Последствия употребления кофе по собственным наблюдениям
(Der Kaffee in seinen Wirkungen nach eigenen Beobachtungen)

Leipzig bei E. F. Steinacker, 1803

Перевод Зои Дымент (Минск)

Для здоровой и долгой жизни человеку нужны продукты просто питательные, но не содержащие раздражающих лекарственных частей, и напитки, которые либо только увлажняют, либо увлажняют и питают одновременно, но не содержат лекарственных и раздражающих компонентов, например, чистая родниковая вода и молоко.

Из добавок, которые улучшают вкус, безопасны и полезны для человека лишь поваренная соль, сахар и уксус, причем все три только в небольшом или по крайне мере в умеренном количестве.

Все другие добавки, которые мы называем специями, и все спиртные и перебродившие жидкости по своей природе имеют большее или меньшее сходство с лекарствами. Чем более они сходны с лекарствами и чем чаще и обильнее употребляются, тем более они нежелательны, тем вреднее они для здоровья и долгой жизни.

Наиболее нежелательным является частое использование в обычном рационе в качестве продуктов мощных чисто лекарственных веществ.

У древних вино было единственным чисто лекарственным напитком, но мудрые греки и римляне хотя бы никогда не пили его, не разбавив обильно водой.

В наше время в пищу добавляют гораздо больше чисто лечебных напитков и приправ: нюхают и курят табак, жуют табак и листья конопли, едят опиум и грибы, пьют бренди, несколько видов стимулирующего и лекарственного пива, чай1 и кофе.

Лекарственными являются такие вещества, которые не питают, а изменяют здоровое состояние тела, однако любые изменения в здоровом состоянии тела являются своего рода неестественным, патологическим состоянием2.

Кофе является чисто лекарственным веществом.

Все лекарства в сильных дозах оказывают вредное воздействие на чувства здорового человека. Никто никогда не курил впервые в жизни табак без отвращения; нет здорового человека, который впервые в жизни пил бы неподслащенный черный кофе с удовольствием, — намек, данный природой, для того чтобы избежать первой возможности нарушить законы здоровья, и чтобы человек не попирал так легкомысленно ногами предупредительный инстинкт, встроенный в нас для спасения нашей жизни.

Продолжая включать эти лекарственные вещества в диету (к чему соблазняют нас мода и пример), мы вырабатываем привычку, которая постепенно стирает неблагоприятные впечатления, производимые на нас этими веществами вначале, они даже становятся нам приятными, то есть неприятные впечатления от их приема, испытываемые поначалу, не так поражают нас, когда мы продолжаем их использовать, а их кажущиеся приятными воздействия на наши органы чувств постепенно становятся нам необходимыми. Обычно люди расценивают даже свои искусственные потребности как счастье, и постепенно они привязываются к такому удовлетворению своей идеи о благополучии.

Возможно также, что поскольку при использовании таких веществ мы становимся в некоторой степени больными, наш инстинкт пытается время от времени по крайней мере смягчить это недомогание, вызванное продолжающимся использованием в диете этих лекарственных продуктов, с помощью паллиативного облегчения, которое они способны применить к болезни, ими же самими время от времени и вызываемой.

Чтобы понять это утверждение, мы должны принять во внимание факт, что все лекарства производят в организме противоположные друг другу состояния. Их начальное воздействие (первичное действие) является прямой противоположностью их вторичного действия, то есть состояния, которое они оставляют в теле спустя несколько часов после того, как их первичное действие прекратилось3.

Большинство лекарств производят в здоровом теле как при первичном, так и при вторичном действии, нарушения и неприятные ощущения и боли, определенный набор их в первичном действии и другой противоположный набор во вторичном, и даже их длительное применение не вызывает у здорового индивида приемлемых последствий.

Только несколько лекарственных веществ, которые утонченность привыкшего к наслаждениям мира решила ввести в диету как пищевой продукт4, представляют собой в некоторой степени исключение из этого правила по меньшей мере в первичном действии. Если их продолжают принимать в умеренных количествах, они демонстрируют своеобразное свойство — вызывают в своем первичном действии своего рода искусственное возбуждение обычного состояния здоровья, искусственое возбуждение жизни и почти одни лишь приятные ощущения, в то время как неприятные эффекты их вторичного действия развиваются, но в течение некоторого времени остаются маловажными — до тех пор, пока человек вполне здоров и придерживается в остальных отношениях здорового и естественного образа жизни.

К этому небольшому классу лекарств, введенных в нашу диету, принадлежит кофе с его частично приятными, частично неприятными эффектами, причем и те, и другие, как это ни странно, малоизвестны.

Беспорядочное неограниченное использование кофе в жизни почти в любое время суток, разного по силе и количеству, его приготовление в самых разных условиях, обычное использование его лицами самых разных возрастов, разного физического состояния организма и самого разного образа жизни, лишает наблюдателя какой бы то ни было возможности верно разглядеть его действие и делает исключительно трудным оценку его истинного действия и чистые выводы. Так на диске могут быть максимально четко написаны буквы и слова, но все они будут неразличимы, если диск крутится с большой скоростью; в таком случае все сливается даже в глазах самого зоркого наблюдателя.

Только точным длительным непредвзятым наблюдением, как можно более свободным от всех источников заблуждения, и посредством тщательного отслеживания явлений до их причины, можно получить точное знание относительно самого важного из всех напитков, кофе.

Первичное действие кофе в целом является более или менее приятным возбуждением жизненной активности; животные, природные и жизненные функции (как их называют) искусственно возбуждаются им в течение первых часов, но по прошествии нескольких часов постепенно наступает вторичное действие, противоположное: неприятное чувство своего существования, меньшая степень жизненной активности, разновидность паралича животных, природных и жизненных функций5.

