Органон врачебного искусства или Основная теория способа гомеопатического лечения д-ра Самуила Ганемана (4-е изд.)

Вторая книга "Органона" (§§ 67—292)

§ 183

Image Image

Только те из болезней, которые происходят от наружной раны, заслуживают название местных. Однако же, когда эти болезни сколько-нибудь важны, то поражают вдруг целый организм; отсюда происходят лихорадки и пр. Такими болезнями занимается Хирургия до тех пор, пока сим частям нужна механическая помощь для уничтожения препятствий к излечению, коего можно ожидать только от собственной силы организма. Сии механические пособия суть: вправливание вывихнутых костей, перевязка для соединения краев раны, извлечение постороннего тела, попавшегося в какую-нибудь часть тела, открытиe раны для извлечения из нее какого-нибудь беспокоящего вещества, или для доставления выхода влагам, разлившимся и скопившимся в сем месте, сближение или соединение двух частей переломившейся кости и скрепления их приличными перевязками и пр. Но когда, по случаю таких ран, целый организм также требует динамической помощи, дабы привести его в состояние производить выздоровление, напр. когда должно уничтожить внутренним лекарством какую-нибудь жестокую лихорадку, происшедшую от большого ушиба, или от раздирания мяса, сухих жил и сосудов, или нужно уничтожить наружную боль в обожженных или разъеденных частях, — тогда начинаются действия динамического врача и необходима помощь Гомеопатическая.

§ 184

Image Image

Но совсем иначе бывает при происхождении таких болей, перемен и страданий в наружных частях, которые причинены не раной, полученной снаружи34, а источник их заключается во внутреннем страдании. Итак, было бы сколько нелепо, столько и пагубно, выдавать болезни единственно за местные недуги, и лечить их исключительно, или почти исключительно, местными и наружными лекарствами, как будто бы они составляли предметы хирургического лечения.

§ 185

Image Image

Эти болезни названы местными недугами потому, что досель думали, будто они ограничиваются только теми наружными частями, где показались, а организм весьма мало или и вовсе не участвует в сих страданиях и как бы не ведает, так сказать, об их существовании.

§ 186

Image Image

Несмотря на то, при самом малом рассуждении, ясно, что никакая наружная боль, которая не была причинена значительной раной снаружи, не может ни произойти, ни пребывать на своем месте, ни усиливаться без того, чтобы целый организм, который, следовательно, должен быть больным, не содействовал тому. Эта болезнь совсем не могла бы показаться, если бы все чувствительные и раздражительные части и живые органы не принимали в ней участия; не возможно даже и вообразить, чтобы такая болезнь не была причинена повреждением целого организма, ибо все части тела тесно между собой связаны и составляют нераздельное целое в отношении к чувствованию и отправлениям. Не может быть ни лихорадочной сыпи на губах, ни ногтоеды (panaritium) без того, чтобы человек не страдал внутренним расстройством, как перед появлением сей местной болезни, так и после.

§ 187

Image Image

Итак, всякое медицинское лечение болезни на внешних частях тела, произошедшей не от какой-нибудь важной раны снаружи, должно направляться к уничтожению главного недуга, от которого страдает целый организм, употребляя внутренние лекарства, ибо только таким образом лечение может согласоваться с целью надежной и верной.

§ 188

Image Image

Это ясно доказано опытом, который показывает, что всякое сильное внутреннее лекарство производит непосредственно значительные перемены во всех состояниях здоровья такого больного, особенно же в наружных частях (даже в конечностях тела), где находится жесткая боль. Эти перемены очень спасительны: они состоят в восстановлении здоровья в целом организме, которое в то же самое время прогоняет местную болезнь, не употребляя никакого наружного средства, лишь бы только внутреннее лекарство, направляемое против целости болезни, приличествовало ей Гомеопатически.

§ 189

Image Image

Итак, исследуя подобный случай болезни, должно обращать внимание не только на точное качество местного страдания, но и на все другие перемены и недуги, кои можно заметить в состоянии больного, или которые больной замечал прежде. Все эти припадки должны быть соединены в одно полное изображение, дабы придти в состояние выбрать приличное Гомеопатическое лекарство между средствами, известными по их собственным болезненным действиям.

