Органон врачебного искусства, или Основная теория способа гомеопатического лечения д-ра Самуила Ганемана (4-е изд.)

Первая книга
§§ 47–66


Москва, 1835

§ 47

§ 47 5-го изд. "Органона" Image

Надеюсь, что достаточно доказал я великие выгоды Гомеопатического способа, равно как и неудобства способа аллопатического, не имеющего никакого прямого отношения к пользуемой хронической болезни, который оказывает действие свое на менее страждущие части организма испражняющими, противодействующими, отвлекающими и подобными лекарствами. Употребляя сильные приемы этих сложных врачебных веществ (которых составные части большей частью по их специфическим действиям неизвестны), и истощая таким образом силы больного, он производит искусственное состояние разнородное и несходное с лечимой болезнью, состояние, которое, вследствие естественных законов и вышеприведенных примеров, никогда не может вылечить хронической болезни, но только ее увеличивает (cм. §§ 31–36).

§ 48

§ 48 5-го изд. "Органона" Image

Аллопатический способ подражает грубой неразумной жизненной силе, которая, будучи предоставлена самой себе, старается освободиться от болезней чрез возбуждение разнородных страданий в наименее поврежденных частях тела. Что же касается до неважных скоротечных болезней, она прекращает их, причиняя тяжкие страдания, чрезвычайно истощая силы больного; сильные же опасные лихорадки преодолевает она с невероятной, но неприличной энергией, и, по большей части, прекращает их только со смертью больного; а в хронических болезнях ее усилия всегда безуспешны. — И так будем лучше подражать природе в этих спасительных, хотя и редких излечениях, в коих она уничтожает болезнь быстрым образом, присовокупляя к первоначальному состоянию новое сходное страдание (cм. §§ 38-41).

§ 49

§ 49 5-го изд. "Органона" Image

Такие излечения бывают, как мы видели, чрез Гомеопатический способ, который найден нами выше сего посредством опытом и заключение (§§ 9-19). Итак, путь сей есть единственный, которым искусство может прекращать болезни самым верным, скорым и надежным образом; потому что он основывается на вечном и непреложном законе.

§ 50

§ 50 5-го изд. "Органона" Image

Гомеопатический способ есть единственный и лучший из всех трех возможных врачебных страданий; потому что он один держится прямого пути, ведущего к легкому, скорому и надежному излечению, не ослабляя больного и нисколько не вредя ему.

§ 51

§ 51 5-го изд. "Органона" Image

Что же касается до аллопатического или гетеропатического способа, мы о нем довольно говорили в первой главе введения, и сейчас сравнили его с гомеопатическим; а потому нам остается только сказать о способе антипатическом.

ГЛАВА III
Об антипатическом способе в сравнении его с гомеопатическим

§ 52

§ 52 5-го изд. "Органона" Image

Способ антипатический (рнаптіопатическіи) или облегчающей есть тот, коим врач, по-видимому, оказывает помощь больному, и чрез который он мог надеяться вернее приобретать своего пациента доверенность, доставляя ему скорое облегчение. Но мы сейчас докажем, сколько вреден и бесполезен этот способ во всякой болезни, которая не слишком кратковременна. Правда, что из всех целительных способов прежней школы, этот есть единственный, который имеет прямое отношение к какой-нибудь части болезни; но какое отношение? — Обратное, которого должны бы наиболее избегать, если не хотят вводить в обман больного продолжительной болезнью.

