на что совершенно нет никаких данных.)
[8] А для других видов терапии, например, физическая неудовлетворительность этого принципа выяснена в наших вышеперечисленных изданиях.
[9] Действует ли сальварсан при сифилисе так же, как therapia magna sterilisans, это еще большой вопрос; в интересной статье проф. Зарубина (выдержки из нее см. в нашем "Недисциплинированном врачебном мышлении") приведен целый ряд данных, заставляющих в этом усомниться.
[10] Может быть, производится это название не так, как сейчас указано, а от homoion pathos (Heile durch Symptomenähnlichkeit Ганемана), но это, конечно, значения не имеет.
[11] Сейчас Bier аттестует его как гениального человека.
[12] Fischer и Penzoldt вычислили эту степень для некоторых веществ; так, по их данным, запах меркаптана ощущается человеком в двухмиллионном почти разведении.

Глава 2 книги Н. Рудницкого Глава II   Критический взгляд на оспопрививание Оглавление   Главы V–VI (начало) Главы 5-6 книги Н. Рудницкого