Когда человек, не привыкший к употреблению кофе, выпивает умеренное количество его, или некто, к употреблению привыкший, выпивает его чрезмерную6 порцию, в первые часы самосознание и чувство существования становятся более оживленными. Пульс наполняется, ускоряется, смягчается. Возникает ограниченное покраснение щек, такое, которое не теряется постепенно на окружающих частях, но представляет собой четко определенные красные пятна. Лоб и ладони теплеют. Человек чувствует себя теплее, чем раньше; это приятное, но тревожное тепло. Возникает своего рода сладострастное сердцебиение, несколько напоминающее состояние при большой радости. Вены рук набухают. Извне человек также чувствует больше тепла, чем обычно, но это тепло никогда не переходит в жар даже после большого количества кофе (скорее, оно превращается в генерализованное потение); никто никогда не ощущает жар.

Присутствие ума, внимание, сострадание становятся активнее, чем в здоровом естественном состоянии. Все внешние объекты вызывают приятное ощущение, они принимают, если можно так выразиться, радостный лоск, а если порция кофе была необычайно сильной, почти сверхприятный блеск7. Пьющий кофе в первый час удовлетворенно улыбается сам себе и всем внешним объектам, и это свойство зарекомендовало кофе в обществе превосходным напитком для компании. Все компанейские приятные чувства быстро усиливаются до точки энтузиазма (хотя и на короткий срок). Всевозможные неприятные воспоминания или неприятные естественные ощущения молчат при такой блаженной лихорадке.

В здоровом самодостаточном естественном состоянии приятные ощущения у человека чередуются с неприятными, это разумное свойство нашей природы. Однако на протяжении первичного действия этого лекарственного напитка все радует, и даже те телесные функции, которые неприятны или почти болезненны в естественном состоянии, выполняются теперь с чрезвычайной легкостью, почти с удовольствием.

В первые минуты или в течение четверти часа после пробуждения, особенно когда это происходит раньше обычного, каждый, кто не живет полностью естественной жизнью, испытывает неприятное ощущение из-за не полностью пробужденного сознания, мрака, инерции и отсутствия гибкости в конечностях; трудно быстро двигаться, трудно размышлять.

Но посмотрите, кофе почти мгновенно устраняет это естественное неприятное ощущение, этот дискомфорт ума и тела; мы внезапно оживаем.

После завершения трудового дня мы должны, в соответствии с природой, стать вялыми, неприятное чувство тяжести и усталость наших телесных и умственных сил делают нас угрюмыми, раздражительными и заставляют отдаться необходимому нам отдыху и сну.

Угрюмость и вялость, неприятная усталость ума и тела, влекущие к естественному сну, быстро исчезают от питья этого лекарственного напитка, сонливость рассеивается, появляется искусственная живость, мы бодрствуем вопреки природе.

Чтобы жить, мы нуждаемся в еде, и смотрите! природа заставляет нас искать ее и восполнять то, что было утрачено, посредством голода или грызущим неприятным ощущением в желудке, мучительной тоской по еде, сварливой раздражительностью, зябкостью, истощением и т. д.

Не менее тяжелым является чувство жажды, но это также не менее благотворное явление природы. Кроме страстного желания жидкости, которую требует наш организм для восстановления, нас мучит сухость рта и горла, сухой жар во всем теле, в определенной степени препятствующий дыханию, беспокойство и т. д.

Мы пьем кофе, и посмотрите! мы не чувствуем или почти не чувствуем больше болезненных ощущений тревожащего нас голода, не испытываем теперь беспокойства и страстного ощущения жажды. Подлинные любители кофе, особенно любительницы, лишенные счастья время от времени двигаться на свежем воздухе для ликвидации вреда от этого напитка, почти не испытывают настоящего чувства голода и жажды. В этом случае тело обмануто пищей и напитками, а кожные сосуды вынуждены в то же время неестественно поглощать из атмосферы влагу, необходимую для выполнения жизненных функций. Закоренелые любители кофе выделяют гораздо больше мочи, чем выпивают жидкости. Гасятся самые естественные требования природы. (Так они постепенно приближаются — благодаря божественному напитку! — к состоянию благословенных духов на небесах, настоящее начало беатификации уже здесь, на земле.)

Всеблагой Хранитель всех живых существ сделал так, что после насыщения пищей здоровый человек чувствует себя некомфортно при движениях, что заставляет нас оставлять свои дела и отдыхать телом и духом, чтобы без помех осуществлялась важная для организма функция пищеварения. Вялость тела и ума, сжатие в области желудка, некоторое неприятное давление, полнота и напряжение в животе и т. д. при движении напоминают нам о себе, когда мы пытаемся тратить энергию сразу после еды без необходимого отдыха, и если мы попытаемся таким образом упражнять наши мыслительные способности, возникает утомление умственных сил, отупение, похолодание конечностей, сопровождаемое приливом тепла к лицу, и ощущение давления в желудке в сочетании с неприятным ощущением напряжения в животе, которое становится все невыносимей, доказывая, что напряжение умственных сил в начале процесса пищеварения неестественнее и вреднее, чем даже физическое напряжение.

Кофе внезапно останавливает эту усталость ума и тела и устраняет неприятное ощущение в животе после еды. Более изысканные гурманы пьют его сразу после обеда, и они получают этот неестественный эффект в его высшей степени. Они становятся веселыми и чувствуют такую легкость в желудке, как если бы съели очень мало или вообще ничего не ели.