§ 53

§ 53 5-го изд. "Органона" Image

Обыкновенный врач, последующий способу антипатическому, обращает внимание на один припадок, наиболее беспокоящий больного, не заботясь о великом числе других случайностей. Заметив главный припадок, он дает лекарство, о коем известно ему, что оно непременно противодействует сему припадку, который надобно уничтожить; ибо следуя правилу: "contraria contrariis", принятому за полторы тысячи лет прежней медицинской школой, должно ожидать от такого лекарства самой скорой помощи (паллиативной). Так предписывает он сильные приемы макового сока против болей всех родов; ибо ему известно, что это лекарство быстро притупляет чувствительность. То же средство употребляет от поноса (diarrhea), потому что оно останавливает первообразное движение кишечного канала и делает его нечувствительным; дает его еще в бессоннице, по причине, что оно внезапно причиняет глубокий и оцепенелый сон. Употребляет слабительные, если больной страждет завалами и запором. Заставляет держать обожженную руку в холодной воде, которая, как бы некой чудесной силой, по-видимому тотчас унимает боль, причиненную ожогом. Он переводит больного, жалующегося на холод и недостаток жизненной теплоты, в жаркие бани, которые на минуту согревают его, ослабленного хроническим страданием, заставляет пить вино, мгновенно его оживляющее. Таким же точно образом употребляются некоторые другие лекарства, противоположные болезни (т.е. антипатические); но кроме вычисленных мной, ему остается только малое число других, потому что обыкновенное врачебное искусство знает специфические действия (первоначальные) только немногих лекарств.

§ 54

§ 54 5-го изд. "Органона" Image

Разбирая критически этот третий способ употреблять лекарства, я хочу только слегка заметить, что он неверен; ибо имеет ввиду уничтожить только один припадок, а следовательно малую часть целого; потому от него и не можно ожидать помощи против целой болезни, чего однако же только и желает больной. (См. прим. § 9). Но я спрашиваю опять, не ожесточается ли впоследствии страдание, которое сначала было облегчено на малое время паллиативным средством, равно как не увеличивается ли и вся болезнь после употребления антипатических лекарств против хронической или продолжительной болезни? Всякий внимательный наблюдатель согласится, что после такого облегчения антипатическим лекарством, продолжающегося на некоторое время, всегда и без исключения следует ожесточение болезни, хотя бы обыкновенный врач и изъяснял это иным образом, приписывая такое ожесточение произвольному действию болезни, которая, по его мнению, только теперь обнаруживается47.

