Органон врачебного искусства или Основная теория способа гомеопатического лечения д-ра Самуила Ганемана (4-е изд.)

Вторая книга "Органона" (§§ 67—292)

Книга вторая
Подробное положение Гомеопатического способа лечения

§ 67

Image Image

Если, в чем и не остается более сомнения, болезни не иначе могут ясно обнаруживаться врачу, как только группами известных припадков; если, во-вторых, целительное свойство лекарств основывается на одной способности их возбуждать чрез самих себя признаки и явления болезни в живом организме, и если, наконец, лекарства не могут уничтожать болезней верным, приятным, скорым и постоянным образом иначе, как чрез искусственные припадки, сколько возможно более сходные с естественными, — то лечебный способ Гомеопатического врача подводится под следующие три пункта:
I) Как исследовать предмет лечения, т.е. болезнь?
II) Каким образом находить средства, употребляемые для излечивания болезней, т.е. искусственные болезненные силы, содержащиеся в лекарствах?
III) Как может врач производить приличнейшее приноровление сих искусственных болезненных сил к излечению болезней?

Отделение первое
Исследование болезни

ГЛАВА I
Главное разделение болезней

§ 68

Image Image

Человеческие болезни бывают или скоротечные или продолжительные. Скоротечные болезни суть внезапные поражения жизненной силы, имеющие определенную продолжительность, более или менее кратковременную. Продолжительные (хронические) недуги те, которые после малого и часто незаметного начала, нечувствительно овладевают организмом (каждая особенным образом), и наиболее отдаляют его от правильного состояния, между тем как жизненная сила противополагает им только слабое, неуместное и бесполезное сопротивление (как в начале, так и впоследствии), и никогда не может уничтожить их собственной своей энергией, которые, постепенно усиливаясь, наконец совершенно разрушают организм. Эти недуги происходят от хронического миазма.

§ 69

Image Image

Скоротечные болезни бывают или частные или спорадические (разномастные), или эпидемические (повальные). Частными скоротечными называются болезни, поражающие одного какого-нибудь человека и происходящие от особенного вредного влияния, к коим этот человек преимущественно расположен. Невоздержанность в житейских наслаждениях, недостаток в необходимых потребностях для питаний и существования тела, сильные физические впечатления, простуда, чрезвычайное разгорячение, утомление, душевные потрясения и пр. бывают нередко случайными причинами подобных скоротечных лихорадок. Но очень часто сии болезни представляют внезапное и кратковременное обнаружение скрытой псоры (psora), которая снова впадает в свое бездейственное положение, когда скоротечные болезни не слишком жестоки, или тотчас уничтожаются лечением. Скоротечные спорадические болезни овладевают многими людьми вдруг, в разных местах, и происходят от вредных метеорологических или теллурических влияний, коими большое число особ способно тогда поражаться. Скоротечные эпидемические болезни близки к спорадическим, суть те, которые, происходя от подобной причины, вдруг поражают многих, и если множество людей, подверженных болезненному влиянию, находится на тесном пространстве, делаются обыкновенно заразительными. Эти эпидемические горячки или имеют особенное свойство1, приличное только той эпидемии, или суть горячки с особенным миазмом, кои являются всегда под одной и той же формой. Касательно эпидемии первого рода, гибельные следствия войны, наводнений и голода часто бывают их возбуждающими причинами. Все особы, страдающие в течение сих эпидемий, представляют болезни однородные, которые, будучи оставлены самим себе, оканчиваются в короткое время или смертью, или выздоровлением. Эпидемические же горячки другого рода, отличаемые известными именами, суть скоротечные миазмы, которые нападают на человека один раз в жизни, каковы: оспа, корь, коклюш, Сиденгамова гладкая скарлатина2, жаба заушных желез и пр., или лучше, это суть миазматические горячки, которые обыкновенно являются под формой довольно сходной, но которые могут случаться с человеком и не один раз в жизни, каковы: восточная чума, желтая лихорадка некоторых приморских стран (напр. американская, урымская и пр.), восточно-индийская холера и т.д.
"Новая теория Автора о свойстве хронических болезней различествует в некоторых отношениях от той, которую он нам дал в прежних изданиях "Органон"а. Находя, что та и другая теория представляют много любопытного, мы почитаем приличным извлечь здесь из первого нашего Французского перевода те параграфы, которые относятся к сему предмету." (Примечание французского переводчика.)