Мудрый Регулятор нашей природы также стремился заставить нас с помощью неприятного ощущения эвакуировать накопленные экскременты. Возникает невыносимое беспокойство, связанное с не менее неприятным чувством напряжения, в результате чего все приятные ощущения жизни прекращаются и как бы исчезают до тех пор, пока не начнется эвакуация. Это необходимая часть нашей природы, требующая некоторых усилий для изгнания экскрементов.

Но дух совершенствования нашего времени стремился обойти и этот закон природы. Чтобы искусственно ускорить время, необходимое для переваривания, которое в норме составляет несколько часов, и избежать беспокойства, часто медленного усиления позыва к стулу, выродившиеся смертные нашего времени, которые напрягаются после наслаждения и испытывают детский страх перед всеми неудобными ощущениями, находят свое средство избежать этого в кофе.

Наш кишечник, возбужденный кофе (в его первичном действии) до более быстрых перистальтических движений, заставляет его содержимое, наполовину переваренное, быстрее продвигаться к анусу, а гурман воображает, что он обнаружил великолепное средство для пищеварения. Однако жидкий химус, который служит для питания организма, не может за это короткое время должным образом измениться (перевариться) в желудке и недостаточно поглощается абсорбентами в кишечном канале; следовательно, эта масса проходит через неестественно активный кишечник, не расставаясь с более чем половиной своих питательных частиц, нужных для тела, и прибывает к выделительному отверстию все еще в полужидком состоянии. По правде говоря, это превосходнейшее пищеварительное средство, намного превосходящее природу!

Более того, во время самой эвакуации анус возбуждается первичным действием кофе, сжатия и растяжения его происходят чаще, и фекалии выходят мягкими, почти без усилий и чаще, чем у здоровых людей, не употребляющих кофе.

Эти и другие естественные боли и неприятные ощущения, которые являются частью мудрого упорядочения нашей природы, уменьшаются и оказываются почти незаметными при первичном действии кофе, и печальные последствия этого не осознаются и даже не подозреваются.

Даже половое желание, которое в наше время возвышено до главного из всех удовольствий, возбуждается первичным действием кофе больше, чем любыми другими искусственным средствами. Со скоростью молнии в сознании появляются сладострастные образы от очень умеренной возбуждающей причины, и возбуждение гениталий до полного экстаза становится делом нескольких секунд; эякуляция спермы почти безудержна. Хотя возраст от десяти до пятнадцати лет слишком нежен и незрел, сексуальное желание возбуждается при питье кофе у обоих полов — модернизация8, которая оказывает наиболее заметное влияние на нашу мораль и смертность, не говоря уже о ранней импотенции.

У человека с очень раздражительным темпераментом или у того, кто уже нервирован из-за обильного употребления кофе и сидячего образа жизни, описанный мною ранее эффект проявляется еще ярче. Каждый видит, что настроение и ощущения этих людей, вызванные кофе, это нечто неестественное, их возбуждение чрезмерно. Чрезмерная чувствительность или радость, которая совершенно несоразмерна с обстоятельствами, мягкость, принимающая почти судорожный характер, необычная печаль, остроумие, которые не вполне сдерживается разумом, сильное искажение черт, вплоть до карикатурного, когда было бы достаточно улыбки, небольшой насмешки, умеренного интереса, легкого недоумения, умеренного выражения печали или сожаления.

Даже мышцы остальной части тела свидетельствуют о неестественной, чрезмерной активности: все — жизнь, все — движение (хотя, может быть, для него мало причин) в течение первого часа после наслаждения крепким или (используя часто неточный общепринятый язык) хорошим кофе. Идеи и фантазийные картины проносятся в быстрой последовательности и непрерывным потоком перед местом воображения и ощущения в мозгу — искусственно ускоренная, искусственно возбужденная жизнь!

В естественном состоянии человеку нужно приложить некоторые усилия, чтобы ясно вспомнить давно прошедшее; сразу после приема кофе память подкидывает истории, так сказать, прямо на язык, из-за чего возникает разговорчивость, торопливая болтовня, из уст человека вылетает то, что не следовало говорить.

Совершенно отсутствуют мера и цель. Холодная тактичная искренность наших предков, прочная твердость воли, решений и суждений, выносливость при небыстрых, но энергичных целенаправленных движениях тела, на основе чего сложился оригинальный национальный характер немцев, — все, что делало возвышенным наше происхождение, исчезает перед этим лекарственным напитком и превращается в поспешные открытия, преждевременные решения, незрелые суждения, безрассудство, непостоянство, говорливость, нерешительность, мимолетную подвижность мышц без направленной энергии и театральное поведение9.

Я хорошо знаю, что для того чтобы упиваться фантазиями, сочинять легкомысленные романы и забавные вещи, немец должен пить кофе, а немецкой даме нужен крепкий кофе, чтобы в модных кругах искриться остроумием и чувствительностью. Балетный танцор, импровизатор, фокусник, шулер и банкомет при игре в штос, все нуждаются в кофе, так же как и модный музыкальный виртуоз, играющий с головокружительной скоростью, и вездесущий модный врач, чтобы до обеда успеть нанести девяносто визитов пациентам. Пусть эти люди бросят свои неестественные стимуляторы вместе с их зловещими последствиями для здоровья и благополучия человечества!

Однако по крайней мере совершенно определенно, что самый изысканный сластолюбец не мог бы обнаружить на всем земном шаре другого диетического лекарственного вещества, кроме кофе10, способного за несколько часов изменить наши обычные чувства на более приятные, вызвать у нас на несколько часов веселье, даже раздражающую радость, оживить остроумие, создать пылающую фантазию, выходяющую за границы нашего темперамента, ускорить движение мышц до дрожи, удвоить скорость обычно спокойного ритма наших пищеварительных и выделительных органов, держать инстинкт продолжения рода в почти непроизвольном состоянии возбуждения, заставить замолчать полезные муки голода и жажды, изгнать благословенный сон из наших усталых конечностей и вызвать искусственное возбуждение в них, даже своего рода живость, когда все наше полушарие выполняет ему положенное, наслаждаясь освежающим отдыхом в ночной тишине.

