Органон врачебного искусства д-ра Самуила Ганемана (5-е изд.)

§§ 1–146

§ 118

Image Image

От всякого лекарства, происходят особенные действия в человеческом теле, и никогда врачебное вещество иного рода не может произвести действий совершенно одинаковых1.

§ 119

Image Image

Как один род и вид растения разнится по внешней форме, по развитию и росту, по вкусу и запаху от всякого другого вида и рода, так и каждый минерал и каждая соль отличны от всех других по своим внешним и внутренним качествам, как физическим, так и химическим (что уже одно должно бы заставить избегать всякого смешения); по той же причине все врачебные вещества разнятся между собой в их болезненных, а следовательно и целебных действиях1. Каждое из этих веществ производит перемены в состоянии здоровья особенным только ему свойственным образом, почему смешивать его с другими невозможно2.

§ 120

Image Image

Итак, необходимо с возможной точностью обособлять лекарства, ибо от них зависит жизнь и смерть, здоровье и болезнь, для чего необходимо испытывать их свойства и истинные действия тщательными и чистыми опытами над здоровыми особами. Только таким образом можно приобрести истинное знание лекарств и избежать ошибок при лечении, ибо только точный выбор лекарства может возвратить больному скоро и надежно величайшее из земных благ — телесное и душевное здоровье.

§ 121

Image Image

Испытывая чистые действия лекарств над здоровым телом, должно обращать внимание на то, что сильнодействующие вещества, называемые героическими, уже в самых малых приемах могут расстроить здоровье даже у особ крепкого телосложения. Более слабые лекарства должно употреблять для этих опытов в большем количестве. Наконец, если хотят наблюдать действия самых слабых лекарств, то должно давать их особам, хотя и здоровым, но сложения нежного, раздражительного и чувствительного.

§ 122

Image Image

Легко понять, что врачебные средства, пригодные для подобных опытов, должны быть совершенно чисты, неподложны и достаточно свежи, так как от этого зависит верность науки лечения.

§ 123

Image Image

Каждое из исследуемых лекарств должно быть употребляемо в простой, безыскусственной форме. Так, местные растения должно выжимать свежими и сок их смешивать с небольшим количеством винного спирта, чтобы предохранить его от порчи; что касается чужеземных трав, то из них дóлжно приготовлять порошки или настойку (тинктуру), и давать ее для приема, смешав с некоторой частью воды. Соли и камеди непременно должны быть распущены в воде, прежде чем будут приняты. Если же растение можно достать только в сухом виде и оно слабо естественной силой, то следует приготовить из него настой на кипятке, который должно принимать еще горячим, вскоре после приготовления, ибо все выжимки и водные настои растений, к которым не прибавляется спирта, скоро киснут, портятся и теряют силу.

§ 124

Image Image

Всякое врачебное вещество, употребляемое с этой целью, должно быть простое и чистое, без всякой примеси. Равным образом не следует присоединять к нему никакого другого разнородного вещества, равно как и принимать что-нибудь лекарственное в тот день или в следующие дни, пока хотят наблюдать действие данного лекарства. Так как тинктуры смешиваются для приема с большим количеством воды, то малое количество винного спирта, сильно разжиженного, которое принимается вместе с лекарством, не представляет собой постороннего раздражения и не может мешать лекарственному действию.

§ 125

Image Image

Равным образом, во все время опыта должно соблюдать самую строгую диету, и потому надобно употреблять пищу не более как питательную, простую и без пряностей; должно избегать употребления многих свежих овощей1, кореньев, салату и супных трав, так как все эти снеди, несмотря на свое приготовление, всегда содержат в себе некоторые врачебные качества, которые будут препятствовать действию лекарства. Питье также должно быть отнюдь не раздражающего свойства2.

§ 126

Image Image

В продолжение всего опыта необходимо остерегаться утомительных физических и умственных занятий, равно как и всякого рода излишеств и страстей. Никакое важное дело не должно отвлекать исследователя от наблюдений. Ему необходимы полное самообладание и спокойствие. Наконец, ему нужно, при хорошем здоровье, уметь называть и описывать свои ощущения с достаточной ясностью.