§ 190

Image Image

Этим внутренним лекарством главная болезнь тела ослабляется и вылечивается в одно время с местной болезнью. (Если болезнь недавно началась, то часто первого приема будет достаточно для совершенного излечения). Это должно нам доказать, что местная болезнь зависит единственно от болезни целого тела, и что ее надобно рассматривать как нераздельную часть целого, и как один из самых больших и замечательных припадков главной болезни.

§ 191

Image Image

Не должно позволять себе приложения частных лекарств ни в острых, ни в хронических местных болезнях. Даже и тогда, когда бы такое лекарство было гомеопатическим и приличнейшим для известного рода страдания, и когда бы оно было употреблено внутрь, — я никогда не посоветую употреблять его для припарок и втирания в страждущую часть, где пребывает местная болезнь, исключительно, или вместе с внутренним употреблением лекарства. Местные острые болезни, произошедшие не от раны, но от причины динамической, вернейшим образом уступают внутренним средствам, которые соответствуют сколько возможно гомеопатически общности видимых припадков внешних и внутренних35. Ежели острая местная болезнь не проходит совершенно, а еще заметен остаток ее и в страждущей части и в целом организме таким образом, что противодействие организма, несмотря на самую строгую диету со стороны больного, оказывается бессильным, то мы вправе подозревать, что эта острая местная болезнь есть ни что иное, как произведение скрытной псоры, готовой развернуться в ясновидимой форме какой-нибудь общей хронической болезни.

§ 192

Image Image

В сих случаях, которые бывают нередко, приличное антипсорное лечение должно устремляться против совокупности остающихся припадков, также как и против случайностей и страданий, которые приметны были у больного прежде сего (согласно с прежним моим учением о хронических болезнях), для произведения коренного выздоровления.

§ 193

Image Image

Могло бы казаться, что излечение подобных болезней должно совершаться скорее, если лекарство, известное за гомеопатическое по общности припадков, употреблено не только вовнутрь, но и снаружи, ибо действие лекарства, прилагаемого к месту самой болезни, гораздо быстрее должно произвести в сем случае перемену.

§ 194

Image Image

Но в этом обманываются. Такое лечение совершенно не допускается не только в местных хронических болезнях, происходящих от псоры, но и в тех, кои основываются на венерическом миазме или на миазме сикозной болезни (sycosis), ибо это двойное употребление одного и того же лекарства в болезнях, главным припадком которых есть постоянная местная боль (как напр. псорическая сыпь, любострастный шанкер, смоковный нарост), влечет за собой большое неудобство, состоящее в том, что местное приложение гораздо скорее уничтожает этот внешний припадок, нежели внутреннюю болезнь. Итак, мы тогда обманываемся совершенным излечением по наружности, или, по крайней мере, нам будет труднее и даже часто и совсем не возможно судить, уничтожилась ли в самом деле целая болезнь чрез принятие внутрь лекарства, ибо местный припадок исчезает здесь слишком рано.

§ 195

Image Image

Когда употребляют исключительно местное приложение лекарства для удаления местных припадков миазматических болезней, о коих мы говорили, то неудобство еще более увеличивается: ибо тогда становится еще сомнительнее, чтобы лекарство, уничтожая местную боль, в то же самое время действовало столь проницательной и спасительной силой на внутренний организм, чтобы в то же самое время уничтожилась целая болезнь; и потому ничего не узнаем мы насчет внутреннего лечения, которое однако же совершенно необходимо для настоящего восстановления здоровья. Когда исчезает главный и замечательный припадок, то останутся другие припадки, менее понятные и менее верные, часто имеющие слишком мало собственных и характеристических качеств для того, чтобы из них можно было составить себе изображение болезни в ясных и полных очерках.

§ 196

Image Image

Особенно, ежели Гомеопатическое лекарство еще совсем не найдено, когда местный припадок уничтожен едким, сухим наружным лекарством, или надрезыванием, то затруднительность, проистекающая от незнания других припадков, становится еще ощутительнее, ибо важнейший припадок, который мог бы руководствовать нас в выборе приличнейшего лекарства и его внутреннего употребления, до совершенного уничтожения болезни ускользает от наших наблюдений.

§ 197

Image Image

Если бы такой припадок существовал еще в продолжение внутреннего лечения, то было бы можно найти Гомеопатическое лекарство для целой болезни. Итак, ежели при употреблении внутрь этого лекарства местная боль продолжает существовать, то присутствие боли удостоверило бы, что излечение еще не воспоследовало, напротив, если она совсем унялась, то это служит убедительным доказательством, что зло искоренено совершенно, и что болезнь прошла совсем. Вот выгода, которую не возможно довольно оценить!