I (§ 84)

(Из первого нашего перевода 1824.)

Исключая те немногие недуги, которые происходят от особенного и постоянного миазма, или рождаются от какой-нибудь вредоносной силы, всегда одинаковой, все другие болезни, бесчисленные повреждения и худосочия производят во всех случаях нездоровье собственное и особенное; потому что они рождаются от стечения причин и разнородных сил, в высочайшей степени различествующих между собой по их числу, силе и качеству.

II (§ 85)

(Из первого перевода.)

Ибо как много вредоносных вещей и болезнетворных сил! Все предметы, вреднодействующие (а число их бесконечно), могут оказывать влияние на наш организм, который находится в соотношении со всеми частями вселенной, и производя в нем перемены. А как каждый из сих предметов отличен от прочих, то и перемена, произведенная им, будет также различна от перемен, производимых прочими предметами.

III (§ 86)

(Из первого перевода.)

Итак, какое великое, какое бесконечное различие должно существовать в болезнях, т.е. в действиях, производимых влиянием этих бесчисленных враждебных сил, смотря по тому, как они действуют отдельно, в большем или меньшем числе, на наше здоровье, по последовательности, в которой они на нас действуют и по различию их качеств и силы, особенно по тому, что сложение людей бывает бесконечно разнообразно, и что, следовательно, бесчисленные вредные действия внешнего воздуха должны в них проявляться под Формами бесконечно различными3.

IV (§ 84)

Отсюда происходит бесконечное число многих страданий телесных и душевных, которые столь разнообразны, что, говоря в строгом смысле, каждый случай болезни бывает только один раз, и что (ежели исключить небольшое число болезней) рождающихся от миазма всегда одинакового или от одной и той же причины, всякий больной страдает особенной болезнью, которая не может принять определенного названия, и которая, кроме настоящего случая, никогда не существовала при сих обстоятельствах в пользуемой особе, равно как и никогда не возвратится в таком точно виде.

V (§ 88)

Поскольку сама природа не производит болезней под Формами столь однообразными, как они обработаны в Патологических руководствах, но рождает каждую особенным от другой образом, т.е. с собственной индивидуальностью; то невозможно, чтобы истинная врачебная наука могла существовать, не разбирая каждой болезни особенным образом (как нечто неделимое), т.е. без того, чтобы врач не смотрел на каждый случай болезни, как на случай особенный, и рассматривал его под всеми его индивидуальными отношениями таким, каков он в самом деле.

За сим параграфом следуют подробности исследования болезней, но в последнем издании они те же самые, как и в прежних; и потому мы будем теперь продолжать наш перевод. Шесть следующих параграфов (§§ 70 до 75) содержат в себе новую теорию Ганеманна о происхождении хронических болезней.

§ 70

Image Image

Употребляют несобственное выражение, когда дают название хронических болезней таким недугам, от коих страдают люди, беспрестанно подверженные вредоносным влияниям, напр. которые живут в нездоровых местах, или предаются неумеренным телесным и умственным трудам, или терпят недостаток в движении и свободном воздухе, или переносят частые огорчения, или употребляют вредную пищу и питье и пр. Худосочие (cachexia) и страдания, происходящие от вредных влияний, тотчас вылечиваются, как скоро от больного отдаляют навсегда такие причины болезни, если только хронический миазм не сокрывается в теле.

§ 71

Image Image

Истинные хронические болезни суть те, кои основываются на хроническом миазме, и, несмотря на самую лучшую Физическую и нравственную диету, постепенно увеличиваются и мучают больного до конца его жизни, ежели не будут излечены пристойными лекарствами. Вот самые многочисленные и самые ужасные враги человеческого рода: ибо ни крепчайшее сложение тела, ни крайняя умеренность, ни самая энергическая жизненная сила не могут их уничтожить.