§ 127

Image Image

Лекарство необходимо испытывать как на мужчинах, так и на женщинах, с целью выяснить изменения в половой системе.

§ 128

Image Image

Разнообразные и многолетние опыты научили меня, что лекарственное вещество, употребляемое для опытов в своей простой, грубой форме, далеко не выказывает всего богатства скрытых в нем врачебных сил; для достижения этой цели его необходимо потенцировать высокими делениями посредством надлежащих растираний и взбалтываний; благодаря этой простой обработке лекарство до невероятности развивает в себе скрытую и как бы заснувшую силу. Так же должно поступать и с лекарствами, действие которых считается слабым. Таким образом, исследователь принимает от 4 до 6 крупинок 30 деления лекарства, несколько смоченных водой, утром натощак, и повторяет этот прием несколько дней.

§ 129

Image Image

Если действие приемов окажется слабым, то для уяснения его должно усиливать ежедневный прием на несколько крупинок, так как одно и то же лекарство не всегда действует одинаково. Иногда человек, по-видимому, очень нежный вовсе не подвергается влиянию лекарства, известного за весьма сильное и данного в умеренном приеме, но раздражается многими другими лекарствами, гораздо слабейшими. С другой стороны, особы очень крепкие нередко испытывают очень сильные припадки от лекарства, по-видимому, слабого и, наоборот, менее расстраиваются другими, гораздо сильнейшими лекарствами. Итак, когда это обстоятельство не известно заранее, я советую врачу давать вначале каждому исследователю самый малый прием, который постепенно увеличивать, если он найдет это нужным, или в тот же самый день по прошествии нескольких часов, или через день, удвояя каждый раз прием.

§ 130

Image Image

Если первый прием был уже довольно силен, то испытатель изучает постепенность припадков и может с точностью записывать время появления каждого из них. Это большая выгода для исследования свойства лекарств, потому что тогда порядок первоначальных и переменных действий развивается самым ясным образом. Часто бывает достаточно даже одного очень умеренного приема, лишь бы особа, подвергающаяся испытанию, была довольно чувствительна и внимательна к своему состоянию. Продолжительность действия лекарства узнается не иначе, как из сравнения многих

§ 131

Image Image

Если же для надлежащего уяснения действия лекарств понадобится давать в продолжение нескольких дней сряду постепенно увеличиваемые приемы одной и той же особе, то исследователь научится отличать различные состояния болезни, которые вообще может производить это лекарство, но уже не подметит их последовательности, ибо следующий прием часто уничтожает (как лекарство) тот или другой припадок, возбужденный приемом предыдущим, или же производит противоположное состояние. Такие припадки должны отмечаться в скобках, как двусмысленные, пока другие опыты, более чистые, не решат, были ли это противодействия со стороны организма, или поочередные действия самого лекарства?

§ 132

Image Image

Таким образом, если сперва желают исследовать вообще только припадки, вызываемые слабым врачебным веществом, не принимая в расчет для цели опыта ни последовательности этих припадков, ни продолжительности действия лекарства, то следует принимать каждые сутки, даже несколько раз в день, усиленный прием, ибо только этим путем окажется действие лекарства, хотя бы это было самое слабое, особенно когда оно будет испытано на чувствительной особе.

§ 133

Image Image

Когда особа, производящая опыт, чувствует то или другое врачебное страдание, то для точного определения припадка ей полезно, и даже необходимо, принимать различные положения и наблюдать последующие затем перемены, например, когда она двигает страждущей частью тела, прохаживается по комнате или на открытом воздухе, когда стоит, сидит или лежит, то не увеличивается ли, не уменьшается, не проходит ли симптом, возвращаясь, может быть, когда она опять принимает свое прежнее положение? Равным образом ей нужно замечать, не изменяется ли припадок при употреблении пищи и питья, при разговоре, кашле и т.п. Наконец, следует обращать внимание также, в котором часу дня или ночи наиболее развивается припадок; все это служит к выяснению собственных и характеристических качеств симптома.