§ 55

§ 55 5-го изд. "Органона" Image

Никогда важные припадки продолжительной болезни не были лечимы подобными противоположными и облегчительными лекарствами без того, чтобы после минутного облегчения не последовало вскоре противоположное состояние, т.е. возвращение и даже очевидное ожесточение болезни. Таким-тo образом давали кофе от хронической спячки, потому что кофе возбуждает бодрствование чрез свое первоначальное действие; но как скоро действие окончится, спячка усугубляется. От частых пробуждений ночью предписывали принимать маковый сок, который, сообразно со своим первоначальным действием, производил в первую ночь глубокий и оцепенелый сон, но тем реже сон бывал в следующие ночи. Таким же образом противополагали отум хроническому поносу, потому что он по своему первоначальному действию производит запор, но тем сильнее делается после остановившийся на малое время понос. Только на малое время можно унять всякую сильную и часто появляющуюся боль маковым соком, но потом она всегда возвращается в худшем виде и усиливается часто до нестерпимости. Обыкновенный врач не знает никакого другого лекарства от ночного хронического кашля, кроме опиума, который в своем первоначальном действии прекращает всякое раздражение; может быть, кашель и будет унят им на первую ночь, но в следующие ночи он сделается сильнее, и ежели врач продолжит прописывать это облегчительное средство в постепенно увеличиваемых приемах, то к кашлю присоединяется еще лихорадка и ночные поты. Слабость мочевого пузыря и происходящее от него задержание мочи старались лечить настойкой шпанских мух, лекарством противоположным (антипатическим), которое раздражает мочеточники, и хотя в начале производит усиленное извержение мочи, но потом делает мочевой пузырь еще менее способным раздражаться и стішаться, и легко может причинить онемение этого органа. Хроническую наклонность желудка к запорам старались изгонять через слабительные лекарства и соли, которые в сильных приемах возбуждают частые извержения из кишок; но последующим действием этих лекарств всегда было то, что еще более усиливался запор. Обыкновенный врач хочет равным образом уничтожить хроническую слабость, заставляя больного пить вино, вначале возбуждающее силы, но затем более ослабляющее их своим вторичным действием. Такой врач хочет также укрепитъ и разгорячить страждущий от холода и хронической слабости желудок, давая больному разгорячающие пряности, но эти облегчительные средства делают желудок еще недеятельнee своим последовательным действием. Думали даже, что недостаток жизненной теплоты и лихорадочная дрожь долженствовали уступать теплым винам; но больные делались от этого еще слабее и наклоннее к ознобу, нежели прежде. Части, сильно обожженные, получают мгновенное облегчение от холодной воды, но вскоре боль от ожога усиливается ужасным образом, а воспаление тем в большей степени увеличивается и возвышается. (См. Введ. Гл. II, в конце). Застарелый насморк хотят лечить чихательными средствами, возбуждающими отделение мокрот, но не примечают того, что насморк усиливается от вторичного действия сих лекарств, и что следовательно нос все более и более закладывает. Посредством электричества и гальванизма, этих в высокой степени раздражающих сил, первоначальным их действием внезапно приводили в самое деятельное движение мышцы, ослабленные в продолжение времени, и почти лишенные чувствительности (парализованные) члены; но впоследствии (последовательное действие) от них совершенно уничтожилась всякая мышечная раздражительностъ и последовал почти совершенный паралич. Посредством кровопускания хотели воспрепятствовать хроническому приливу к голове крови, но затем всегда следовало большее волнение крови. Параличное отяжеление телесных и умственных органов, соединенное с потерей памяти, суть господствующие припадки во многих родах тифических горячек. Обыкновенное медицинское искусство не знает против сей болезни лучшего лекарства, кроме больших приемов валерианы, ибо думают, что она есть одно из наилучших лекарств возбуждающих и способных производить движимость. Но от внимания старой школы ускользнуло то, что помянутое действие валерианы есть ни что иное, как ее первоначальное действие, и что, следовательно, организм вскоре снова впадает через вторичное действие (противодействие) тем в большее оцепенение и неподвижность, т.е. в настоящий паралич телесных и душевных органов, который может кончиться даже смертью. Она не видала, говорю я, что именно больные, которых наиболее кормили валерианой, умирали всего чаще. Словом, ложная теория не видала, как много вторичное действие антипатических лекарств усугубляет болезнь или ведет за собой и еще что-нибудь худшее; но опыт подает нам ужасные доказательства сей истины.

§ 56

§ 56 5-го изд. "Органона" Image

Когда начинают обнаруживаться эти печальные следствия от употребления антипатических лекарств, то обыкновенный врач думает найти от них помощи в более усиленных приемах всякий раз, как болезнь становится хуже. Но отсюда проистекает только кратковременное облегчение, а когда бывает необходимо увеличивать мало-помалу прием облегчающего лекарства, то оно возбуждает другую большую болезнь, или подвергает опасности жизнь, и даже может причинить смерть, но никогда не вылечивает долговременной или застарелой болезни.

§ 57

§ 57 5-го изд. "Органона" Image

Если бы врачи размышляли о столь печальных следствиях употребления антипатических лекарств, то они давно бы нашли ту важную истину, что только в способе противоположном антипатическому лечению должно искать действительного и надежного способа врачевания; они бы поняли, что, так как врачебное действие, противное болезненным припадкам (лекарство антипатическое), доставляет только кратковременное облегчение, за которым всегда следует ожесточение недуга, то по сему самому доставляет надежное и совершенное излечение в болезнях должен способ лечения противоположный ему, т.е. гомеопатическое употребление лекарств, которое всегда бывает сообразно с естеством припадков, но, невзирая на это и на факт, по коему ни один врач и никогда не произвел надежного и совершенного излечения в застарелых болезнях, если в его рецепте не находилось господствующего гомеопатического лекарства (см. Введ. Гл. II.); несмотря на то обстоятельство, что всякое быстрое и совершенное излечение, произведенное самой природой, всегда производилось новой сходной болезнью, присоединившейся к прежней; несмотря на все это, говорю, они не нашли в столь длинном ряду веков спасительного закона гомеопатии.