§ 198

Image Image

Очевидно, что организм, одержимый хронической болезнью, которой он не может преодолеть своими собственными силами, производит местный недуг в наружной части тела, дабы облегчить через то внутреннее страдание, угрожающее разрушением жизненных органов и даже самой жизни. Итак, он скорее производит и поддерживает болезненное состояние в тех частях, которые не суть совершенно необходимы для существования. Он хочет, так сказать, переменить через отвлекающее действие внутреннюю болезнь на местную, которая должна занимать место первой. Таким образом, местная болезнь утихает, но не вылечивает болезнь внутреннюю. Результат этого почти такой же, о каком мы говорили в § 33, где естественная болезнь, превосходя другую, с ней разнородную, только смягчает и на некоторое время ее останавливает, не будучи в силах излечить совершенно. Фонтанели производят подобное же действие. Это суть искусственный вред на внешних частях, которые смягчают на некоторое время многие внутренние хронические болезни, но не могут их уничтожить. Несмотря на то, местная болезнь всегда есть ничто иное, как часть главной болезни, но часть, которую попечительная природа усилила отдельным образом и перенесла на внешнее место, как менее опасное для жизни, дабы уменьшить внутреннее страдание. Однако же целая болезнь совсем не излечивается чрез это, напротив, внутреннее страдание нечувствительно усугубляется, и потому природа должна также увеличивать и распространять местную болезнь, чтобы можно было смягчить внутреннюю; напр. застарелые вереда на лядвеях, происходящие от псоры, становятся худшими, и шанкре, произведение любострастной болезни, увеличивается со временем, по мере того, как усугубляется целая болезнь.

§ 199

Image Image

Ежели неблагоразумный врач, думая лечить самую болезнь внешними лекарствами, уничтожит тем местный недуг, то природа заменяет его возбуждением и усилением внутренних страданий, она пробуждает тогда другие болезненные припадки, существовавшие уже прежде, но, так сказать, бывшие только в усыплении. Итак, в сем случае было бы несправедливо сказать, что внешние лекарства вгоняют местную болезнь в тело или переносят ее на нервы.

§ 200

Image Image

Всякое лечение, направленное против местного недуга, не уничтожающее внутренней миазматической болезни, напр. псорическую сыпь, посредством втирания всякого рода мазей, истребляя любострастный шанкр едкими веществами, а смоковные наросты вырезыванием, или перевязками, или горячим железом, — вcе эти способы, говорю я, суть пагубные лечения и самые общие источники этих бесчисленных хронических страданий, удручающих род человеческий.

§ 201

Image Image

Хронические болезни

Все болезни, недуги и хронические худосочия, не зависящие от какого-нибудь вредного для здоровья рода жизни, происходят от развития сих трех хронических миазмов: любострастного, смоковного, а особенно псорического. Каждая из сих болезней уже владеет целым организмом и проникает во все его части, прежде нежели может проявить свой главный припадок (т.е. чесотка, шанкр или любострастные опухоли и смоковные наросты). Этот местный припадок есть, так сказать, представитель внутренней болезни и препятствует истинному обнаружению сей последней; но когда этот припадок уничтожается, то хронический миазм j^aавергпывается во внутренности организма и обнаруживается ранее или позже под Формой одного из этих бесчисленных хронических худосочий, кои мучают людей в продолжение стольких тысячелетий.

§ 202

Image Image

Гомеопатический врач никогда не будет лечить наружными лекарствами ни одного из этих первоначальных припадков, представляющих хронические миазматические болезни, ни какого-нибудь другого местного вспомогательного страдания, происходящего от дальнейшего развития болезни. Он не употребит, говорю я, ни местных лекарств, действующих динамическим образом36, ни средств чисто механических, но он всегда направит внутреннее лечение против общности миазматической болезни, уничтожение которой всегда сопровождается совершенным прекращением всех как первоначальных, так и вторичных местных припадков. Редко может случиться, чтобы врач нашел неизменившимися первоначальные припадки, гораздо чаще ему придется иметь дело с припадками вторичными, т.е. с болезнями, произведенными дальнейшим развитием миазма, а особенно с многочисленными и разнообразными хроническими недугами, происходящими от псоры. Я отсылаю здесь читателей к моему сочинению о хронических болезнях, в котором я изложил результаты соображений, наблюдений и опытов, сделанных мной в продолжение многих лет над свойством и лечением помянутых страданий.