§ 134

Image Image

Припадки, производимые лекарством, не обнаруживаются все вдруг у одной особы или при одном опыте: напротив того, случается, что одна и та же особа испытывает различные припадки при первом, втором и третьем опыте над одним и тем же лекарством. Случается также, что у разных особ оказываются, по преимуществу, различные припадки, однако так, что например, у четвертой, восьмой, десятой и т. д. особы снова окажутся некоторые или многие из тех самых припадков, которые были у второй, шестой, девятой особы и т. д. Равным образом припадки редко возвращаются в один и тот же час.

§ 135

Image Image

Только из значительного ряда опытов над многими способными к тому лицами обоего пола, одаренными различным телосложением, распознаются почти все припадки болезни, которые может производить известное лекарство. Только тогда можно быть уверенным в основательном исследовании чистых действий данного средства, когда исследователи, при дальнейших опытах, замечают небольшое число новых симптомов и испытывают почти всегда те же самые явления, которые были уже замечены предшествовавшими наблюдателями.

§ 136

Image Image

Хотя лекарство, как сказано выше, обыкновенно не может обнаружить у одной особы всех перемен здоровья, какие оно способно производить, а развивает их не иначе, как на многих, одаренных различными телесными и душевными качествами; тем не менее, однако, по естественному, вечному и неизменному закону, оно несомненно стремится производить все эти припадки в каждом человеке (§ 110). Отсюда происходит его свойство проявлять свои действия, даже редко выказываемые им над здоровыми людьми, в тех случаях, когда его дают страждущему болезнями, подобными тем, которые возбуждаются лекарством. Даже данное в самом малом приеме, оно произведет тогда состояние искусственного недуга, очень похожего на естественную болезнь, который и уничтожит последнюю скорым и надежным образом, т.е. гомеопатически.

§ 137

Image Image

Уменьшите до крайней возможности прием лекарства, которое хотите испытать на ком-нибудь, и первоначальные действия, самые важные для исследования, выразятся тем яснее, причем не окажется почти никакого противодействия со стороны организма. Понятно, что для подобного опыта необходим исследователь непредубежденный, правдивый, умеренный во всех отношениях, чувствительный и наблюдательный. Напротив того, когда приемы слишком велики, тогда не только возникнут вторичные действия, но и первоначальные обнаружатся так быстро, резко и беспорядочно, что точные наблюдения становятся невозможными. Необходимо иметь в виду также опасность для испытателя от опыта с грубым приемом лекарства — опасность немаловажную в глазах всякого, уважающего человечество.

§ 138

Image Image

Все недуги, случайности и перемены в состоянии здоровья испытывающего лица в продолжение приема лекарства (если только вышеупомянутые условия § 124-127 вполне и точно соблюдались) происходят только от действия употребляемого лекарства и должны быть безусловно ему приписаны, как собственные его симптомы, хотя бы испытывающее лицо замечало в себе подобные перемены уже задолго до приема лекарства. Вторичное появление этих недугов, при испытании лекарства, доказывает лишь то, что пациент по условиям своего телосложения в особенности расположен к этим припадкам. В данном случае на эти симптомы следует смотреть не иначе, как на последствие лекарства, ибо здесь они появляются не самопроизвольно, но под влиянием принятого сильного лекарства, овладевшего всем организмом.

§ 139

Image Image

Если врач не на себе испытывал лекарство, но давал его другому лицу, то последнее должно подробно записать все свои ощущения, недуги, случайности и перемены здоровья в течение всего опыта, равно продолжительность их и время появления, как суточное, так и относительно приема лекарства. Врач рассматривает означенные показания в присутствии испытателя, немедленно после опыта или, если испытание продолжалось несколько дней, то даже ежедневно, чтобы можно было допросить особу, пока все еще в свежей памяти, о всякой подробности, случайности опыта, и затем дополнить или выкинуть добытые данные1.

§ 140

Image Image

Если испытатель неграмотен, то врач обязан расспрашивать его ежедневно, как и что с ним случалось. Все записанные сведения, конечно, должны быть собраны из откровенного рассказа самого испытателя, отнюдь не заключая в себе догадок, предположений и пр. Вообще к расспросу нужно приступать со всей осторожностью, как указано в §§ 84-99, при распознавании естественных болезней.