Так мы деспотично ниспровергаем мудрое устройство природы, но не без ущерба для себя!

Когда первый мимолетный эффект кофе исчезает после нескольких часов, постепенно появляется противоположное состояние, вторичное действие. Чем ярче было первое состояние, тем заметнее и неприятнее оказывается второе.

Не каждый человек страдает в равной степени от злоупотребления таким лекарственным напитком, каким является кофе.

Наши организмы устроены так восхитительно, что если мы в остальных отношениях живем в согласии с природой, малочисленные погрешности в диете, если они не слишком велики, терпимо безвредны.

Так, например, поденщик или крестьянин в Германии почти каждое утро пьет бренди, столь пагубный сам по себе, но если он принимает только небольшую порцию за раз, он часто может дожить до глубокой старости. Его здоровье страдает мало. Его хорошая природа и в остальном здоровый образ жизни преодолевают вредные последствия глотка спиртного почти без заметного следа.

Если поденщик или крестьянин вместо бренди выпивает пару чашек слабого кофе, происходит то же самое. Его крепкое тело, энергичные тренированные конечности и количество свежего воздуха, который он вдыхает каждый день, отразят вредные последствия этого напитка, и его здоровье пострадает мало, или все пройдет вообще без последствий.

Однако дурные эффекты кофе становятся гораздо заметнее, когда эти благоприятные обстоятельства отсутствуют.

Человек может, без сомнения, наслаждаться определенным здоровьем, хотя его профессия ограничивает его домом или даже одной комнатой, хотя он вынужден вести сидячую жизнь в комнате, при условии, что в остальном он живет в соответствии со своим состоянием. При умеренном употреблении только легкоусвояемых простых чисто питательных еды и питья почти без специй, вместе с благоразумной сдержанностью страстей и частом обновлении воздуха в комнатах, и в отсутствие каких-либо тяжелых физических упражнений11 даже женщины наслаждаются определенным здоровьем, которое, несомненно, может быть легко расстроено внешними причинами, но которое, если последних избегать, может быть отнесено к здоровью умеренной степени. На таких людей все болезнетворные вещества, то есть все лекарства, действуют гораздо заметнее и сильнее, чем на людей крепких, привыкших к труду на открытом воздухе, которые способны переносить некоторые очень вредные вещи без особого вреда.

Эти слабые обитатели комнат живут при очень низком уровне здоровья, полужизнью, если я могу использовать такое выражение, все их чувства, энергия, жизненная активность слабы, и они охотно прибегают к напитку, который так мощно поднимает на несколько часов их жизненную энергию и чувство существования, не заботясь о последствиях и вторичном действии этого паллиатива.

Это вторичное действие сходно с их состоянием перед употреблением кофе, только несколько сильнее.

Когда проходят несколько часов вышеописанного первичного действия этого лекарственного напитка, являющего искусственно возбужденную жизненную энергию, тогда постепенно возрастают сонливость с зеванием и бóльшая бездеятельность, нежели в обычном состоянии, движения тела делаются труднее, нежели прежде, все чрезмерное веселье предыдущих часов сменяется оцепенением чувств. Если в первые часы после питья кофе переваривание и удаление экскрементов были ускорены, теперь газы болезненно вздувают кишечник, и изгнание фекалий становится труднее и медленнее, чем в предшествовавшем состоянии. Если в первые часы приятное тепло наполняет организм, то теперь эта искусственная жизненная искра постепенно гаснет, ощущается дрожь, руки и ноги холодеют. Все внешние объекты выглядят теперь менее приятными, чем раньше. Люди становятся недовольнее обычного и легче раздражаются. Половая страсть, возбуждаемая кофе в первые несколько часов, становится теперь холоднее и притупляется. Некоторый быстро удовлетворяемый голод заменяет здоровое желание человека поесть, но еда и питье угнетают желудок и разум больше, чем раньше.

Возникает больше чем обычно трудностей с засыпанием, и сон тяжелее, чем раньше, до питья кофе, и просыпаясь, люди сонные, унылей и мрачней обычного.

Но взгляните! Все эти неприятности быстро исчезают при новом употреблении этого вредного паллиатива — начинается новая искусственная жизнь, только она имеет несколько меньшую продолжительность, чем в первый раз, и, следовательно, повторение требуется все чаще, или напиток должен готовиться все крепче, чтобы он снова возбуждал жизнь на несколько часов.

Таким образом, тело человека, чьи занятия ограничивают его пребыванием в комнате, вырождается все сильнее. Пагубные эффекты вторичного действия этого лекарственного напитка распространяются дальше и проникают своими корнями слишком глубоко, чтобы позволить им снова исчезнуть, разве что на несколько часов, благодаря более частому и более сильному повторению того же паллиатива.

Кожа обычно становится чувствительней к холоду, даже к открытому воздуху, хотя и не холодному; пищеварение затруднено, в кишечнике на несколько дней запор, метеоризм вызывает беспокойство и много болевых ощущений. Запор чередуется только с диареей, а не со здоровым состоянием кишечника. Заснуть трудно, сон похож на дрему и не освежает. При пробуждении в голове мрак, полусон, трудно прийти в себя, беспомощность конечностей и своего рода безрадостность, которая затемняет всю прекрасную Божью природу. Благотворные сердечные эмоции, теплая человеческая любовь, благодарность, жалость, героизм, сила и благородство души и жизнерадостность превращаются в малодушие, равнодушие, бессердечную суровость, непостоянство, презрение.