§ 72

Image Image

Досель только одна любострастная болезнь была известна как хроническая миазматическая, которая, будучи предоставлена самой себе, оканчивается только со смертью человека. — Другая болезнь сего рода есть sycosis (болезнь смоквоподобных наростов, смоковная болезнь), которую досель думали лечить, разрушая накожные наросты, и не принимая того, что главная испорченность соков не переставала существовать.

§ 73

Image Image

Третий и самый важный хронический миазм есть псора (psora), которой внешним характеристическим признаком бывает особенного рода сыпь, производящая нестерпимый и похотливый зуд (и имеющая особенный запах), тогда как любострастная болезнь распознается по любострастному шанкру, а смоковная по шероховатым и похожим на цветную капусту наростам; все сии характеристические признаки показываются не прежде, как по совершенном внутреннем заражении организма. Псора есть единственная истинная и первоначальная причина, производящая все другие бесчисленные формы хронических болезней, которые в Патологических системах излагаются как известные и определенные роды, каковы суть: слабость нервов, истерика, ипохондрия, безумие, меланхолия, бешенство, падучая болезнь и судороги всех родов, Английская болезнь, наросты на костях и сгибах, костоеда, рак, гриб, подагра, геморрой, желтуха, кровотечение из носу, желудка, матки и пр., удушье и нагноение легких, бессилие к совокуплению и бесплодие, мигрень, бельмо, темная вода, глухота, камни в почках, паралич, слабость какого-нибудь чувства, разного рода боли и пр.4

§ 74

Image Image

Этот заразительный миазм, начало коего скрывается в глубокой древности, и который прошел чрез сотни поколений и миллионы человеческих организмов, достиг невероятной степени зрелости и развернулся под бесчисленными Формами болезней. Присовокупим еще к бесконечно разнообразному телосложению людей бесчисленное различие во вредных влияниях5, на них действующих, — и мы не удивимся разности недугов, повреждений и страданий, происходящих от псоры и упоминаемых в Патологиях под особенными именами, как постоянных болезней6. Так говорит нам Гуксгамъ, медик сколько ученый, столько и добросовестный (См. Huxhamii Opera phys. medic, t. I) Также точно Фритц в своих Летописях, том I, стр.80, жалуется: "Что дают одинаковое имя болезням, существенно различным между собой". Даже и те роды народных болезней, которые вероятно распространяются в каждой частной эпидемии чрез свойственный им миазм, получают от медицинской школы известные наименования, как бы то были постоянные болезни, всегда подходящие под одну форму. Таким образом говорят о госпитальной, тюремной, лагерной, желчной, нервической и мокротной горячках и пр., будто бы эпидемическое явление сих лихорадок не есть новая болезнь, которая еще никогда не существовала под одними и теми же отношениями, и не отличается во многом от всех прежде бывших эпидемий, как в отношении к своему ходу, так и по самым замечательным своим припадкам. Дать этим эпидемическим болезням хотя одно из сих имен, введенных Патологией, и предписать способ лечения, сообразно с сим злоупотребленным именем, — значило бы оскорблять всякую логическую точность.