§ 141

Image Image

Впрочем, необходимо признаться, что из всех чистых опытов над простыми лекарствами наилучшими всегда останутся те, которые врач, свободный от предрассудков, здоровый и чувствительный, произведет на самом себе, со всеми предосторожностями и благоразумием. Выгоды этих опытов незаменимы. Во-первых, он совершенно убедится в той великой истине, что целительная сила лекарств основана единственно на их способности производить повреждения и перемены в здоровом человеке. Во-вторых, подобные опыты заставят его узнать свой собственный способ чувствовать и качества своего ума и темперамента; таким образом они приведут его к источнику всякой мудрости — познанию самого себя. В-третьих, эти опыты сделают из него наблюдателя, каким непременно должен быть всякий врач. Наблюдения, производимые над другими, далеко не представляют той занимательности, какую мы открываем в наблюдении над самим собой. Следя за опытом у другой особы, врач всегда может опасаться, что испытатель не чувствует ясно того, что хочет сказать, или не высказывает своих ощущений точными выражениями; врач всегда остается в сомнении, не обманывают ли его в мелочных обстоятельствах. Это препятствие к открытию истины, которого нельзя совершенно устранить при исследовании лекарств над другими, не существует вовсе в опытах над самим собой. Кто производит опыт над собой, тот достоверно знает, что он сам чувствовал, и всякое подобное испытание для него есть новый стимул к дальнейшему исследованию силы многих других лекарств. Таким образом, нимало не опасаясь обманываться в своих наблюдениях, он становится с каждым опытом искуснее в произведении их и приобретает горячую любовь к исследованию лекарств, недостаток в котором так ощутителен. Не думайте также, чтобы маловажные искусственные перемены в теле, происходящие при испытании лекарств, были вредны для здоровья; напротив, эти разнообразные, но умеренные потрясения укрепляют устойчивость организма против всех вредных влияний, как искусственных, так и естественных. Здоровье становится от них надежнее, а тело крепче.

§ 142

Image Image

Искусство открывать некоторые характеристические припадки простого лекарства между первоначальными припадками естественной болезни, особенно хронической (которая по большей части однообразнее острой), требует особой проницательности и должно быть предоставлено только мастерам в науке наблюдения1.

§ 143

Image Image

Когда испытают таким образом значительное число простых лекарств над здоровыми людьми, когда подробно и верно запишут все припадки, какие они могут производить, тогда мы получим истинное врачебное веществословие — свод чистых, истинных1 и несомненных действий, производимых простыми врачебными веществами. Тогда мы овладеем кодексом самой природы, где потомок прочтет длинный ряд припадков, вызываемых каждым лекарством в теле здорового человека. Эти-то припадки будут содержать в себе элементы искусственных болезней которыми врач должен лечить ту или другую сходную с ними естественную болезнь; только они, говорю, приводят нас к выбору надежных лекарств для лечения верным и несомненным способом.

§ 144

Image Image

Все догадки и предположения вполне будут исключены из такой фармакологии, которая сделается верным отзывом природы на предлагаемый ей точный и правильный вопрос.

§ 145

Image Image

Правда, что только весьма значительный запас таких испытанных средств может доставить нам лекарство против каждой из этих бесчисленных естественных болезней и худосочии, т.е. искусственную болезненную силу, им сродную1. Однако, так как каждое из тех лекарств, действия которых уже испытаны над здоровыми людьми2, производит очень много припадков, то нам остается уже немного болезней, против которых нельзя было бы найти довольно приличное гомеопатическое лекарство. Правда, что при ограниченном выборе они иногда оказываются несовершенными; тем не менее, с помощью их можно лечить несравненно больше болезней и вернейшим образом, чем под руководством всех общих и частных терапий в свете с их неизвестными и сложными лекарствами.

§ 146

Image Image

Третья часть труда врача состоит в употреблении надлежащим образом лекарств для выполнения гомеопатического лечения болезней.

предыдущая часть Введение   §§ 147-292 следующая часть