§ 58

§ 58 5-го изд. "Органона" Image

Причина этих гибельных следствий облегчительного или антипатического способа лечения с одной стороны и спасительного успеха Гомеопатического способа с другой, объяснены следующими результатами, извлеченными из множества наблюдений. Никто не находил их прежде меня, хотя они весьма близки к каждому и сколько ясны, столько же и бесконечно важны для науки лечения.

§ 59

§ 59 5-го изд. "Органона" Image

Каждое лекарство, равно как и всякая сила, имеющая влияние на нашу жизненную способность, расстраивает и видоизменяет сию последнюю, и производит в состоянии здоровья перемену, которая более или менее может продолжаться. Эту перемену называют первоначальным действием, и хотя бы она была произведения единовременного действия лекарства и жизненного начала, однако ж она принадлежит более к врачебной силе. Хранительная сила организма усиливается противоположить свою энергию чуждому влиянию, и это противодействие, принадлежащее нашему жизненному началу, этот результат его автоматической деятельности называется вторичным или реактивным действием (противодействием).

§ 60

§ 60 5-го изд. "Органона" Image

Кажется, что в продолжение первоначального действия искусственных болезненных сил (лекарств) над здоровым телом, жизненное начало играет в начале просто страдательную роль, как будто бы оно принуждено принимать и переносить впечатления внешней силы, на него действующей; но после оно входит в себя и противополагает первоначальному действию другое, которое есть результат его энергий. Здесь возможны два случая:
а) Ежели существует состояние прямо противное первоначальному действию чуждой силы, то жизненное начало усиливается всегда произвести его, и это усилие находится в соразмерности с силой болезненного или врачебного влияния и с соразмерностью своей собственной энергии (действие вторичное, действие реактивное).
б) Но везде, где такого противного состояния нет в природе, кажется, что жизненное начало старается только изгладить превышающей силой первоначальное действие внешней силы и вместо его восстановить состояние спокойствия и правильного здоровья (действие вспомогательное, действие спасительное).

§ 61

§ 61 5-го изд. "Органона" Image

Примеры первого случая (§ 60), о котором здесь речь, представляются глазам каждого. Рука, после погружения ее в горячую воду имеет в начале гораздо более жару, нежели другая, не погруженная (действие первоначальное); но после некоторого времени она прохлаждается и становится холоднее другой (действие вторичное или реактивное). Большое разгорячение, происходящее от сильного страдания (действие первоначальное), сменяется ознобом и дрожью (действие реактивное). Рука, погруженная на долгое время в самую холодную воду, вначале бывает бледнее и холоднее, нежели другая (действие первоначальное); потом она делается не только теплее другой, но даже очень теплой, красной и воспламененной (действие реактивное) 1). Напившись крепкого кофе, мы чувствуем чрезмерную живость (действие первоначальное), но потом в нас остается какая-то продолжительная тягость и сильная наклонность ко сну (действие реактивное), если мы не изгоним снова сего последнего на некоторое время, опять напившись кофе (процесс облегчительный). Доставивши себе глубокий и оцепенелый сон маковым соком (действие первоначальное), тем менее пользуются сном в следующую ночь (действие реактивное). После запора, произведенного опиумом (действие первоначальное), следует понос (действие реактивное); а после испражнения, произведенного лекарствами, раздражающими кишечный канал (действие первоначальное), следует запор в продолжение многих дней (действие реактивное). Таким-то образом первоначальное действие каждого лекарства, которое, будучи дано в большом приеме, способно сильно расстраивать состояние здорового тела, непременно сопровождается противным состоянием, производимым жизненной силой, повсюду, где только такое состояние положительно возможно.