Употребление кофе как напитка продолжается, и чувствительность все чаще чередуется с оцепенением, поспешное принятие решений с нерешительностью, ярость с трусливым потаканием, притворная дружба со злым предательством, кратковременный восторг с безрадостностью, ухмылка со склонностью к слезам; все это симптомы постоянного колебания между возбуждением и расслаблением ума и тела.

Мне было бы непросто указать на все зло, которое происходит в так называемых слабых местах, некоторые нервные расстройства и хронические болезни преобладают среди любителей кофе, изнуряют человечество и вызывают вырождение разума и тела.

Но не следует думать, что каждое из упомянутых вредных последствий возникает у каждого любителя кофе в одной и той же степени! Нет, один страдает от одного, другой — от другого симптома вторичного действия кофе. Мое описание охватывает всех людей, пьющих кофе; все их страдания, которые возникают из этого источника, я объединил здесь, поскольку они постепенно стали известны мне.

Паллиативное благополучное ощущение, которое кофе распространяет по тончайшим фибрам в течение нескольких часов, в качестве вторичного действия оставляет за собой исключительную восприимчивость к болезненным ощущениям, которые всегда учащаются и становятся тем сильнее, чем больше кофе было выпито. Даже небольшие дозы (которые едва ли могут произвести воздействие на здоровых людей, не привыкших к кофе), часто вызывают у любительниц кофе мигрень и зубную боль, часто невыносимую, особенно ночью, с покраснением лица, и наконец, опухоль челюсти с тянущей и разрывающей болью в разных частях тела, с одной стороны лица, или в один момент в одной конечности, в другой момент — в другой12. На теле особенно легко возникает рожа: или на ногах (отсюда частота застарелых язв там), или на груди (при вскармливании младенца), или на одной половине лица. Тревожность и перемежающийся жар — ее ежедневные жалобы, а нервная односторонняя головная боль — ее характерная особенность13.

Из-за умеренных погрешностей в диете и неприятных эмоций возникают болезненные ощущения в груди, желудке и дискомфорт в животе (известный под неточным названием судорог); месячные приходят с болями, нерегулярные или менее обильные, а затем и скудные, водянистые или слизистые; бели (как правило едкого характера) почти все время, от одного периода к другому, или полностью заменяют менструальные выделения; соитие часто бывает болезненным. Землистый желтоватый или выраженно бледный цвет лица, тусклые глаза, окруженные синими кругами, бесцветные губы, дряблая плоть, иссохшая грудь являются внешними признаками этого жалкого скрытого состояния. Иногда почти подавленные менструации чередуются с серьезными маточными кровотечениями. У мужчин возникает болезненный геморрой и ночные поллюции. У обоих полов сексуальная сила постепенно истощается. Нормальная обильная энергия, присущая отношениям здоровой пары, становится бесполезной безделушкой. У обоих полов наступает импотенция и бесплодие; невозможно кормить ребенка грудью. Чудовище природы, призрак с ввалившимися глазами, онанизм, обычно прячется за кофейным столиком (хотя пристрастие к чтению возбуждающих романов, чрезмерное напряжение памяти, плохая компания и сидячая жизнь в закрытом помещении вносят свой вклад).

Поскольку чрезмерное потакание страсти к кофе предрасполагает в его вторичном действии организм ко всем видам неприятных ощущений и самым острым болям, легко понять, как кофе проще любого другого известного нам вредного вещества возбуждает большую склонность к кариесу костей. Никакая погрешность в диете не способствует такому легкому и несомненному гниению зубов, как наслаждение кофе. Кофе один (за исключением скорби и злоупотребления ртутью) в кратчайшие сроки разрушает зубы14. Затхлый воздух в помещении и перегрузка желудка (особенно ночью) вносят свой вклад в этот эффект. Но кофе сам по себе вполне способен разрушить за короткий промежуток времени это незаменимое украшение рта, этот необходимый вспомогательный орган для ясной речи и для тщательного перемешивания пищи с переваривающей слюной, или по меньшей мере способен сделать зубы черными или желтыми. Потеря передних зубов (резцов) связана главным образом со злоупотреблением кофе.

Если исключить истинную spina ventosa (туберкулез диафизов костей. — Прим. перев.), едва ли хоть один случай кариеса костей у детей (если они не получали чрезмерную дозу ртути) произошел по любой другой причине, кроме злоупотребления кофе15. Кроме этого, только действию кофе могут быть приписаны другие застарелые и требующие долгого времени для опорожнения абсцессы с одним лишь маленьким отверстием у детей.

Как правило кофе вреднее всего воздействует на детей; чем нежней возраст, тем хуже последствия употребления кофе. Хотя он неспособен сам по себе породить истинный рахит, а может только ускорить его в сочетании с особыми возбуждающими причинами (еда, приготовленная из неферментированных растительных веществ, а также воздух в тесной влажной комнате), он сам по себе возбуждает у маленьких детей не менее печальную по своим результатам детскую чахотку, даже когда их остальная еда полезна и воздух, в котором они живут, хорош. Они бледны, их мышцы вялые. Они поздно начинают немного ходить, но их походка шаткая, они легко падают и всегда хотят, чтоб их носили. Они заикаются. Они желают многого, но их ничто не радует. Забавы, развлечения и живость, характерные для детского возраста, превращаются в вялое уныние; ничто не делает их довольными, ничто не приносит счастья; они живут какой-то полужизнью. Они робки и пугливы. Понос чередуется с запором. Вязкая слизь гремит у них в груди при дыхании, особенно когда они спят, и ничего не откашливается, в груди постоянно что-то хрипит. Зубы у них прорезаются с большим трудом, сопровождаются судорожными припадками, крайне дефектны и выпадают гнилыми до того, как приходит время их смены. Почти каждый вечер, незадолго до сна или когда они ложатся в постель, у них краснеет или горит одна щека или обе. Сон плох, они мечутся по ночам, часто хотят пить, потом потеют, причем потеет не только лоб, но и волосистая часть головы, особенно затылок, и стонут во сне. Все болезни такие дети переносят с трудом, их выздоровление очень медленно и неполно.