Достопочтенный Сидеигамъ один понял эту истину; ибо он один настаивает на том, что никогда не должно принимать какую-нибудь эпидемическую болезнь за ту же самую, которая уже показалась однажды, что не должно обходиться с ней по методе уже употребленной в предыдущей; ибо все эти последовательные эпидемии различны одна от другой. См. Sydenhamii Opera, cap. 2, de morbis epidemieis, стр. 43, где он говорит: "Aniшит admiratione percellit, quam discolor et sui pla, ne dissimilis тогЬогшп epidemicomm facies; quae tam aperta horum morborum diversitas, turn propriis acjsibi peculiaribus symptomatibus, turn etiam roedendi ratione, quam hi ab illis disparem sibi vindicant, satis illucescit. Ex quibus constat, morbos epideinicos, aut externa quatantenus specie et symptomatibus aliquot, utrisque pariter convenire paullo incautioribus videantur, re tamen ipsa, si bene adverteris aiiimnm, alienae esse adrnodum indolis et distare ut aera lupinis." Bсe cиe ясно показывает, что эти бесполезные и во зло употребляемые названия не должны иметь никакого влияния на методу лечения, которой следует истинный врач. Он знает, что должно судить о болезнях и лечить их не по неопределенному сходству в имени одного припадка какой-нибудь болезни с именем припадка другой, а по совокупности признаков индивидуального состояния, в коем находится всякий больной. Он знает, что должно с точностью исследовать болезни, а не предполагать их, основываясь на гипотезах. Ежели же, несмотря на то, думают иметь некоторую нужду в известных именах болезней для того, чтобы небольшим числом слов заставить понимать себя людей, непосвященных в таинства Медицины, то должно употреблять только собирательные имена. Пусть, напр. говорят: у сего больного род нервной лихорадки, род болезни Св. Витта, у него род водяной, род лихорадки и пр.; но чтобы очень остерегались говорить: у него болезнь Св. Витта, у него водяная, у него нервическая лихорадка, у него простудная лихорадка и пр.; ибо нет болезней постоянных и всегда одинаковых, которые бы заслуживали эти или подобные имена. Только таким образом можно избежать обмана, производимого именами).

§ 75

Image Image

Хотя открытие псоры, как важного источника хронических болезней, и заставило нас подвинуться несколькими шагами вперед в познании свойства большой части болезней, и хотя мы теперь и могли бы найти с большей легкостью надежные лекарства для болезней, основанных на упомянутом миазме; однако же, несмотря на то, вменяется в необходимую обязанность Гомеопатическому врачу c точноcтью разыскивать в каждой псорической болезни ее признаки и особенности, и находить верное показание к приличному лекарству: ибо ни острая, ни хроническая болезнь не могут быть вылечены верно и положительно без строгого рассмотрения всех ее признаков и припадков, т.е. не индивидуализируя их самым точным образом. Единственное различие, существующее между исследованием скоротечных и хронических болезней, состоит в том, что потребно менее времени, труда и вопросов для начертания верной истории первых; ибо в них главные признаки гораздо примечательнее и виднее, нежели в болезнях хронических, которые часто в продолжении многих годов развиваются нечувствительно, и в коих исследование всех явлений и страданий гораздо труднее7.

ГЛАВА II
Исследование болезни

§ 76

Image Image

Теперь я хочу изложить главные наставления об исследовании болезней вообще. Врач, наблюдающий какую-нибудь данную болезнь, воспользуется только теми замечаниями, которые к ней относятся. Само собой разумеется, что он должен иметь ум не предубежденный, чувства не испорченные, внимательность и верность в наблюдении за переменами болезни.

§ 77

Image Image

Больной говорит о своих страданиях, его родные снова пересказывают, на что он жалуется, каков он был и все, что они в нем заметили: врач видит, слушает и наблюдает собственными чувствами все явления, признаки и чрезвычайные случаи. Он записывает рассказ больного и особ, его окружающих, в точности сохраняя их выражения. Ежели можно, он дает спокойно докончить, не мешая им, особенно если не делают бесполезных отступлений; ибо всякая остановка сбивает рассказывающих, прерывая нить их мыслей, и в таком случае им не все приходит на память с такой верностью, как бы сначала хотелось рассказать. Только он должен просить, чтобы они с самого начала говорили не торопясь, дабы ему можно было следовать за их рассказом и записывать его.

§ 78

Image Image

При каждом новом обстоятельстве, объявленном больным или его родственниками, врач начинает новую строку, чтобы все припадки писались один под другим, каждый отдельно. Только таким образом будет он в состоянии делать дополнения к каждому припадку, о коем сначала могли бы рассказать ему слишком неудовлетворительно, а потом уже с большей ясностью.