§ 62

§ 62 5-го изд. "Органона" Image

Очень понятно, что после влияния слишком малых приемов Гомеопатических лекарств противодействие столь разительное не может быть замечено. Правда, из того проистекают первоначальные действия столь малые, что его можно наблюдать, обращая необходимое внимание; но реактивное или вторичное действие (противодействие), производимое потом организмом, бывает не сильнее того, сколько необходимо для восстановления здоровья.

§ 63

§ 63 5-го изд. "Органона" Image

Эти неоспоримые Факты, представляемые нам природой и опытом, достаточно объясняют, почему гомеопатический способ пользования так благоприятен лечению, и почему антипатический или облегчительный не приличен коренному и надежному врачеванию продолжительной или хронической болезни. Только в случай крайней опасности и таких болезней, которые недавно овладели особами, прежде сего здоровыми, напр. в случае обмирания и кажущейся смерти, причиненной громовым ударом, удушьем, чрезмерным холодом и пр., позволительно и прилично возбуждать прежде всего раздражительность и чувствительность тела (жизнь физическую) облегчительным лекарством, напр. легкими электрическими сотрясениями, клестирами из крепкого кофе, возбуждающими ароматами, постепенными согреваниями и пр. Поскольку физическая жизнь тогда возбуждается, то органы опять начинают свои правильные отправления, как и в здоровом теле. Сюда же относятся многие антидоты против внезапных отравлений, например,. щелочные соли против минеральных кислот, серная печень против металлических ядов, камфора и рвотный корень (ipecacuanha) против отравления отумомъ, и пр. Не должно думать, чтобы гомеопатическое лекарство не было прилично в известном случае болезни, если некоторые маловажные припадки от лекарства соответствуют антипатически припадкам болезни; довольно и того, что те из болезненных припадков, которые наиболее важны и замечательны (симптомы хaрактерические), будут сходны с припадками лекарственными, которые одерживали бы над первыми верх, погашали и уничтожали их; в сем случае немногие противоположные припадки исчезнут сами собой, как лекарство перестанет действовать, нимало не препятствуя восстановлению здоровья.

§ 64

§ 64 5-го изд. "Органона" Image

Что же касается до гомеопатических излечений, то опыт показывает нам, что чрезвычайно малые приемы, требуемые этим способом (см. §§ 273–281), и коих совершенно достаточно для того, чтобы превозмочь и погасить своими сходными припадками естественную болезнь, возбуждают сначала в организме небольшую врачебную болезнь, которая продолжается некоторое время после уничтожения естественной болезни. Но поскольку прием был чрезвычайно мал, то эта искусственная болезнь так легка и так кратковременна, что противодействие организма против нее бывает не более, сколько нужно для совершенного восстановления здоровья. Посему это усилие будет весьма незначительно; ибо все припадки естественной болезни уже уничтожены.