Дети эти часто подвержены хроническому воспалению глаз, нередко сопровождаемому сыпью на лице, в результате чего происходит своеобразное расслабление верхнего века, которое мешает им открывать глаза, даже если покраснение и отек век умеренны. Такая офтальмия, которая часто длится несколько лет, заставляет их часто лежать лицом вниз, раздраженными и плачущими, или они скрываются в темном месте, где лежат или сидят, ссутулившись; я утверждаю, что эта офтальмия влияет главным образом на роговицу, покрывает ее вначале красными венами и, наконец, темными пятнами, или на ней возникают пузырьки и небольшие язвы, которые часто глубоко разъедают роговицу и угрожают слепотой.

Воспаление глаз, гремящая мокрота в груди и другие недомогания, описанные выше, атакуют даже грудных детей, которые наслаждаются одним лишь материнским молоком, если мать, живущая в темном помещении, к тому же пристрастна к кофе. Насколько проникающей должна быть вредная сила этого лекарственного напитка, если даже младенцы страдают от нее!

После детей, кофе хуже всего действует, как я уже сказал, на женский пол и образованных людей, чья работа сидячая и запирает их в комнате. К последним можно отнести и ремесленников, у которых сидячая профессия.

*****

Скверные последствия кофе, как я уже упоминал, эффективней всего уменьшаются большой активностью и упражнениями на открытом воздухе, но не устраняются навсегда.

Некоторые люди, словно движимые инстинктом, находят, что употребление спиртных напитков служит своего рода антидотом к кофе. Невозможно отрицать, что эти напитки действительно обладают свойствами антидотов. Но эти новые стимуляторы не имеют питательных качеств, то есть это также лекарственные вещества, которые при ежедневном использовании в качестве пищевых продуктов производят другие вредные эффекты и не могут отменить вредоносность кофе; они вызывают искусственное ускорение жизненно важных функций и патологические последствия другой, более сложной, природы.

Отказ от кофе16 является главным средством против этих страшных и глубоко проникающих вредных последствий, а физические упражнения на открытом воздухе обычно способствуют последующее выздоровление. Если, однако, тело и разум находятся в упадке, некоторые лекарства очень полезны для этого состояния, но здесь не место их перечислять, поскольку я в настоящее время пишу не для врачей. Когда я рассматриваю ежедневное употребление кофе как крайне пагубное и показываю после многих лет наблюдений и опыта, что он ослабляет и истощает энергию нашего тела и разума, некоторые могут возразить мне против термина "лекарственный напиток", который я безоговорочно использую применительно к кофе.

"Лекарства несомненно полезны для здоровья", — скажет неподготовленный человек. Это так, но только при некоторых обязательных условиях. Только тогда лекарство полезно, когда оно подходит к случаю. Ни одно лекарство не подходит к здоровью, и использовать лекарство как напиток при обычном состоянии здоровья является вредной процедурой, самим собой разумеющимся противоречием.

Я ценю лекарственные свойства кофе, когда он должным образом используется как лекарство, в той же степени, в какой ценю таковые любого другого лекарства. В Божьих созданиях нет ничего лишнего; каждая вещь создана для блага человечества, тем более самые могущественные вещи, к которым в особой степени принадлежит и кофе. Но имейте в виду следующие факты.

Каждое лекарство вносит в здоровый человеческий организм некоторые изменения, характерные только для этого лекарства. Если вы это знаете и используете лекарство при болезнях, имеющих большое сходство с изменениями, которые это лекарство способно вызвать (в здоровом теле), происходит полное излечение. Такое использование лекарства является целебным, единственным, на которое можно положиться при хронических болезнях.

Говоря об этой способности лекарства изменять человеческий организм характерным только для этого лекарства образом, я подразумеваю его первичное, или начальное, действие. Я сказал выше, что первичное действие лекарства (в течение нескольких часов после его приема) является противоположностью его вторичному действию, или состоянию, в котором оно оставляет тело, каким бы ни было его первое действие в прошлом.

Если первичное действие лекарства является полной противоположностью болезненного состояния тела, которое мы пытаемся вылечить, его применение оказывается паллиативным. Возникает почти мгновенное улучшение, но через несколько часов болезнь возвращается и достигает большей высоты, чем до начала применения лекарства, вторичное действие лекарства, напоминающее первоначальную болезнь, усиливает ее. Жалкий метод лечения, если мы имеем дело с хронической болезнью.

Приведу пример. Первичное действие опиума на здоровый организм должно вызвать отупляющий сон с храпом, а его вторичное действие — противоположность, бессонницу. Теперь если врач будет настолько безрассуден, что станет бороться с болезненной привычной бессонницей опиумом, он будет действовать паллиативно. Отупляющий, с храпом, неосвежающий сон быстро следует за приемом опиума, но его вторичное действие, как я уже сказал, это бессонница, дополнение к его уже привычной бессоннице, которая сейчас соответственно усугубилась. Через двадцать четыре часа после этого пациент спит меньше, чем до приема опиума; теперь нужно принять более сильную дозу последнего, следствием чего будет еще бóльшая бессонница, то есть усиление болезни, которую безрассудный человек воображал, что лечит.