§ 79

Image Image

Когда помянутые особы кончат все, что им хотелось сказать от самих себя, тогда врач присовокупляет к каждому припадку точнейшие определения, о коих осведомляется следующим образом: он перечитывает все сказанное больным и делает вопросы о каждом припадке особенно; напр. в какое время был этот случай? Прежде ли принятия лекарств, доселе употребляемых больным, или в то время, когда еще принимал их, или чрез некоторое время после принятия произошло то или другое действие? Какая боль, какое ощущение обнаружилось в таком—то месте? в какой именно части тела оно было? С послаблениями ли была боль и чувствовалась временами, или продолжалась беспрерывно, не давая больному отдыха? Сколько времени продолжалась она? В какое время дня или ночи, и в каком положении тела была сильнее, и когда совершенно перестала? Какие именно были подробности такого-то случая или обстоятельства?

§ 80

Image Image

Таким образом врач заставляет больного определять все припадки, объявленные ему прежде, никогда однако же не приготовляя, своим вопросом последующего ответа, так чтобы больному оставалось говорить только да или нет8; ибо без этого больной был бы принужден утверждать то, что не совсем справедливо, и только в половину истинно, или происходило совсем иначе, либо по беспечности, или из желания сделать удовольствие врачу стал бы отрицать то, что точно было. Из сего ясно, что ложные ответы, доставляя ложное понятие о болезни, влекут за собой неправильный образ лечения.

§ 81

Image Image

Ежели врач найдет, что в этом добровольном объявление не было упомянуто о многих частях или отправлениях тела, то спрашивает, нет ли еще чего-нибудь замечательного в отношении к сим частям и отправлениям; но в сем случае он должен употреблять только общие выражения, чтобы рассказывающий должен был преимущественно сам составлять свой рассказ 9.

§ 82

Image Image

Когда больной (ибо ему-тo особенно должно верить в рассуждении его ощущений, исключая притворных болезней), доставил врачу своими пояснениями необходимые сведения, и когда он довольно полно начертал историю болезни, то последнему позволительно делать вопросы более частные10.

§ 83

Image Image

Когда врач запишет ответы на все свои вопросы, он отмечает и то, что сам заметит в больном11, и осведомляется, не был ли больной еще до своей болезни подвержен тому или другому из этих обстоятельств, только что замеченных им.

§ 84

Image Image

Случаи и состояние здоровья больного, когда он принимает лекарства, или тотчас после них, не дают верного понятия о болезни. Напротив, припадки и недуги, которыми больной страдал прежде употребления лекарств, или по прошествии многих дней после того, как он перестал их принимать, представляют истинную Форму болезни, и их-то особенно должен врач записывать. Когда больной страждет хроническим недугом, и если он доселе пользовался лекарствами, то врач может оставить его на несколько дней без всякого лекарства, или давать ему покуда что-нибудь не лекарственное. Он отлагает таким образом на малое время точное исследование признаков болезни, дабы наблюдать потом постоянные припадки прежней болезни во всей их чистоте, и имеет возможность начертать верную ее историю.

§ 85

Image Image

Но если это есть скоротечная болезнь, предстоящая опасность которой не терпит никакого отлагательства, то врач не должен довольствоваться одним мгновенным наблюдением состояния болезни в том виде, какой принят ей чрез употребление лекарств (тем более, ежели он не мог изучить припадков, замеченных в больном прежде, нежели он начал принимать лекарства), и составлением себе настоящей Формы болезни, т.е. этого смешения естественной болезни с врачебной, дабы прийти в состояние преодолеть все зло Гомеопатическим средством; ибо так как прежние лекарства были часто неуместны, то искусственная болезнь бывает обыкновенно значительнее и опаснее первоначальной, и часто требует самой скорой помощи для спасения больного.

§ 86

Image Image

Ежели болезнь была причинена каким-нибудь замечательным случаем, недавно ли, или давно, больной или его родные укажут этот случай сами собой или по благоразумном осведомлении12.

§ 87

Image Image

В исследовании состояния хронических болезней необходимо нужно рассматривать и тщательно разыскивать те отношения, в коих находится больной в рассуждении своих обычных занятий, обыкновенной диеты и домашней жизни и пр., для того, чтобы узнать, не заключается ли в них причин возбуждающих или поддерживающих болезнь, и имеет возможность помогать выздоровлению, отдаляя их от больного13.

предыдущая часть Первая книга "Органона"   Следующая часть следующая часть