§ 65

§ 65 5-го изд. "Органона" Image

В лечении антипатическом или облегчительном происходят совершенно противные явления. Правда, что припадок от лекарства, который противополагается здесь врачом припадку болезни (например, бесчувственность и оцепенение, которое производит в своем первоначальном действии маковый сок, противополагается чувствительной боли), но неприличен последнему; оба находятся в очевидном, но обратном отношении. Уничтожение припадка болезни здесь должно б сделаться через противный врачебный припадок, но это-то именно и невозможно. Правда, что антипатическое лекарство непременно касается поврежденной части организма так же точно, как и гомеопатическое, но первое только заглушает припадок болезни и делает его на малое время нечувствительным. В самом деле, в первую минуту влияния облегчительного средства организм не переносит никакого неприятного ощущения ни от болезни, ни от лекарства; казалось бы, что оба уничтожили один другого взаимно, и что, так сказать, один динамически нейтрализован другим; например, оцепеняющая сила макового сока уничтожает боль, ибо в первые минуты организм ничего не чувствует, ни оцепенения, ни боли. Но противный врачебный припадок не может занимать места находящейся в организме болезни, как то случается в гомеопатическом способе лечения, в котором лекарство возбуждает искусственную болезнь, очень сходную с естественной и сильнейшую сей последней. Антипатическое лекарство, будучи противно болезни, и через то совершенно различно, должно оставить ее неуничтоженной. Только в начале своего действия делает он болезнь нечувствительной и производит, по-видимому, динамическое нейтрализование48. Но это врачебное действие тотчас ослабевает, как и всякое врачебное поражение, и антипатическое лекарство не только оставляет болезнь в том состоянии, в каком она находилась прежде, но еще заставляет организм производить действие, противное облегчительному действию (см. §§ 59–61); ибо все облегчительные лекарства должны даваться в больших приемах, чтобы произвести наружное облегчение. Итак, это противоположное состояние есть противное первоначальному действию лекарства, и следовательно состояние сходное с естественной болезнью. Сия последняя не только не уничтожается, но еще более укореняется и усугубляется этой новой болезнью, которую присовокупляет к ней организм (реактивное действие следует за облегчительным)49. Припадок болезни (и даже целая болезнь) делается посему хуже после того, как облегчительное средство перестает действовать, и делается хуже соразмерно с величиною приемов. Чем больше были приемы макового сока, который дали для утешения боли, тем более усиливается недуг чрез свою первоначальную жестокость, после того, как лекарство окончит свое действие50.

§ 66

§ 66 5-го изд. "Органона" Image

После того, что изложили мы в первой части сего сочинения, нельзя более не признать следующих истин:

1) Единственный предмет лечения, ясный для врача в болезнях, состоит в страданиях больного и видимых изменениях в состоянии его здоровья; одним словом, в совокупности припадков, через которые болезнь указывает на лекарство, способное доставить помощь; но, напротив, исследование внутренней причины болезней основывается на гипотезах и часто обманчиво.

2) Поражение нашего организма, называемое болезнью, может перемениваться на состояние здоровья только через другое органическое поражение посредством лекарств. Посему целительная сила лекарств состоит единственно в их способности расстраивать и видоизменят здоровье людей, т. е. возбуждает особенные припадки болезни; и эта целительная сила может быть узнана самым ясным и точным образом чрез опыты, делаемые над здоровыми людьми.

3) Аллопатические лекарства, т.е. лекарства производящие в здоровом теле припадки, несходные и чуждые припадкам естественной болезни, не могут излечить ее истинным образом; равно как и самая природа никогда не производит такого излечения, в котором бы болезнь уничтожилась другой присоединившейся к ней, но с ней несходной, сколь бы ни была сильна сия последняя.

4) Таким же точно образом по всем опытам не возможно, чтобы болезнь, уже продолжавшаяся некоторое время, могла быть вылечена таким лекарством, которое производит в здоровом теле искусственный припадок, противный известному припадку естественной болезни. Оно производит только мгновенное облегчение, а потом всегда наносит вред. Следовательно, совершенно неприлично употреблять антипатический или облегчительный (паллиативный) способ в застарелых и важных болезнях.

5) Третий способ, единственный, который возможен — способ гомеопатический, употребляющий против всей совокупности припадков естественной болезни лекарство, способное производить в здоровом человеке искусственные припадки как возможно более сходные с припадками существующими, составляет самую верную и спасительную методу, чрез которую болезни, кои суть ничто иное, как динамическое расстройство жизненной силы, всегда прекращаются и уничтожаются легким, совершенным и надежным образом. Да и сама природа дает нам тому пример, ибо присовокупляя к прежней болезни новую, сходную с ней, она исцеляет от первой скоро и надежно.

§§ 32–46 4-го Органона §§ 32–46      §§ 67–87 §§ 67–87 4-го Органона