Подобным же образом кофе оказывается скверным паллиативным лекарством в случаях, когда используется в качестве лекарственного средства, например, для привычного запора, возникающего из-за неактивности кишечника17, как это часто делают врачи. Его первичное действие, как я выше сказал, обратно этому состоянию, поэтому он действует здесь как паллиатив, и если он будет использован в первый раз или только изредка, то быстро вызовет движение кишечника, но в последующие дни при вторичном действии запор становится все сильнее. Если вы снова попытаетесь устранить запор с помощью кофе таким же паллиативным способом, вам придется выпить его немного больше или приготовить его крепче, и все же привычный запор не будет так искоренен, он только станет упорнее из-за возвратного вторичного действия кофе, когда бы паллиативное его действие ни было прекращено, или если его не стали пить чаще и крепче, что всегда усугубляет болезнь и влечет за собой другие недуги.

Можно увидеть, что с медицинской точки зрения почти все оправдания любителей кофе своей привычки покоятся на определенном паллиативном облегчении, которое он дает им, но нет ничего убедительнее опыта, заключающегося в том, что долговременное паллиативное применение лекарств вредно, но паллиативное использование лекарств как пищевых продуктов вреднее всего.

Поэтому, хотя я осуждаю злоупотребление кофе как ежедневным напитком, я признаю его высокую лекарственную ценность, при этом я говорю только в отношении его целительного применения при хронических болезнях, которые имеют большое сходство с его первичным действием18 и его паллиативного употребления при острых болезнях, при быстро надвигающейся угрозе, которая очень похожа на его вторичное действие19. Это единственный рациональный и разумный способ использования этого лекарственного напитка, питьем которого злоупотребляют сотни миллионов людей, поскольку вред от него известен немногим, но который в высшей степени полезен, когда используется на подобающем месте.