§ 203

Image Image

Прежде начала лечения какой-нибудь хронической болезни должно хорошенько разузнать, просто ли больной болеет псорой, любострастной или смоковной болезнью или страдал попеременно заразами двух или всех трех этих хронических миазмов37. В случае стечения сих миазматических болезней, и лечение должно направлять против об'&иаиЬ или ecuafb mpeafb оказавшихся болезней. В наше время редко можно найти любострастную болезнь совершенно простую, всего чаще она встречается в сложности с застарелой псорой. Сложность со смоковной болезнью случается реже. Но весьма часто первоначальной причиной хронических болезней бывает псора.

§ 204

Image Image

Когда Врач приведет все это в ясность, то ему должно осведомиться об аллопатическом лечении, которым хронический больной дотоль пользовался; напр. какие сильные лекарства давали ему больше и чаще? какие минеральные воды принимал он и с каким успехом? Ибо необходимо знать искусственные повреждения, изменившие первоначальное качество болезни, дабы быть в состоянии сколько возможно помочь этому.

§ 205

Image Image

Потом должно обратить внимание на дела больного, род его жизни и диеты, на его занятия, домашние отношения, гражданские и политические связи, и пр.; ибо все такие вещи могут способствовать увеличению болезни, помешать или помочь успехам лечения. Наконец врачу должно брать в рассмотрение нрав и образ мыслей больного, чтобы иметь возможность прилично действовать на него вместе и с нравственной стороны.

§ 206

Image Image

Отобравши все предварительные осведомления, врач доставит себе чрез разговоры с больным самое совершенное познание о его страданиях, и, следуя наставлениям, данным нами в §§ 76 — 92, представит болезнь исторически. Потом риз. Рассмотрит самые поразительные и самые необыкновенные припадки (припадки характеристические), которые будут руководствовать его в выборе первого антипсорного лекарства.

§ 207

Image Image

Умственные и нравственные болезни

Почти все болезни, которые я прежде назвал частными (т.е. болезни, различаемые единственно по одному главному припадку, помрачающему, так сказать, все прочие, и чрез то самое, по-видимому, затрудняющему лечение), принадлежат к категории псорических болезней. Положения, называемые болезнями нравственными и происходящими от нрава, почти все относятся к этому отделению. Однако же они не образуют собой класса болезней совершенного, отдельного от других; ибо состояние духа и нрава также каждый раз изменяется во всех болезнях, которые называются телесными38, и такое состояние вообще есть припадок, который всегда должен упоминаться в числе главных припадков, если хотят начертать себе верное представление болезни, дабы можно было лечить ее Гомеопатически со счастливым успехом.

§ 208

Image Image

Это так далеко простирается, что состояние ума и нрава больного часто зависит наиболее от выбора Гомеопатического лекарства; ибо это состояние есть характеристический выбор, который всего менее может ускользнуть от врача, умеющего делать точные наблюдения.

§ 209

Image Image

Составляющий лекарства также должен в особенности обращать внимание на этот главный элемент всех болезней — на повреждение ума и нрава; ибо нет в мире почти никакого действительного врачебного вещества, которое не произвело бы значительной перемены в уме и нраве здоровой особы, делающей над ним опыт, и каждое лекарство производит в них изменение.

§ 210

Image Image

Итак, никогда не будут лечить болезней сообразным с природой образом, т.е. Гомеопатически, ежели при каждой болезни в то же самое время не обратят внимания на важные припадки нрава и ума, и ежели не выберут такого лекарства, которого припадки не только сходны с наружными припадками болезни, но которое могло бы еще производить само собой в уме и нраве состояние, подобное состоянию болезни39.

§ 211

Image Image

Итак, то что надобно сказать о болезнях ума и нрава, ограничится немногим: что они не могут исцеляться иным от всех прочих болезней образом, т.е. лекарством, содержащим в себе болезненную силу, сколько возможно сходную с лечимой болезнью в отношении к припадкам, кои оно производит на тело и душу здоровых особ.

предыдущая часть Первая книга "Органона"   Следующая часть следующая часть