Примечания

1  Шоколад принадлежит к пищевым продуктам, если в нем не слишком много специй, иначе он нежелателен или даже вреден.
2 В той же пропорции, в какой вещества, называемые нами лекарствами, могут сделать здоровый организм больным, они могут устранять неестественное состояние, опасное для жизни человека, именуемое болезнью. Следовательно, единственное назначение лекарств состоит в том, чтобы изменить ненормальное, болезненное состояние, то есть превратить его в здоровье. Используемые просто так, в отсутствие болезни, они абсолютно вредны для здоровья и нормальной жизни. Их частое использование в качестве пищевых продуктов расстраивает гармоничное согласие наших органов, подрывает здоровье и сокращает жизнь. Выражение "полезное лекарство для здорового" само себе противоречит.
3 Например, порошок из ялапы сегодня слабит, а завтра и послезавтра вызывает запор.
4  Это, как выше было сказано, вино, спирт, опиум, табак, чай, кофе и т. п.
5  "Когда я просыпаюсь рано, — пишет благородная страстная любительница кофе, — у меня сила мышления и активность как у устрицы".
6  Выражения "умеренное" и "чрезмерное" в применении к количеству выпиваемого кофе должны пониматься только в относительном и индивидуальном смысле; они не могут быть определены в общепринятых фиксированных размерах и числах. Так, князю H. G. v. G, выросшему в роскоши, ныне покойному, требовалась каждый раз, когда он пил кофе, порция из 14 унций жареных кофейных бобов, при том что мы встречаем людей, на которых очень сильно действует порция из четверти унции. Каждый человек должен знать свой собственный стандарт в соответствии со своим собственным организмом. Один может вынести больше другого. Более того, весь ряд приятных симптомов возможного первичного действия кофе, которые я здесь описал, не появляется весь одновременно у каждого во всех случаях, но только по очереди, один у одного, другой у другого, у одного несколько, а у другого меньше.
7  Если порция принимаемого кофе чрезмерно сильна, а организм легковозбудим и к кофе непривычен, возникает односторонняя головная боль от верхней части теменной кости до основания мозга. Мозговые оболочки на этой стороне также кажутся болезненно чувствительными. Руки и ноги холодеют, на лбу и ладонях появляется холодный пот. Настроение человека становится раздражительным и нетерпимым, никто не может ничего сделать, чтобы угодить ему. Он взволнован и дрожит, беспокоен, плачет почти без причины или улыбается почти непроизвольно. После нескольких часов приходит сон, во время которого он изредка вскакивает в страхе. Я наблюдал это редкое состояние два или три раза.
8  "Удовольствие! Удовольствие!" — призывает наш век; быстрое, непрерывное наслаждение жизнью любой ценой! и это в определенной степени достигается посредством данного напитка, который ускоряет и растрачивает жизненные силы.
9  Кто может сказать, какие ослабляющие диетические практики низвели восхитительные героические добродетели патриотизма, сыновней любви, нерушимой верности, непоколебимой праведности и строгого выполнения обязанностей (известные атрибуты былых времен) в наши дни до ничтожной самовлюбленности! Так же героические добродетели средневековья и далекой древности, которые свидетельствовали о силе ума и тела, антагонисты добродетелей сегодняшнего дня (в результате каких ослабляющих диетических практик?) расщепили на мелкие интриги, скрытые махинации и заблуждения и распространили среди бесчисленного количества людей, вынудив неподготовленного человека к проявлению осторожности на каждом шагу! Что вреднее, одна граната или миллион невидимых подводных камней, подстерегающих повсюду?
10  И в определенной степени чай.
11  В таких условиях находятся заключенные.
12  Это ощущение разрывающей боли в конечностях, вызванное вторичным действием кофе при его непрерывном использовании, захватывает не все суставы, а переходит от одного сустава к другому. Вероятно, оно исходит от плоти или клеточной ткани, а не от костей, не сопровождается отеком или иным образом измененным внешним видом и едва чувствительна при касании. Наши нозологи ничего об этом не знают.
13  Мигрень, о которой тут упоминается, появляется только под действием некоторой причины, например, неприятности, переполнения желудка, холода и т. д., причем обычно возникает быстро и в любое время дня, в отличие от так называемой нервной гемикрании. Гемикрания возникает рано утром, вскоре или сразу же после пробуждения, и постепенно возрастает. Боль почти невыносима, часто жгучая, даже головные уборы невыносимы из-за чувствительности и болезненности при малейшем прикосновении. Тело и разум кажутся невыносимо чувствительными. Обессиленные страдальцы ищут одиночества по возможности в самом темном месте, и избегая дневного света, они перемещаются с закрытыми глазами, словно спят наяву, обычно устраиваются лицом к спинке дивана или в кресле совершенно неподвижно. Каждое движение, любой шум усиливает их боль. Они избегают говорить или слушать беседы других. Они не дрожат, но им холоднее обычного, особенно холодны у них руки и ноги. Все им неприятно, но больше всего пища и напитки, потому что их непрерывно тошнит. В худших случаях тошнота доходит до рвоты слизью, но редко головная боль облегчается от этого. В кишечнике запор. Эта головная боль почти никогда не проходит до вечера; в очень плохих случаях, как я видел, она может длиться 36 часов, поэтому она не исчезала до следующего вечера. В более легких случаях кофе, вызвавший ее первоначально, сокращает ее длительность паллиативным образом, но он имеет склонность вызывать следующий приступ через короткий промежуток времени. Время возвращения гемикрании неопределенно — через четырнадцать дней, четыре недели и т. д. Она приходит без какой-либо непосредственной причины, совершенно неожиданно; даже в ночь перед ее приходом пациент редко обнаруживает признаки нервной головной боли, приближающейся утром. Я никогда не встречался с ней, кроме как у людей, регулярно пьющих кофе.
14  Наблюдения, на которые я могу положиться, убедили меня в этом.
15 Эти изъязвления костей (скрытые под приподнятыми плотными голубовато-красными отеками мягких частей) выделяют белковую слизь, смешанную с неким сыроподобным веществом, почти не имеющим запаха. Боли в пораженной части сильные и стреляющие. Остальная часть тела являет собой чистую картину кофейной дискразии.
16  От сильной привязанности к кофе нелегко избавиться, особенно слабым людям. Сначала я стараюсь ярко и убедительно донести до своих пациентов необходимость и важность отказа от употребления кофе. Истина, которая исходит из наблюдаемых экспериментов, редко не может убедить, — она убедит почти всегда, если убеждение исходит из бескорыстного сердца врача, который, сам убежденный в правильности своего дела, глубоко проник в истину своих максим. Ничто тогда не может препятствовать их принятию, нет вопроса о личной заинтересованности врача, и нет ничего, кроме выигрыша со стороны того, кого он хочет убедить.
Как только эта цель будет достигнута (так или иначе тот, кто знает природу человека, сможет объяснять таким образом, что пациент воспримет его совет), мы можем посоветовать, чтобы количество потребляемого кофе уменьшалось на одну чашку каждые три или четыре дня, и разрешить последнюю чашку на завтрак пить в течение восьми дней, пока, наконец, человек либо откажется от нее, либо еще восемь дней будет пить кофе через день, смотря по обстоятельствам.
Если мы имеем дело с людьми, на которых можно положиться, дело будет сделано за четыре недели. Но если какая-то слабость или нерешительность, характерные для рабов кофе, делают трудным отказ от него, или слабое состояние здоровья делает расставанием с ним слишком ощутимым, мы поступим правильно, если вместо каждой чашки кофе, которой он лишается, позволим выпивать чашку чая, пока через восемь дней ничего, кроме чая, не останется (подобное, но меньшее зло), и наконец, ничего такого рода он пить больше не будет, а только пару чашек теплого молока на завтрак, вместо кофе или чая.
При расставании с этой привычкой, для того чтобы вредные эффекты кофе исчезли и человек укрепился в своей решимости от него отказаться, необходимо, чтобы он гулял на свежем воздухе, освежался и укреплялся за счет невинных развлечений и подходящей пищи. И если все пойдет дальше хорошо, желательно, чтобы врач или вместо него друг пациента время от времени поддерживали его, когда всемогущество примера общества может заставить его дрогнуть.
17  Как это обычно бывает с теми, кто ведет сидячую жизнь в своей комнате.
18  Например, когда у человека, не привыкшего к употреблению кофе, присутствует (возможно, привычное) недомогание, состоящее из частых безболезненных эвакуаций мягких экскрементов, и частые позывы к стулу, неестественная бессонница, чрезмерная раздражительность и подвижность, отсутствие аппетита и жажды, но без какого-либо уменьшения восприятия вкуса пищи и напитков, то в таком случае кофе должно полностью помочь в течение короткого времени. Аналогичным образом при часто опасных симптомах, вызванных внезапной огромной радостью, наиболее подходящим надежным лекарственным средством служит кофе, а также он подходит при некоторых видах родовых болей, если они похожи на первичное действие кофе.
19  Примеры великолепного паллиативного использования кофе при быстро развивающемся недуге, требующем немедленного реагирования: морская болезнь, отравление опиумом у тех, кто не привык к употреблению кофе, отравление белой чемерицей, спасение задыхающегося утопленника и особенно — замерзшего человека, что я с удовольствием неоднократно наблюдал.